Верующие на пороге религиозного «уплотнения»?
Власть и общество


    Вопрос о том, можно ли молиться в храме другой религии, еще недавно принадлежал к разряду «сухой догматики», по-настоящему волнующей только глубоко религиозных людей, коих не так уж и много. И вот, неожиданно он приобрел новое, практическое звучание. Причем, именно сейчас, в пору, казалось бы, куда более значимых городских перемен.

    В религиозных и просто образованных кругах обсуждается инициатива двух известных мусульманских священнослужителей. Каждый из них действовал самостоятельно, но суть одна: в связи с сильной нехваткой мечетей в Москве, мусульман следует пустить в православные храмы. Для вполне мусульманской молитвы. Один из авторов инициативы, тюменский казый (муфтий) Фатых Гарифуллин, уже несколько раз обращался с такими просьбами к Патриарху – сначала к Алексию, потом к Кириллу.

    Вот как объяснял Гарифуллин свою позицию в интервью «Интерфакс-Религии»: «Я часто бываю в Москве, вижу многомиллионный город: на пятничных и праздничных намазах люди всегда стоят на улице. Это хорошо, когда тепло, а когда бывает дождь, снег? В Москве около 800 церквей, я иногда бывал и заходил в них — что я вижу на практике? Там обычно стоят бабушки: две-три бабушки со свечками. Кроме праздничных дней, храмы пустуют. Вот я и попробовал спросить, нельзя ли, допустим, несколько церквей использовать для мусульман, когда это будет очень необходимо».

    Более осторожно высказался имам-хатыб Московской соборной мечети Ильдар Аляутдинов: «Возникает вопрос: если, к примеру, на улице идет снег или дождь и не видится возможным совершение молитвы на улице, но рядом есть христианский или иудейский храм, то разрешено ли с канонической точки зрения мусульманам совершать в них свои обряды? При должном понимании, толерантности, отсутствии запрета со стороны представителей данного храма, подобное возможно. Тем более, что это будет способствовать укреплению той авраамической основы, что лежит у истоков трех небесных религий».

    Там же, на сайте muslim.ru, Аляутдинов поделился впечатлениями: «Например, в свое время я помолился в православном храме в казанском Кремле. Великолепная мечеть Кул-Шариф тогда только строилась, а тут как раз настало время молитвы. Вот я и помолился в церкви Аллаху по всем правилам Ислама. В США мы пошли еще дальше. Наша делегация во время проведения съезда раввинов и имамов всего мира помолилась в синагоге. Раввины, видя это, только удивлялись и поддержали нас. На их лице светилась улыбка: надо же такому случиться!»

    Как разъяснила руководитель пресс-службы Совета муфтиев России Гульнур Газиева, слова Ильдар-хазрата ни в коем случае нельзя понимать, как призыв занимать чужие храмовые здания, — напротив, это разъяснение, что «мы братья по вере с христианами и с иудеями».

    Фатых Гарифуллин несколько более настойчив: «Я еще раз говорю, — подчеркнул он в том же интервью, — может быть, не совсем это корректно, красиво и недипломатично, но, тем не менее, я хочу сказать: у вас 800 церквей, которые практически пустуют, а мусульмане стоят на улице, мерзнут».

    В общем, действительно: у одного автора – «дипломатично», у другого – не очень. На вопрос, а как быть с иконами, Гарифуллин ответил: «Надо сказать, что у мусульман запрещено идолопоклонство, нельзя обращаться к изображениям, к крестам, в исламе это запрещено. Но вопрос стоит именно о помещении, о площади, необходимой для мусульман. Если бы разрешили использовать вот эти площади в православных храмах, то вопрос завесить иконы — это легкий вопрос».

    Нетрудно догадаться, что Гарифуллин не только получил отказ на официальном уровне, но и резкую отповедь в печати. Как минимум, с двух сторон.

    Писательница Елена Чудинова, автор известного романа-антиутопии «Мечеть Парижской Богоматери», так откликнулась в журнале «Эксперт»: «А не придет ли кто-нибудь в ближайшее время в просторную квартиру читателя и не скажет ли: что-то у вас, любезный, многовато жилплощади пропадает зряшно! Вот посудите сами: вы с женой да двое детей, а комнат, между тем, целых пять. Помещения-то, можно сказать, пустуют! А разве вы не знаете, что тысячи гастарбайтеров ютятся по нескольку человек в комнатенке?! Так что по всей справедливости завтра мы вас, уважаемый, уплотним. Фантастика? Да как сказать».

    С другой стороны, жестко высказался муфтий Чеченской Республики Султан Мирзаев: «Эти слова имама были расценены как угроза в адрес православного большинства и откровенный шантаж московских властей. Подобные заявления на руку исламофобам в масках исламоведов. Уверен, что заявление Ильдара Аляутдинова дает лишний повод для раздора между представителями разных конфессий, населяющих Россию».

    Уже эти цитаты дают понять, что затронутый вопрос – на самом деле, очень больной и сложный.

    Мечетей в Москве действительно очень мало. Правда, пока одни официальные источники дают цифру четыре, другие доводят уже до восьми: жизнь на месте не стоит. Но все равно: 800 и восемь – это разница на два порядка. А разница между числом христиан и мусульман в Москве – далеко не на два порядка.

    Во время последнего праздника ураза-байрам, 8-9 сентября, в районе Московской соборной мечети, которая находится близ метро «Проспект Мира», творилось что-то жуткое. Все прилегающие улицы, вроде Мещанской или Гиляровского, вместе с дворами, были заполнены людскими потоками. Иные горожане жаловались, что невозможно было в иные часы в метро проехать через «Проспект Мира» — столько «паломников». Дорога от метро до мечети была оцеплена ОМОНом и внутренними войсками, что тоже не добавляло праздничной атмосферы. Наблюдатели оценивают численность пришедших к стенам мечети в 50 тыс. человек, это никак не преувеличение.

    Так что, если Фатых Гарифуллин действительно немножко «влез в чужой монастырь со своим уставом», то Ильдар-хазрата в большей степени можно понять. Ему приходится на каждый праздник этими потоками как-то «рулить».

    Вот первая грань вопроса: сколько в Москве мусульман? Тоже единого ответа нет. Официальные данные – около 400 тыс. Муфтии и духовные лидеры мусульман дружно говорят, что это далеко не так, и что речь идет и миллионах. Но дело не только в понятных амбициях лидеров. Вопрос гораздо острее: кого именно считать?

    Цифра в 400 тыс. получена по данным последней переписи населения, которая учитывает только жителей города «с пропиской». Но в сегодняшней Москве постоянно находятся уже явно миллионы трудовых мигрантов, в большинстве своем – мусульман. Имеют ли эти люди право на «духовное окормление»? По человеческой логике – да. А нелегалы, которых среди них весьма много? Тут вообще непонятно, как судить. И если пребывание этих людей в России считается временным – значит, и мечети для них должны быть разборные, из легких материалов? Формальная какая-то логика. На самом-то деле, многие из этих гастарбайтеров наверняка здесь останутся. Но должно ли государство и общество этому способствовать?

    Впрочем, 400 тысяч – тоже огромная цифра, с учетом того, что мечетей – не более восьми. Теперь возникает вторая грань вопроса. Как напомнил известный религиовед, заместитель директора Института философии РАН Андрей Смирнов, переписчики «автоматически записывают в мусульмане представителей тех этносов, которые традиционно исповедуют ислам». А действительно ли все они – активные прихожане?

    «В исламе всего два праздника в году, из них самый большой курбан-байрам, — подчеркнул Смирнов. — Если в эти моменты происходит огромный наплыв народа, это совершенно не значит, что такой же наплыв будет во все остальные дни». Андрей Вадимович также напомнил, что Соборная мечеть у «Проспекта мира» — единственная в Москве мечеть, которая имеет исторические корни. Сюда и наплыв больше.

    Так-то оно так. Но ведь и православных в последнее время (и даже не в самое последнее) церковь тоже примерно так считает – по этническому принципу. Патриарх Кирилл уже давно, еще задолго до своего патриаршества, придерживался линии, что русские – это «люди, которые должны быть в нашей ограде», и что «это историческая неправда, что они не в ней».

    И число храмов теперь рассчитывается, исходя из числа всех тех, кто на переписи называет себя православным, — а это большинство русских, и большинство москвичей. Поэтому-то, в дополнение к существующим храмам, число которых, вместе со всеми подворьями и часовнями, по имеющимся данным, составляет что-то около 800, уже решено строить 200 новых, на окраинах Москвы. Причем, 200 – этот тот минимум, что уже согласован с мэрией, и вряд ли какие-то политические бури на этот уговор повлияют.

    Хотя очень многие из «православных» ответом при опросе свою религиозность и ограничивают, и ни в какую церковь не ходят, — тем не менее, для них должно быть как бы «зарезервировано» место, дабы, пожелав обратиться к Господу, они могли тут же найти теплый прием. И это, в общем-то, правильная политика, против которой даже и неверующему как-то неловко возражать.

    Но мусульмане могут сказать: «А мы? Значит, все равно, ваши храмы – сотнями считают, а наши единицами? И даже еще одну мечеть в Текстильщиках теперь вот, не дают построить?»

    Еще одна грань: имущественная. На что строить? В РФ нет государственной религии, у всех строящихся храмов есть спонсоры. Та же Соборная мечеть, например, со всеми своими историческими корнями, ожидает сноса – она слишком мала. А прямо над ее куполами уже вознеслись высоченные бетонные минареты новой, в разы более крупной мечети. Только вот с наступлением кризиса стройка застопорилась: видимо, кончились средства. Так и застыл этот пейзаж в «переходном периоде».

    «Когда нет денег – не строят социализм», вероятно, и мечеть тоже? Но ведь никто не поверит, что умножению православных храмов государство так уж совсем не помогает. Уж земельные-то участки выделят. А свободной земли в Москве не просто мало, а очень мало.

    Свое мнение высказал и глава Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин. «Мечетей действительно не хватает, — отметил о. Всеволод. — Видно, что часто люди молятся на улице. Поэтому я бы не имел ничего против того, чтобы некоторое число новых мечетей было построено».

    Отец Всеволод напомнил, что еще Патриарх Алексий поддержал идею строительства новой мечети для мусульман с Северного Кавказа в районе Даниловского кладбища. «К сожалению, мечеть так и не была построена из-за того, что община испытывала трудности, не позволившие ей это сделать», — отметил собеседник агентства. Это к тому же финансовому вопросу.

    «Нужно иметь ввиду, что в Москве есть большое количество маленьких мечетей, молитвенных помещений в офисных зданиях, а иногда и в жилых домах, — добавил о. Всеволод и резюмировал: — Мы не призываем к тому, чтобы у мечетей не было минаретов, чтобы на них нельзя было устанавливать полумесяцев, и из них не звучал призыв к молитве. Но мнение местных жителей относительно облика зданий и размера окружающих территорий должно учитываться и по закону, и по здравому смыслу».

    А местные жители в Текстильщиках, как известно, изо всей мочи строительству мечети сопротивляются.

    Кстати, напомнил о. Всеволод и о том, что «об установке креста на одном из православных храмов в одной из арабских стран дискуссия была достаточно непростой и потребовала серьезного компромисса». И здесь еще одна грань: мусульмане очень хорошо защищают свои права в Европе, и по части строительства мечетей, и по части права на ношение платков. А как насчет права ходить без платков по Тегерану (да что по Тегерану – по Грозному)? А как насчет христианских храмов в Эр-Рияде и Каире? А что стало с храмом Св. Софии в Стамбуле? Но это вопросы сугубо теоретические, поскольку принцип коллективной ответственности в цивилизованном обществе не поддерживается.

    Понятно, что практика организованных мусульманских молений в православных храмах, а тем более, «завешивания икон», в сколь-нибудь близкое время реализована не будет. Но остается острота проблемы. И не похоже, что в ближайшее время эта острота смягчится.

    Свой совет дал член правления Московского религиоведческого общества, ученый секретарь Российского сообщества преподавателей религиоведения, старший научный сотрудник философского факультета МГУ Павел Костылев. «Необходим государственный орган, который бы обеспечивал межконфессиональные отношения, в том числе и выделение зданий, — заметил он. – Аналог Совета по делам религий, который совершенно зря ликвидировали в начале 90-х».

    О том, что с упразднением Совета по делам религий в России действительно поторопились, говорят многие специалисты. Впрочем, не будет же Совет, если его возродить, отбирать здания у одних и передавать другим. Участки выделять? – так ведь и там имущественные интересы колоссальные. Или переговоры вести с жителями, как в Текстильщиках?

    Тем не менее, какой-то «Совет», вероятно, не помешал бы. В любом случае, ситуация требует от духовных лидеров всех крупных конфессий взаимопонимания и деликатности. Нельзя «раскачивать лодку», а бывает, что раскачивают.
    По материалам: rosbalt.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 02 октября 2010, 12:58
    • combat

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    оставлять комментарии можно только в полной версии сайта

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020