Лебяжье («Известия» от 3 апреля 1943 года)
Память Великая Победа

    Мы остановились на ночлег в крайнем доме большого села носившего певучее названье Лебяжье. Под протаявшим мартовским снегом ещё лежали тлен и прах пребывания немцев: пёстрые мокрые этикетки папиросных коробок, раздавленные банки из-под консервов и мутные зеленоватые куполы касок, глубоко ушедших в придорожную грязь. Немцы в спешке отступления не успели сжечь село, и оно осталось нетронутым, только вытравленным, как жавелём, от узнанного горя и унижения.

    Хозяин дома, кузнец, некогда великолепный могучий солдат, перекидывая на костыле одноногое тело, пошёл принести соломы: ногу он потерял ещё в прошлую мировую войну. Потом он вернулся с соломой, посоленный бензин, которым привычно заправили ночничок, затрещал, и это были огонь, и тепло, и крыша обжитого дома. Там, где пребывали немцы, — там — после месяцев немоты и молчания — испытывает потребность говорить человек, не уставая вспоминать и бередить незажившую душевную рану. И кузнец тоже тосковал, он снова хотел рассказать всё сначала родным проезжим людям, — всё, что он узнал и пережил, став на пятнадцать долгих месяцев крепостным человеком…

    — Ах, боже мой, — сказал кузнец, — товарищи дорогие, прямо не верится… думал, так никогда света божьего и не увидеть. Ах, немцы, немцы… я ещё в прошлую войну нагляделся, как они нашего человека ни во что не ставили… русский человек для них быдло, на нём только землю пахать да навозить. А вот пришлось самому в крепостных походить… Я думаю, такой барщины и деды наши не знали. Всё моё — твоё, и я весь твой, и шапку ломай, и сторонись, и каждый тебе начальник.

    Он чёрными, казалось, воспалёнными от внутреннего кипения глазами долго смотрел на огонь ночничка, собирая и вновь перечисляя всё в памяти.

    — В Курске офицеры гуляют, а ты здесь стерегись, — сказал он с недобрым смешком, — из Курска денщиков за курами и поросятами за двадцать вёрст посылают… прямо к тебе во двор и не спрашивают, кто ты есть и как зовешься. Давай швинхен или куру давай, этому по-русски они в первый черёд научились.

    — Картошку в яме всю раскопали, — сказала хозяйка, — мелкую не берут, говорят — давай крупную… а у меня крупной и не было. А немец, рыжий такой, высоченный, ногой затопал, я думала — тут мне и конец… спасибо, у соседки две мерки достала.

    — Ты про старостат расскажи, — сказала с печки какая-то невидимая в сумраке женщина, — какой такой он был — старостат.

    — А старостат у немцев, — заторопился кузнец, словно вспомнив про главное, — как, скажем, управляющий в имении был… они через него и распоряжались, и взыскивали. Через старостат и про людей узнавали, какие для работы подходящие есть, и поугоняли в Германию… может, и в живых уже ни парней, ни девок наших нет. Лошадь у меня была, — сказал он ещё с той же неутоленной тоской, — одёр и одёр… всё-таки думал, до весны, может, выхожу, а там клин запашу. Как же, дали они тебе запахать… я за сеном под самый Фатеж в лютые морозы поехал, а вернулся — бумажка из старостата лежит: такого-то числа чтобы сдать лошадь немцам. Поняли тогда мы, что к весне пропадём…

    — В старостате объявили, — оказала женщина с печи, — про партизан кто узнает, а не донесёт, у того дом сожгут… Митрейкина немцы прямо на огороде убили, а он листочек какой-то нашёл в лесу, только и вся его вина. Ты про цыплят расскажи, — сказала женщина ещё кузнецу. — Говорят, птица глупая… а выходит иначе.

    И кузнец опять вспомнил и усмехнулся.

    — Чудно, — сказал он, — насчёт птицы — чудно… как немец мимо идёт, так все цыплята и куры в сторону. А наши пришли — лежат себе и головы не повернут. Я про себя скажу, — добавил он, — я при немцах пластом лежал… ни сил у тебя и душа вся сомлела, и весь я как-то потух, и ни для чего у меня ни радости, ни желания нет… и одышка какая-то, боюсь заснуть — задохнусь. А наши пришли, точно профессор какой меня вылечил… вот не поверите, дорогие товарищи, я на кузне и лошадей кую, и для трактора разные части выковал, и к работе у меня ревность, и одышка пропала… я думаю, может, она у меня от тоски была. Да, жили люто, — сказал он нараспев, — как в подполице… на улице ни человека нашего, одни немцы. А наши всё по закутам. И ни права у тебя никакого, ни голоса… стал вроде холопа на барском дворе. Что хозяин захочет, то с тобою и сделает… Ах, — сказал кузнец ещё со смешком, — как немцы отсюда уходить торопились… всё-таки привелось мне на это посмотреть. И машины из конца в конец носятся, И немцы тычутся из дома в дом, и глаза у них какие-то белые, точно дурмана наелись… а раньше гусаками ходили — только шапку ломай.

    Но это было ещё не всё, что тоскующей душе нужно было рассказать о пятнадцати месяцах крепостной жизни и бесправия, и унижения, и женщина с печи всё напоминала, о чём ещё рассказать, а кузнец радостно спохватывался, вспоминая. Но подробнее всего хотел рассказать он об утре, когда увидел первых красноармейцев в Лебяжьем и понял, что страшный немецкий сон кончился, и теперь снова начнётся другая жизнь…

    Утром на улице увидел я кузнеца, широко перекидывавшего на костыле своё длинное тело. Он шёл к кузнице, размашисто вышагивая на уцелевшей ноге, как может шагать человек в полном равновесии душевных сил. Весна стояла над Лебяжьим, и лёд на Сейме уже посинел и надулся, и скоро широким половодьем должны были разлиться реки и зацвести уцелевшие деревья в обезображенном немцами, некогда великолепном парке Льгова. Со стока крыши стучала капель. Душа человека выпрямлялась и тянулась к жизни, единственно родной и любимой, сменившей гибельный немецкий сон.

    Вл. ЛИДИН.

    По материалам: Газета «Известия» 3 апреля 1943 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 08 апреля 2020, 09:50
    • varnava

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020