От нестабильного государства сегодня зависит безопасность многих стран мира
Политика и геополитика


    Ядерная безопасность всего мира и уровень исламистского терроризма не только на территории Исламской Республики Пакистан (ИРП) и ее соседей, но и США, ЕС, России во многом зависят от того, кто правит в Исламабаде, что делает руководство пакистанской армии, с кем и в какой степени сотрудничают спецслужбы этого государства.

    На протяжении первых трех десятилетий существования Пакистан рассматривался мировой политической элитой исключительно как антипод Индии. Затем — как тыл войны против СССР в Афганистане и «куратор» афганского «котла с неприятностями» после ухода оттуда советских войск. Сегодня он союзник НАТО в борьбе с талибами и «Аль-Каидой», но среди террористов, задерживаемых в США и Великобритании, все больше людей пакистанского происхождения.

    НА ГРАНИ ХАОСА


    Положение Пакистана сложно и противоречиво. Он слишком серьезен в военном отношении, чтобы Запад рискнул попытаться оказать на него прямое воздействие, но внутреннее положение в стране неустойчиво, а добрая половина ее территории не контролируется ни центральными, ни местными властями. Экономика ИРП слаба и продолжает деградировать, правительство коррумпированно, лидеры политических партий борются друг с другом не на жизнь, а на смерть, а судейская элита не стоит «над схваткой», но является ее участником.

    Армия — гарант стабильности страны — оттеснена от власти, но подконтрольна ей лишь в той мере, в какой готова это позволить. Колоссальные военные расходы рассчитаны на противостояние с Индией, хотя главной угрозой безопасности являются лидеры вооруженных исламистских групп, действующих на территории республики.

    Борьба с исламистами в Пакистане — это поистине «странная война»: немало лидеров экстремистов связаны с истеблишментом ИРП и пользуются покровительством властей страны. Пакистанская ядерная программа непрозрачна, символом ее стал «заговор Абдул-Кадыр Хана», создателя «исламской бомбы» и организатора черного рынка ядерных технологий и оборудования, предоставившего доступ к ним Ирану, Ливии и Северной Корее, а возможно, и Саудовской Аравии, Сирии и Египту.

    Население ИРП не любит иностранцев, пакистанская элита не доверяет им, но без их помощи не справится со своими проблемами: по данным Плановой комиссии Пакистана — 35%, а по сведениям Центра исследований и безопасности — до 70% из 175 млн граждан страны живут ниже черты бедности, составляющей два доллара в день. Множество выходцев из ИРП осели за ее пределами: около двух миллионов — в аравийских монархиях, более 750 тысяч — в Великобритании.

    Балансируя между США и ЕС, Китаем и арабским миром, Ираном и Индией (с которой он конкурирует за влияние в Афганистане), Исламабад настаивает на неприкосновенности границ Пакистана для иностранных войск, хотя ежедневно рубежи республики пересекают сотни тысяч человек: контрабандисты, террористы и члены живущих в пограничье племен.

    ОЧАГ ИСЛАМСКОГО РАДИКАЛИЗМА


    Лавинообразное расширение системы религиозного образования в Пакистане и провал ее реформы, инициированной в 2001 году президентом Первезом Мушаррафом, стали победой религиозных экстремистов. Лишь 507 из 15 148 медресе страны, зарегистрированных Федеральным ведомством религиозного образования, вместо 8 тысяч запланированных приняли участие в реформе. Катастрофичность ситуации подчеркивает неразбериха в учете, проводимом государственными ведомствами и общественными организациями.

    Хотя Всепакистанская ассоциация теологических семинарий включает более 20 тысяч медресе, не считая 5 тысяч незарегистрированных, по данным Федерального министерства по делам религий, государственную регистрацию получили менее 10 тысяч медресе. Формально после терактов в Лондоне в июле 2005 года, где прослеживался пакистанский след, все медресе, не прошедшие государственной аудиторской проверки до 31 декабря 2005 года, подлежали закрытию, а студенты-иностранцы — депортации. Но фактически этот указ был проигнорирован в масштабах всей страны.

    Речь идет почти о 3 млн учащихся и десятках тысяч преподавателей, причем около 2,6 млн студентов принадлежат к 12,5 тысячи ортодоксальным медресе неосалафитского типа движений «Деобанди» и «Ахл-и-Хадис», выступающих за создание государства на принципах «очищенного» ислама. Их представляют такие группировки, как «Лашкар-и Тойба», «Хизвит Техрир», «Джайеш-и Мухаммад», «Харкат-ул Муджахидин», «Сипайи — Сахаба Пакистан» и военизированная «Лашкар-и Джангви», действующая в Панджабе, из 35 округов которого активность экстремистов растет по меньшей мере в 26.

    Влияние радикалов, которые в 80-е годы были сильны лишь в Северо-Западной Пограничной провинции и Кашмире, сегодня распространилось на весь Пакистан. Борьба за систему религиозного образования — часть их противостояния с властями. Символом ее стали события в столице: штурм армией в июле 2007 года Красной мечети, студенты и преподаватели которой потребовали введения в стране шариатского правления, и двойной теракт боевиков-смертников в октябре 2009-го в Международном исламском университете.

    ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ



    Подготовка новоявленных камикадзе в Пакистане поставлена на поток. В лагерях на территории Северного и Южного Вазиристана, в агентствах Оракзай, Баджаур и Моманд нередко проходят обучение граждане европейских государств пакистанского происхождения, прибывшие на историческую родину в качестве студентов. Одни из них изначально придерживались радикальных взглядов, другим они пришлись по душе во время учебы. Примерно в 20% медресе, контролируемых радикальными исламистами, помимо религиозных предметов преподаются военное дело, изготовление и использование взрывных устройств.

    Многие выпускники этих «духовных семинарий», в том числе принадлежащие к обеспеченным и образованным слоям общества, участвуют в джихаде на территории Афганистана или Ирака, но значительная их часть возвращается в государства, откуда они приехали, формируя там террористические сети, состоящие из самостоятельно действующих одиночек. Такие «спящие кроты» с подлинными документами страны проживания, ничем не отличающиеся от соседей, не поддерживающие связь с единомышленниками, не получающие финансирование извне, принимающие решения о проведении теракта на произвольно выбранном ими объекте вне какой-либо системы, представляют значительно большую угрозу, чем организованные террористические ячейки. Теракты, которые они готовят, часто могут быть предотвращены лишь непосредственно перед совершением, иногда случайно, как с неудавшимся взрывом автомобиля на Таймс-сквер, который пытался организовать живущий в США сын вице-маршала пакистанских ВВС Файсал Шахзад.

    Исламские радикалы широко представлены в британских университетских кампусах, к их числу принадлежат многие из 42 тысяч пакистанцев, отправившихся в Соединенное Королевство для получения образования в 2004-2008 годах. 52 человека стали жертвами взрывов в Лондоне в июле 2005-го, организованных четырьмя выходцами из Пакистана. Взрыв кафе в Тель-Авиве, совершенный студентами Лондонского королевского колледжа Омаром Шарифом и Азифом Ханифом, — самый известный теракт за пределами Соединенного Королевства, организованный пакистанцами с британскими паспортами.

    География экспорта из ИРП террористов-смертников, разделяющих идеологию «Аль-Каиды», чрезвычайно широка — Афганистан, Индия, Центральная Азия, Африка, арабские страны, Канада, США, Великобритания, ряд других государств и регионов. Не обойдена вниманием и Россия, на территории которой готовится действовать сформированная в Северном Вазиристане группировка «Джамаат Булгар», состоящая из выходцев из Башкирии, Поволжья, Татарстана и автономий Северного Кавказа.

    Ветераны 55-й интернациональной («арабской») бригады «Аль-Каиды» тренируют будущих террористов более чем в 160 лагерях, созданных этим движением и талибами в «зоне племен» на афгано-пакистанской границе, где ряд баз принадлежит «Черной гвардии» — элите Усамы бен Ладена. Поддержку каидистам в этом районе страны оказывает «Лашкар-и Тойба» — «Ополчение правоверных». Этнические пакистанцы, американец Д. Колеман и канадец Т. Рана, готовились к терактам против США и Израиля на базах этой организации. Одним из ее основателей был А. Азам — «духовный отец» бен Ладена и других «арабских афганцев», инициатор создания «Бюро по обслуживанию моджахедов» — «Мактаб аль-Хидмат», предтечи «Аль-Каиды».

    Именно «Лашкар-и Тойба», операции которой охватывают Синд, Кашмир и Северо-Западную провинцию, организовала в ноябре 2008 года теракт в Мумбаи, в результате которого погибли 180 человек, включая 28 иностранцев. Арестованный по этому делу лидер организации Хафиз Мухаммад Саед был освобожден в июне 2009-го Высшим судом Панджаба, что вызвало острый кризис в пакистано-индийских отношениях. Пресса открыто указывала на роль, которую сыграл в принятии этого решения экс-глава Верховного суда Пакистана судья Догар, конфликтующий с нынешним главным судьей страны Ифтихаром Мухаммадом Чоудхри.

    Особое место среди военизированных исламистских группировок ИРП занимают талибы, насчитывающие в своих рядах не менее 15 тысяч боевиков. 2009 год был отмечен созданием Панджабо-Пуштунского альянса талибов на базе консолидации Движения талибов Пакистана — пуштунов и «Панджабских талибов» — панджабцев, воевавших в Афганистане в составе пакистанской военизированной группировки «Харкат-ул Джихад-ул Ислами». Истоки этого объединения восходят к подавлению армией в 2007 году беспорядков в исламабадской Красной мечети, после которого более 5 тысяч учащихся панджабских медресе скрылись в Южном и Северном Вазиристане, на территории, подконтрольной пакистанским талибам. Активизация террористической деятельности талибов, каидистов и близкой к ним группировки «Хаккани» вызвала действия американцев и армии ИРП, следствием которых стала смена на протяжении полугода трех лидеров пакистанских талибов: уничтоженных Бейтуллу Мехсуда и его преемника Хакимуллу Мехсуда в феврале 2010 года сменил Маулеи Нур Джамал.

    МЕЖЭТНИЧЕСКИЕ И РЕЛИГИОЗНЫЕ КОНФЛИКТЫ


    В Пакистане исламистам не грозит прямое столкновение с войсками США: Исламабад категорически отвергает возможность действий иностранных войск на своей территории и выражает протесты после точечных ликвидаций американцами лидеров боевиков в приграничных районах с помощью беспилотников, настаивая на передаче их вооруженным силам ИРП. Активность и результативность операций армии против боевиков зависят от политических причин, включая отношения военного руководства и политической элиты. Как правило, правительства Пакистана, вне зависимости от того, возглавляют их военные или гражданские лица, пытаются достичь компромисса с действующими на территории страны исламскими радикалами и поддерживающими последних религиозными и племенными лидерами. Однако неизменно сталкиваясь затем с угрозой потери власти не только в контролируемых теми регионах, но и на всей территории страны, включая крупнейшие городские центры, Исламабад проводит против исламистов масштабные «зачистки» с использованием тяжелой техники, авиации и десятков тысяч солдат.

    Так, операции 2008-2009 годов на Территории племен федерального управления (FATA) — в Южном и Северном Вазиристане стали следствием атак боевиков «Техрик-е Талибан Пакистан», «Исламского движения Узбекистана» и «Аль-Каиды» на Генеральный штаб, военную академию и штаб-квартиру спецслужб Пакистана в Равалпинди, в 15 км от столицы ИРП. Разгром в долине Сват Северо-Западной Пограничной провинции «Движения за установление шариата» — «Техрик Нифаз-и-Шариат» — итог нарушения заключенного с правительством соглашения о функционировании судов шариата наряду со светскими судами. После того как президент Асиф Али Зардари подписал соответствующий договор, лидер движения Маулана Суфи Мухаммад объявил об увольнении всех судей в Малаканде, кроме практикующих исламское право, а менее чем через месяц сторонники движения взяли под контроль административные центры Свата и дошли до Бунера, в 100 км от Исламабада.

    Беженцы из Вазиристана (500 тысяч человек) и района Сват (2,5 млн человек) значительно увеличили и без того большое число временно перемещенных лиц на территории Пакистана — жертв природных бедствий и военных конфликтов, ситуация с которыми приблизилась к гуманитарной катастрофе и явно не может быть решена властями ИРП самостоятельно. При этом Исламабад сделал жест доброй воли, продлив на три года пребывание в пограничных с Афганистаном районах 1,7 млн афганских беженцев, в дополнение к зарегистрированным в ИРП на 2007 год 2,2 млн афганцев. Беженцы и временно перемещенные лица не только перегружают и без того несбалансированный бюджет страны и дестабилизируют ситуацию в целом, но и являются кадровым резервом радикальных исламских и сепаратистских движений.

    Последнее тем более опасно, что межэтнические и религиозные конфликты в Пакистане, включая теракты против христиан и шиитов, — часть его повседневной жизни. Но если обстановка в Кашмире контролируется армией, напряженная ситуация на западных границах не дает оснований для оптимизма. Лидеры белуджей требуют создания «Великого Белуджистана» из пакистанской провинции Белуджистан и иранской — Белуджистан и Систан. Проведенная властями Британской Индии в 1893 году граница с Афганистаном — «линия Дюранда» не признается пуштунами, говорящими о создании «Великого Пуштунистана» на базе земель пакистанских и афганских племен. Компромисс местных маликов с федеральным правительством, основанный на невмешательстве Исламабада во внутреннюю жизнь племен по неизменному с 1901 года Уголовному законодательству зоны племен, был разрушен введением в этот акт в августе 2009-го поправок, распространивших юрисдикцию Пакистана на их земли. Ситуация тем более тревожная, что у западной границы страны расположен ряд ядерных объектов, в том числе урановые копи Исса-Хел и Кабул-Хел, АЭС в Чашме и полигон Чагаи-Хиллз в провинции Белуджистан, где Пакистан провел ядерные испытания в мае 1998 года.

    РИСКИ, УГРОЗЫ И ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА


    Ядерные объекты ИРП, безопасность которых рассчитывалась на основе сценариев конфликта с Индией, недостаточно защищены от удара из Афганистана. Свидетельством этого стали атаки террористов на авиационный комплекс в Камре близ Исламабада в декабре 2007-го и в 2009 году, склад ракет с ядерными боеголовками на базе в Саргодхе в ноябре 2007-го и оружейный комплекс в Вахе, где собираются ядерные боеприпасы, в августе 2008 года. Для предотвращения угроз такого рода Управление стратегического планирования Ядерного командования Пакистана приняло ряд мер. В мирное время ядерное оружие разобрано, боеголовки дезактивированы, отделены от ракет-носителей и хранятся в засекреченных, хорошо охраняемых местах.

    В случае угрозы войны риск успеха террористической атаки повышается, поскольку в Пакистане при передаче ядерных активов от гражданских структур армии приоритет отдается секретности, а не усилению конвоев, уязвимых для внешнего противника. Проблема усугубится, если до перемещения боеголовки будут собраны: в разобранном состоянии пакистанские ядерные боеприпасы, вероятно, оснащены механическими, а не электронными кодоблокирующими устройствами. Разумеется, даже в случае захвата ядерного боеприпаса талибами или «Аль-Каидой», для того чтобы применить его, нужно знать коды и смонтировать на самолете или ракете-носителе. В противном случае он может быть использован только как «грязная бомба» или радиологическое оружие.

    Несколько выше риски, связанные с человеческим фактором. Один из них — возможность утечки расщепляющихся материалов на стадии производства, которую могут осуществить ученые-ядерщики. Если это будет совершаться постепенно, не исключен успех таких действий: учет всех ядерных материалов, произведенных в стране за последние 20 лет, невозможен и прецедент А. К. Хана подчеркивает это. Угроза носит нетеоретический характер: исламисты вербуют в свои ряды ученых и армейских офицеров. Пример — «дело физиков-ядерщиков», в ходе расследования которого был установлен факт встреч в Афганистане в ноябре 2001 года отставных сотрудников Пакистанской комиссии по атомной энергии Султана Башируддина Махмуда и Абдул Маджида с бен Ладеном, другими руководителями «Аль-Каиды» и лидерами движения «Талибан».

    Для снижения угроз такого рода в ИРП приняты Программа надежности человеческого фактора и План действий по ядерной безопасности. Государственный переворот, совершенный радикальными исламистами, в Пакистане маловероятен: на выборах они никогда не набирали более 11% голосов избирателей. Политическое убийство, провоцирующее конфликт с Индией, которое позволило бы радикалам развязать ядерную войну или взять под контроль ядерные арсеналы страны, также не имеет шансов на успех: управление ядерными активами в ИРП диверсифицировано, его осуществляют не менее 10 высокопоставленных военных и гражданских государственных чиновников, в критической ситуации замещающих друг друга.

    Современная внутренняя политика страны определяется борьбой кланов. Пакистанской народной партии президента Зардари, представляющего интересы семьи Бхутто — землевладельцев Синда, противостоит «Мусульманская лига» Наваза Шарифа, поддерживаемого городской буржуазией Панджаба и главой Верховного суда Чоудхри. В этой борьбе Зардари терпит поражение. После того как 28 ноября 2009 года истек срок действия указа Мушаррафа о национальном примирении, в 2007-м предоставившего политическую амнистию более 8 тысячам чиновников и бизнесменов, 16 декабря 2009 года вердикт Верховного суда разрешил возобновление уголовных преследований против них. В списке — президент и ряд министров, в том числе руководители МО и МВД. Новым ударом для Зардари стало вступление в силу 19 апреля 2010 года 18-й поправки к конституции, по которой президент, потеряв право назначения губернаторов и руководителей вооруженных сил, роспуска центрального и региональных правительств, стал номинальным главой государства и может распустить парламент только по рекомендации премьер-министра.

    Пока гражданские политики сражаются за власть, свыше 120 тысяч военнослужащих пакистанской армии борются с радикальными исламистами. Более 1300 человек из них погибли в боях и терактах. В конечном счете нестабильность, неизменно сопровождающая в ИРП гражданское правление, скорее всего в очередной раз закончится приходом к власти военных во главе с их лидером — главнокомандующим сухопутными войсками генералом Ашфаком Парвезом Каяни. Это засвидетельствует провал очередной попытки демократизации Пакистана под давлением извне, но для безопасности ядерных объектов и борьбы с исламистским терроризмом будет оптимальным исходом.

    Источник: vpk-news.ru


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 07 июня 2010, 13:16
    • serega

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    оставлять комментарии можно только в полной версии сайта

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2021