В преддверии лета («Известия» от 19 мая 1943 года)
Память Великая Победа

    Соловей осторожно щелкнул, замер, как бы прислушиваясь, и вдруг запел самозабвенно и жарко. То смело бросал он серебряную трель, то щеголял нежными переходами на верхах. Каким-то восторгом гремел его голос .

    — Замолчи, — умолял Рыбаков и сжимал кулаки, — ну, перестань же!

    Он очень любил соловьиное пение и в другое время не задумался бы пройти пяток, а то и десяток километров ради того, чтобы послушать редкостного певца. Но сейчас соловей мешал Рыбакову, и уж лучше бы он замолчал.

    Рыбаков лежал в неглубоком окопчике боевого охранения. Высоко над ним сиял опрокинутый ковш Большой Медведицы. Казалось, из этого золотого ковша струится на Землю молодая весенняя ночь.

    В ней было всё, что знакомо с раннего детства и что не перестает удивлять и радовать: терпкий запах черемухи, шорох растущей травы, ветерок, долетевший с реки, мерцание звезд.

    Но было в ней и другое — тревожный, прерывистый гул самолетов, отдаленный грохот бомбежки, отблеск сигнальных ракет и торопливый, невнятный говорок пулемёта.

    Полк, в котором служил Алексей Рыбаков, занимал оборону. Прошло несколько недель с тех пор, как полк вышел сюда, и за это время успел устояться окопный быт.

    Люди же привыкли к тому, что утро начиналось артиллерийской стрельбой, что в полдень над окопами появлялась проклятая «рама» — немецкий самолет-разведчик, а потом немцы кричали:

    — Русс, не стреляй, будем обедать!

    Но в ответ наши «давали огонька», и бойцы, прислушиваясь к свисту снарядов, шутили:

    — Фрицам на закуску пошло!

    Так было вчера, и позавчера, и каждый день. Но за всей обыденностью окопной жизни чувствовалось предгрозье, ожидание чего-то значительного, что непременно должно начаться. Может быть, завтра, а может быть, через час. Неизвестно когда, но вот-вот.

    Об этом говорили в окопах, в командирских землянках, на артиллерийских позициях и даже, у ручья, где в минуты затишья стирали белье.

    Рыбаков второй год на фронте, его считают бывалым солдатом. Сейчас он лежал в окопчике, отрытом на склоне зазеленевшей высотки. Впереди, в какой-нибудь сотне метров от него, были немцы, и Рыбаков ловил каждый шорох, доносившийся с той стороны. Память, зрение, слух — всё было в нем напряжено до предела и отдано тому, ради чего лежал он здесь, на переднем крае. А соловей, как на зло, гремел в соседних кустах, заливался, прищелкивал, замирал на высоких нотах в снова рассыпал серебряную трель.

    …Немцы пошли перед утром. Первым увидел их земляк и товарищ Рыбакова сержант Новосельцев. Они ползли по росистой траве, как темнозеленые черви.

    Новосельцев подтянулся к Рыбакову и шепнул:

    — Лезут!
    — Я вижу, — также шепотом ответил ему Рыбаков, не отрывая взгляда от ползущих солдат.

    Теперь немцев заметили все одиннадцать красноармейцев, охранявших высотку. Люди приготовились к бою, но никто ещё не стрелял, выжидая, когда противник подползет поближе и когда можно будет бить его наверняка.

    Рыбаков принялся было считать немцев, но, дойдя до тридцати, сбился, а из темноты подползали ещё и ещё. Чувство нервной настороженности, не покидавшее его с тех пор, как он вышел сюда, исчезло. Всё вдруг стало ясным, простым, приобрело конкретную форму. Он знал, что ему нужно делать, и уже не думал ни о чём ином. Он даже не заметил, когда замолчал соловей.

    После того, как старшина Дубиков почти в упор застрелил подползшего слишком близко долговязого немца, а в воздухе повисла ракета, озарив луг, и кусты черемухи, и черные язвы воронок, Рыбаков нажал гашетку своего пулемёта, целясь туда, где немцы лезли особенно густо.

    Навстречу ему хлестнули частые выстрелы, а справа, шагах в двадцати, разорвалась ручная граната.

    — Дубикова убило — услышал он и, вдруг заметив впереди офицера с занесенной кверху рукой, почти не целясь, пересек его длинной очередью. Немец упал в траву.

    Рыбаков стрелял и видел, как падали убитые им немцы. Но другие продолжали бежать и ползти, стараясь достигнуть высотки, которую защищали теперь только десять бойцов.

    Этот зеленый пригорок вдруг показался Рыбакову чем-то необычайно большим и значительным, что он, солдат Рыбаков, должен защищать огнем и кровью своей до последнего дыхания. И если бы немцев было даже в десять раз больше, он всё равно не ушел бы отсюда.

    — Давай, давай, подходи! — исступленно кричал он и стрелял в приближавшихся врагов.

    Очевидно, и другие бойцы испытывая то же чувство приподнятости, когда солдат забывает обо всём и остается у него лишь одно стремление — убить врага.

    Они не заметили, как пришел рассвет и поднялось из-за рощи большое теплое солнце. Но зато в третий раз не выдержав их огня, отхлынули немцы, и лишь те, что были мертвы, остались лежать на траве серыми горбатыми кочками.

    Только тут, оглянувшись, увидели бойцы, что трое из них уже убиты, что истекает кровью раненый Новосельцев, что потемнели лица живых.

    А немцы уже стреляли по высотке из двух минометов. Черный дым клубился над окопами. Рыбаков почувствовал резкий удар в плечо и увидел кровь на рукаве гимнастерки. Но, когда кто-то окликнул его: «Алеша, живой?», он ответил:

    — Живем помаленьку.

    Сквозь дым увидел он утреннее розовое небо и обрызганный пулями куст черемухи и был рад, что выстоял под небом своей родины.

    После обстрела немцы снова пошли в атаку. Опять с высотки встретили их огнем, хотя держали её теперь всего шестеро красноармейцев. Но оттого, что всё это били старые, опытные солдаты, знавшие повадку противника, а главное, оттого, что защищали они родную землю и правда была на их стороне, они держались стойко и мужественно.

    А на помощь им от овражка, вдоль которого тянулись окопы основной линии, уже спешили товарищи. Они обошли пригорок и со свежими силами ударили на противника с фланга.

    …Вечером Рыбаков отпросился в санбат навестить Новосельцева. Он нашел его в балочке, возле зеленого фургона с красным крестом.

    — Ну, что, земляк? — спросил Рыбаков.
    — Да вот, говорят, дня три здесь промаяться надо. Ты, Леша, сверни-ка мне покурить. Никак я ещё левшой-то не приспособлюсь.
    — А я счастливо отделался. Плечо чуть-чуть поцарапало, — говорил Рыбаков, свертывая папироску.

    Они закурили.

    В балке было прохладно и, как нынешней ночью на пригорке, пахло черемухой. Много её здесь было, и так буйно цвела она, что запах её заглушал больничные запахи санбатовского фургона.

    — В этих местах после войны побывать бы, — мечтательно проговорил Новосельцев. — Слышал, как здесь соловьи поют?
    — Курские! — сказал Рыбаков. — А что высотку мы отстояли, это, брат, великое дело. Оттуда просмотр открывается. Ударим мы немца с этой позиции и пойдем, и пойдем.
    — Я тоже так думаю, — согласился с ним Новосельцев.

    И оба они замолчали и глядели куда-то в даль, словно старались разглядеть то большое, что уже угадывалось по тысяче разных примет, то, чего они ждали.

    В. ПОЛТОРАЦКИЙ,
    спец. корреспондент «Известий».
    ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 18 мая.

    Источник: Газета «Известия» 19 мая 1943 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс


    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018