Сцена и жизнь («Литература и искусство» от 17 октября 1942 года)
Память Великая Победа

    Л. НИКУЛИН

    Лейтенант Борис Шумский до призыва в армию был артистом театра. Его призвали как командира запаса в первый же день войны.

    Почти пятнадцать месяцев он носил военную форму. Вместе со своим полком он прошел тяжкий путь, путь скорби и славы от западной границы до Волги. Судьба его берегла, и он впервые был ранен через тринадцать месяцев после своего первого боя и при особенных обстоятельствах.

    Нет ничего более грустного, чем уличные бои в знакомом городе, тем более в городе, который стал тебе родным. Борис Шумский три зимних сезона играл здесь в драматическом театре; улицы, дома, люди этого города были ему знакомы и близки. Здесь он приобрел некоторую известность, здесь, в театре, ему дали первую большую роль. Это была роль в пьесе современного русского поэта, он играл в ней летчика и впервые прочел свое имя в местной газетной статье.

    Большой, полуразрушенный дом, выходящий окнами на запад, был хорошо знаком Шумскому. Здесь он жил два года. Из-за укрытия он видел и комнату, где жил, вернее, он видел две стены с выгоревшими знакомыми обоями и чудом сохранившимся зеркалом у стены. Два этажа и подвал дома занимали наши, в верхних этажах еще держались немцы. Этот дом был когда-то актерским общежитием, и через два квартала от него находился театр — огромное здание, к которому никогда без волнения не мог подходить Шумский. Тридцать шесть часов жестоких уличных схваток понадобились для того, чтобы пройти по улице 200 метров, отделявших общежитие актеров от театрального здания.

    То, что называлось улицей, давно перестало существовать. Развалины верхних этажей засыпали мостовую и тротуары. Дым ел глаза, удушливый трупный запах из-под развалин, запах гари вызывал тошноту. Тридцать шесть часов Шумский, не выпуская из рук автомата, пробивался вместе со своей ротой к зданию театра. Это было капитальное здание с метровыми стенами, удобно расположенное для обороны. Из окон верхнего фойе можно было обстреливать три улицы и площадь. Немцы упорно держались за это здание, хотя здесь было и уязвимое место. Из расположенного наискосок дома били наши минометы, и пушка спрятанного во дворе, засыпанного щебнем, заваленного кирпичом танка била по фасаду театра.

    Ночью шел теплый дождь. Испарения, смешанные с дымом, создали как бы завесу, под ее покровом бойцы пересекли улицу и добрались до пролома в стене театра.

    Шумский отлично знал все ходы и выходы в здании театра и помог бойцам проникнуть через артистический вход за кулисы.

    Сцена выгорела и напоминала обугленный ангар. Обрушившиеся железные стропила повисли над подмостками металлическим кружевом. Над головой было облачное небо с колеблющимся заревом. И, стоя у рампы, на полусгоревших, заваленных железом и кирпичом подмостках, Шумский вдруг вспомнил, как полтора года назад он стоял здесь же, освещенный огнями рампы, в мундире русского гвардейца 1812 года. Актер, игравший генерала Багратиона, со знаменем и шпагой в руке, вел актеров в атаку на наполеоновских гренадеров, тоже актеров. Грохотал бутафорский пушечный гром и трещотки имитировали пушечную пальбу. Это было первое представление пьесы «Фельдмаршал Кутузов», и сцена изображала Бородинское поле.

    Шумскому показалось, что он бредит. То, что происходило полтора года назад на сцене, было действительностью. Но что же, в таком случае, он видит сейчас? И он ли это, Шумский, стоит с автоматом на этой сцене и ведет настоящий огонь против настоящего врага? Да, все это происходит в жизни, и он, в стальной каске, с автоматическим оружием в руках, участник великой отечественной войны своего народа, войны 1941—1942 года.

    Со страшным грохотом разорвалась связка гранат в театральном зале, тело немца-пулеметчика упало откуда-то из ложи бельэтажа вниз, в партер. Лающие голоса немцев, хлопанье автоматов, шум битвы — все это возвещало, что наши автоматчики вели бой в верхнем фойе театра. Исступленная ярость охватила вдруг Шумского — вот дом, где он пережил столько высоких чувств, вот стены, освященные бессмертными стихами Шекспира и Пушкина, опозоренные, опоганенные немцами… Он пробежал по знакомому боковому ходу из кулис по лестнице, ведущей в зрительный зал. Часть лестницы была взорвана, он пробрался по обвисшим железным перилам и все-таки проник в верхнее фойе. В дыму, в пламени горящих снарядных ящиков он увидел трупы немецких автоматчиков, валяющиеся на подоконниках и на полу. Сержант Суховых и боец Трушников стреляли по немцам, уходившим в узкий проход на галерею. Шумский дал по ним длинную очередь, и в это мгновение стена как бы надвинулась на него и ударила его в правую скулу. Он потерял сознание. Через двадцать часов его и других раненых в бою за здание театра вывезли из горящего города. Там продолжали сражаться за каждую улицу и каждый дом.

    Последним видением уличного боя перед Шумским встало зарево над театром, над родным домом, где он в жизни пережил то, что уже однажды пережил на сцене. И, почти теряя сознание от боли, он все-таки успел спросить у перевязывающей его сестры:

    — У кого театр?
    — У нас, у нас, — ответила сестра.

    По материалам: Газета «Литература и искусство» 17 октября 1942 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 21 сентября 2020, 09:09
    • varnava

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    оставлять комментарии можно только в полной версии сайта

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020