Ленинград («Литература и искусство» от 29 мая 1943 года)
Память Великая Победа

    Илья ГРУЗДЕВ

    Когда враг подступил к Сталинграду, красноармеец Байсорин сказал: «Сталинград — мой город. Волга — моя река. Отступать мне не приходится».

    То же с пронизывающей страстью «почувствовал ленинградец в августе 1941 года. Мой город, моя река!

    Ленинградское лето этого года было незабываемым. Такой пышной растительности, такого расцвета парков и садов, такого дыхания природы не было, казалось, со времен его основания. И такого многолюдства на улицах, такого обилия молодых загорелых лиц. Словно Северная Пальмира стала невиданно пышным южным городом.

    И в этом деловитом подъеме в эту пору ежедневно совершились чудеса. То знаменитые золотые шпили и купола скрылись, чтобы не виден был врагу в белые ночи купол Исаакия, чтобы не сияла врагу Адмиралтейская игла; то сады и парки словно чудом вздыбились в одну ночь траншеями; то памятники снимались, и когда кони Аничкова моста стали на мостовую, а растреллиевский Петр сошел с пьедестала, казалось, мы присутствуем при начальных временах строительства города.

    С первых дней войны Ленинград деловито и грозно готовился к возможным испытаниям.

    И когда немцы несметной силой кинулись на город, изнемогая от вожделения преодолеть последние несколько километров, они встретили непреодолимую преграду. Это был ответ воинов — защитников Ленинграда.

    Тогда немцы подвергли город яростной непрерывной многомесячной бомбардировке. Тысячи фугасок, сотни тысяч зажигательных бомб сбросил враг. С вышки, откуда был виден весь город, в незабываемые звездные ночи осеннего Ленинграда можно было наблюдать, как снопами белого света озарялись целые кварталы города и через несколько минут снова погружались во мрак — «зажигалки» были потушены, а возникавшие пожары сбивались в течение десяти-пятнадцати минут. Ни одного случая паники, ни одного движения растерянности. Это был ответ гражданских защитников Ленинграда.

    Враг замкнул кольцо осады, готовя неслыханное злодеяние, злобно мечтая задушить голодом население великого города. Героическими усилиями был проложен ледовый путь в обход врагу, по этому пути потоком пошли грузы. Это был ответ всей страны, заботой своей оградившей Ленинград.

    А когда прошла зимняя осада, когда выше поднялось солнце, всё население вышло на улицы, и покрытый ледовым покровом, забитый сугробами снега город возродился, — лед, грязь и снег дружными усилиями были подвезены, свалены в каналы и реки, унесены ими в море; город возродился в небывалом блеске и чистоте. Это был ответ всего трудового населения великого города.

    Еще выше полнилось солнце над осажденным Ленинградом, и он приобрел новый вид. Палисадники, бульвары, клочки тротуаров, балконы, подоконники, крыши бензоколонок покрылись огородными всходами. Казалось, еще никогда и никто с такой любовью не возделывал землю, никогда и никто так не ценил каждую горсть плодоносной земли. Я видел ясли на совсем близкой фронту окраине города. На небольшую территорию ясельного сада упали две авиабомбы, три снаряда. Воронки были засажены капустой, покрытия траншей — турнепсом и брюквой, и посреди этого обилия восстановлен для поливки фонтан старого, барского сада.

    Дохнула осень, и Ленинград охвачен предзимними работами. Нет печников, кровельщиков, трубочистов. Женщины Ленинграда заменяют их, они осваивают профессии, никогда не предназначавшиеся для женщин. Нет подвоза топлива к осажденному городу, а школы, больницы, бани и прачечные должны работать, и вот всё население выходит на мобилизацию топливных ресурсов, на грандиозную работу, о которой тоже еще расскажет история.

    Так память ленинградца восстанавливает эти годы, когда каждый день был событием в жизни, каждый месяц — эпохой в истории. И вся жизнь, вся работа была пронизана одной мыслью: мой город, моя река!

    Река действительно словно создана для города, словно для него течет она, эта удивительная, широкая, полноводная и короткая река.

    На этой реке Александр Невский одержал блистательную победу, и теперь, близ этого же места защитники Ленинграда прорвали кольцо врага. За долгие месяцы осады немцы соорудили неприступные, казалось им, укрепления на левом берегу Невы, там, где берег поднимается до двенадцати метров. По разбитому льду наши бойцы форсировали Неву, чтобы атаковать ледяные кручи. С лестницами и крючьями лезли бойцы на эти, спутанные проволочными заграждениями кручи, на веревках тянули артиллерию, под многослойным огнем врага. Это был суворовский штурм, и недаром он получил у бойцов название Невского Измаила.

    Это новое невское сражение ещё будет взвешено историей с подобающим ему достоинством. Усыпальница невского полководца близ этих мест и простая плита там же с надписью «Здесь лежит Суворов» не обретут ли новую знаменательность?

    Вот Петропавловская крепость — морской кремль, эмблема русского флота и мореплавания, морской науки и географических открытий. И не к ней ли, построенной так воздушно и легко, относятся в первую очередь стихи Пушкина.

    И всплыл Петрополь, как тритон.
    По пояс в воду погружен.

    Вот скачущий у Сената всадник, но разве это только памятник Петру? Это воплощение русского гения, России, вступившей на мировую арену. И это в то же время образ литературы Пушкина, столь же высоко вознесшего русское искусство.

    Казанский собор — гениальная постройка Воронихина — место священной памяти о славе русского оружия. Здесь могила Кутузова, здесь почерневшие в пороховом дыму неприятельские знамена, взятые Петром, Шереметевым, Румянцевым, Суворовым. Здесь баллюстрада из серебра, ценнейший памятник русского искусства, отбитый партизанами у французов. Разве это не военный наш Пантеон?

    Сенатская и Дворцовая площади — величайшие в мире памятники архитектурного ансамбля, но говорят они не только о красоте нашего города, но и о трагедии декабристов, и об Октябрьских днях, когда началась новая эра истории.

    А Смольный институт? Какой бурей истории овеяно это великолепное здание, современником вошедшее к нам из эпохи париков, буклей и мушек! А Таврический дворец, с революционной трибуны которого так вдохновенно говорил Ленин?

    Но возможно ли исчерпывающе рассказать об образах Ленинграда? Как гениальное художественное произведение при каждом новом чтении открывает свои новые стороны, так и Ленинград неисчерпаем до конца даже для восторженных его приверженцев, и этот город еще такой молодой в истории и с таким глубоким содержанием своих образов, всегда оставляет еще нечто непознанное…

    А годы Отечественной войны? Не равны ли они столетиям?

    Ленинградский Комитет по делам искусств выпустил серии эстампов с видами Ленинграда и серии открыток с зарисовками его разрушений. Бойцы Ленинградского фронта прикрепляют эстампы к стенкам землянок и блиндажей — вот что мы защищаем? — а открытки посылают семьям — вот за что мы мстим!

    Ленинградский фронт в известном смысле — особенный, он освящен и овеян дыханием великого города, защита которого поручена ему.

    Я вспоминаю один эпизод.

    Это было в декабре 1941 года. Тихвин быт уже отбит у врага, и угроза охвата Ленинграда вторым кольцом была предотвращена. Но железная дорога еще не была восстановлена и ледовый путь не проложен. Город переживал тягчайшие дни. В это время у нас, в Союзе советских писателей, возникла мысль провести общегородское собрание деятелей искусства, литературы и науки.

    Намечена была Академическая капелла из тех соображений, что там исправное отопление. Но не было предусмотрено, что при исправном отоплении отсутствовало топливо, и когда мы пришли в назначенный день, в зале оказалось 15 градусов мороза.

    В президиум поднялся архитектор, профессор Л. А. Ильин в таком теплом, но странном одеянии, что я его едва признал. Впрочем, тогда никто ничему не удивлялся. Он представил мне, как председательствовавшему на собрании, тезисы своего выступления, напечатанные на девяти или десяти страницах. Я взмолился, ссылаясь на мороз и на удивительное еще долготерпение публики. Но Ильин ответил, что необходимо всё это сказать. Пришлось уступить.

    Первыми же словами он привлек внимание зала, и когда, доставая бумаги, сбросил варежки с рук и они повисли на резинках по бокам трибуны — резинки были, как у детей, чтобы не потерялись варежки! — это не отвлекло слушателей и не вызвало улыбки. Ильин говорил об архитектуре Ленинграда как о национальном облике народа, о том, каких титанических усилий стоило создание города, как он прекрасен и как содержательны его образы, и каким, наконец, источником оптимизма, бодрости и творческих сил является он для тех, кто почувствует с ним кровную связь.

    «Может быть, вы думаете, — вдруг сказал он, — что, говоря о красоте и поэзии образов Ленинграда, я не вижу того, что происходит, не вижу ваших страданий, не страдаю сам. Нет, я получаю те же граммы хлеба, но когда меня сочувственно спрашивают: — Ну, как вы себя чувствуете? — я говорю: вот я вышел сегодня из дому, увидел мой город, да еще в солнечный день, и под снегом, и я себя хорошо, отлично, превосходно чувствую, и пока мозг работает, пока сердце бьется, иначе себя чувствовать не могу!».

    Страстно призывая к борьбе с врагом, он положил на трибуну два столетия истории города. Это была превосходная агитационная речь.

    По материалам: Газета «Литература и искусство» 29 мая 1943 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 28 ноября 2018, 11:43
    • varnava

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2019