Мои воздушные бои («Красная звезда» от 1 июля 1943 года)
Память Великая Победа

    Герой Советского Союза гвардии лейтенант
    В. ЛАВРИНЕНКОВ

    (ЗАПИСКИ ЛЕТЧИКА-ИСТРЕБИТЕЛЯ)

    1. Первое знакомство с «Мессершмиттами».

    Это происходило еще в прошлом году. Я был тогда совсем неоперившимся летчиком. Полезно, я думаю, рассказать о своем первом боевом вылете. Теперь я и сам посмеиваюсь над своими ощущениями в этот день. Всё было — и излишняя самоуверенность и, наоборот, растерянность. Теперь-то я, можно сказать, старый воздушный боец, но тогда… Одним словом, это был первый боевой вылет…

    Под нами проплывала земля. Появлялись дороги, огромные лужи, образовавшиеся после дождя, и пропадали где-то позади. Мы летели шестеркой на самолетах «Яковлев-1» на высоте три тысячи метров. Ниже нас шли «ЛАГГ'и», и, наконец, у самой земли на бреющем стлались «Ильюшин-2», которых мы сопровождали на штурмовку.

    Вскоре мирный ландшафт сменился фронтовым. Мы пересекли линию фронта и очутились над территорией противника. Внизу под нами показалась горящая станция. Я отчетливо видел, как красные языки огня жадно лизали станционные постройки. Черные клубы дыма поднимались кверху и таяли в небе. Внутри всё кипело, хотелось подраться, а в воздухе было спокойно и пустынно. «Хоть бы какой-нибудь «Хеншель» попался! — думал я, осматриваясь вокруг. — Вот бы дали мы им жару». Ровно и бесперебойно работавший мотор подкреплял мою боевую уверенность.

    Мы очутились в районе цели, и наши штурмовики взялись за обработку противника. Я внимательно осмотрелся. На земле пенились седовато-красные брызги от разрывов бомб и снарядов наших «Ильюшин-2», а в воздухе по-прежнему не было никаких перемен, лишь матовые облака, лениво ползли над нами к юго-востоку.

    Накренив слегка самолет, я стал посматривать на землю, постепенно входя в вираж. «Хорошо! — начал я размышлять, любуясь работой штурмовиков. — Вы действуете, делаете свое дело, а вот мы над вами болтаемся зря».

    В эту минуту мне было даже как-то обидно. Я счел себя неудачником. Ведь другим ребятам везло. Они возвращались и рассказывали о своих встречах с «Мессерами», «Юнкерсами», о боях и победах. Я думал, что воздух кишит этими «Мессерами», и вот, пожалуйста, ничего нет.

    И вдруг я заметил внизу под нами какую-то подозрительную суету. Присмотрелся зорче и тут же сообразил: «Э-э, да там, на первом «этаже», завязалась самая настоящая свалка между «ЛАГГ'ами» и «Мессершмиттами».

    Вот вспыхнула чья-то машина и горящим факелом валится на землю, оставив после себя дымчатый след. Под нами шла воздушная карусель. И едва я успел разобраться во всем происходящем, как откуда-то снизу, совсем близко от меня, вверх взметнулся «Мессершмитт-109». Мелькнув перед глазами желтыми консолями крыльев и черными крестами, он растаял где-то над мной, вверху. «Что ж, теперь потягаемся!» — сказал я себе.

    Насторожился. Смотрю вверх, туда, где исчез пронырнувший противник. Никого. Осматриваясь, неожиданно делаю открытие — я остался в воздухе почти один. В стороне между облаков виднелся лишь шедший со мною рядом «Яковлев-1», затем и он куда-то исчез.

    Напрягая свое зрение, стараюсь понять — что же творится вокруг меня, когда и как я потерял товарищей, что же нужно теперь предпринимать?

    Но мои догадки обрывает «Мессершмитт». Выскочив из-за облачности, он круто пикирует на меня. По легким доворотам я понял, что враг ловит меня в прицел. И тотчас же мимо моего самолета блеснул густой сноп пулеметно-пушечного огня. Холодный пот выступил у меня на спине, я инстинктивно подался вперед. «Мессершмитт» промазал. Резким разворотом я бросил машину в сторону, уклоняясь от вторичного удара, и немец проскочил мимо. Я немного пришел в себя. Но всё это было только началом. Главное меня ожидало впереди.

    «Мессершмитт» набрал высоту и, повиснув надо мной, снова занял исходное положение для атаки. Всё это произошло очень быстро. Я еще раз осмотрелся. В воздухе не было ни одного «ЛАГГ'а», а мои товарищи куда-то исчезли. Штурмовиков и след простыл — видимо, бой переместился куда-то в сторону. Вместо своих товарищей я заметил в стороне еще двух «Мессершмиттов», которые, видимо, спешили «на всех газах» к тому, который уже клевал меня.

    По подозрительному поведению «Мессеров», их приемам и плаванию в облаках я понял, что они не новички, как я, и что сегодня не первый их боевой вылет. После каждой атаки «Мессершмитты», умело маневрируя, снова занимали выгодное для себя положение и, главное, держали преимущество по высоте.

    «Эх, дурак, как ты глупо влип!» — ругал я себя и думал, что вот сейчас в первом же бою меня могут сбить, как куропатку. А ведь я еще ничего полезного не сделал!

    В воздухе, как выражаются летчики, была «мессеризация» — я насчитал около десяти немецких самолетов, а я болтался один, как желторотый воробей, не имея никакого боевого опыта. Придется уходить! И вот, не колеблясь больше ни секунды, я влетел в ближайшее облако. Земля исчезла из поля зрения. В слепом полете я держал курс на аэродром. Я был уже вне опасности.

    Так я пролетел около двух минут. Облако пройдено, и, выскочив в ясную полосу, я снова увидел под собою землю и… трех «Мессершмиттов», ожидавших меня словно по уговору.

    Заметив мой самолет, немцы стремительно направились на перехват. Я, прибавив скорость, вторично вошел в облако. Так повторялось более трех раз. Но «Мессершмитты» караулили меня, и не думая, видимо, уходить. Эта игра мне стала надоедать. Я прикинул время моего полета — горючего оставалось ненадолго. И тут меня осенила идея…

    С работающим мотором я ввел самолет почти в отвесное пике. Свистнул и завыл поток воздуха. Тело плотно прижало к спинке и сиденью. Скорость пикирования возрастала. Тяжесть от перегрузки сильно давила меня, и порою казалось, что голова вот-вот уйдет в плечи. Я пытался посмотреть назад в сторону «Мессершмиттов», чтобы определить, где они, но не мог повернуть лицо ни на сантиметр. Однако, ленточек огня вокруг самолета, не было, и я понял, что оторвался от противника…

    С отвратительным настроением и тяжелым осадком на душе, еще не исчезнувшим после этого полета, я предстал перед командиром полка. Что мог я ему сказать? Я доложил о своей серьезной неудаче, о выходе из боя, о том, что потерял в воздухе товарищей-штурмовиков, — я не знал даже, в какую сторону они ушли.

    Командир полка, которому всё это было уже известно лучше, чем мне, спокойно выслушал доклад. Мое откровенное признание, видимо, удовлетворило его. Дело приняло оборот, которого я совсем не ожидал. Командир отлично понимал, что значит первый боевой вылет для молодого пилота. Я ждал, по правде говоря, сильного «разноса», а вместо этого получил от командира множество ценных советов. Он разобрал всё мое поведение в бою и сказал:

    — Главное — это выдержка и смелость. А опыт появится — не сомневаюсь!

    Отношение командира приободрило меня. Но самым главным было то, что в этот день я понял и почувствовал, что такое настоящий воздушный бой.

    В эти дни мы летали довольно часто. Наша эскадрилья провела несколько воздушных боев. Так случилось, что все мы были еще очень молодыми летчиками. И тем, кто еще только теперь, вступает на поприще воздушных боев, будет небезынтересно узнать, как мы совершенствовали свою тактику, искали новые приемы, преодолевали свои ошибки.

    Некоторые бои у нас заканчивались безрезультатно. Не имея потерь в своих самолетах, мы подчас не сбивали и врага. После «карусели» с немцами, мы расходились в разные стороны, как две футбольные команды, ибо подходили к концу запасы горючего. Однако мы никогда не уклонялись от встречи с противником. Вставая в вираж, мы лихо начинали бой, но наступательный порыв не развивался. Вопреки нашему желанию бой принимал какой-то оборонительный характер. Образуя замкнутый круг, мы прикрывали друг другу заднюю полусферу, огрызались и снова становились в крут. Опытные летчики, влившиеся в нашу эскадрилью, быстро показали нам, в чем тут был секрет. Вираж, к которому мы так часто прибегали, был основной причиной нашей пассивности. Из-за этого злополучного виража мы не могли действовать активно, теряли инициативу.

    Мало мы использовали в бою радио, которое оказывает колоссальную помощь истребителю. И, наконец, мы убедились еще в одном — боевой порядок звена мешал нам свободно действовать, так как связывал и осложнял работу остальных пар.

    Да, мы делали промахи и ошибки, но каждый проведенный бой являлся для нас уроком. Мы анализировали его и на следующий день поступали уже иначе. «Учебно-боевой период», если можно так выразиться, длился у нас недолго. Уже через десять дней я записал на свой счет первый сбитый самолет врага…

    (Продолжение следует).

    По материалам: Газета «Красная звезда» 1 июля 1943 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире


    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2021