«Они знают, что могут умереть...»
Власть и общество


    Выявление у спортсменов «генов риска» не заботит спортивных чиновников, как, впрочем, и возможность определить «гены победы». Перед Олимпиадой в Сочи уникальный петербургский НИИ физической культуры одновременно лишился и нормального помещения, и господдержки…

    Ровно год назад российских болельщиков потрясло известие о смерти 19-летнего Алексея Черепанова – одного из самых талантливых хоккеистов страны. Нападающий омского «Авангарда» умер во время матча в подмосковном Чехове. За три минуты до финальной сирены Черепанов потерял сознание. Хоккеиста отправили в реанимацию, но спасти не смогли, остановилось сердце. Причина смерти – острая сердечная недостаточность.

    В клубе заявили: игрок был здоровым человеком, на сердце не жаловался, перед игрой чувствовал себя хорошо. Потом выяснится, что хоккеист страдал тяжелым сердечным заболеванием, при котором занятия спортом опасны для жизни. Однако в Следственном комитете при прокуратуре РФ по Омской области не обнаружили нарушений в действиях врачей команды, которые допустили спортсмена к участию в матче. Смерть хоккеиста была признана несчастным случаем.

    КХЛ провела собственное расследование. Виновными признали руководителей и врачей хоккейного клуба – последние получили пожизненные дисквалификации. На вопрос, знали ли врачи о заболевании Черепанова, руководитель антидопинговой инспекции Олимпийского комитета России Николай Дурманов ответил: «Врачи «Авангарда» уверяют, что нет. По их словам, недомогание — обычное состояние спортсмена. У нас есть факты, из которых видно, что они о болезни Алексея знали. Скорее всего, не понимали всей серьезности его состояния — такие вопросы могут решаться только опытными кардиологами».

    Однако главное так и осталось невыясненным: знал ли о своем заболевании сам Алексей? Ответ помог бы не только прояснить обстоятельства его гибели, но и пролить свет на ситуацию, типичную для всего профессионального спорта.

    «Внезапная» смерть


    В прессе мне попалось много противоречащих друг другу сообщений о состоянии здоровья Алексея. Но я обратила внимание на интервью его отца, Андрея Черепанова, хоккейного и футбольного тренера: «Жаловался ли мне Алексей на здоровье? Вы знаете, у любого профессионального спортсмена всегда где-то и что-то побаливает. Но он ведь знал, что жалобы – последнее дело, нужно делать свою работу качественно и вдохновенно».


    Ученые из Санкт-петербургского научно-исследовательского института физической культуры утверждают: фраза «жалобы – последнее дело» в большом спорте одна из самых распространенных. Но сотрудники института хотят доказать: профессиональный спорт и здоровье – совместимы. Уже сейчас специалисты, исследовав гены, могут предсказать, предрасположен ли спортсмен к внезапной смерти. Для этого нужно выяснить, есть ли у него «гены риска». Если эти гены отвечают за работу сердечно-сосудистой системы, то при больших перегрузках или нервных потрясениях один из вариантов такого гена может вызвать нарушения в работе сердечной мышцы, а это чревато летальным исходом.

    Случаев внезапной смерти спортсменов немало. Вот лишь несколько самых известных примеров. В 1995 году в американском городе Лейк-Плесид во время разминки от сердечного приступа скончался двукратный олимпийский чемпион в парном катании Сергей Гриньков, это повергло в шок весь спортивный мир. 2003 год. Сразу после матча своей команды во Франции на Кубке Конфедераций гибнет 28-летний полузащитник сборной Камеруна Марк-Вивьен Фоэ. 2004 год. На глазах болельщиков и телезрителей 24-летний венгерский футболист Миклош Фехер внезапно падает – остановка сердца. 2005 год. Во время тренировки на футбольном поле умирает 28-летний словенский голкипер Неджад Ботоньич. После серии трагических случаев президент Международной федерации футбола (FIFA) Зепп Блаттер заявил: «Надо разработать новые стандарты медобследований футболистов. Недостаточно сделать кардиограмму и по ее итогам давать человеку добро на занятие футболом».


    В 2004 году прямо во время матча остановилось сердце футболиста сборной Венгрии Миклоша Фехера

    Но оказывается, не все так просто. Вот что рассказал мне один из сотрудников петербургского НИИ физической культуры, попросивший не называть его имени: «Когда мы разработали методику прогноза внезапной смерти, я обратился к своему знакомому, врачу хоккейной команды. Предложил обследовать спортсменов. Ведь они могут и не подозревать, что рискуют жизнью: при обычном медосмотре генетические «мутации» не выявить. Мой знакомый ответил: «Я «за». Но, понимаешь, у меня в команде есть два человека, которые знают, что могут умереть в любой момент. При определенных перегрузках у них может остановиться сердце. Но они выходят на лед: им нужны деньги и успех. Руководство команды тоже в курсе, но их интересуют только победы. Ты думаешь, они согласятся тестировать заведомо больных?»

    Рискну предположить: такая хоккейная команда не единственная. Вероятно, Черепанов был одним из тех, кто продолжал играть вопреки болезни. Но тогда кто виноват в его «внезапной» смерти? Врач команды, руководитель клуба, сам хоккеист?

    Сто сорок генов спорта


    В 2000 году сотрудники петербургского НИИ физической культуры начали разрабатывать технологию отбора детей в спорт на основе их «генетического потенциала». Новый метод предполагал революцию. Если педагогические и физиологические способы тестирования позволяли предположить, к каким видам спорта у ребенка склонность только по достижении им 10-11 лет, генетика могла дать такие рекомендации в самом раннем возрасте.

    А вообще исследования в области спортивной генетики институт ведет с 1999 года. До этого подобные работы осуществлялись только за рубежом. Сам термин «генетика физической деятельности» четверть века назад предложил американский ученый Клод Бушар. Уже тогда появились сведения о генах, определяющих развитие физических качеств человека. К 2008 году обнаружилось более 140 «генов спорта». Ученые признаются: проанализировав гены потенциального спортсмена, сразу не скажешь – станет он лыжником, бегуном или пловцом. Но исследование показывает, заложены ли в человеке способности к спортивной деятельности, и если да, то какие. Это могут быть гены, отвечающие за развитие скорости, силы, выносливости или координации. Выносливость, к примеру, необходима марафонцам и пловцам, скорость и сила – дзюдоистам, боксерам или тяжелоатлетам. Однако некоторые гены определяют физические качества, зачастую взаимоисключающие. Ученые уверены: спортсмен не может бегать на короткие дистанции и одновременно заниматься триатлоном (плавание, велогонка и бег по шоссе). Тренируешь силу и скорость – теряешь выносливость, и наоборот.
    Ирина Астратенкова, руководитель группы спортивной генетики, в свое время начинала тестировать потенциальных чемпионов.


    Фигурист Сергей Гриньков умер в 1995 году на тренировке (с партнершей Екатериной Гордеевой)

    – В одном из училищ олимпийского резерва, – рассказывает она, – мы обследовали спортсменов-горнолыжников. Ожидали: выявим у ребят гены, предполагающие развитие скорости и силы. Но обнаружили гены, отвечающие за выносливость. После разговора с директором оказалось, группа не «блещет».
    – У человека могут быть отличные «гены спорта», но если он психологически неустойчив, стабильных результатов не добьется, – замечает сотрудник лаборатории Сергей Хальчицкий. – Недавно, к примеру, обследовали талантливого лыжника-двоеборца (гонки и трамплин). Генетический набор – ну просто олимпийского чемпиона. Проанализировали характер выступлений: нестабильные. Занялись семейной родословной: родители злоупотребляют алкоголем. Это отразилось на его генах: человек психологически неустойчив.

    В 2003 году сотрудники лаборатории спортивной генетики взялись за изучение образцов ДНК членов сборных команд. Ученые обращали внимание и на вид спорта, и на результаты. Хотели определить набор генов олимпийских чемпионов, своего рода эталонный генотип для конкретного вида физической деятельности. «Модель» позволила бы отбирать детей с предпосылками выдающихся спортсменов. Однако программа просуществовала всего два года, после чего генетиков вновь ограничили детско-юношескими спортивными школами и училищами олимпийского резерва.

    По мнению Ирины Астратенковой, модель «снизу» создавать долго и тяжело. Образцов «элитных» генов в лаборатории мало. «Нам везет лишь в одном случае, – говорит она, – если выпускники школ или училищ, которых мы обследовали, становятся чемпионами. Тогда мы можем вернуться к их образцам ДНК уже с точки зрения поиска комбинации «генов победителя». Чаще бывает по-другому: мы изучаем наследственную предрасположенность молодых спортсменов, даем рекомендации и теряем ребят из виду. Конечно, пригодились бы сведения о дальнейшей карьере наших «подопечных». Но для этого нужна государственная программа. А ее нет».

    …мы за ценой не постоим


    Генетики признаются: как ни парадоксально, многие тренеры не заинтересованы в генетическом тестировании спортсменов. Тому есть несколько причин. Во-первых, людям трудно привыкнуть к новому. Особенно спортсменам, которых всю жизнь тренировали без оглядки на «генетический потенциал». Во-вторых, многие тренеры вполне резонно утверждают: ну, протестируем мы начинающих ребят, выявим талантливых. Остальных выгонять?

    – Такие кардинальные меры не нужны, – замечает Сергей Хальчицкий. – Но тренер должен сказать родителям откровенно: ребенок мастером спорта не станет. Пожалуйста, пусть занимается физкультурой. Но заставлять генетически не предрасположенных к большому спорту детей тренироваться часами – по крайней мере, жестоко. Тем не менее, в силу экономических соображений секции не хотят терять учеников…

    Но больше всего генетиков беспокоят не упущенные спортивные рекорды. Главную проблему они видят в опасностях для детского здоровья. Известно, что профессиональный спорт приспосабливает человеческий организм, корректирует работу его органов. Если адаптация происходит вопреки генам, как раз и начинаются изменения патологического характера.
    – Протестировали группу молодых ве-лосипедистов, – рассказывает Ирина Аст-ратенкова. – У большинства ребят выяви-ли гены, структура которых идеальна для данного вида спорта. А у двоих гены другие. Удивились: как эти дети до сих пор в группе? Там жесткий отбор, колоссальные нагрузки. Выяснили: один мальчик терпелив, упрям, убедил себя, что должен заниматься. Второй – сын тренера. Отец, выдающийся спортсмен, хотел, чтобы ребенок пошел по его стопам. Мы ему объяснили, что у сына нет генетической предрасположенности к велосипедному спорту. Он не поверил. Тогда порекомендовали тренеру направить мальчиков на обследование сердечно-сосудистой системы. Надеялись, увидит, что происходит с сердцем его ребенка при интенсивных тренировках, задумается, пожалеет сына. Пока мальчики тянутся за остальной группой и даже показывают неплохие результаты. Но что дальше? Адаптация к физическим нагрузкам будет происходить за счет патологического изменения сердечной мышцы…

    Но ученые могут только рекомендовать. К сожалению, многие родители, настроенные сделать из ребенка чемпиона, свято верят: в спорте главное – воля, а не генетика.

    Между мини-отелем и ломбардом


    О том, почему на Олимпиаде-2008 победил Китай, а Россия едва дотянула до третьего места в общем медальном зачете, в петербургском НИИ физической культуры собственное мнение. Если за рубежом методика генетического отбора спортсменов – одна из главных, в России научные открытия в области спорта мало кому интересны.
    Чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть в лабораторию спортивной генетики.

    Вывески на шестиэтажном здании «Мини-отель», «Китайский центр» и «Ломбард» бросаются в глаза, стоит завернуть во двор Лиговского проспекта в Санкт-Петербурге. Обшарпанные стены и переполненная урна возле входа придают «бизнес-центру» особый колорит. Среди предложений гостиничных услуг табличка с надписью «Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт физической культуры» заметна не сразу. Подивившись месту обитания кузницы спортивной науки, захожу в подъезд, поднимаюсь по лестнице и попадаю в помещение института.

    Лаборатория спортивной генетики – три комнаты. Каждая – около десяти квадратных метров. Итого тридцать – против минимальных ста пятидесяти в аналогичных лабораториях за рубежом. О техническом оснащении, вернее, его практическом отсутствии, здесь в основном шутят.
    – Если нужно провести эксперимент, а реактивов нет, мы просим выделить деньги, – рассказывает Сергей Хальчицкий. – Но можем ждать два месяца. Для сравнения: в лабораториях за рубежом реактивы доставляют через пятнадцать минут. В крайнем случае – на следующий день…

    Ученые сетуют: на минимальные исследования в области спортивной генетики в месяц необходимо десять тысяч рублей. Основные работы требуют пятидесяти. Этих денег хватит, чтобы включать в исследование не двадцать «генов спорта», а тридцать, и при этом изучать новые. В том числе и те, что отвечают за предрасположенность к внезапной смерти. Но о таких работах здесь только мечтают. При зарплате в пять-шесть тысяч рублей сотрудники лаборатории иногда вскладчину покупают реактивы на три тысячи.

    Раньше институт располагался по другому адресу: Крестовский остров, проспект Динамо, 2. Здесь он занимал помещения бывшего особняка Путилова. Но в конце 90-х Комитет по управлению городским имуществом (КУГИ) правительства Санкт-Петербурга приступил к выселению докторов и кандидатов наук. Как посчитали сотрудники НИИ, мотивом послужило выгодное расположение особняка, который можно сдать в аренду или продать более прибыльным организациям. Несколько лет противостояния между институтом и КУГИ окончилось полной победой последнего. Ученые были вынуждены переехать на Лиговский проспект. О невозможности проводить научные исследования в предоставленных помещениях генетики заявляли не раз. Но, по словам бывшего директора НИИ Сергея Евсеева, на многочисленные письменные обращения к губернатору они получали однозначный ответ: о сложившейся в институте критической ситуации начальству неизвестно.
    Кстати, генетики сегодня готовы разрабатывать и еще одно очень важное направление: помогать сохранить здоровье нашим звездам, уходящим из большого спорта, – чтобы олимпийские чемпионы не превращались в инвалидов. Но и это, оказывается, никому не нужно. Традиции советско-российского спорта неистребимы: в спортсменах по-прежнему видят «материал», который после использования за ненадобностью выбрасывают.

    – Иностранные коллеги не понимают, как в таких условиях вообще можно работать, – невесело замечает Сергей Хальчицкий. – Китайские ученые много раз говорили, что учились у русских. Теперь они нас опередили.
    Ситуация выглядит еще более гротескно на фоне шумихи вокруг будущей Олимпиады в Сочи. Минимальную стоимость «стройки века» оценивают в 314 миллиардов рублей. Институт, работающий на спортивный престиж страны, не может получить несколько десятков тысяч рублей в месяц.

    Источник: sovsekretno.ru


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 12 марта 2010, 17:20
    • varnava

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020