Огонь и камень («Известия» от 18 мая 1943 года)
Память Великая Победа

    Поезд останавливается на полустанке, а идти до маленького города далеко. Приходит поезд поздно вечером, и только и успеешь увидеть, что станционный домик да желтый, мягко вздрагивающий свет, косяками падающий из окон домика на дорогу. Но надо идти дальше, и вот уже шагаешь в темноте по шоссе, большие звезды мигают над головою, вдалеке скорее ощущаешь, нежели видишь, грузно темнеющий хребет Уральских гор, и ветер доносит запах сосны и нагретого за день камня. Лес и лес по обеим сторонам дороги, но вдруг за поворотом возникают огни, крупные и чистые, и рыжий хвост искр стоит над высокой трубой, слышен отдаленный рокот, а попутчик, шагающий рядом, говорит:

    — Это динасовый завод.

    Когда мы думаем о металлургии, мы представляем её обычно в самом прямом и сильном выражении, то есть видим перед собой тот её процесс, который всегда оставляет след в нашем воображении, в нашей памяти. Сквозь синее стекло мы видим пламя, что скачет и беснуется в печи, видим выпуск металла, когда мимо нас, дыша жаром, плывет по желобу жидкое солнце, а потом начинает остывать и затягивается розовой, вздрагивающей коркой. Мастера похаживают возле печей, по цвету пламени они, как волшебники, могут определить температуру печи. И вот снова из печи вырывается белая, пылающая струя, и смотришь на нее, как заколдованный, ощущая умное и торжественное таинство процесса, когда человек готовит сталь для быстроходных и грозных машин войны, для всего, в чём заложена защищающая нас сила.

    Так обычно ощущаешь металлургию, и не сразу подумаешь об оболочке, в которую заключены металл и пламя, о материале, который противостоит огню, ограничивая его, закрывая, как чехлом, от мира, материале, наделенном такой крепостью и упорством, что он так и называется: «огнеупорный». Не сразу подумаешь о роли и значении этого материала и о том, что металлургия без него попросту не может существовать.

    Домны и мартены, бессемеровские печи, прокатные нагревательные установки, вагранки, коксовые батареи, электросталеплавильные печи и многое другое, — всё это выложено материалом, противостоящим огню. Металлургия развивалась, и по мере роста её и усовершенствования требовались всё более сложные печные установки, целые агрегаты для варки новых, строгих металлов. Страна требовала от металлургии скоростной плавки, форсировки процессов; температуры в печах повышались до яростного напряжения, едкие химические составы шихты разъедали своды, но печи должны были выдержать всё. Огнеупорщики шли рядом с металлургами, не имея права отстать от них ни на одну пядь; всё новое, что изобретали и вводили в производство металлурги, немедленно должны были принять на свои плечи огнеупорщики.

    — Плачет свод, — говорил сталевар. На своде печи от чудовищного жара выступали крупные слезы и текли, и оползали вниз, и надо было строить свод из такого материала, чтобы он мог выдержать высочайшие температуры. Изобретались новые высококачественные стали с очень сложным химическим составом, чистота этих сталей должна быть безупречной не только на поверхности, но, что называется, «под кожей», на любом срезе. Такую сталь надо варить с хирургической опрятностью, все сосуды, все оболочки для нее продуты воздухом, но представьте себе что эта сталь, очень едкая по своим химическим свойствам, размоет огнеупорный материал, и он потечет… Не то, что нитка шлака, — одна волосинка в благородном металле — и вот уже сталь загублена. Огнеупорщики непрестанно должны противостоять металлургам, как равные, отвечая на каждую новую творческую мысль, давая возможность изобретению найти быстрое и реальное воплощение.

    И надо сказать, что за время пятилеток огнеупорщики сделали очень многое. Шамотный огнеупорный кирпич, динас, магнезитовый огнеупор, хромо-магнезитовый и, перед самой войной, новые установки для доломита, графита, непрестанно работающая творческая мысль, широкая, превосходно оборудованная промышленность… В ту пору советский Юг всё сильнее и явственнее обгонял Урал. Ассортимент естественных огнеупоров на Юге был гораздо более широк, нежели по привычным представлениям, на Урале. Обстановка определилась так, что перед войной центр огнеупорной промышленности сосредоточился в южной части нашей страны.

    Началась война, эту землю временно захватил враг. И здесь начинается одна из многих страниц доблести, стойкости, творчества. Мы открываем эту страницу и читаем на ней:

    Огнеупоры.

    Представьте себе разливку стали. Сталь не движется непрерывной струей, ибо её разливают по формам, и, когда форма наполнена, надо закрыть поток стали, а потом пустить его опять, в новую форму. Некоторые изделия требуют очень мелких форм, а чем меньше форма, тем чаше надо запирать поток расплавленного металла и снова открывать его. Для этого в ассортименте сталеразливочного припаса существуют изделия, которые носят названия пробки и стакана. Пробка выдерживает температуру порядка 1 700 градусов. Кроме этого, она выдерживает чудовищное давление, когда ей приходятся преградить путь расплавленному металлу и он давит на нее всей своей свирепой огненной массой. Вдобавок в нее вгрызаются разные окиси, находящиеся в металле и шлаке, и разъедают её. Делается пробка из огнеупорного материала особой стойкости и прочности. Но при такой тяжелой жизни, как у нее, долго всё таки на свете не проживешь.

    Ни пробок, ни стаканов для сталеразливочного припаса на Урале из уральского сырья не делали, а привозили с Юга изделия или сырье для них.

    Представьте себе другое — коксовые печи. Они делаются из динаса. Конфигурация огнеупора для этих печей довольно сложная, и для них нужно 300—400 различных динасовых фасонов. На каждую батарею приходится до семи тысяч тонн разнообразного фасонного динаса.

    Динас для коксовых печей производился на Юге. Этому способствовало также и то обстоятельство, что южный кварцит, из которого делался динас, по своим природным свойствам более подходил для коксовых печей, нежели разновидности кристаллических кварцитов Урала. Дело в том, что кварцит при обжиге увеличивается в размере. Уральский кварцит увеличивается в размере ещё больше, нежели южный. Это чудовищная сила роста динаса, которой невозможно противостоять; если рост кварцита не учитывать, то при службе изделия в коксовых печах могут раздаваться так, что согнут двутавровые балки, как соломинки. Мирный динас обладает страшными свойствами. Ошибка в расчете могла привести к последствиям угрожающим. Надо было взять динас в такую клетку расчетов, чтобы он стал в ней совершенно прирученным. Надо было изучить все особенности местного сырья и быстро, можно сказать, молниеносно наладить сложное и тонкое производство.

    Казалось, всё уже сложилось так, чтобы нанести нашей промышленности тяжелый удар, всадить ей в спину нож. Казалось, заплачут, оползая, своды многих печей и обгорят пробки, и благородный металл будет засорен включениями нестойких огнеупоров. Нечем укрыть кипящий металл, нечем преградить путь пылающему потоку стали.

    И здесь произошло то обычное чудо, которое мы так часто видим в дни войны. Люди рванулись, напрягли все силы, перехитрили, нашли, добились. Многое надо было начинать сначала, почти всё надо было делать иначе, чем раньше. Совершенно немыслимо было ждать. Всё надо было делать сейчас, сегодня. Иногда делать приходилось на голом месте, иногда в новых, непривычных условиях. Но чудо произошло, ибо это было обязательное чудо. За прошлый год на Урале произведено столько коксового фасонного динаса, сколько не давал ранее весь Юг. Были найдены точные кривые обжига кварцита и налажено производство фасонного динаса. Было добыто местное, разнообразное сырье, необходимое для огнеупорной промышленности. Пробками и стаканами обеспечена разливка стали во всём Союзе. Всё, чего требовала металлургия, давалось в достаточном количестве и хорошего качества. Новые заводы огнеупорных материалов вырастали на Урале. Динасовый завод, стоящий в лесу, огни его, влажно и мягко сверкающие в ночи, — он остался в памяти со всеми запахами его и шумами, в ровном трудолюбивом гудении, доносимом ветром… Много родных братьев его, больших и малых, выросли на уральской стороне. Много новых пород и минералов добыто из уральских недр. Сила инерции и привычки подталкивала когда-то брать сырье только на Юге. Сила сопротивления заставила искать и найти всё, что было необходимо, на Востоке.

    Война приносит разрушение, и в противовес ему растет естественная, как дыхание, как движение крови, сила созидания. Нельзя обескровить мысль, если ей дана жажда творчества. В списке лауреатов, получивших Сталинскую премию в этом году, есть отдельный, очень длинный перечень имен. Это — люди, получившие премию за технические изобретения и усовершенствования. Можно было бы сказать, что это — люди, нашедшие блестящий выход из того или иного трудного положения, в которое война поставила их работу.

    В этом списке можно найти имена Гольдина, Уралова, Равделя, Кайнарского и других, получивших Сталинскую премию за освоение производства огнеупорных материалов высокого качества из местного сырья. Их фамилии напечатаны среди многих других имен. Список длинен, но детально, со скрупулезной тщательностью его читали, вероятно, не только люди, работающие в данной или смежной областях.

    Ибо за каждой группой имен и кратким определением сути работ этих людей стоит отдельный рассказ. Рассказ о жизненной силе и гибкости нашей техники. Рассказ о новой технической мудрости, об умении бороться и преодолевать трудности, о богатствах, которые были найдены. Рассказ о наследстве войны, о тех находках и открытиях, которые были сделаны в тяжелую годину, но которые останутся на годы мира и счастья.

    Рассказ этот можно будет назвать так: «Вот что мы делали для победы нашей страны».

    И он будет подписан именами всех тех людей, которые были перечислены в этом строгом, длинном, тесно напечатанном на газетной полосе списке.

    ТАТЬЯНА ТЭСС.

    По материалам: Газета «Известия» 18 мая 1943 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире


    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020