Богдан Неуловимый («Красная звезда» от 17 июня 1943 года)
Память Великая Победа

    Представим себе небольшой городок где-нибудь на Украине. Летняя тишина. Господин «гебитскомиссар» (немецкий окружной комиссар) сидит у себя на квартире в домашних туфлях и размышляет о том, как в общем благосклонна к нему судьба, вырвавшая его из этого ада войны там, на востоке, и забросившая его сюда, за тысячу километров от фронта, где только и дела ему, что отбирать у населения хлеб, масло, крупу и прочие на редкость питательные продукты и отправлять их в Германию; и о том, так хорошо в общем и целом в этом городке, где нет ни бомбёжек, ни партизан и если есть забота, то с отправкой людей на работы в Германию — люди не хотят ехать, убегают в леса, пришлось даже повесить пяток-другой на базарной площади в назидание другим.

    Так сидит господин «гебитс» и попивает свой кофий, и просматривает бумаги, и поглядывает в окно на улицу. Вдруг до ушей «гебитса» доносится непонятный шум, какие-то неясные возгласы, гремит одиночный выстрел, адъютант, посланный узнать, в чем дело, возвращается бледный с трясущейся челюстью и произносит только два слова: «Он здесь!» Комендант вскакивает со стола, хватается за автомат, но в тот же момент дверь от удара ноги широко раскрывается и на пороге показывается более чем странная группа. Тут и люди, одетые в форму немецких жандармов, даже с орденами, и форма эсэсовцев, и довольно изящно сшитые костюмы из лодзенского сукна, и русские погоны, и украинские расшитые рубахи.

    А через полчаса «гебитс» висит на тополе, неподалеку от комендатуры, и люди, столь неожиданно появившиеся, раздают населению из складов продукты, награбленные немцами. А еще через час немецкий мотоциклетный отряд, срочно явившийся на подмогу, находит городок всё в той же тишине и невозмутимости. Тишь да гладь. Всё как ни в чем не бывало — только «гебитс» качается в петле, перебит или уведен в плен небольшой тыловой гарнизон, да в комендатуре на бумагах с отчетами о выполнении планов отправки рабочей силы лежит записка, написанная карандашом:

    «До скорого свидания. Богдан».

    И гудят провода, и один «полицай» кричит в трубку другому «полицаю»: — Он здесь! Он здесь!

    А Богдан уже исчез, как в воду канул. Через известный промежуток времени далеко-далеко от описанного выше городка он появляется вновь, взрывает железнодорожное полотно или нападает на станцию, или пускает под откос поезд, или врывается в город, поджигает склады.

    Отряд Богдана — подвижной, рейдовый партизанский отряд. Он всё время в движении, его деятельность не ограничивается одной областью, районом. Много тысяч километров прошел он за время своей боевой работы. Он проделывал огромные, труднейшие марши, появлялся в самых неожиданных местах, наносил молниеносные удары и исчезал вновь.

    Не раз казалось немцам, что им удалось захватить в клещи Богдана. Они замыкали клещи. Осторожно и методично, шаг за шагом, сжимали они кольцо, обыскивая лес, где, по их сведениям, должен был находиться неуловимый украинец. Но когда одна такая операция, тщательно продуманная, организованная по всем заповедям точности и аккуратности, близилась, казалось, к успешному завершению, каратели обнаружили только пустые консервные банки, следы костров на траве да одинокого козла, к шерсти которого была прикреплена записка:

    «До скорого свидания. Богдан».

    Сам же Богдан был уже за несколько сот километров отсюда, въезжал под звуки гармошек и патефонов в какое-нибудь глухое украинское село, где его с ликованием встречало население, устраивал в этом селе доклады о текущем моменте и танцевальные вечера, а подчас даже спектакли. Его агитаторы вели беседы по избам, а священник читал с амвона сообщения Информбюро и послание митрополита Сергия.

    Кстати о священниках. Среди людей Богдана есть перешедший к партизанам священник. Это бывший киевлянин, старый человек. После занятия немцами Киева он поехал в глухое дальнее село. С амвона в иносказательных выражениях, оперируя текстами из священного писания, поносил немцев на чем свет стоит. Весть о таком интересном толковании священного писания разнеслась далеко, и на его обедни стали приезжать крестьяне всей окрестности. Когда подошел Богдан, священник в своей последней заутрени обругал немцев уже не в иносказательных, а в самых недвусмысленных выражениях, призвал бить их, жечь их склады, и сам ушел в партизаны.

    Был момент, когда немцам едва не удалось захватить Богдана. Партизаны называют эту операцию «мокрым мешком». Вот как произошло дело.

    Этой весной Богдан занял позицию при слиянии двух больших рек в глубоком тылу немцев. С началом навигации он стал пускать ко дну пароходы и баржи, проходившие мимо. Он бил их пушками и бронебойками. В короткое время он потопил 14 пароходов. Навигация прекратилась, немцы выслали карательную экспедицию на бронекатерах. Однако партизан во-время осведомили о предполагавшейся операции, и бронекатера последовали на дно за пароходами. Потонуло около четырехсот немцев. Дело дошло до Берлина. По приказу от туда была снаряжена экспедиция, состоявшая вначале из одной дивизии, которой затем придали еще два стрелковых полка и один танковый полк. Немцам удалось подойти неожиданно, и Богдан оказался запертым в треугольнике, образуемом слиянием двух рек, — в «мокром мешке».

    Немцы начали атаку. Два дня и две ночи дрались партизаны. Одну за другой отбивали они танковые атаки. Но силы были слишком неравные, «мешок» суживался. Казалось, конец Богдану. По он нашел выход — стад рубить лес. Люди, сменившиеся с передовых, где они отбивали атаку за атакой, брались вместо бронебоек и автоматов за топоры, пилы, валили деревья, распиливали их, подносили ночью к реке. Потом опять шли на передовые, чтобы сменить за пулеметами и пушками тех, которым предстояло, сменить их топорами и пилами.

    Это был чудовищный труд, но это был и единственный выход. На третью ночь, в течение нескольких часов, Богдан под покровом темноты построил неожиданно для немцев переправу через реку, высадил «десант», обрушился на тонкую цепочку врага, охранявшую противоположный берег, пробил брешь и ушел со всеми обозами. Немцы, подошедшие к лагерю, нашли в нем только традиционного козла и традиционную записку:

    «До скорого свидания. Богдан».

    Где только не побывал отряд Богдана! Был он и на Западной Украине, взрывал мосты, эшелоны, уничтожал немецкие гарнизоны, воочию видел, как чудовищно издеваются немцы над украинцами и поляками и воочию убедился, с какой горячей надеждой, с каким нетерпением ждет население Западной Украины Красную Армию. Подходил Богдан и к Киеву. Некоторые из его бойцов прошли в самый город. Они имели возможность посмотреть на разбитый асфальт, выкорчеванные мостовые, облупившиеся дома этого некогда опрятного и красивого города, на его обобранное немцами население. Наблюдали бойцы и вечерний Киев с его «кафе для германских офицеров», игорными клубами, домами для немецких чиновников (на дверях этих домов красуются таблички: «русским не подходить. Грозит расстрел») и с женщинами, на груди которых красуются фосфоресцирующие значки, изображающие фонарь на фоне двери, — жетон проститутки.

    Много дорог лесами и степями прошли партизаны. Шли они по глубоким немецким тылам, нападения их были всегда неожиданны и дерзки, путь их непонятен для немцев — недаром после каждой крупной операции чины немецкой администрации и полиции на много десятков километров в окружности начисто разбегались, увозя привезенных из Германии жен, детей и наворованных на Украине свиней, коров, кур, мебель. Наиболее хитроумные из немецких «гебитскомиссаров» даже присылали к Богдану своих «ходоков», обещая ему «перемирие», если он уйдет в область соседнего коллеги.

    Зимой эти постоянно странствующие партизаны останавливаются на ночлег в деревнях, летом ночуют в лесах, в шалашах или в палатках, устраиваемых из парашютов.

    Тот, кто увидел бы эту внушительную колонну в пути, не сразу разобрался бы, с кем имеет дело. Более половины отряда одето в немецкую форму, часть — в штатских костюмах, пошитых где-нибудь в Ровно или в Луцке, есть и словацкая форма и польские конфедератки. А в обозе — костюмы, годные для любой партизанской операции: тут и эсэсовские мундиры, и штаны итальянских солдат, и украинские рубахи, и гражданские пиджаки.

    Недаром при приближении Богдана к какому-нибудь селу полиция некоторое время пребывает в полном недоумении.

    — Партизаны! — кричит один полицейский другому, — звони в комендатуру, поднимай тревогу!

    — Да откуда у нас партизаны? — отвечает другой, — не видишь — это немцы. Поднимем тревогу — они нас с тобой отдерут!

    Вскоре, впрочем, доподлинно выясняется, кто прибыл, и оба «полицая» — осторожный и неосторожный — качаются рядышком на березе.

    Богдан проводит не только почти ежедневные операции по минированию дорог, подрыву мостов, нападению на автомашины, мелкие гарнизоны, железнодорожные станции, но предпринимает иногда и крупные боевые походы. Каждый такой поход получил свое особое наименование среди добровольных историков отряда. Расскажем об одном из них, именуемом «партизанскими Каннами».

    Внезапно появившись на правобережьи, скрытно форсировав две большие реки, Богдан вышел в район, почти не тронутый войной. В центре района — окружной город с немецким гарнизоном в 400 человек. Его-то и решил взять Богдан. В одну ночь были перерезаны все дороги, а к утру, совершенно неожиданно для немцев, отряд ворвался в город. Целые сутки шел бой. Гремели пушки, трещали пулеметы. Одна улица за другой переходила в руки партизан. Бой закончился полным истреблением окруженного немецкого гарнизона. Удар был столь мощен и внезапен, что распространился слух о якобы прорвавшейся кадровой большевистской армии, и на 150 километров дальше, на запад, все немцы и окружные комиссары бежали; некоторые улетели на самолетах.

    Немало среди партизан Богдана советских людей, насильно угнанных в Германию и бежавших с немецкой каторги. Расскажем здесь хотя бы о Вале 3., сироте, воспитаннице детского дома. Она была угнана в Германию и работала в подземном заводе. Валя заболела суставным ревматизмом. Ее всё же заставляли работать с распухшими руками и ногами. Она бежала. Прошла всю Германию, Польшу. Почти ничего не ела, днем вырывала себе нору в лесу, шла только ночами. В лесу ее и подобрали партизаны — полумертвую от голода и болезни. Валя оказалась лихой партизанкой. Она привела, например, однажды самолично 17 словацких солдат, сагитировав их сдаться партизанам. Она проникала в самое сердце немецких расположений, сутками сидела, укрывшись, возле немецких штабов, побывала даже однажды на балу в немецком офицерском собрании.

    Бойцы Богдана Неуловимого — это обыкновенные советские люди самых мирных довоенных профессий. Ярость к врагу, к захватчику, к немцу высоко подняла их, сделав этих обыкновенных горожан и селян людьми удивительной жизни, поразительных подвигов. Они бьют немцев. И часто там, где немцы как будто чувствуют себя относительно спокойно, где видимая гладь прикрывает кипящее народное море, где немцу кажется, что он крепко стоит на ногах и что его виселицы и пули сделали свое дело «умиротворения», появляется Богдан Неуловимый — карающий меч Украины.

    Е. ГАБРИЛОВИЧ.

    По материалам: Газета «Красная звезда» 17 июня 1943 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 10 апреля 2020, 09:37
    • varnava

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020