Весна в Москве («Известия» от 30 апреля 1943 года)
Память Великая Победа

    Обрыв спускается полого, сбоку вьется узкая тропинка, влажная от весенней воды. Почти всё ещё черно и голо, только возле самой тропы, в ложбинке, цветет кучка пролесков и выпустил свои стрелы «гусиный лук». На ветке сидит неизвестная птичка и торопливо произносит всё, чему научилась. Умеет она немного и, прощебетав, умолкает, наклоняет голову на бок и долго сидит неподвижно на ветке .

    Восходит солнце. Быстрый розовый свет движется по небу, но внизу, в ложбине, ещё лежит туман. Постепенно свет наполняет его, как бы проникая в самые норы тумана, и всё начинает сверкать, переливаться, трепетать, таять, ложбина уже наполнена дрожащим, перемещающимся блеском, туман расступается, расходится, белые клочья летят по ветру, — и вдруг внизу, вся в росе и прохладе, открывается Москва.

    Если вы хотите увидеть Москву так полно и глубоко, как только может вместить душа, придите посмотреть на нее на рассвете, весною, с Ленинских гор.

    Во время войны мы чувствуем природу очень сильно и очень больно. Восход солнца и закат, желтый пух ивы, простое облако, отраженное в реке, или запах цветов в поле и маленькие осы, гудящие над травой, — всё чистое и свежее, чем полна жизнь, видишь во время войны иначе, смотришь и не можешь насмотреться. И жалко эту природу, и больно за нее, и даже странно немножко от того, что в этом грохоте и чаде смерти всё так же цветет ива и так же, разворачивая землю, первый одуванчик выгоняет свою влажную, зеленую стрелу.

    И когда глядишь ранним утром на Москву и видишь, как в громадной ложбине лежит дорогой наш город, душа наша, и блестит роса на его памятниках, и река медленно движется вдоль его набережных, вдоль теплеющих под солнцем больших домов, — когда глядишь на этот город, такой красивый и такой любимый, сердце твое наполняется великой нежностью и волнением, и кажется — не Москва, — сама Россия лежит перед тобою на рассвете, в ложбине у склона высокой горы.

    Каждый из нас любит свой город. Одесситы обожают Одессу, пену аркадийского прибоя, каштаны в Городском саду, и маленького бронзового Ришелье над лестницей, ведущей в порт, и тротуары из голубоватой лавы, и то, как сразу наступает вечер, словно улицы окунули в темноту, черное небо полно громадных звезд, на улицах много народа, пахнет подгорелыми семечками и розами, и всю ночь над домами носится нежный и свежий запах моря. Думать обо всём этом физически больно, но нет одессита, где бы он сейчас ни находился, который не вспоминал бы непрестанно свой город.

    Сдержанные, замкнутые ленинградцы привыкшие мало говорить о своих чувствах, не могут удержаться, когда речь заходит об их городе, и говорят много, подробно, торопливо, с такой нежностью, что даже выражение лица у них меняется. Они не покинули город в беде, перенесли в его стенах голод, мрак и стужу, разделили с ним горе, как когда-то делили веселые дни, принимали на себя его раны и не боялись смерти, которая ходила по всем его улицам. Они поступили, как надо поступать настоящим людям. И когда они говорят — «Васильевский остров» или «адмиралтейская игла», лица у них становятся мягкими и встревоженными, как у матери, когда она говорит о своем ребенке.

    Сталинградцы любят свой измученный город, весь в страшных рубцах и шрамах, вынесший больше, чем могут вынести камни и земля. Сталинградцы дрались за него на улицах, по которым они когда-то гуляли, в домах, где они жили и укладывали спать детей, в стенах цехов, где они раньше работали. Они отстояли город и снова вернулись в него работать и жить, на израненные улицы, в разрушенные дома, под дымящийся, обугленный кров, который надо строить заново, кров, навсегда сохранивший тепло и запах родного угла.

    Каждый человек любит город, в котором он родился, но Москву любят все.

    Это родина для всех нас. Она дорога, как дом матери, даже для тех, кто ни разу в ней не был. Все чистое, прямое и сильное, что есть в нашей любви к своей стране, собрано в мысли о Москве. Это и слава наша, и мечта, и громадная человеческая привязанность. Вероятно, нет ни одного человека, живущего в Москве, который не испытывал бы детской гордости при мысли о том, что он видит стены Кремля, что он может пройти по Красной площади, что он просто живет в Москве. Самим дыханьем нашей жизни мы связаны с Москвой — мыслями, трудом, чувством будущего. Это та волшебная земля, коснувшись которой человек вновь обретает силу.

    Вероятно, каждый из нас помнит московскую весну перед войной. Она была поздней и прохладной, и только первого мая вдруг прорвалось веселое, все в ветре и солнце, почти летнее тепло. Потом снова наступили прохладные дни, листва раскрывалась медленно и была такой зеленой и сочной от больших дождей, какой мы не видали раньше в Москве. Спокойная, ясная свежесть стояла над городом. Так бывает, когда человек, отдыхая, собирает силы для большой и тяжелой работы. В самой природе происходило накопление сил, как если бы она старалась не шевелиться, не спешить вперед, и снова шли шумные, душистые дожди, и всё умывалось их прохладной водою, и становилось ещё красивей, ещё свежее. Когда началась война, как часто вспоминали мы эту московскую весну.

    Потом наступила первая военная весна. За это время прошло недоброе лето — в реве орудий, в дыме пожаров, когда горели хлеба на полях Украины, и черные немецкие танки, покрытые копотью и пылью, грохоча и воя, двигались по нашей земле. Прошла грозная московская осень, когда враг был совсем близко от Москвы, и зима, когда врага отгоняли назад, и, наконец, снова наступила весна. И нам казалось, что мы узнали уже очень много и стали старше гораздо больше, чем на год. Слово «москвич» сейчас звучало совсем иначе. Оно обозначало уменье многое вынести, твердость, собранность, уменье верить и работать с напряжением всех сил.

    И вот снова наступила весна, вторая весна войны.

    И снова розовое облако летит над рекой, и теплеют камни домов, согреваемые солнцем. Опять весна. Деревья на бульварах тронуты пухом зелени. Опять весна. На углу красноармеец чистит у чистильщика пыльные сапоги и глядит на прозрачные от солнца улицы Москвы; лицо его загорело, на лбу высыпали веснушки и капельки пота, он едет с фронта на фронт, он глядит на Москву и всё не может наглядеться. Опять, опять весна…

    Москва не изменилась, но мы узнали её за этот год так сильно, как не узнали бы, вероятно, ранее за всю жизнь. Мы узнали по-настоящему, что такое москвичка. Та самая москвичка — трудолюбивая, умеющая справиться с любой работой, умеющая ждать и верить так, как умеет это только русская женщина. Это она первая вошла в заводской двор после эвакуации и стала очищать его от железного мусора, разрушения и пустоты, и уже кричала: «Раз-два, взяли!», и потом пришла в оживший заново цех и стала к станку. Это она приняла на свои плечи тяжесть и ответственность труда на военном заводе. Это она стучит топором на лесозаготовках, и нянчит детей, и убирает хлеб на подмосковной земле, и водит по Москве трамваи, и выбегает с непокрытой головой к воротам, когда увидит издали почтальона, боясь спросить его, есть ли письмо, потому что очень ждет этого письма.

    Мы узнали, что такое московские подростки. Те самые, что просачивались во все щели на московские стадионы, и, когда мы входили на трибуны перед началом футбольного матча, они уже, неизвестно каким путем, оказывались там, как если бы их занес ветер или они упали с каплями дождя. Те самые, что собирали марки, шли с книжками в школу, боялись рассказать матери о плохой отметке. Те самые, что работают сейчас на московских заводах и помогают фронту.

    Мы узнали, что такое пожилые москвичи. Те, что любили ворчать, жалуясь на здоровье, на сердце, которое «стало совсем никуда», на высокое кровяное давление, на мешки под глазами. Те, которые по пять раз на день говорят, что им в сущности пора на пенсию, но никакой пенсии не берут и работают с утра до ночи, как молодые, ревниво косятся, когда им хотят помочь или забрать какую-нибудь работу из рук, и говорят тогда сухо:

    — Я, душа моя, сам как-нибудь справлюсь. И ещё, знаете, молодого научу. Будьте спокойны.

    Мы узнали, что такое молодые москвичи. Те, которых мы встречали раньше на танцевальных площадках парка культуры, в ресторанах, в бассейнах для плаванья, когда они выходили, отряхиваясь, все в капельках воды, скатывающихся по блестящей, прохладной коже, и закутывались в пушистые халаты. Те, которые привыкли, к свободе и счастью, к труду, что выбирался по душе, к цветущей жизни. Мы их видали на фронте, когда они шли защищать Москву и Россию, когда они зажимали грудью амбразуру вражеского дзота, принимая на себя огонь и смерть, когда они шли в атаку, падая и подымаясь вновь, отирая со лба кровь и пот сраженья. И мы видали их за этот год на всех заводах, где требовался их талант мастеров, их рабочее высокое уменье, где ими гордились, и они работали так напряженно и увлеченно, как никогда раньше.

    Вечером в Москве полны все театры и нельзя достать билета ни в одно кино. И концертные залы заполнены от хор до самой эстрады. И в цирк надо покупать билеты за день, и в книжных магазинах тираж новой книги не задерживается больше получаса. А люди работают так много, как никогда раньше, и на заводах бессонно шумят станки, и в кабинетах наркоматов очень поздно горит свет. Сейчас уже ясно, что москвичи — люди длинного дыханья. Скоро два года войны, а они работают все так же, не сдав, не запнувшись. Они уложились в новый ритм, приняв его не только мышцами, но душой. Они научились новой стойкости. Как важно во время войны длинное, ровное дыхание!

    Может быть, только сейчас мы узнали по-настоящему, что такое московский народ, кто такие люди, которые живут за соседней стеной, проходят мимо нас по московским улицам, работают рядом с нами за станком. Мы узнали и мысли их, и меру сил, и качество души.

    И Москва лежит перед нами в лучах весеннего солнца, — много изведавшая за дни войны, много вынесшая на своих плечах, трудолюбивая, полная мужества и силы, — наша Москва, город верного сердца.

    Татьяна ТЭСС.

    Источник: Газета «Известия» 30 апреля 1943 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс


    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018