Интервью с Гитлером (часть 2)
Очевидное - невероятное

    … ЧАСТЬ 1


    — Шелленберг пишет, что в 40 году вы предлагаете Сталину союз, а в 41 нападаете на него. Что это — лицемерие, обман, или что-то другое?

    — Как вы думаете, Шелленберг, после войны, был свободен в изложении своего мнения? Или цензура со стороны союзников существовала? И потом, даже если эту книгу он написал, для какого-то западного издательства, как вы считаете, если бы в ней содержались факты, которые бросают тень на Советы, она была бы издана в СССР?

    Скажу банальность: историю пишут победители. Мои генералы, после войны, когда они были в плену у русских и преподавали в русской Академии Генерального штаба, написали мемуары. Если верить этим мемуарам, они не выиграли ни одной битвы! Русские генералы всегда были сильнее их. Немецкие же генералы все время ошибались, делали глупости, не успевали за противником и т.д.

    Грош цена этим мемуарам! Вот вы возьмите эту книжку и внимательно посмотрите. Я сделал в 40-м году Сталину предложение союза. Чушь! Какой мне смысл делать предложение союза, если он к тому времени он был? Более того, наша дружба и наш союз был скреплен кровью! Ведь начиная с 17 сентября, Красная Армия вместе с вермахтом участвовала в боевых действиях против Польши. Тогда-то и были взяты в плен те самые польские офицеры, которые были впоследствии расстреляны в Катыни.

    И поэтому я обоснованно считал, что мы союзниками! Во имя этого союза я Сталину пожертвовал исторически и культурно больше тяготеющую к Рейху, чем к СССР Прибалтику. Я с закрытыми глазами смотрел на то, что Советы фактически уничтожают моего будущего союзника — Финляндию, и моего друга, великого Маннергейма. Вы думаете, я пошел бы на такие жертвы, если бы считал наш союз тактическим, временным, мертворожденным — как его теперь называют ваши официальные историографы? Я был убежден, что у меня с русскими такие договоры, которые иначе, как союз, нельзя трактовать. Любой сторонний наблюдатель признает, что мы были союзниками! И поэтому в 40-м году я не мог предлагать Сталину союз, который уже существовал. Он мне продавал зерно, я ему продавал машины. В советских газетах прекратилась антигерманская пропаганда. У нас был совместный парад в Бресте. Немецкие и русские офицеры жали друг другу руки…

    — А когда же вы узнали, что Сталин хочет на вас напасть?

    — В конце 40-го года. Разведка донесла мне, что идет сосредоточение войск на западной границе, накопление боеприпасов, коммунистические агитаторы готовят солдат к наступательной операции. Соответствующее обмундирование выдается, которое не выдается накануне осенней распутицы и лютой русской зимы. Половина танков, которые стояли на западной границе Советского союза, были переставлены с гусениц на колеса. Это так готовился Сталин к оборонительной войне в России, где нет дорог? Не подлежит сомнению, что он собирался воевать в Европе! И таких примеров огромное количество. У всех пленных, которых мы взяли в 41-ом году, не было сапог, а только ботинки. Это в русской-то осенней грязи и ранних снегах?

    Нет, Сталин хотел маршировать по Европе. И тому множество доказательств, например, сосредоточение войск в узкой полосе вдоль границы. Если ты готовишься к оборонительной войне, у тебя тылы уходят далеко назад, чтобы одним ударом противник не смог захватить все. Фактически, в первые две недели, я разгромил почти всю Красную армию. Потому что у них к границе были подтянуты все склады, все боеприпасы, вся техника. Самолеты стояли рядом с границей: так ближе лететь бомбить Германию. И именно поэтому я за несколько первых дней уничтожил всю русскую авиацию. Если бы у Сталина в тот момент была оборонительная доктрина, то он расположил бы авиацию на 100 — 200 км вглубь от границы. Это вам скажет любой военный.

    Итак, хватит разыгрывать невинных овечек. Сталин так расположил свою армию, чтобы вероломно и неожиданно напасть на меня.

    — Оккупация огромной европейской территории, в частности, Франции, Польши, Чехословакии, независимой Австрии…

    — Прекратите этот пропагандистский балаган! Австрию никто не оккупировал. На референдуме 90% австрийцев проголосовало за включение Австрии в состав Рейха.

    С Францией я вообще не собирался воевать! Французы первые объявили мне войну. Я должен был отвечать. И даже разгромив французов, я оккупировал только северную Францию. Потому что там жили преимущественно нордические народы. Потомки франков, которые, как известно, германское племя, и норманны — то есть викинги. Южную Францию, преимущественно романскую и галльскую, я не оккупировал. Там было создано независимое государство со столицей в Виши. Герой Первой мировой войны, маршал Петэн, который «разгромил германскую армию в Первой мировой», встал во главе этой республики. У Петэна в тот момент рейтинг был рейтинг 90%. Его до 45 года французы считали своим спасителем. А потом вдруг резко он стал предателем! Проститено если это оккупация, то это была очень мягкая оккупация и только северной Франции! Французы в Париже прекрасно жили — пили, ели, танцевали.

    Дальше. Чехия со Словакией. Позвольте, но у меня есть международный договор, подписанный в Мюнхене англичанами, французами и итальянцами, о том, что я могу Чехию иметь как протекторат. У меня есть данные плебисцитов.

    Единственная проблема — это Польша. Вот где я должен был держать оккупационную армию. Но я дал полякам, как и прибалтам, шанс стать арийцами. Они сдавали экзамен по немецкому языку, проходили через расовый отдел и все. Поэтому я не видел никакого особого напряжения там, в Польше….

    Да в польских лесах сидели Армия Крайова и Гвардия Людова. Одну содержал Черчилль, другую — Сталин. Но до 44 года они были пассивны, и если не считать идиотского восстания в Варшаве, реального сопротивления не было нигде!

    Вермахт, кстати, технически тогда был не очень сильным. На боевом духе, на дисциплине и храбрости солдат, на вере в свою правоту мы победили всю Европу.

    И все же, я хотел мира. Сколько усилий мы потратили, чтобы помириться с Англией! О миссии Гесса я уже говорил. Я по своей доброй воле выпустил из Дюнкерка английский экспедиционный корпус. Хотя у меня была возможность уничтожить практически все боеспособные сухопутные силы Великобритании еще в 40-ом году. Но я считал, что братские арийские народы — британцы и немцы не должны убивать друг друга.

    Поэтому говорить о том, что я поджигатель войны, мальчик, который играет со спичками, знаете, как меня в карикатурах рисовали, — это намеренное искажение реальности. Я не хотел ни с кем воевать. Меня вынудили.

    — То есть вы боролись за свои законные права, но по сути дела вы лишили суверенитета и свободы целые народы.

    — Поскольку немцы избрали меня своим вождем, то я беспокоился только за немцев. Пусть вожди других народов беспокоятся за свои народы! Когда Чемберлен и Черчилль объявляли войну Германии, они беспокоились о немцах? Они беспокоился только об англичанах. Когда французы объявляли войну Германии, они беспокоились о немцах? Они беспокоились только о французах. Или, может быть, Сталин беспокоился о немцах?

    Это неслыханно — требовать от Германии уважения чужого суверенитета, в то время как суверенитет Германии попирался на протяжении двадцати лет! Или расскажите, как англичане уважали суверенитет, допустим, Индии. Они все показали мне, как нужно относиться к чужому суверенитету.

    — Когда вы говорите о легитимности ваших действий, вы ссылаетесь на Мюнхенский договор и пакт со Сталиным. Но у англичан с французами тоже был договор Польшей…

    — Они его заключили, чтобы вдохновить Польшу на конфронтацию с Германией. До этого у нас с Польшей были нормальные отношения. Она даже принимала участие в разделе Чехословакии. А после — поляков как подменили. Враждебная риторика, нежелание искать компромиссы. Стало очевидным, что англичане и французы провоцируют Польшу на торпедирование естественных и конструктивных германских предложений по «Данцигскому коридору».

    Я скажу больше. Как только поляки подписали договор с англичанами, т.е. примерно с марта 39-го года, они начали геноцид против немецкого населения Польши. Они попросту устроили резню. В Силезии, в польской части Пруссии, в Поморье. Везде, где жили польские немцы. Обращаю внимание — до марта этого не было! К сентябрю они вырезали 58 тысяч своих же граждан немецкой национальности. Заключительным аккордом явилось убийство всех (около 10-ти тысяч) немцев польского города Бромберг (Быдгощь). Этот погром начался еще в конце августа и был остановлен только 3-го сентября войсками вермахта, подошедшими к городу.

    Я неоднократно, начиная с апреля 39-го года, обращался по этому поводу в Лигу Наций. Лишнее говорить, что никакой реакции не последовало. Ведь Лига наций тогда полностью контролировалась Великобританией. Какие еще нужны доказательства того, что эта продолжавшаяся полгода резня была сознательно спровоцирована англичанами?

    Таким образом, Польша, будучи уверенной в полной поддержке англичан, провоцировала Германию. Так не ведет себя тот, кто хочет мира. Значит, они хотели войны. И они ее получили.

    — Т.е. нападая на Польшу, вы уже знали, что это мировая война?

    — Напротив, я был убежден, что я сумею договориться и с Британией и Францией. И то, что они не напали на меня с запада на пятый день моего вторжения в Польшу (как того требовал их договор с поляками), убеждало меня в том, что мир возможен. И они действительно долго не начали: я разгромил Польшу в конце сентября, а боевые действия с Францией начались только в мае. И я, начиная с октября 39 года, был убежден, что с русскими я помирился, и мне осталось помириться с англичанами. А вслед за англичанами придут и французы. Вот вам и «мир для целого поколения» как говорил Чемберлен….

    — Странно: вы захватывали чужие территории, чтобы с ними помириться?

    — Я захватил в Польше свои территории. Они принадлежали Рейху испокон веков.

    — И во Франции, и в Голландии?

    — Не вижу причин для вашей иронии. Я с Францией и Англией реально начал воевать в мае 40-го года. А всю осень 39-го и всю зиму 40-го я предпринимал титанические попытки с ними помириться. Они отказывались это делать! Они не хотели ни воевать, ни мириться. Они хотели держать меня на коротком поводке.

    — Неважно, что Англия и Франция подписали Мюнхенский договор. В рамках исторической логики, это не извиняет захвата целой страны….

    — Уж не о Чехословакии ли говорите? Это не она ли, будучи изобретением версальских умников, сама собой развалилась в 90-х годах на Чехию и Словакию? И потом, СССР в 68-ом году растоптал суверенитет Чехословакии, не имея даже подобия Мюнхенского договора. Вообще, вся карта Европы, нарисованная в Версале, не выдержала испытания временем.

    Кстати, вы у чехов спросите: плохо они при нас жили? Они до 45 года работали на Рейх, делали для нас оружие. Например, каждый пятый танк вермахта был чешским….

    — Я не о том, хорошо они жили или плохо. Вы создавали мега-государство….

    — Я воссоздавал то, что существовало тысячу лет! Великогерманский Рейх! Или, если угодно, по-старинному — Священная Римская Империя Германской нации.

    — Как Наполеон. Но тот, хотя бы оставлял странам суверенитет…

    — Я — тоже. Французам я оставил суверенитет, а вот этой вашей говорильни про Чехословакию и Польшу я не понимаю. Нет таких государств! Так же как их выдумали англичане и французы в 19-м году, так к 39-ому мы их ликвидировали.

    О Чехословакии я разговаривал с теми, кто ее создал. Чемберлен и Деладье подписали договор: мы согласны, что Чехословакии нет. И ее не стало. Что же мне было, с Бенешем, что ли, разговаривать?

    Или, иначе: если бы чешский народ с оружием в руках завоевал, а потом отстоял свою независимость, создал бы дееспособное государство, тогда — да, я по поводу ущемления прав судетских немцев разговаривал бы с ними. Но поскольку чешское государство, как черт из ларца, появилось в 19-м году по воле Франции и Англии, так с кем же, как не с ними мне было разговаривать?

    Вот немцы создали свое государство сами, без англичан и французов. Немцам даже пришлось из-за этого воевать с французами. Более того, провозглашение единого Германского Рейха и Вильгельма I как императора произошло в Версале. После разгрома Пруссией Франции. Вот если бы чехи так создали свое государство, я с ними бы и вел переговоры.

    — Но где легитимные основания для присоединения Чехии? То, что она раньше была частью Австро-Венгрии — не аргумент. Это же не немцы. Нет логики!

    — Довольно забавно требовать от меня логики в рамках вашей аксиоматики. Моя же логика состоит в праве сильного. Вон англичане с американцами переписали всю историю ХХ века. В этой истории нет русских, немцев, никого. Все сделали Британия и США. Всех это возмущает, а им — безразлично. Потому что они сильные!

    Так и здесь: зачем мне предлагать переговариваться с чехами, которые до 18-го года были частью Австро-Венгрии? На территории Чехии в то время жили 3,5 миллиона немцев. Они были ущемлены в своих национальных правах, с этим не спорят даже международные наблюдатели. Судеты были областью их компактного проживания, где и был проведен плебисцит о присоединении к Рейху. Потом — международная конференция, изучившая наши доказательства. После был подписан Мюнхенский договор. И лишь после этого я оккупировал Чехословакию.

    Теперь вы говорите: почему я не учитывал суверенитет Чехии? Не учитывал, потому что считал, что не должно быть у них суверенитета! Потому что все их государство — это функция германского духа. Германской культуры, германской науки и германской экономики. И я ни одного чеха не расстрелял и не посадил, за исключением деревни Лидице, и то, это было возмездие за убийство Гейдриха.

    И потом: если чехи так дорожили суверенитетом, то почему они не дрались? У них была хорошая армия, лишь немного уступавшая вермахту (в отличии от плохо вооруженной польской армии). Но они сдались без единого выстрела. Как потом прибалты — Сталину.

    А вот Финляндия — дралась. И отстояла свой суверенитет! Хотя сравнивать финскую армию с русской абсолютно бессмысленно. Тем не менее, они, не смотря на все потери, сохранили свою независимость. Даже Польша дралась. Плохо, бездарно, но дралась. А чехи — нет.

    Реальные государства возникают железом и кровью, а эти все Чехословакии — это мертворожденные выдумки английских профессоров из Кембриджа! «Вылупились из плавильного котла европейской истории». Боже мой! Никогда их там не было! Независимое чешское королевство последний раз существовало в средневековье. А потом чешскими королями были австрийские императоры.

    Или Польша: что это за государство? Ваш Маяковский писал: «что это за географические новости»? Не знаю я никакой Польши! Нет такой страны! На чем мы и порешили со Сталиным.

    — Т.е. для вас нет международного права?

    — Хотите, я вам расскажу, что такое международное право? Это когда берут сербского президента, президента независимого, суверенного государства, члена ООН, и на основании этого международного права его держат в тюрьме и судят. Непонятно по каким законам. Это когда вторгаются в Ирак или Афганистан и убивают более миллиона мирных жителей. А потом, на основании этого же международного права оккупируют эти страны, формируют марионеточные правительства, которые вешают своих политических противников.

    Кстати, международное право всегда может быть засунуто в задницу, когда этого пожелает дядя Сэм. Как это было с тюрьмой в Гуантанамо или с невыдачей американских солдат за совершенные ими военные преступления. Вот один из тысяч примеров: однажды террористы в Ираке захватили итальянскую журналистку. Итальянские спецслужбы провели операцию по ее спасению. Спасли. И вот когда они возвращались через американский блок-пост, какой-то пьяный американский сержант беспричинно застрелил одного из итальянских коммандос. В Италии началось следствие. Американское командование увезло сержанта в Соединенные Штаты и отказалось его выдать! Вот что такое международное право. Это приманка для дураков. В это я должен верить?

    — Хусейн уничтожил тысячи людей, например, курдов. Милошевич уничтожил тысячи людей, например, боснийцев. Не лично, но он санкционировал.

    — Сталин и Мао тоже убили огромное количество людей. И, в вашей логике относительно Милошевича, Буш-младший — тоже. Однако их никто не судил и не вешал. Где же международное право? А? Я жду!

    Это все доказывает, что т.н. «международное право» — это право сильного, право победителя. И оно ничего общего не имеет с правдой или справедливым возмездием. А значит это никакое не право, и спорить о нем бессмысленно. Вот и все.

    Сейчас даже сами американцы понимают, что показания немцев на Нюрнбергском процессе были получены под пытками. Когда один из высоких чинов СС на вопрос, сколько было уничтожено евреев, сказал, что 50 миллионов, это разве показания? Это же ничего, пустой звук! В то время как накануне войны евреев во всем мире было не больше 16 миллионов.

    Подследственные прекрасно понимали, что им грозит, если они начнут говорить правду. Вон Шелленберг написал околесицу, которую от него хотели, ему и дали всего шесть лет. А его коллегу Кальтенбруннера — повесили. Хотя я до сих пор не пойму, в чем разница между ними?

    О каком праве вы говорите? Мое отличие от тех господ, которые без конца твердят о международном праве, в том, что я, по крайней мере, не лицемерил, а называл вещи своими именами.

    — Т.е. международные нормы и правила не были вашим приоритетом. Что же им было?

    — Мой народ.

    — Его благосостояние, благополучие.…

    — И его честь! Хотите, я расскажу, что такое честь? Накануне войны с Россией я имел с японцами твердый договор о том, что в июле — августе они нападут на СССР из Манчжурии. Именно это их обязательство было заложено в план «Барбаросса». Симметрично и я обязался вступить в войну с США в случае, если Япония окажется в состоянии войны с ними.

    Японцы не выступили. Я считаю это фатальной ошибкой, которая стоила поражения нам всем. Однако, невзирая на такое бесчестное поведение коварных азиатов, я после Перл-Харбора объявил США войну, хотя у меня были все основания этого не делать. И тогда Америка еще долго оставалась бы вне игры, т.к. в конгрессе тогда преобладал изоляционизм.

    Но для меня такой альтернативы не существовало. Потому, что я дал слово немецкого солдата. Вот что такое — честь, господин корреспондент.

    — Т.е. лидер нации всегда может применить силу для защиты ее интересов….

    — Я всегда рассматривал силу, как крайний аргумент. Когда все возможности мирного решения проблем исчерпаны. Либо как с Польшей, когда меня вынудили ее применять.

    — Значит Англия может через 300 лет начать войну со своей бывшей колонией за океаном, потому, что там живут этнические британцы, и они должны быть в составе Британии.

    — Если англосаксы в США сами скажут, что они этого хотят. И если их этнос будут унижать, и ущемлять их права.

    — Т.е. борьба неизбежна и будет продолжаться всегда?

    — Да! Мне удивительно, что для вас это новость. Возьмем ваш пример. Я легко представляю, как в 2018 году черные и латиносы становятся большинством в США, и права белых начинают серьезно ущемляться (они уже ущемляются, просто этого не хотят замечать). Кто будет защищать права англоязычного белого меньшинства? Кроме Европы — некому. Если, правда, к тому времени белые сами не станут меньшинством в Европе

    Поймите, когда чехи были меньшинством в составе Австро-Венгрии, они сидели тихо. И вдруг искусственно нарезанные границы сделали их большинством, они тут же начали унижать немцев. Уничтожать бывшее этническое большинство страны, в которой они проживали столетиями. А ведь все культурные достижения Чехии есть продукт германского духа! Даже еврей Кафка, самый знаменитый пражанин, писал по-немецки!

    — С такой аргументацией можно и Россию рассматривать как продукт немецкого духа.

    — Ну, если вы так настаиваете, то почему бы и нет? Русское государство было основано викингами, все русские императоры, начиная с Петра III и Екатерины Великой, были немцами по крови…

    — Тогда и Россия должна быть в составе Германии?

    — Нет. Я так не смотрю. Население России в значительной степени — неарийское. Помимо славян, это тюрки, кавказские народы, евреи…. Для ассимиляции такого количества людей нужны колоссальные усилия, а пассионарность германцев не безгранична.

    Впрочем, я тогда об этом не думал, я воевал с Англией. Я, кстати, убежден, что войну с Россией спровоцировали англичане. С помощью ряда демаршей и дезинформации, они избежали нашего десанта на острова.

    — Есть доказательства?

    — Вот реакция Черчилля, когда он узнал, что я напал на СССР: «Теперь Англия спасена». Идея немецкого десанта на Британию умерла, и вместо английских парней погибли русские. В этом смысле Черчилль свою войну выиграл, а Сталин — проиграл.

    — Нет. В Германии витала идея расширения Германии до нужных ей размеров…

    — Неправда. Конечно, германский мир я трактую широко: собственно Рейх, дельта Рейна, Бретань, Нормандия, Скандинавия и Прибалтика и, конечно, Англия (это все продукт германского духа). Мир тевтонов, алеманов, франков, саксов, пруссов, мир викингов, норманнов и так далее. Вплоть до Южного Тироля, до Больцано и Вероны. Вот он, германский мир, мир воинов в котором действует единый язык, в котором действует единая культура, единая ментальность, единая мифология, единые саги, единая история противостояния с Великим Римом. Это должно было быть свободное объединение арийских народов. Я не собирался ущемлять ничьи права или суверенитет.

    Но, за пределами этого мира мне была нужна только нефть, поскольку, увы, ее внутри германского мира нет. Поэтому мы пошли в Африку, на Сталинград, а значит, на Баку. И если бы мы решили эту проблему и построили единый Рейх, если бы мы смогли договориться со всеми, кто по каким-то причинам был против этой идеи, то Рейх существовал бы до сих пор.

    И, кстати, нынешний Европейский Союз с его безусловным экономическим доминированием Германии это то, что я и хотел построить. Пускай это построено на другой идеологии, но в итоге результат тот же! И сегодня, так же как 70 лет назад, в Европе есть дефицит энергоносителей.

    — Но современный европейский мир вбирает в себя и поддерживает все нации и страны, даже те, которые на ваш взгляд, искусственно созданы. В то время как ваш союз основывался на подавлении.

    — Безусловно, в моем концепте существенно большее значение уделялось насилию, но лишь потому, что я считал, что кратчайший путь между двумя точками — прямая, и неразумно тратить время на говорильню.

    Но у меня были и колоссальные программы ариизации, т.е. включения не-немецких народов в единую семью. Я не требовал, чтобы они предали своих предков и историю. Я хотел простых вещей: чтобы они знали немецкий язык и этнически, морфологически, как животный вид, соответствовали общечеловеческим представлениям о европейцах.

    — Опять Шелленберг: «Когда я познакомился в 1940 году с женой, я должен был представить документы о своих и ее предках. Выяснилось, что моя будущая теща — полька». В Рейхе такой человек не мог социально расти! Не говоря уже о евреях!

    — И что, он перестал руководить политической разведкой?

    — «Неарийцы» вообще не могли занимать никаких должностей в вашем государстве.

    — Чушь собачья! Если человек получал паспорт гражданина Третьего рейха, он мог занимать любые должности.

    — Но Шелленберг должен был предоставить документы на свою тещу.

    — Выяснилось, что его будущая теща — полька, но это не помешало ему стать генералом СС. И тому масса примеров. У меня чехи в СС были. Были русские в СС. Были татары в СС. А сколько у меня было казаков!

    — Вы отрицаете, что вы строили свой мир на доминировании одной нации?

    — Нет, не отрицаю. Но это доминирование было описано в гротескных тонах. Конечно, я не такой идиот, чтобы всех остальных считать недочеловеками, близкими к обезьяне. Глупо отрицать, что Эйнштейн — гений. Если бы я был таким идиотом, я бы не смог заключить союза с японцами. Вам не кажется странным мой союз с такими расово далекими нациями, как японцы? А как вы мне объясните мою дружбу с Муссолини и Франко? Как вы мне объясните мою дружбу с Хорти, венгром? Венгры ведь кочевники, этнически — совершенно неарийский народ.

    — Так же, как вы говорите, что Сталин до какого-то момента был ваш союзник, а после — перестал им быть — и вы выжгли нашу культуру…

    — Не передергивайте! Я бы не нарушил ни одного договора, если бы не очевидные доказательства того, что он собирается напасть на меня в ближайшие дни. А вашей культуры я не выжигал. Так можно говорить, что и американская армия выжигала иракскую и вьетнамскую культуты. Это война! Когда ваша армия вошла в Германию, я уж не говорю про бомбардировки англичан с американцами, что вы сделали с Германией? Вы выжигали немецкую культуру огнем и мечом, извините.

    Хорошо! Если вы считаете, что все, перечисленные мною страны это не более чем временные, тактические исключения, то где — правило? Когда я проводил расовые чистки? Безусловно — только один пример. Только евреи и цыгане. Так может быть, евреи и цыгане — это исключение, а все остальные — это правило? Я со всеми народами пытался найти общий язык! За меня воевал целый интернационал. Французы, итальянцы, испанцы, хорваты, чехи, украинцы, поляки, литовцы, латыши, эстонцы, финны, татары, кавказцы. Это я еще не всех перечислил. Все до единого — не арийцы….

    — Одни части воевали с вами, другие за вас…

    — Но это миллионы людей! Нельзя делать вид, что этого не было! Допустим, что Власов спасал свою жизнь. Хотя у меня не сложилось такого впечатления. Но Краснов с его казаками! А Шкуро с его казаками! Я их не заставлял силой служить, и они были не в плену. Казаки сами пришли, добровольцами. Надели нашу форму, принесли мне присягу и воевали против Сталина. И их печальную судьбу вы знаете. Они что, чувствовали себя ущербными, что они не немцы? Им хоть раз кто-нибудь указал на расовую неполноценность? Нет! Многие из них получили железные кресты из моих рук. Это были герои! Это были русские герои, которые боролись против большевизма.

    Сбросьте шоры сталинской пропаганды, сделайте над собой усилие, узнайте же, наконец, правду! Почему вы хотите, чтобы я согласился с советской или английской версией моей политики? Вы же у меня берете интервью не для того, чтобы убедить меня в том, что правы англичане. Вы же хотите узнать мою точку зрения!

    — Я пытаюсь вам объяснить свое непонимание.

    — Вы пытаетесь объяснить мне свое непонимание, рассказывая сталинские байки обо мне. Если я такой человеконенавистник, зачем он в 39 году договорился со мной? И вместе со мной делил Польшу? И с моего согласия забрал Прибалтику? Если я такое чудовище? Людей в печках жгу, мясо человеческое ем, абажуры из человеческой кожи делаю, грабить собираюсь Россию, в рабство всех обращать! Сначала договор со мной заключил, а потом придумал про меня небылицы, что под Гитлером им было бы хуже, чем под Сталиным. Хуже, чем под Сталиным, быть не может: следующая стадия — это смерть. Он же вас держал на последнем издыхании.

    Да еще вскрыл череп, мозг ампутировал и туда вливал весь свой пропагандистский яд. Геббельс — мальчишка по сравнению со сталинской машиной промывания мозгов. Как она русским загадила голову! Он уже умер давно, а русские до сих пор дискутируют, хороший он или плохой. И вы хотите, чтобы я всерьез обсуждал эту абракадабру?

    — Нет, я пытаюсь понять вашу логику.

    — Она проста: восстановить Германию, сделать мощное государство, этнически монолитное, окруженное дружественными народами, с ними торговать и вести культурный обмен. Этого хотел и Бисмарк. Если бы Германия всегда была окружена дружественными народами, у нас бы не было никаких проблем!

    Повторюсь: я никогда не соглашусь, что Германия развязала Первую мировую войну. Также вы знаете, что это Наполеон III объявил Пруссии войну во Франко-Прусской войне, а Наполеон I напал на Пруссию в начале ХIХ века.

    Всегда Германия априори считалась военным призом для каких-то героев, которые периодически проносились туда-сюда по Европе. Почему-то все войны должны были происходить в Германии! И всегда немцы кормили вражескую армию. То шведы придут, то Наполеон, то русские туда-сюда гуляют. Что это? В Аустерлице, под Лейпцигом, у Иены — все у нас воюют. Какого черта! Теперь я буду воевать! Раз, два! где французы? Нет французов! Три, четыре! — нет Польши!

    — Ваша позиция: вот есть большая Германия…

    — Но и Франция есть. Есть Испания, Италия, Венгрия, Балканы, Греция. Есть, наконец, Россия, с которой я готов был дружить. Ведь не зря же я подписывал эти чертовы пакты со Сталиным! И Англия, и Скандинавия. Ни в коей мере я не покушался ни на суверенитет Швейцарии, и Швеции, ни на суверенитет моих друзей Муссолини и Франко.

    Франко, кстати, не помогал мне войсками, только добровольцы. Более того, он помогал евреям уезжать, и я смотрел на это сквозь пальцы, хотя я привел его к власти. А он мне никак не помог. И ничего, я с ним поддерживал нормальные отношения.

    И кто бы пострадал от существования такой большой и сильной Германии?

    — Страна — это идентичность. Почему в вашем рейхе каждый человек должен был доказывать свою арийскую идентичность?

    — Это просто. В Германии должна была быть немецкая идентичность, во Франции — французская, в Испании — испанская. Что в этом удивительного? И если человек хочет идентифицировать себя как поляк, то пусть едет в Польшу, какие проблемы? Но если ты хочешь польскую идентичность навязать людям на территории исконно немецких земель, то извини, мы против этого.

    Я говорю простые и понятные вещи. Давайте выйдем на улицу и спросим любого русского человека: прав ли я? И он вам скажет: да, прав! Вы можете меня сейчас запутать своей демагогией, но я вам говорю то, что думает любой простой человек не этой планете.

    Итак: мы хотели жить на своей земле своим народом. Вот и все.

    — А куда же другим деться? Чехи, поляки, евреи, наконец…

    — Слушайте, когда евреи вошли в Землю Обетованную под водительством Моисея и Иисуса Навина, они все царства и народы, которые там жили до них, уничтожили. Вырезали на то простом основании, что считали эту землю своей. Они не дали им даже уйти. У евреев для этих народов не было другого варианта, им оставили только смерть. Объясните мне, почему? Где эта ваша пресловутая справедливость? Почему они не дали им реализовать свою национальную идентичность, почему они их всех вырезали: стариков, женщин, детей? И честно в своей книге об этом написали? Непонятно одно: зачем они при этом таскали за собой ящик со скрижалями, на которых было написано «не убий»? Это что, такой юмор?

    — Странно у вас получается: все были хуже вас…

    — Давайте только без морализаторства. Лучше, хуже…. Разве об этом сейчас речь? Мы же говорим о принципах!

    Итак, не только национал-социалистическая Германия исповедовала эти принципы, но и многие другие народы их придерживались. В частности у евреев сотни лет существует принцип чистоты крови. Почитайте Галаху. Там подробно описано кто принадлежит к избранному народу, а кто нет. И мир у них делиться на евреев (избранный народ) и гоев (остальные).

    И я считаю, что это справедливые принципы. Каждый хочет на своей земле жить со своим народом и по своим правилам. И если кто-то чужой живет на твоей земле, то пускай он живет по твоим правилам. И неприязнь русских к инородцам, например, чеченцам — она этим же вызвана! Если вы живете у нас как гости, то не пытайтесь навязать нам ваши правила, как это сейчас делают арабы в Париже. Или как они в Швейцарии хотят минареты строить, изменив облик швейцарских городов. Это же бред! Или когда они требуют, чтобы в европейских газетах рисовали такие карикатуры, которые им нравятся, а не те которые нравятся европейцам.

    И если в Европе еще остались мужчины, если она еще не превратились в сборище узкогрудых педиков, то Европа должна сказать этим ублюдкам — езжайте к себе на Восток, и там рисуйте какие хотите карикатуры! А мы здесь будем рисовать так, как мы считаем нужным. И если вы, после таких выходок, не захотите уезжать, то мы вас, жалких паразитов, вышвырнем из нашего дома, а если вы и после этого каким-то чудом останетесь — мы вас уничтожим. Вот и все. И что же здесь удивительного?

    Давайте начистоту. Что мы все вокруг ходим? Мы же к вопросу истребления евреев, так или иначе, вернемся, поэтому давайте сразу договоримся: Тора — это ведь не хроника еврейского народа в его эволюции! Это священный текст, и каждая фраза, мысль, логический переход в ней для еврея — боговдохновенен. И она не стареет. Это не бытописание, не этнографический труд, это не рассказы о временах глубокой древности. Не страшная сказка в духе — «ах, смотрите, какие были в Палестине дикие нравы 3000 лет назад». Эта книга не об этом. Или, вернее, не только об этом. И в основном — не об этом.

    Поэтому у меня есть предложение евреям: либо признайте Тору неким археологическим артефактом, и тогда публично и недвусмысленно раскайтесь в истреблении других народов, поставьте жертвам этого учиненного евреями геноцида памятники и выплатите потомкам этих жертв компенсации. Например, жителям сектора Газа. Ведь в соответствии с нормами т.н. «международного права» преступления против человечности (в т.ч. геноцид) не имеют срока давности.

    Если же Тора боговдохновенна, если она является сердцем еврейской ментальности и идентичности, если она — руководство к действию и, одновременно, оправдание любого насилия во имя еврейского народа, то тогда, господа евреи, будьте готовы к тому, что и с вами могут поступить так же. И стереть вас с лица той земли, которую другой народ считает своей и тоже данной ему Богом…

    ЧАСТЬ 3...
    Источник: apn.ru


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 29 января 2011, 09:11
    • zabelin

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2017