У чиновников поразительно талантливые дети — все успешные бизнесмены
Власть и общество

    Фонд борьбы с коррупцией, основанный Алексеем Навальным, опубликовал результаты масштабного расследования, касающегося генерального прокурора Юрия Чайки, точнее – его сыновей и его заместителей. Речь идёт не о баснословных домах в Подмосковье или за океаном. Теперь ФБК говорит о бизнесе, построенном на захватах собственности, о подозрительных смертях собственников, о странных связях сотрудников Генпрокуратуры и с кущёвскими Цапками, и с подмосковной бандой ГТА.

    Фактура такая, что на неё, казалось бы, невозможно не реагировать – как это было с другими расследованиями Навального и его фонда. Но пошёл третий день, а реакции нет. Что должно делать государство, узнавая о таких фактах, рассказал председатель Антикоррупционного комитета, член Совета по правам человека при президенте РФ Кирилл Кабанов.

    — Кирилл Викторович, будет какая-то реакция на расследование Навального?

    – Я могу дать только юридическую оценку фактам. Сын Юрия Чайки – взрослый, совершеннолетний человек. И он не должен декларировать своё имущество. По поводу связи с бандой Цапков: расследование, как вы помните, Следственный комитет вёл в то время, когда у него был конфликт с Генпрокуратурой. Поверьте, если бы нашлись какие-то пересечения Цапков с прокурорами, уже тогда была бы реакция. Понятно, что и теперь идёт какая-то реакция. Сначала была реакция на Шойгу – похожая. Теперь – на Чайку.

    — Подождите, какая идёт реакция? Я как раз вижу, что реакции вообще никакой нет.

    – Дело в том, что никакой правовой реакции здесь и быть не может. Помните – по Шойгу? Были заявления о том, что у сестры его жены дом на Рублёвке.

    — Как не помнить.

    – Ну, дом. И что?

    — Вот именно: и что?

    – По закону сестра жены министра не имеет права иметь дом на Рублёвке?

    — Да и правда что! И сын генпрокурора тоже имеет право…

    – Нет, я вас спрашиваю – с позиции законодательства.

    — То есть ни в какой реакции это вообще не нуждается?

    – Если правоохранительные органы сочтут нужным проверить – они проверят. А какая здесь нужна реакция? Если бы мы узнали, что не задекларировано имущество у генерального прокурора, или генеральный прокурор сам выезжает куда-то за границу, тогда другое дело.

    — Ну да. А что его сына обвиняют в захватах чужого имущества, в причастности к загадочной гибели прежних собственников – это так, ерунда? И разбогател юноша без помощи папы-прокурора?

    – К сожалению, у 99 процентов наших чиновников дети в бизнесе.

    — Да, у них поразительно талантливые дети.

    – Если вы возьмёте список зарубежных политиков, то там то же самое – у 70 процентов.

    — Ой, это наше любимое: на Западе всё ещё хуже.

    – Я не говорю, что там хуже. Я просто сравниваю ситуации.

    — Юридические перспективы тут…

    –… никаких. Да, эта информация вызывает негодование в обществе. На это она и направлена. Но юридически никакой перспективы тут нет.

    — В расследовании ФБК речь идёт ещё о заместителях генпрокурора Чайки: подозрения в связях с кущёвской бандой, с бандой ГТА, с игорным бизнесом…

    – А вот по заместителям должна быть проведена проверка.

    — Кем?

    – Органами Федеральной службы безопасности, Следственным комитетом. Вот они должны провести проверку.

    — И они её проведут?

    – Не знаю.

    — Смешно...

    – Честно вам говорю: я не знаю.

    — Вы – председатель Антикоррупционного комитета, член Совета по правам человека при президенте. Вы можете как-то ускорить события с этой проверкой?

    – Сегодня-завтра мы, я имею в виду Антикоррупционный комитет, эту ситуацию тщательно изучим и дадим ей оценку. Если есть основания, то вопрос мы поднимем.

    — Вот вы сказали о других странах. В «других странах» при меньших обличениях прокурор подал бы в отставку.

    – Могу вам привести пример скандала во Франции. Когда были сначала выставлены некие дискредитирующие истории о чиновниках. А проверка показала, что они были выставлены политическими оппонентами умышленно для дискредитации. Там существуют механизмы: если есть правовое основание, то проходят разбирательства, в том числе парламентские.

    — Фамилии этих французских чиновников не назовёте?

    – Сейчас не могу вспомнить, надо восстановить.

    — Я тоже приведу пример: Кристиан Вульф, бывший президент Германии. Он ушёл в отставку после публикаций о ерунде: якобы деньги взял в долг не в банке, а у знакомого. Расследование доказало, что коррупции не было. Но карьера у человека закончилась.

    – Ну, ушёл он в отставку – и что?

    — Вот как раз, если бы Чайка ушёл в отставку, было бы это самое «что».

    – У меня есть своё понимание, откуда были получены эти документы. Просто не хочу об этом говорить.

    — Если документы достоверны, то какая разница, откуда они получены?

    – Большая разница. Вопрос в том, что выборочная подача подобных документов, которые касаются фигуры, выполняющей конкретные функции в государстве, – это немного другая история. Я всегда говорил и буду говорить: нельзя путать реальное противодействие коррупции, борьбу с коррупцией – с политическими целями.

    — Кирилл Викторович, да какая ж разница, если факты…

    – Вот послушайте. Мой ныне покойный друг Юра Щекочихин (российский журналист и писатель) всегда говорил, что нужно быть объективными. И как только появлялась политика, он плевался и уходил. А для того, чтобы быть объективным, нужно не просто судить. Нужно дать юридическую оценку. Я много раз мог слить информацию, которая приходит ко мне из разных источников. Но я понимаю, что нужно проверить её достоверность. Нужно понимать юридические последствия. А просто так – возьмём и сольём… Это неправильно.

    — Хорошо, кто-то слил…

    – Не кто-то, а я знаю, кто именно.

    — И кто? Можете сказать?

    – А зачем? Сейчас мы с коллегами этот вопрос обсудим. Подумаем, как на это реагировать. И нужно ли вообще реагировать.

    — Честно скажу: зная вас, зная вашу репутацию, я ждала от вас совсем другой реакции. Других слов.

    – Вот я как раз дорожу своей репутацией. И последние два-три скандала заставили меня в таких расследованиях разочароваться. То есть эмоции – да, это я понимаю. Но я смотрю на это с профессиональной точки зрения. И к борьбе с коррупцией это, к сожалению, никакого отношения не имеет.

    — А что это, если не борьба с коррупцией?

    – Просто вызвать всеобщее негодование – это общественно-политические эмоции. Если мы, например, проверяем губернатора, то пока мы не найдём юридических оснований, мы вообще ни в коем случае ничего не раскрываем.

    — Но у вас и функция совсем другая! ФБК – не госорган, они не правоохранители. Они публикуют факты – пожалуйста, проверяйте, опровергайте.

    – Вот я вам приведу пример. Речь идет об одном губернаторе. Его сын – руководитель краеведческого музея. Получает бюджетные деньги. Кто узнал об этом – сразу закричали: «Вот! Конфликт интересов!» Всё это расписывается в управление внутренней политики администрации президента, в управление по противодействию коррупции – Олегу Плохому, в Генеральную прокуратуру…

    — Господи, что ж там за деньги такие у краеведческого музея?

    – Это первый вопрос. Но главное, что после массы проверок губернатора выясняется: его сын стал директором музея за 5 лет до того, как отец стал губернатором.

    — Вам не кажется, что это не совсем сопоставимые вещи: сын губернатора – директор краеведческого музея, и сын генпрокурора – с подозрениями в отъёме чужой собственности с трупами и так далее?

    – Минуточку. По поводу сына генерального прокурора я вам уже сказал. Помните войну Следственного комитета и Генеральной прокуратуры? А помните, что сказал тогда президент Дмитрий Анатольевич Медведев? Он сказал: давайте по фактам, хватит уже сливать информацию по детям. Все эти истории давно проверены. По ним ещё в начале 2000-х годов разбирались официально.

    — Банда ГТА – история прошлого года.

    – Да я не только о них, я обо всём! Никаких фактов, говорящих об участии в этом генерального прокурора, нет. Понимаю, что я не в тренде. Но если быть честным – то до конца. Если бы мне сейчас сказали, что найдена информация о счетах, хотя бы об использовании банковских карт генеральным прокурором, я бы ответил: ребята – нет вопросов, надо проверять. Но у всего правительства дети-бизнесмены! Что же господин Навальный правительство-то не трогает!

    — Министр обороны – это у нас не правительство?

    – Силовой блок – это силовой блок. В общем, я могу говорить только о правовой оценке: нарушено то-то, есть признаки того-то.

    — Давайте вынесем за скобки генерального прокурора. Есть бизнесмен Артём Юрьевич Чайка. ФБК намекает на его причастность к гибели человека. Что, кроме родства с генеральным прокурором, может помешать проверить такие факты?

    – Почему вы уверены, что против Навального уголовное дело было сфабриковано, но почему у вас нет уверенности, что у самого Навального могли быть сфабрикованы документы?

    — Да потому, что в деле Навального журналисты проверяли факты, о которых говорило следствие. Я сама читала документы, следила за допросами всех свидетелей в суде.

    – Тогда почему здесь вы на основании четырёх документов делаете вывод, что информация объективна?

    — Так в том-то и дело, что я выводов не делаю! Мы же с вами с этого начали: кто должен проверять информацию? Как должны реагировать госорганы? А может, они проведут расследования, и выяснится, что семья Чаек – сплошь святые!

    – Когда была война Следственного комитета и Генеральной прокуратуры, вывернуто было всё. Поверьте, люди копали очень профессионально.

    — «Вывернуто» – не значит, что дали ход найденному.

    – Ничего подобного! Вспомните, сколько тогда было возбуждено уголовных дел!

    — И все через пару лет рассосались.

    – Потому что ничего, кроме голых слухов, не было. И истории, которые сейчас выброшены, в большинстве – старые. Новое – только гостиницы и швейцарские виллы, но это ксерокопии документов, полученных из-за рубежа. А дальше идёт слив старой информации, с начала 2000-х. Она просто скомпилирована.

    — Так истории потому и старые, что Навальный копнул «от Адама и Евы»: как этот юноша стал таким успешным бизнесменом, что дело дошло до гостиниц и вилл.

    – Ещё раз повторю. Я знаю, как эту историю выворачивали. Никакого результата проверки не дали. Я встречался с людьми, которые занимались этой работой. Я им доверяю, потому что знаю их ещё по службе. Им просто была дана команда: найти. И они сказали: ну нет ничего. Вот скажите мне: выброс истории с Шойгу на что был рассчитан? Ну, у сестры жены есть дача на Рублёвке. И что?

    — И много народу поверило, что сестра жены министра обороны сама заработала на такую дачу на Рублёвке?

    – Так в том-то и дело, что понятие «поверить» здесь ни при чём! Мы с вами говорим о правовой форме. А это предполагает не «веришь – не веришь», а доказательства. Я считаю, что прежде всего должна быть юридическая оценка. Я же понимаю и совершенно не осуждаю позицию Алексея Навального. Он – политик. Он может себе позволить такие вещи. Я – не могу. Потому что я отвечаю своей репутацией. Подыгрывать политической истории я не хочу. Но надо в ситуации разбираться.

    — Я подведу итог: нехорошие люди при власти могут делать всё что угодно, главное – правильно оформить. Юридических последствий не будет, а с политическими никто не захочет связываться. Так?

    – Самое страшное, когда мы в этой сфере переходим на эмоции. Потому что следующим шагом будет: «А на черта с ними разбираться, они – классовые враги».

    — Есть ещё золотая с середина. Достигается путём проверки фактов.

    – У нас с 1991 года сформирован этот класс: родители наделены властью, дети занимаются бизнесом. И дети детей тоже занимаются бизнесом. И жёны. Давайте по-честному вспомним, когда это началось. Когда у нас Владимир Владимирович пришёл? И что было до этого? Да, были тогда романтики. Но были люди, которые основали систему. Сейчас это заканчивается.

    — Это оно так заканчивается?!

    – А вы хотите, чтобы за один день закончилось?

    БеседовалаИрина Тумакова
    Источник: fontanka.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс


    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018