Интервью с Гитлером (часть 4)
Очевидное - невероятное

    ЧАСТЬ 1, ЧАСТЬ 2, ЧАСТЬ 3


    — Вы в Германии собирались править до самой смерти? Как вы себя видели, кто вы?

    — Во времена кайзера в Германии был достаточно свободный строй. Была конституционная монархия, был дееспособный самостоятельный парламент, в котором, кстати, иногда преобладали социал-демократы. В Германии была первой введена пенсионная система, которой в тот момент, во времена Бисмарка, не было ни в одной стране мира. Старики получали пенсию от государства. В других странах, уже появлялись пенсионные кассы на заводах, в профсоюзах, но чтобы государство платило пенсию — первой это сделала Германия. Была серьезная система всеобщего образования…

    — Вы сильно меняли какие-то установки, корневые начала…

    — Да, у меня была миссия. Мне казалось, я знал, чего хочет народ. Народ меня любил — искренне, я надеюсь. Если бы большинство немецкого народа в какой-то момент захотело парламентской демократии, в чем я сильно сомневаюсь, я, конечно, согласился бы на это. Так же, как я ввел чрезвычайное положение — я знал, что народ этого хочет. Ему надоела вся эта болтовня, правительственная чехарда, непонятный экономический курс, чудовищная безработица, низкий уровень жизни, инфляция. Поэтому я сделал то, что хотел народ.

    — Очень похоже на сталинскую систему.

    — А что в этом плохого? Вопрос не в том, как это организовано, а в том, какую идеологию несет та или иная партия. Сталин нес одну идеологию, мы — другую. Сталин нес разлад и гражданскую войну в свой народ. А я — идею консолидации и величия нации. Вы чувствуете разницу? Я давал благо своему народу, а Сталин у своего народа его отнимал. Я уничтожал врагов народа, а Сталин уничтожал сам народ. Крестьян — прежде всего.

    — Но политически и экономически ваши страны были похожи.

    — Я не отказался полностью от рыночной экономики, но в определенных условиях плановая экономика лучше, чем рыночная. Поэтому у нас был план развития инфраструктуры и армии. Соответственно — большие госзаказы. И поэтому у нас был экономический рост. Вот и все сходство.

    Но у Сталина был рабский труд, а у меня не было ни одного раба в стране. Ни одного немца, который работал бы в лагерях. И мои профсоюзы не были фикцией, в отличие от Сталина. Взять хотя бы программу строительства теплоходов для простых немцев, которые за гроши совершали круизы по Средиземному морю.

    — Но однопартийная система была только в СССР и Германии. Что это за монашеский орден? Все-таки, что ваша система была религиозной в чем-то. Не противоречит ли это христианству?

    — Во-первых, это не так. Были страны со схожей системой, демонстрировавшие динамизм и мощь. Например, Япония. Во-вторых, христианские ценности не были нашим конечным приоритетом. Да, я христианин. Но не больше, чем немец.

    — Ваш интерес к языческим культам и практикам не противоречит христианству?

    — Я и говорю, что был умеренным христианином. Но в церковь ходил. Особенно в молодости. Я ведь по крещению — католик. Но сейчас огромное количество россиян считают себя православными, и, тем не менее, практикуют дохристианские культы: жгут чучело Зимы или блины в виде солнца пекут. Однако они считают себя христианами.

    — Но у вас язычество было на уровне государственной идеологии.

    — Я не развивал никакого язычества. Этим занимались некоторые особо продвинутые члены СС, но я этого не осуждал, и вот почему: настоящий патриот должен знать корни своего народа, ту почву, из которой растет дерево нации, изучать историю возникновения этноса, те мифы и идеологию, которые сформировали германцев.

    Это неизбежно ведет к изучению и эпоса, культов, и даже языческих практик. Это неудивительно: люди должны уважать и любить те особенные, а не привнесенные извне вещи, которые создал гений именно твоего народа, и те германские боги, германские легенды, эпосы, саги, которые были написаны задолго до того, как немцы стали христианами, конечно же, для меня имели большое значение.

    Во всяком случае, не меньшее, чем пришедшее извне христианство, т.к. оно не отражало особенности именно немецкого народа, а лишь общий цивилизационный вектор. В том время как то, что предшествовало христианству, были продуктом именно германского гения.

    — А что же немецкая церковь?

    — У меня были большие проблемы с церковью, и с католической, и, тем более, с протестантской. С католиками мне помогал мириться Папа (его уговаривал Муссолини). А с протестантами иногда приходилось поступать жестко. Ведь многие пасторы входили в антифашистское подполье, и даже иногда сотрудничали с безбожными коммунистами. Вот цена их истинному христианскому служению! Да в каждой церкви есть свои заблудшие овечки. Ведь рукопожатие с коммунистом — уже грех! Нет, конечно же, это все еврейские дела. Всякая еврейская пропаганда разжижает кровь, снижает потенциал нации, ее готовность к борьбе. Конечно, такую пропаганду нужно жестоко уничтожать. Причем у себя в Израиле они строят моноэтническое государство, а вот всем другим советуют строить государства на основе политкорректности. Странную особенность!

    Это потому, что марксизм и еврейство — одно и то же. И не только я так считаю, так думает любой человек, который смотрит на жизнь без еврейских очков. Первое правительство Советов на 90% состояло из евреев. Кто создал Красную армию? Еврей. Кто сверг царя? Евреи. Кто его расстрелял? Евреи.

    — Но в России большинство населения — не евреи. Почему же они придерживалась коммунистической, марксисткой идеологии?

    — В Хазарском каганате тоже большинство нации были не евреи! Но сотни лет управляли им и завели его в тупик — евреи. И только нордический гений киевских князей разрушил этот оплот ростовщичества и паразитизма.

    — Но после 45 года в Советском Союзе евреев в руководстве не было.

    — Сталин в 44 году по требованию союзников распустил Коминтерн и политику интернационализма уже не проводил. И гимн поменял с «Интернационала» на «… сплотила навеки Великая Русь…»!

    Тот строй, который после войны строил Сталин, а потом Хрущев и Брежнев, уже не был марксистским. Это была мимикрия. Он уже не был ни интернационалистским, ни марксистским, это была обычная империалистическая держава. С которой вполне можно было договариваться.

    — Но люди-то считали себя коммунистами.

    — Мало ли что! Они ими не были! К концу шестидесятых коммунизм в России умер. Они еще продолжали о нем по инерции болтать, но в реальности они уже не знали, что они строят. Они просто возвели некий компрадорский, компромиссный строй, где фундаментальные вещи, завещанные Лениным, остались: регулирование цен, плановая экономика, но идеологически — это уже был строй, который вел в никуда. Они превратили русских в нацию алкоголиков. Они уже не хотели ничего строить — ни коммунизма, ни капитализма, ничего.

    — Однако, страна укреплялась, расширялось ее влияние…

    — И в конечном итоге она развалилась. Разве так бывает — крепкая страна и вдруг развалилась? Нет, она развалилась потому, что вся прогнила. Потому что большевики ее разодрали изнутри. Большевики последовательно душили любые проявления национального самосознания и в итоге нация развалилась! Вот цена эксперимента, который начали Ленин и Троцкий. Разве я мог позволить Германии идти тем же путем? Нет! Поэтому я встал на путь борьбы. Я возглавил партию, привел ее к власти. Я уничтожил еврейский марксизм. И если бы англичане не выступили как предатели Европы, мы бы победили.

    — Никто в мире не уничтожал людей в таких количествах, тем более по национальному признаку. Не было ли в этом некоторой личной болезненности?

    — Вы хотите, чтобы я признал, что я — психически болен? Забавно. Нет, я был здоров. Просто немцы не хотели, чтобы евреи жили на нашей земле. Я последовательно создавал для них невыносимые условия, чтобы они покинули территорию рейха. Они не хотели этого делать. Я предлагал американцам, которые на словах их очень любили и защищали, впустить их к себе — американцы отказались. Я предлагал их англичанам — англичане тоже отказались. Я сказал: тогда пустите их в Палестину! Они и туда их не пустили. Я сказал: хорошо, я их погружу на пароходы и отвезу на Мадагаскар. Англичане сказали: мы будем топить ваш транспорт. Что же мне оставалось делать?

    — Вы вернули Германию в ситуацию средневековья. Но человечество нравственно развивается, оно уходит от этой дикости…

    — Вот эта теория нравственного прогресса — это моя любимая тема! Скажите, для евреев тоже есть нравственный прогресс или для евреев нужно сделать исключение?

    — Конечно, есть…

    — Где тогда публичное и недвусмысленное осуждение того, что сделали евреи в Палестине во времена ее завоевания Иисусом Навином? Где покаяние, стояние на коленях?

    Да и сейчас в Израиле евреи выгоняют со своей земли арабов, которые там жили веками. И это правильно: нация борется за место под солнцем! Какая, к черту, справедливость? Это все — поповские выдумки! Я аплодирую — ведь это ровно то, за что я отдал свою жизнь! Только непонятно, соответствует ли это «нравственному прогрессу», о котором вы так красиво сейчас говорили? Право, я чуть не разрыдался….

    — Во Франции не каются перед гугенотами за Варфоломеевскую ночь…

    — Я не знаю, почему французы не каются. В конце концов, они резали сами себя, и, значит, это их внутреннее дело. Мне это не интересно, поскольку французы не требуют от нас покаяния. Но почему евреи от немцев требуют покаяния, если сами не каются?

    — За то, что было тысячу лет назад?

    — Да! Если нравственный прогресс действительно существует! Ведь если он существует, то неважно, когда это произошло. Если это преступление, в нем нужно раскаяться, не правда ли? Ведь с точки зрения этого самого прогресса преступления геноцида не имеют сроков давности. А если что-то тысячу лет назад произошло и об этом можно забыть и не вспоминать, то почему евреи, читая Тору, каждый раз этот эпизод смакуют?

    — Вы же не каетесь за разрушение Римской империи! Это была чудесная империя с высокой цивилизацией, литературой и искусством. Вы ее разрушили…

    — Да, мы не каемся! Но мы и от других не требуем покаяния! У нас хватает мужества стойко испытывать удары судьбы. И не скулить как баба, когда в драке тебе дадут в зубы. Сегодня — тебе, завтра — ты. И так всегда было и так всегда будет….

    Побеждает тот, кто сильнее. А нравственного прогресса и сейчас не больше, чем во времена Моисея. А все остальное — это досужие разговоры. Когда Рим был силен, его никто не трогал. А к моменту своего краха он совершенно прогнил и развалился. И на этих руинах немцы построили новую Священную Римскую Империю Германской Нации.

    Итак, здесь нет места для покаяния. В истории немецкого народа нет ничего такого, что не случилось бы в истории народа еврейского. Так почему же вы своей историей, вполне справедливо, гордитесь, а мы, напротив, должны своей — стыдиться?

    — Вы рассуждаете как большевик: исторически обреченный строй не жалко.

    — Болтовня! Рим просто проиграл. Я совершенно спокойно смотрю на то, что одни государства появляются, другие исчезают, какие-то государства становятся сильными, потом у них дух нации снижается и другие, более молодые нации их уничтожают. Это нормально! Но это вы меня спросили: почему вы уничтожали евреев? А я спрошу: почему евреи уничтожают палестинцев? И я и они ответим одинаково: потому что мы не хотим их видеть на своей земле. И я понимаю этот резон! Я это категорически поддерживаю. Но почему евреи позволяют себе такое, а мне нет?

    — То есть вы хотели, чтобы евреев в Германии не было?

    Именно! Они разлагали нацию. Они нас предали во время Первой мировой войны. Они воткнули нож в спину воюющей армии. Эта бесконечная марксистская агитация за «поражение своего отечества в империалистической бойне», эти призывы к бунту во время войны, к свержению кайзера, к роспуску армии. Этот навязший в зубах «интернационализм», когда они убеждали нацию в том, что французские и английские рабочие спят и видят объединиться с нашими рабочими для мировой революции. Эти постоянные их съезды в Швейцарии, где они вырабатывали подрывную программу совместных действий с вражескими организациями. Эти изматывающие душу вопли о необходимости гуманизма и пощады к врагу, о том, что лучше проиграть, чем победить, став убийцей чьих-то отцов и сыновей и, при этом, призывы убивать собственных офицеров и начальников, как будто они не являются чьими-то отцами или сыновьями….

    Я понимаю причины такой агитации. Ведь в отличие от немцев, у евреев по ту сторону фронта были их соплеменники и поэтому они не были готовы идти до конца в той же степени, что и немцы. Интернационализм был органичен для евреев. Но он и привел Германию к краху. Потому, что нигде, кроме Германии евреи не были так влиятельны и так близки с коренным народом, как в Германии. Ни в России, ни в Англии, ни во Франции.

    Контролируя почти всю т.н. «демократическую» прессу, они вливали этот пораженческий яд в души немцев. И немцы в какой-то момент поверили, что мир любой ценой лучше войны до победного конца и что в поражении нет ничего страшного. Этот еврейский марксизм, разъедал наше государство как ржа. И все это вместе привело к тому, что мы потерпели поражение в тех условиях, когда мы должны были выиграть войну! Ведь война велась на чужой территории, наша армия стоял в 100 километрах от Парижа, и не было никаких причин сдаваться! Однако мы сдались. Чем все это кончилось — вы знаете. У нас отняли все: землю, хлеб и мы потеряли честь даже перед лягушатниками.

    Вот к чему привела Германию пропаганда «нравственного прогресса»! Как только мы сдались, все о нем забыли. Нас никто не пожалел! И все это сделали евреи! И это не антисемитские выдумки: в 1925 году на знаменитом судебном процессе «Коссман против Грубера» было неопровержимо доказано, что предательство действительно имело место. И почему я должен был им это простить?

    Посмотрите: стоило нам только с помощью Ленина и Троцкого перенести всю эту еврейскую пропаганду в Россию, как Россия в считанные месяцы развалилась и погрязла в гражданской войне. И если бы мы, ветераны войны, в 18-ом году не поколотили этих ублюдков-коммунистов, с Германией случилось бы то же самое!

    Как мы финансировали агрессивный пацифизм Ленина в России, так и еврейские банкиры всего мира финансировали капитулянтский пацифизм еврейских марксистов в Германии. Финансовая олигархия, интернациональный еврейский капитал объединился против Германии и против немецкого народа. Американские евреи сговорились с немецкими евреями, с английскими евреями, и так далее…

    — Можно было ограничить права, выслать, но уничтожение нации — это болезнь!

    — Давайте я расскажу, что в реальности происходило с евреями во время войны и о нашей политике в еврейском вопросе. После принятия Нюрнбергских законов, мы лишили евреев гражданства и запретили им заниматься теми видами деятельности, которые формировали общественное мнение или могли серьезно повлиять на экономический или политический курс: они не могли быть редакторами, журналистами, адвокатами, банкирами и т.д.

    После начала войны, мы переместили их в гетто. Мы решили, что евреи должны жить отдельно, чтобы они не могли пропагандировать свои разлагающие взгляды, не отнимали работу у немцев и не занимались саботажем на производстве.

    Параллельно на оккупированных территориях стихийно, без всякого нашего участия, создавались т.н. «зоны свободные от евреев». Например, так случилось в Латвии, где местное население уничтожило всех евреев еще до нашего прихода. То же самое случилось в Эстонии. Таким же образом значительное число евреев было уничтожено в Литве. И даже после нашего прихода местное население не остановилось и продолжало уничтожать евреев. Так было в Польше, Украине, Белоруссии, Румынии, Венгрии. Французы сразу выдали нам всех евреев с территории вишистской Франции (в отличие от Испании и Италии), хотя мы этого не требовали.

    Кстати, поляки продолжали уничтожать евреев и после войны под лозунгом «Завершим работу Гитлера!». Так, например, под этим лозунгом 4 июля 1946 в городе Кельце, в 170 км от Варшавы, было убито более 40 евреев, включая детей и беременных женщин. Вообще, антисемитизм в Польше и до войны и после был фактически элементом государственной политики, и это привело к тому, что в Польше сейчас живет не более 5000 евреев — все уехали в Израиль.

    Когда в 44-ом году началось Варшавское восстание, то участвовавшие в нем евреи должны были скрывать свое происхождение, иначе их могли убить их же коллеги по Армии Крайовой, контролируемой англичанами.

    Можете проверить: в основном, поляки уничтожали евреев сами, украинцы — сами, прибалты — сами. Т. е. уничтожение евреев на первом этапе происходило практически без нашего участия. У меня вообще складывается впечатление, что евреи к тому времени и живы то были лишь потому, что их защищали польское и советское государства. Если бы не государственная защита — то их убили бы еще в начале века. В начале двадцатых с ними было бы уже покончено раз и навсегда.

    — Вы хотите сказать, что Холокост осуществлялся без вашего участия?

    — Отнюдь. Мы понимали, что должны каким-то образом регулировать этот процесс и осуществлять административное руководство. Поэтому были созданы зондеркоманды, которые сделали этот процесс регулируемым. На 90% они состояли из местного населения. Армия и СС в операциях по уничтожению евреев участвовали эпизодически. Так было уничтожено огромное число евреев, и если говорить о немецкой вине, то ничуть не большей, чем вина всех народов, населяющих Европу в тот момент.

    — А концлагеря? А газовые камеры?

    — С начала 42-го года, после конференции в Ванзее, где было принято т.н. «окончательное решение» по еврейскому вопросу, начался второй этап. Тогда Германия начала нуждаться в ресурсах, в том числе — в продовольствии.

    Мы встали перед выбором: у немца отобрать — еврею дать, или у еврея отобрать, немцу дать? Тогда-то мы и начали переселять евреев из гетто в концлагеря. Этот процесс начинался очень медленно и масштабные переселения туда евреев начались лишь в 43-ом году, когда война и блокада континентальной Европы поставили нас на грань голода. В лагерях начались голод и эпидемии. Нам в крематориях пришлось жечь сотни тысяч трупов.

    Сейчас говорят — Гитлер отравил миллионы евреев газом. Наши нынешние защитники возражают: нет, эти люди умерли от тифа. Я хочу обратиться к этим людям: не нужно нас защищать. Мы уже мертвы и предстали перед Высшим Судом. Нас вы уже не спасете. Что сделано, то сделано. Какая разница, как они умерли: от газа или от тифа? Да хоть бы всех убили действительно — газом. Что с того?

    Значительно важнее другое: никого это не удивило. Ни русских, ни американцев, ни англичан. Они что-то такое общегуманитарное бубнили на своих радиостанциях, но что-то реальное сделать даже не собирались.

    Если угодно, то считайте, что эти евреи были у меня заложниками. Я собирался их жизни обменять на мир. Я надеюсь, что к 43-44 годам я зарекомендовал себя как лишенный сантиментов, серьезный человек, который слов на ветер не бросает. Однако со мной о мире даже никто не пытался говорить. Им всем нужна была победа, а на миллионы евреев им было наплевать.

    Забавно, что евреи пытались со мной договориться, предлагая деньги. Смешные люди. Зачем мне деньги, если мне нужен мир? Его за деньги не купишь. Собственно, когда Черчилль отказался от предлагаемого мною в 40-ом году мира, тогда-то он и подписал этим людям смертный приговор.

    Когда Шамиль Басаев убивает заложников ради мира в Чечне, он с точки зрения русских — преступник. Но не с точки зрения чеченцев. Для них он — герой. Когда арабский боевик убивает еврейских заложников, он преступник для всех, кроме арабов. Вы можете хоть сто раз назвать меня кровавым убийцей, мне это глубоко безразлично. Я служил своему народу, для него я хотел счастья и мира и ради этого я и мои мальчики сложили свои головы.

    Сейчас идет жаркая дискуссия о том, как нужно вести себя с террористами: вступать с ними в переговоры о заложниках или уничтожать их сразу, не взирая на то, что часть заложников может погибнуть. Пользуясь современным языком, можно сказать, что в отношении этих евреев у союзников победила вторая точка зрения. Они посчитали их приемлемой платой за собственную бескомпромиссность. Кстати, что по этому поводу говорит пресловутая «теория нравственного прогресса»? Или при принятии этого решения союзники о ней забыли? Какая досада! А я-то думал, что они всерьез без конца рассказывают об общечеловеческих ценностях. На поверку это тоже оказалось пустой болтовней….

    Да и как это не могло оказаться болтовней, если те же самые англичане (и Черчилль — один из них) за сорок лет до этого, во время англо-бурской войны, тоже создавали концлагеря, изобрели для этого колючую проволоку, захватывали в заложники женщин и детей (белых, заметим заложников — буров), и морили их голодом до смерти в этих лагерях.

    Да, нами было уничтожено огромное количество людей. Но, помимо прочего, у меня элементарно не было ресурсов для них. Ни американцы, ни англичане не захотели дать на них денег. Они давали через Красный крест деньги на содержание своих военнопленных, но на евреев денег никто не дал, даже евреи Нью-Йорка

    — Видимо, они не верили вам, что вы потратите эти деньги на евреев.

    — Тогда почему они давали на военнопленных? Ведь по военнопленным никаких нареканий не было. Русские не в счет, они даже за своих пленных не платили, но англичане-то с американцами! А все потому, что они знали: ни парламент не утвердит этих затрат и ни конгресс. Это ведь был конгресс, который пятью годами раньше принял эмиграционные законы, закрывшие приезд евреев в Америку. И еврейские пароходы, пришедшие в гавань Нью-Йорка, разворачивались обратно, можно сказать — прямо в Аушвиц. Значит, они погубили их тоже, пускай ответят.

    Я не перекладываю вину. Я предлагаю разделить ее вместе со мной. А еще больше я предлагаю евреям задуматься: почему весь мир вас так не любит?

    — Это не мир. Нигде еврейский погром не проводился как общегосударственная акция. И только в Германии была «хрустальная ночь»!

    — Неправда! Ленин тоже устраивал погромы против буржуазии, и называл это — «живым творчеством масс». Только Ленин нашел себе врагов внутри русской нации, а у нас враги были вне немцев. И я свой народ не уничтожал, в отличие от большевиков.

    — «Живое творчество масс» — лозунг, а тут — кровь…

    — Я не инспирировал «хрустальную ночь». Это сделали немцы, я просто не мешал им громить еврейские магазины и парикмахерские. А почему я должен защищать евреев? Ведь они не чувствовали себя частью нашего народа, не были преданны государству.

    Точно так же было и в Российской Империи. Там было много еврейских погромов: Кишиневский, Одесский, Житомирский погромы. И были легальные антисемитские организации — «Союз русского народа», «Союз Михаила Архангела». В каждом еврейском местечке были созданы еврейские отряды самообороны, из которых выросли террористы-эсеры, бомбисты, уничтожавшие русских чиновников. Этих бандитов должно было защищать государство?

    Еврейские погромы были везде! В Испании, Румынии, Венгрии. В Палестине, куда евреи приехали в рамках движения сионистов. Наоборот: Германия уникальна тем, что в ней со времен чумы не было еврейских погромов. Пруссия Фридриха Великого была первой страной, признавшей за евреями равные права с немцами. А Бисмарк, создав Второй рейх, им всем дал паспорта граждан. Они назывались «немцы моисеева закона». Это была единственная страна, давшая им паспорта. Они стали обычными гражданами.

    — В этом было больше мудрости, чем в погроме!

    — Я так не считаю. Посудите сами: немцы поверили евреям, что они в состоянии жить той же жизнью, что и немцы, и служить своему отечеству. Но в финале Первой мировой войны евреи показали свое истинное лицо.

    Вот другой пример: Византия. Там жило много евреев. И когда началась персидская, а затем арабская и потом — турецкая экспансии, кто вступал в сговор с врагом? Кто открывал ворота городов за деньги, тайно, ночью? Евреи. Достаточно сказать, что только при взятии персами Иерусалима в 614 году н.э. евреи собственными руками убили 90 тысяч местных христиан, включая детей и женщин. Тут уже не спишешь на Яхве, этой резни нет ни в Торе, ни в Пророках!

    Или бойня, устроенная в 1982 году Ариэлем Шароном в лагерях палестинских беженцев Сабра и Шатила. 3000 безоружных арабов были убиты, включая женщин и детей. Какой бог благословил это? И как вам понравятся эти невинные овечки?

    Добавлю, что в 30-40-е годы антисемитизм в мире был общим местом. Никто не собирался защищать евреев, и моя непреклонность в еврейском вопросе воспринималась как крайне жесткая, но приемлемая политика. Тогда она не выглядела как немотивированное зверство, как это воспринимается сейчас.

    Ни разу с момента, когда наша политика в отношении евреев была уже в общих чертах понятна, никто из мировых лидеров не выступил в их защиту, не предложил мне ее пересмотреть, не дал понять, что считает ее неприемлемой. Я уже не говорю о населении оккупированных территорий. Поляки, прибалты, украинцы, чехи, словаки, сербы, хорваты, белорусы — все нам аплодировали. А потом все отвернулись и показали на нас пальцем: это они убили, мы — не причем! Жалкие ничтожества: даже за свои дела ответить не могут. Скажу просто: я не признаю за т.н. «международным сообществом» права меня судить. Нет у меня судей среди смертных.

    Во многом мои решения были вынуждены, но морально я это оправдывал тысячелетним опытом. Понимаете, история не бывает ни новой, ни древней. Так поступали многие, кто хотел выжить: уничтожали этносы и группы, разлагавшие народ изнутри. Так поступали евреи, так поступали римляне с евреями, так поступили мы. В этом нет ничего нового. Можно и в средние века найти огромное количество примеров. Например, так поступали испанцы, когда освободили Андалузию от арабов.

    — Убежден, вы вернули человечество вспять на много веков… Увы, наше время вышло. Прощайте, и я надеюсь, что мы больше никогда не увидимся.

    — Ну, это мы еще посмотрим…
    Источник: apn.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 31 января 2011, 10:10
    • zabelin

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018