Владимир Меньшов о выдвижении картины Михалкова «Цитадель» на премию «Оскар»
Общество

    А.ОСИН: Мы приветствуем в этой студии Владимира Меньшова, нашего знаменитого кинорежиссера. Здравствуйте, Владимир Валентинович. Если кто-то, все-таки, может быть, не соотнес имя и фильмы, то скажу – «Москва слезам не верит», фильм, который выиграл «Оскара». 1979 год, если я правильно помню.

    В.МЕНЬШОВ: 1981-ый.

    А.ОСИН: Ну, на два года ошибся. Так вот, что мы сейчас будем обсуждать? Российский комитет, который выбирает картину, которая будет представлять нашу страну на премии «Оскар» на звание «лучший фильм на иностранном языке», сначала был шорт-лист, потом лонг-лист из пяти фильмов, потом он сократился до трех названий, и эти названия были: фильм Александра Сокурова «Фауст», «Елена» Звягинцева и «Цитадель» Никиты Михалкова. Вот из трех фильмов предстояло выбирать членам комитета. Из восьми членов комитета пятеро тайным голосованием, как пишет сегодня газета «Известия», отдали предпочтение фильму Никиты Михалкова. Владимир Меньшов, который является председателем комитета, с этим решением не согласился, протокол подписывать не стал, есть у него претензии к коллегам по этой части. Почему вы не подписали протокол?

    В.МЕНЬШОВ: Фильм «Утомленные солнцем-2» уже имеет свою судьбу. Первая часть вышла в прошлом году и получила большее количество критических замечаний, очень слабый прокат и практически никакого международного фестивального признания. Второй фильм, который вышел в мае этого года, абсолютно зубодробительная критика была, очень злая, на этот фильм. То же самое, нигде он не был представлен в международном прокате и, насколько я знаю, не куплен он. Я не знаю, каким-то образом там пытаются, это уже закрытая информация. И, самое главное – катастрофа в прокате. Оба эти фильма, на которые было потрачено, тоже цифры закрытые, не публикуемые, отчетов нет, но так по тому, что я знаю, то, что где-то там было написано, порядка 40 миллионов стоила картина, вернулось из этих 40 миллионов 5, это я беру…

    А.ОСИН: С запасом.

    В.МЕНЬШОВ: Государству нанесен серьезный материальный ущерб, который, у Ильфа и Петрова есть такая фраза, у Ильфа в «Записных книжках» есть фраза: «Ваш творческий метод мы будем обсуждать в народном суде». По отношению к этой истории, прямой тут вопрос обсуждения – а как деньги потрачены? Опять же, нельзя брать пример какой-нибудь… вот, не имело в свое время успеха, а потом со временем раскрутилось, и так далее. Это был твердо сделанный блокбастер, великий фильм о великой войне, на который должны пойти, который должен заработать, на который были брошены громадные деньги, еще и на рекламные мероприятия. И это ничто не сработало, в том числе и эти скандальные рецензии. Они, как правило, возбуждают интерес, а они, наоборот, понижают зрительский, не случилось это. Теперь я спрашиваю – что еще нужно сделать для автора, чтобы он, по крайней мере, если не признал свое поражение, то хотя бы снизил гордыню, понял, что что-то не получилось, что-то, может быть, надо передумать, надо сесть, посидеть, подумать, сделать новую картину, доказать, что ты… и так далее. Нет, Никита Сергеевич избрал другой путь, что это заговор, что это травля, зрители отвернулись, потому что такую устроили травлю вокруг его имени, что за границей американская Академия киноискусства, конечно, оценит эту картину. Вот таким образом картина оказалась у нас представлена. Поскольку он главный продюсер, то это не то, что мой продюсер представил, можно было бы еще… это он сам представил на комиссию, что было не очень великодушно по отношению, как раз этот год очень урожайный у нас, есть «Елена», есть «Фауст», свежий совсем, получивший главный приз Венецианского кинофестиваля, есть еще и другие фильмы. Можно было бы включить и новую картину Смирнова, и «Шапито-Шоу» можно было бы включить и организовать быстро прокат, который тоже «Шапито-Шоу»…

    А.ОСИН: Смирнова «Жила-была одна баба» называется.

    В.МЕНЬШОВ: Да. «Овсянки», «Дженерейшен Пи». Есть несколько фильмов, которые в этом году вполне могли претендовать и можно было бы обсудить. К сожалению, комиссия составлена таким образом, конечно же, Никита Сергеевич это учитывал, художники, или, так сказать, начальники такого масштаба, как Никита Сергеевич, не рискуют выставлять без гарантии на любые конкурсы свои работы. Если он не получает гарантии от фестиваля, что будет борьба за главный приз, или просто главный приз будет, тогда выставляется. Поэтому, разумеется, он выставлялся сюда, зная, что он пройдет и что он получит, потому что комиссия составлена не самым удачным образом. Там люди просто подчиненные по своему положению – заместители по Академии, заместители по Союзу кинематографистов…

    А.САМСОНОВА: Но голосование же тайное.

    В.МЕНЬШОВ: Сами понимаете, когда десять человек, слишком легко понять, кто за что голосует.

    А.САМСОНОВА: У вас же было обсуждение наверняка перед тем, как прошло голосование?

    В.МЕНЬШОВ: Было.

    А.САМСОНОВА: Кто высказывался «за»?

    В.МЕНЬШОВ: Я сказал – дайте мне, пожалуйста, аргументы, что мне говорить, когда меня спросят корреспонденты, почему, несмотря на это и это, то, что я вам сейчас изложил, почему, несмотря на это, мы считаем, что это лучший фильм, который может представлять Россию в этом году.

    А.ОСИН: Ничего не сказали?

    В.МЕНЬШОВ: Не было ничего сказано. Пришли люди с решением, которое не меняется.

    А.САМСОНОВА: Кто сторонники?

    В.МЕНЬШОВ: Я не буду этого говорить. Мне жаль, что…

    А.ОСИН: Голосование тайное, поэтому, именно для этого оно и сделано.

    А.САМСОНОВА: Всем понятно, что…

    В.МЕНЬШОВ: Прошла информация даже о том, сколько проголосовало «за», сколько «против», это тоже неверно. Проголосовали, и проголосовали. Если бы было единодушно, еще можно было бы сказать.

    А.ОСИН: Но раз вы здесь, значит, единодушия быть не могло, потому что вы открыто выражаете свою позицию.

    В.МЕНЬШОВ: Я считаю, что мы сделали нехороший очень поступок.

    А.ОСИН: А что за история с доверенностями? Кто-то не пришел, прислал вместо себя бумагу… вот «Известия» просто пишут, чтобы уточнить, чтобы разъяснить.

    В.МЕНЬШОВ: Очень занятые люди в комитете. Надо сказать, мною неоднократно ставился вопрос о том, чтобы обновить состав комитета, ввести новых людей, но, например… ну как? Уехали, снимают. Карен Шахназаров снимает фильм, он говорит – я просто не могу посмотреть фильмы. Николай Лебедев то же самое говорит, снимает картину, действительно, «Война», когда снимаешь картину, не воспринимаются уже чужие фильмы. Ты становишься уже таким, эмоционально тупым, ты только знаешь про свое кино, и оно единственное в этом мире существует. Так что по этой причине… Кто-то представил все-таки, отдал голос, кто-то не имел, нас там 12 человек, не имел права голосовать сам Михалков, не имел права голосовать Панфилов, который один из авторов сценария этой самой «Цитадели». А так, там положение, действительно, надо обновить, но каждый раз начинается, что это решает президиум Академии. К примеру, в прошлом году наконец ввели одного из ленинградских режиссеров, который был несправедливо, потому что ни одного от ленинградской школы режиссерской, очень мощной, давшей немало отличных картин, никого там не присутствовало. Я настаивал на этом несколько лет, наконец в прошлом году появился у нас Месхиев. Я говорю – а где же Месхиев в наших списках сегодня, в этот раз? Мы собираемся раз в год, где Месхиев? А его еще не утвердили на президиуме. За год не утвердили? Ну да, не утвердили. Поскольку очень занятой человек действительно Михалков, а без него, видимо, ничего не работает. Вот он приходит, все накопившиеся вопросы решает, потом опять существует в этом режиме.

    А.САМСОНОВА: Я напомню, что у нас в студии Владимир Меньшов, кинорежиссер, мы говорим на тему «Номинация на «Оскар» фильма Михалкова «Цитадель». Прервемся на минуту и потом продолжим.

    А.САМСОНОВА: Владимир Меньшов, кинорежиссер, в нашей студии. Мы смотрим «Евроньюс», как в Германии в парламент прошла пиратская партия. Действительно, удивительно. Но мы возвращаемся к нашей теме. Комиссия России, которая выдвигает фильмы на премию «Оскар»…

    А.ОСИН: Что самое важное, Тонь, в этой ситуации, получается, что в данном случае решение комитета – это результат некой борьбы фракционной такой в комитете. То есть, кто-то продавил решение, кто-то знал, как это все произошло, вот по тому рассказу, который мы услышали.

    В.МЕНЬШОВ: Это шире, чем в комитете, я думаю, в Союзе кинематографистов. Я боюсь, что в результате таких акций Союз очень сильно теряет свои позиции. И, поскольку существует сейчас альтернативный Союз, созданный группой кинематографистов, они как раз наберут на этом очки.

    А.ОСИН: Скажите, это явление исключительно связано с тем, что Михалков в этом году представлен, или в предыдущие годы подобные происходили случаи продавливания договоренностей каких-то? Не голосование и оценки творческого потенциала и достоинства картины, а вот именно это.

    В.МЕНЬШОВ: Да, это было всегда, но не было такого урожайного года, я вам прямо скажу. Была одна, ну, две картины, за которые можно было всерьез бороться. А в этот раз пяток мог претендовать, и он оказался за бортом.

    А.САМСОНОВА: Владимир Валентинович, наши слушатели злорадствуют на смс в адрес Михалкова, они сомневаются в том, что у вас лично с ним хорошие отношения, возможно, ваше несогласие с этим решением вызвано вашими личными взаимоотношениями с Михалковым. Какие у вас отношения с Никитой Сергеевичем?

    В.МЕНЬШОВ: Мы с Михалковым учились вместе у Михаила Ильича Ромма во ВГИКЕ, и отношения были вполне пристойными. Были какие-то у нас… в последний раз я с ним виделся год назад на этом же самом оскаровском комитете, когда он мне сказал «прощай» и сказал, что он меня очень любит. И я ему, соответственно. Это немножко (неразб.).

    А.САМСОНОВА: У нас в эфире по телефону на прямой связи Андрей Кончаловский, кинорежиссер. Доброе утро.

    А.КОНЧАЛОВСКИЙ: Доброе утро. Здравствуйте всем, привет, Володя.

    В.МЕНЬШОВ: Здравствуй.

    А.КОНЧАЛОВСКИЙ: Извините, я воспользовался возможностью сказать, что… в прессе печатают, что я – член комиссии. Я написал три года назад заявление, два года назад – второе заявление, чтобы меня не считали членом комиссии. Надеюсь, ты это знаешь.

    В.МЕНЬШОВ: Я это знаю, ты не член комиссии.

    А.САМСОНОВА: Но действительно, я читала публикации, везде пишут, что Андрей Кончаловский принимал участие в этом голосовании.

    В.МЕНЬШОВ: Это остались какие-то реликтовые звучания.

    А.САМСОНОВА: Господин Кончаловский, вы не принимали участия в голосовании, но если бы вы были членом комиссии, вы бы проголосовали за фильм «Цитадель»?

    А.КОНЧАЛОВСКИЙ: Нет, я бы не проголосовал за фильм «Цитадель». Я хочу сказать другое. Я не член комиссии, и обсуждать фильм… если бы я был членом комиссии, я бы так же, как Володя, выступал бы сейчас и представлял свое мнение. Я просто считаю абсолютно искренне, что комиссия, я не считаю себя членом комиссии, потому что комиссия на сегодняшний день не выражает общественного мнения кинематографистов. Кинематографическая общественность сейчас разделена. Мало того, трагически существуют две киноакадемии, одна из которых уже существует 30 лет. Второе – уже появилось два…

    В.МЕНЬШОВ: Ты про «Нику» говоришь, да?

    А.КОНЧАЛОВСКИЙ: Да, про «Нику». Существует уже два киносоюза. Мало того, что существует два киносоюза, существует еще огромное количество людей, профессионалов, которые состоят в гильдии, и гильдия вообще не принимает никакого участия в отборе картин. Я считаю, что это не имеет никакого отношения к тому, как люди в кинематографе, профессионалы, относятся к картинам, которые должны выдвигаться на «Оскар».

    А.САМСОНОВА: Господин Кончаловский, сейчас, когда мы наблюдаем то, что происходит в кинематографе российском, со стороны, создается ощущение, что есть фракция Михалкова и партия Михалкова. Владимир Меньшов в нашем эфире говорил, что есть его фактические подчиненные, которые вынуждены по своему положению голосовать и поддерживать его решения, и есть люди, находящиеся в оппозиции к Михалкову. Вы лично на какой стороне этого конфликта? Вы за Михалкова, или вы в другой партии?

    В.МЕНЬШОВ: Мне кажется, вы упрощаете, прошу прощения, но вы упрощаете. За Михалкова и против Михалкова – это не самое главное разделение, не самая главная наша проблема.

    А.КОНЧАЛОВСКИЙ: Я давно считаю, что состояние кинематографа сейчас приведено к расколу, естественно, какими-то поступками Никиты Сергеевича. Но меня волнует только одно – картина, которая выставляется на «Оскар», должна быть выбрана профессионалами от всех сторон, от всех фракций, можно сказать. И главное, от гильдии. Ведь в Америке американская Гильдия режиссеров, актеров, у них есть свои премии и они принимают активное участие даже не в голосовании, а в том, какие картины войдут. У нас в этом смысле уважаемые люди, но они набраны, в общем-то, из одной академии, но они набраны достаточно произвольно, там не может быть борьбы. Я помню, Володя, ты помнишь, мы с тобой даже боролись? Я считал, что (неразб.) Морозова заслуживает высокой оценки, это была лучшая его картина. Ее проигнорировали абсолютно. Поэтому мне кажется, что сейчас очень важно создать другую комиссию. Должна комиссия состоять, которая должна отражать объективное положение в российской…

    В.МЕНЬШОВ: Да, но по положению эту комиссию создает академия, и фактически Никита Сергеевич каждого человека назначает.

    А.КОНЧАЛОВСКИЙ: Почему другая академия не принимает участия, почему она не протестует?

    В.МЕНЬШОВ: Какая другая, «Ника»? Ее исключили.

    А.САМСОНОВА: Господа режиссеры, если хотите, мы после новостей проведем голосование и спросим наших слушателей, хотели бы они пересмотра решения вашей комиссии. Если они захотят большинством голосов, вы беретесь пересмотреть это решение, это возможно?

    В.МЕНЬШОВ: Это не моя компетенция, это компетенция Никиты Сергеевича и академии.

    А.САМСОНОВА: Господин Кончаловский?

    А.КОНЧАЛОВСКИЙ: Я в данном случае выступаю за то, чтобы комиссия отражала реальное положение вещей в сегодняшнем нашем кинематографическом (неразб.)

    А.САМСОНОВА: Но в этом году уже нереально это сделать.

    А.ОСИН: Тоня, понимаешь, возник вопрос, я сейчас нашел все-таки, не вы произносите, я произношу, потому что просят радиослушатели. Владимир Меньшов, Глеб Панфилов, Кирилл Разлогов, Никита Михалков, Карен Шахназаров, Владимир Наумов. Какие еще имена должны присутствовать в этой комиссии? Что еще есть более славного в российском кино? Какие еще интересы они должны отражать? Если уж они такое решение принимают, по каким-то причинам голосуют за фильм, который, может быть, хуже остальных, по мнению многих, значит, это они ведут политическую игру, это вы, господа, ведете политическую игру.

    А.КОНЧАЛОВСКИЙ: Одну секундочку. Получается, только режиссеры, вы перечислили режиссеров. Но так нельзя. Существуют продюсеры, сценаристы.

    В.МЕНЬШОВ: Они тоже есть в комиссии, просто их фамилии менее знамениты.

    А.ОСИН: Я не все просто прочел, да.

    А.САМСОНОВА: Мы не будем на этом останавливаться. Через 20 секунд начинаются новости на «Эхе Москвы», после новостей мы немного продолжим эту тему.

    А.ОСИН: 10.35 в Москве, продолжили мы тему. Владимир Меньшов по-прежнему в студии, глава оскаровского комитета, и мы продолжаем обсуждать выдвижение картины «Цитадель» в качестве претендента на премию «Оскар».

    А.САМСОНОВА: К нам пришла смс: «А может быть, и стоит послать фильм «Цитадель» на «Оскар»? Мало того, что она в России опозорилась, пусть она опозорится на весь мир, может быть, тогда Михалков поймет», — пишет нам Маугли с Урала, он так подписывается. Но ведь это всех нас как-то Михалков представляет.

    В.МЕНЬШОВ: Это верно, он представляет всех нас. Во-вторых, там никакого позора не происходит, потому что представляется около ста фильмов, по меньшей мере, 60 фильмов претендует на это дело, отбирается пять. 55, что они, опозорились?

    А.САМСОНОВА: Наталья вас спрашивает: «А кто был вашим фаворитом?» У вас же было решение какое-то.

    В.МЕНЬШОВ: У меня, пожалуй, был… когда мы голосовали, можно было еще друг друга уговаривать, до этого не дошло, но я думаю, что наиболее сильный фильм этого года – это «Елена».

    А.ОСИН: Звягинцева, да. Понимаете, в чем дело, что меня больше всего удручило – те имена, которые я сейчас озвучил, как я уже сказал, мы все понимаем, что это цвет российского, советского еще, кино. Мне жалко, что они, получается, оказались людьми зависимыми, что какие-то интересы… хотя они, конечно, могут сказать, что это прекрасное кино, действительно.

    А.САМСОНОВА: То есть, что ты говорил. Ты меня спрашиваешь – почему, когда люди голосуют тайно, они голосуют несвободно? Вот тот же самый вопрос к вам. У них же свои имена.

    В.МЕНЬШОВ: Если бы их было сто человек, они бы проголосовали свободно. Когда их десять, и даже реально восемь сидит, два человека имеют по два голоса, то слишком понятно, кто как проголосует. Тем более, что я всех призывал высказываться, все все-таки высказывались по-разному.

    А.САМСОНОВА: Чем они рискуют? Если они проголосуют по совести, чем они могут рисковать?

    В.МЕНЬШОВ: Спросите их, чем они рискуют. Я думаю, что местами, должностями, зарплатами. В самом деле, мы не должны требовать от людей геройства.

    А.САМСОНОВА: Но ваше личное отношение. Вы очень философски к этому относитесь, очень человеколюбиво. Ваше личное отношение не меняется к этим людям? Вы не осуждаете их?

    В.МЕНЬШОВ: Я не люблю ненавистников, мне не нравятся они.

    А.ОСИН: Скажите, есть ли техническая и юридическая возможность как-то изменить это решение? Сможет ли кто-то предпринимать какие-то шаги?

    В.МЕНЬШОВ: Если в каком-то совершенно пожарном порядке ночью собраться, если Никита Сергеевич скажет – я гордо отказываюсь от этой чести, то тогда можно ночью собраться и что-то организовать за оставшиеся дни. Насколько я знаю, мы должны к первому октября представить документы на американскую Киноакадемию. Все, видимо, поздно.

    А.САМСОНОВА: Но теперь инициатива должна исходить от него?

    В.МЕНЬШОВ: Думаю, теперь да. Мяч на их стороне.

    А.ОСИН: Такой, может быть, не очень приятный для вас вопрос. После того, что произошло, вы видите для себя возможность и необходимость работы в пределах комитета?

    В.МЕНЬШОВ: Я – да, я вижу.

    А.ОСИН: Объясните, пожалуйста.

    В.МЕНЬШОВ: Я бы эту проблему не брал на себя. Пускай думает в данном случае уже Михалков. Какими-то запугивать словами, в которые я даже не вникаю. Он соучредитель, он имеет право, он учредитель Академии, он назначает. Есть люди, которые произносят эти слова. Господи, что, я буду влазить в эти документы и решать? Как бы он решает, кто будет членом этой комиссии. Конечно, там давно пора собраться всем миром и по многим делам определиться, но не получается. Я захожу уже раз в год на заседание этой комиссии, просто удручающе впечатление производит. Его сознательно банкротят, чтобы он дошел до какого-то ветхого состояния, дом, которому целых 50 лет, в центре Москвы.

    А.ОСИН: Да, он напоминает такой сельский клуб.

    В.МЕНЬШОВ: Да, он все больше и больше становится каким-то клубом, просто стыдно. Сознательно. Видите, зачем вам жить в таком, когда у вас будет здесь стоять замечательный многоэтажный дом, в котором вам выделят два этажа? Считается, это хорошо.

    А.ОСИН: Считаете ли вы, что ситуация, которая возникла с выдвижением российского фильма в качестве претендента на премию «Оскар», — отражение того, что происходит в кино в целом? Или это частный случай?

    В.МЕНЬШОВ: Нет, все-таки процессы в кино и процессы в Союзе кинематографистов, они разные.

    А.ОСИН: Я вот, кстати, это и имел в виду, в Союзе кинематографистов.

    В.МЕНЬШОВ: Да, конечно, впрямую следует из происходящего в Союзе кинематографистов.

    А.САМСОНОВА: Положение российского кино лучше, чем оно сейчас кажется, когда мы смотрим на Союз кинематографистов?

    В.МЕНЬШОВ: Нет, не лучше. Даже вот этот всплеск этого года, не знаю, что это означает, может, перед агонией, бывает такое, когда вдруг человек начинает чувствовать себя очень хорошо.

    А.САМСОНОВА: Кинематографисты сами смогут договориться и решить это противостояние, решить эти проблемы, или вы ждете, единственная возможность, которая разрешит вот этот клубок проблем, может быть только внешнее какое-то вмешательство?

    В.МЕНЬШОВ: Я не знаю, как обстоят дела в Союзе кинематографистов альтернативном, я там не был ни на одном заседании. Может быть, там зарождается действительно что-то новое. Хотя там все равно из того же бульона варится суп. Мы просто стары, к тому же еще, средний возраст у нас шестьдесят. Едва ли будут новаторские идеи из этой среды.

    А.ОСИН: Еще один вопрос. Я просто себя поймал на мысли, мы вроде как разговариваем и априори считаем, что «Цитадель» в этом споре должна была проиграть. Я как бы себя поймал за язык. Может быть, это не так. Ведь кино дело такое – одному понравилось, другому нет. Отсюда вопрос: многим, даже общественности, они не очень понимают стиль Михалкова и как руководителя Союза кинематографистов, и как политического и общественного деятеля. Есть такие веяния. Как вы считаете, на оценке его произведений как кинорежиссера влияет отношение людей к нему как к политику, как к общественному деятелю?

    В.МЕНЬШОВ: В критике, безусловно, это влияет. Моменты травли, так сказать, очевидные, имели место во время критики. Но есть просто доводы, которые серьезные критики приводили по поводу этого фильма. Вот эта сцена, эта сцена, общая интонация. Может ли быть такое, если вы делаете великий фильм о великой войне? Положим, он уже от этого слогана отказался, но все равно вот это наступление с палками в 1943 году, я никак не могу с этим, я не могу понять, что это такое. Тогда мне говорят, что это сказ, что это былина. Но это была вполне реально задуманная сцена – 15 тысяч человек идут на эту цитадель, и благородный немец говорит… мне тоже нравится, там очень хорошо расставлены все поликорректные моменты, когда благородный немец говорит, что он не отдаст приказ стрелять по безоружным. Ах ты, черт возьми.

    А.САМСОНОВА: Спрашивают, можно ли выставлять другие фильмы вне конкурса и по другим номинациям.

    А.ОСИН: Номинация-то одна – лучший фильм на иностранном языке.

    А.САМСОНОВА: Нет возможности. Третьего не дано.

    А.ОСИН: Ты меня сбила с еще одного… а, вот он, этот вопрос, и он действительно важен. Когда вы голосуете, не обязательно в этом году, в любом, вы выбираете фильм, который, как вы считаете, самый лучший, или вы выбираете тот фильм, который, с вашей точки зрения, имеет шансы у американской Киноакадемии получить этот приз?

    В.МЕНЬШОВ: Да, пожалуй…оба соображения принимаются во внимание, безусловно. Если там есть два фильма, мы говорим – они равноценны, то давайте подумаем, что может больше произвести впечатление на американскую Киноакадемию. Конечно, все пустая болтовня. Что на них может произвести впечатление, мы никогда не высчитаем и не поймем. В свое время «Москва слезам не верит», посланная на «Оскара», вызывала в кинематографической среде хохот. С ума сошли, нашли, что предложить.

    А.ОСИН: Кстати, хорошо вспомнили. А может быть, вдруг?

    В.МЕНЬШОВ: Вы знаете, еще там вспомнить… это же ведь четвертая часть двухсерийного фильма. Она отдельно существующая, надо в контексте ее смотреть, чтобы понять, кто кому кем приходится, если эту «Цитадель» смотреть. Если не видеть первую, забыть первую «Утомленные солнцем», не видеть первый… как он там у него назывался?

    А.ОСИН: «Предстояние».

    В.МЕНЬШОВ: «Предстояние» не видеть, а взять только «Цитадель», довольно недоуменно будешь рассматривать этих людей – кто этот солдат, который, оказывается, маршал.

    А.САМСОНОВА: Судя по всему, американским киноакадемикам пришлось посмотреть все части последовательно за время истории представления российских фильмов в комитет «Оскара». Ну что же, к сожалению, наше время подходит к концу. Владимир Меньшов, кинорежиссер, был в гостях нашей студии. Спасибо Андрею Кончаловскому, который дозвонился и принял участие в нашем разговоре.

    А.ОСИН: Проявил неравнодушие и заинтересованность.

    А.САМСОНОВА: Мы продолжим через несколько минут уже с другой темой.
    Источник: echo.msk.ru

    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 21 сентября 2011, 12:05
    • vovchik

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2017