Картина великой битвы («Литература и искусство» от 13 февраля 1943 года)
Память Великая Победа

    ЗАМЕТКИ ХУДОЖНИКА

    Если вы спросите у художников Пластова и Савицкого, где для них начались фронтовые впечатления, они сразу начнут рассказ про Татьянинскую переправу через Волгу у Сталинграда .

    Как забыть новогоднюю ночь, встреченную нами с артистами фронтовой бригады Киевского театра имени Франко? На пустынном полустанке, в полутемном вагоне слушали мы песни об Украине милой, сидя плечом к плечу с Бучмой и другими киевлянами. И Гапоненко, и Ряжский, и Ефанов — все мы, слушая Ольгу Валуеву, грезили тенистыми садами полтавщины, бродили по горячим от зноя дорогам Украины, вдыхали тонкий и нежный аромат её яблоневых садов. Шумливые бойцы комендантского патруля, пришедшие с требованием потушить свет, затихли в наступившей темноте, захваченные музыкой голоса, певшего о родном и близком.

    Из Ленинска мы на автобусе ехали в Райгород через Татьянинскую переправу. Рев моторов, скопившихся у переправы машин, грохот грузовиков, автобусов и тягачей, несущихся по настилу непрерывным потоком одушевленной стали, и среди них — отрада сердцу Пластова — блестящий, грустный глаз быка, привязанного на платформе грузовика; стайка мохнатых бурых лошаденок, с привычным равнодушием бегущих в ряду чихающих и гремящих моторов; встречный поток людей и машин, нетерпеливо и напряженно ждущих на противоположном берегу своей очереди ринуться на настил, — все это создавало картину кипучей жизни, соблазнительную для любого из нас.

    На КП армии, в южной окраине Сталинграда, мы разделились на две группы. Художники Савицкий, Ефанов и Финогенов образовали одну группу, а другая, в составе Ряжского, Пластова, Гапоненко и меня, направилась в артиллерийский полк.

    Серые снежные дни. Блиндажи в оврагах. Замечательные орудия, готовые к разгрому врага, а главное — чудесные люди, управляющие этими орудиями. Люди наполняли необычайной приподнятой жизнью эти угрюмые балки и пустынные поля, создали здесь особый мир, полный живого движения.

    Январским вечером мы узнали, что наступил решающий момент. Срок ультиматума, предъявленного немцам, окруженным под Сталинградом, истекал. И командование дивизии предложило одному из художников присутствовать на передовой линии при гигантской операции по разгрому врага. Выбор пал на меня. Я остался в нашей дивизионной палатке, а товарищи уехали в Бекетовку.

    Необычайная, торжественная ночь опустилась на снежные сталинградские степи. Воздух был полон гула самолётов. По мглистому небу бесшумно метались огни прожекторов и трассирующих пуль, направлявших огонь мощных зенитных батарей. Мало кто спал в эту ночь. Царило какое-то праздничное, приподнятое настроение. Говорили негромко. Собирались небольшими группами. Курили. Затемно, с группой командиров, я направился на машине к переднему краю. И везде, по дороге, я встречал то же торжественное возбуждение. У тяжелых орудий стояли артиллеристы, и по их неспешным движениям было понятно, что «все готово».

    Машина остановилась. Дальше ехать было опасно. Полем шли до наблюдательного пункта. Вставала бледная зимняя заря. Я сверил свои часы и, усевшись на гребне окопа со своей папкой, рассматривал кажущуюся пустынной сторону немецкого расположения. Уходили последние минуты. Ровно в 8 ч. 05 минут утра 10 января одновременно по всей стокилометровой линии наших войск загрохотало чудовищное количество орудий. Началось сражение, не имеющее равных по своему значению, по колоссальным силам техники, двинувшейся в бой, превосходившее величайшие битвы истории, вместе взятые.

    Пока пехота сидит в укрытии и артиллерия будет громить неприятельские позиции ещё в течение 45 минут, я хотел бы рассказать о наших художнических жарких спорах о современной батальной картине. Чтобы сложность этой проблемы стала ясной, вспомним, что битва под Сталинградом по широте стратегического замысла, по своим масштабам не имеет равных в прошлом. Битвы при Каннах и Бородино по их значению можно сравнивать со сражением, происходящим перед нами. Но на этом сходство и кончается. Огромная разница в плотности фронта. На Бородинском поле армии столкнулись на фронте, в 6, в крайнем случае, 8 километров. А при Каннах плотность сражающихся войск Ганнибала и Варрона была такова, что римляне потеряли возможность передвигаться из-за скопления павших. На такой сгущенности действия и строилась старая батальная живопись. «А теперь, — говорит Пластов, — поди напиши бой таких масс на фронте в 120 километров. Получается — либо отдельные эпизоды, либо бесконечное количество мелких человеческих фигур среди чудовищных «железок» (под категорию «железок» Пластов подводил всю технику).

    С тем, что характер боя теперь изменился и современный бой коренным образом отличен от сражений прошлого, спорить не приходится. Нужно только отметить, что ни Бородинское сражение, ни битва при Каннах, и никакое другое сражение целиком никогда написаны не были. Все существующие баталии в живописи — это только фрагменты, концентрирующие в частном общее, характерное и важное. Если сосчитать количество первопланных фигур в самой жаркой битве у Рубенса, то мы не намного выйдем за пределы первого десятка. А какой страшный клубок страстей там завязан! Таким образом, перед художником осталась та же задача. Изменилось только её внутреннее наполнение и действительно возросли многие трудности.

    Ровно через 45 минут обработка линии противника закончилась. Вражеское поле, бывшее белым, почернело от разрывов наших снарядов, вывернувших землю на поверхность. Артиллерия перенесла огонь на тылы противника, а с нашей стороны, насколько хватало зрения. — справа и слева — могучей лавиной двинулась пехота. Шли автоматчики в белых маскировочных халатах, с автоматами наготове сплошными массивами на расстоянии 15—30 метров друг от друга. Все были крайне возбуждены. Спешили, бежали связисты. Везли пустые салазки милые бесстрашные дружинницы-санитарки. Немцы, выжидательно молчавшие в течение нашей артподготовки, открыли бешеный минный огонь. Но несмотря на частые разрывы мин, несмотря на грозную опасность смерти, праздничное возбуждение не только не покидало людей, идущих в бой, но всё возрастало. С переднего края взвились четыре ракеты и опустились в балочку за нами. Из балки, взметая облака снежной пыли, вырвались наши мощные танки. Обгоняя наши пехотные части, продолжавшие двигаться к новому рубежу, они пересекли этот рубеж и обрушили свой огонь на уцелевшие немецкие блиндажи. И столько было в резких, гневных поворотах этих танков, давивших немецкие дзоты, настоящей силы и свирепого гнева, что я невольно вспомнил о ганнибаловских слонах.

    Непрерывное движение стрелковых частей над балкой Караваткой, влево от меня, не прекращалось. Пехота, сломив при поддержке танков сопротивление врага на новых рубежах, занимала их, передвигаясь вперед непрерывно. Автоматчики, двигавшиеся вдоль гребня высоты, шли в обход балки, где давно уже кипел рукопашный бой. Балка была окружена ещё в первый час боя, но фрицы упорно держались за свои, небольшие, на 2—3 человека, дзоты. Наши стрелки шаг за шагом в рукопашных схватках выбивали немцев из укрытий.

    Вот схема одной такой жестокой схватки. Один из пятерых идущих автоматчиков падает, сраженный пулей. Из немецкого дзота продолжают вести огонь. Второй боец хватается за плечо. Видимо, он ранен. Идущие рядом с ним разом бросают в дзот гранаты. Немцы выскакивают из укрытия и падают, сраженные саперными лопатами автоматчиков. Если учесть, что перед дзотом лежали уже четыре немецких трупа, то эти десять первопланных фигур создавали картину битвы суровой и напряженной, и сознание мое не успевало следить за стрелкой весов, колебавшихся между жизнью и смертью наших людей, проявивших и в этой мелкой, одной из тысячи подобных битв образцы прекрасного мужества. Так, в одном из фрагментов необозримой картины боя слились многие черты всей этой исторической военной операции.

    Теперь уже саночки бежали обратно. Девушки везли раненых. Проходили бойцы, легко раненые, с лицами, поблекшими и осунувшимися от страданий. Приближалось время обеда, и повар артполка решил обрадовать артиллеристов, выкативших далеко вперед бившие по немецким дзотам прямой наводкой беленькие пушки малых калибров. Повар уверенно тащил салазки, груженные термосами с горячим борщом. Мина, упавшая неподалеку, разбила и разбросала термосы. И долго будет помниться мне фигура высоченного увальня, с красивым, широким лицом украинского Грицько, раскрутившего в огромных руках своих обрывок веревки от салазок.

    Когда новый великий поэт или художник напишет о боях и людях, которые на Волге решали судьбы родины, он не забудет эту милую спокойную фигуру парня, неспешно и бесстрашно под огнем врага — в танке, у орудия, у пулемёта, на кухне — делавшего своё великое дело.

    Владимир ОДИНЦОВ

    Источник: Газета «Литература и искусство» 13 февраля 1943 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 31 августа 2018, 10:02
    • verhov

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018