Танцуем от русской печки (часть II)
Общество


    Двадцать лет атмосферы бездуховности, накачиваемой телевидением и другими средствами массовой информации, даром не прошли. Работа в этом направлении проведена огромнейшая, и, конечно, она дала свои результаты… деятели, чье творчество лежит вне традиций русской культуры, рискуют оказаться «кучкой завоевателей в чужой стране»…

    Часть I

    Действительно, раньше, да и всю жизнь, почему-то хорошие спектакли воспринимались представителями всех слоев населения. И не потому что тогда не было такого резкого разделения общества, а потому что лучшие из созданных даже в советское время спектакли были поставлены талантливыми, небезразличными к окружающей их жизни людьми. А еще: всех их – и режиссера, и актеров, и зрителей – объединяла жажда познания, интерес к исследованию при помощи искусства театра самых глубоких и самых значительных глубин человеческой личности и окружающей эту личность среды. Сидевшие в зале люди, благодаря магии театрального искусства, сами были объектом театрального исследования как жизненные реалии и в то же время, будучи зрителями, они чувствовали себя исследователям жизни человеческого духа, что увлекало, захватывало их и приводило к тому потрясающему состоянию, которое древние греки называли катарсисом.

    Хотя мнения даже по самому выдающемуся спектаклю у разных людей могли быть разными.

    Сегодня, конечно же, нельзя не говорить о снижении зрительского уровня восприятия театра. Еще бы! Двадцать лет атмосферы бездуховности, накачиваемой телевидением и другими средствами массовой информации, даром не прошли. Работа в этом направлении проведена огромнейшая, и, конечно, она дала свои результаты. Причины вырождения публики разные, но вина в том и самого театра, все эти годы не пытавшегося вести публику за собой к вершинам духовности, а бездумно потакавшему ее самым низменным чувствам. За что боролись, на то и напоролись. В процессе этой борьбы театром отброшены накопленные сотнями лет бесценные духовные национальные театральные ценности.

    Предыдущие поколения копили-копили их, широко пользовались передаваемым опытом, а ныне, как выясняется, от него ничегошеньки не осталось. Этот опыт нынче никому не нужен. Отбросив его, наши театральные реформаторы пытаются строить театральный дом начиная с крыши, без фундамента, с висящими в воздухе стенами. Связь времен прервалась. Свершилось то, о чем предупреждал еще в 1925 году нарком просвещения А.В. Луначарский, считавший, что деятели, чье творчество лежит вне традиций русской культуры, рискуют оказаться «кучкой завоевателей в чужой стране». Ставший в данном случае неблагородным делом риск подобных деятелей оправдал себя. В нашей стране они воистину стали завоевателями в области культуры. Только чем они завоевали культуру этой страны?..

    Многие из них говорят, что они никому не служат, а только Мельпомене. Они, мол, искусству служат. Да служите кому хотите. Только в этом случае подобному театру надо существовать на свой счет. Мне как налогоплательщику очень не хочется оплачивать театральное искусство, существующее само для себя и для удовольствия тех, кто его создает. С какой такой стати?

    Мне, да и, хочется надеяться, нашему государству… нет, государству прежде всего, должно быть ближе назначение театра, которое определил еще Николай Васильевич Гоголь: «Театр ничуть не безделица и вовсе не пустая вещь. Это такая кафедра, с которой можно сказать миру много добра». Вот его предназначение. И всякий театр, не соответствующий сути этих слов …он нам зачем?

    И не надо ожидать слов, в которых я бы сказал, что (собрать бы книжки все да сжечь) такие театры надо закрыть. Помилуйте. Пусть существуют всякие и разные. Никто не посягает на свободу их творчества. Пусть будут, пусть работают. Вот только на свой счет. За свои деньги. Откажитесь от государственной поддержки и творите, что и как хотите, ни на кого и ни на что не оглядываясь. Никто в ваш огород не посмеет кинуть ни одного камня. А если вы сегодня на государственном содержании, то и должны служить государству, обществу верой, правдой, талантом и своей гражданской совестью. Это если «высоким штилем». А если цинично, то вспомним восточную поговорку:" Есть киш-миш – есть салям алейкум, нет киш-миш – нет салям алейкум". Формула проста, как гвоздик: есть общественная польза от театра – есть у государства деньги на его содержание, нет общественной пользы – нет у государства денег на его содержание. Понимая суть театрального искусства как возвышающего человека, государство и должно делать все для того, чтобы именно эти принципы доминировали в отношениях театра и зрителя.

    И вот парадоксальная ситуация: наняв театр на службу обществу и заключив с ним договор, государство не считает нужным ставить перед ним здоровые, ясные, благородные цели и поддерживать его в стремлении достичь их. Оно вообще никаких целей перед ним не ставит. Деньги дает, но от театра ничего не требует. По крайней мере, до сих пор оно было даже в полном умилении от того, что не вмешивается в художественный процесс. Бросило деньги театру и забыло о них. Вот жизнь-то у театра. У всех обязанности есть, а у него никаких — живи не хочу.

    А надо бы, ох, как надо бы подумать, чего, собственно, от театра требовать за те деньги, на которые государство его содержит.

    В прессе как-то заговорили о том, что министр культуры А.Авдеев объявил о введении квоты на современных авторов в большинстве театров и оркестров. На что деятели театра, естественно, отреагировали и довольно резко: мол, это напоминает цензурно-партийный аппарат, который тщательно следил за репертуаром театров. То есть имелась в виду ситуация, когда за одних «Сталеваров» театру давали возможность поставить двух Шекспиров или Шекспира и Мольера. Не очень мудрое, мол, министерское решение. Все театральные руководители и так мечтают о современной пьесе. Не могут же они насыщать репертуар одной классикой. Классика требует от них высокого профессионализма и большого актерского и режиссерского таланта. А где его нынче возьмешь?

    Действительно, нет драматургов, нет режиссеров, но нет, что самое страшное, настоящих актеров. Вернее актеров нынче множество. Как никогда. Нет — Актеров…

    Действительно, русская классическая актерская школа потеряна напрочь. Система подготовки актера, режиссера по системе Станиславского, являющаяся вершиной достижений не только русской театральной науки, но и признанная во всем мире лучшей школой подготовки и воспитания актера, не просто утрачена, она вызывает у отдельных ведущих современных российских театральных деятелей раздражение и неприятие. Не понимаемая и оттого презираемая, система подвергается в их среде всякого рода остракизму. Обучение актера примитивизируется. Талант не нужен, талантом стать просто: заплати деньги и ты — в театральном институте. Заплати много денег, 22 тысячи долларов в год, и ты – на актерском отделении МГУ в Швейцарии (где Швейцария, где Россия)… Что тут, что там за такие деньги в тебе непременно найдут дарование.

    И вот результат: сидишь в ином московском театре на спектакле, поставленном по русской классике, и невольно думаешь: где я? Не на Бродвее ли?.. Декорации – вне времени и пространства, костюмы, внешность исполнителя стилизованы под русские (есть смазанные сапоги, есть борода лопатой – вот и герой Островского). А сами актеры… Куда девались прекрасные русские лица?

    Хорошо еще роли купцов в нынешнем отечественном театре не исполняют негритянские актеры, хотя может скоро дойти и до этого. Осели же «шоколадные зайцы» в российском шоу-бизнесе, наверно, как представителей российской нации их можно было видеть и в качестве ведущих на некоторых телевизионных каналах. А пример спорта?.. Тут и говорить нечего.

    В театр имени Вахтангова на должность главного режиссера пригласили Римаса Туманиса. Вот один умилительный отклик о поставленном в этом театре им спектакле «Ревизор»: «Туминас — режиссер не спеша, не суетясь, изящно, остроумно и просто выстраивал взаимоотношения хрестоматийных гоголевских персонажей. И эффект был потрясающий, когда вдруг вместо социальных масок, утрированных карикатур появлялись живые и индивидуальные человеческие лица, со своими радостями и бедами, мечтами и потерями… В этом желании «ревизировать» Гоголя Туминас, возможно — бессознательно, сделал изящный реверанс русской театральной школе: Мейерхольд, попытка Эфроса «ошинелить» гоголевскую «Женитьбу» — соединилось в этом спектакле (и это ли не любовь к русской культуре?!)».

    Воистину любовь зла. Но не настолько же, чтобы видеть в любви к Мейерхольду (немало потрудившемуся над разрушением русского театра) любовь к русской культуре. Литовец до мозга костей, Туманис призван спасать знаменитый московский театр. Как будто это какое-либо обанкротившееся предприятие по производству мяса или сыра: поставил другие станки, улучшил технологию, нашел возможность реализации продукции — и вот он, успех… В искусстве не все так просто.

    Мы становимся театрально «цивилизованнее» и «цивилизованнее», при этом размазывается, расплывается, теряет национальные черты русское лицо на сцене, кино- и телеэкране. Вспоминаю спектакль «Правда хорошо, а счастье лучше», поставленный в Театре имени Моссовета Сергеем Юрьевичем Юрским. На роль старой няньки Филицаты режиссер пригласил Фаину Георгиевну Раневскую, прекрасную актрису, а сам выступил в роли Грозного. Возможно, постановщику тогда хотелось как-то занять мало игравшую актрису, да и к своей постановке тем самым привлечь внимание, но случилось то, что и должно было случиться: великолепная актриса в несвойственной ей роли, да и сам постановщик в роли русского купца выглядели как что-то чужеродное, иностранное, далекое от традиционного представления о внешности русского человека, жившего в позапрошлом веке.

    Впрочем, не осознавая той своей неудачи, Юрский постоянно обращался в театре к русской классике, упорно ставил на сцене русскую классическую драматургию, играл в спектаклях по ней в своих и чужих постановках, но ни его Фома Опискин, ни даже его декламация произведений Пушкина не находили желаемого отклика у отечественного зрителя… Хотя актер он замечательный и его кинематографический Остап Бендер и умирающий король Генрих IV в шекспировской хронике в товстоноговской постановке в БДТ великолепны. Хорош он и в «Стульях» Эжена Ионеско. А вот с русской классикой…

    Типаж, типичное лицо, национальный характер – это то, что с трудом поддается описанию, но легко узнается на сцене. К сожалению, сегодня русский актер, обладатель типичной русской внешности, воспитанный в традициях отечественной классической школы актерского мастерства, на генном уровне носитель исторической памяти русского народа – явление в нынешнем российском театре наиредчайшее. У большинства наших театральных артистов, как выясняется в течение последних десятилетий, напрочь отсутствует чувство сопричастности к жизни народа, к его судьбе, хотя без этого основного инстинкта в России художник – не художник.

    Понимаю, что сейчас иные читатели начнут приводить примеры присутствия нерусских по происхождению мастеров в русских литературе и искусстве. И правильно. Русское искусство, русская нация никогда не были замкнутым пространством. Они всегда вбирали в себя таланты, скажем так, со стороны. Правда, при определенном условии.

    Потомок обрусевшего датчанина знаменитый русский лингвист, литератор Владимир Даль писал: «Дух, душа человека – вот где надо искать принадлежности его к тому или другому народу». И не зря говорят, что русский – это не национальность, а состояние души.

    В театре, кино, помимо души, все же нужна еще и внешность, типажность.

    Когда речь идет о национальном типаже на сцене, это проблема не только русская национальная. Это проблема любого и каждого национального искусства.

    Как ни хорош, например, был в роли Тевье-молочника русский актер Михаил Ульянов, вряд ли он выглядел в этой роли лучше, нежели знаменитый еврейский трагик Михоэлс. И тут разговор не о степени таланта (это вообще определить невозможно), дело тут в органичности актера, в точности его типажного попадания, в его национальном соответствии. Если кто-то не согласен с таким утверждением, пусть попробует представить себе в роли Егора Трубникова в фильме «Председатель» Броневого, Плятта, Гердта или того же Михоэлса. По крайней мере, с их участием это уже будет другое кино. Ульянову же, человеку из сибирской глубинки, Трубников кровно близок и национально адекватен. Это кровь от крови русский человек со всеми его особенностями. Таких людей актер видел, жил среди них и сам обладал необходимыми для роли чертами характера. А главное, как он считает: «Когда я играл Председателя, я понимал, ради чего». Оттого – блеск таланта, яркость характера и живейший отклик в зрительских сердцах.

    Или вот еще. Сколько ролей и как хорошо ни сыграл Иннокентий Смоктуновский, но, на мой взгляд, лучшая из них – Моисей Моисеевич в киноверсии Сергея Бондарчука чеховской «Степи». Это просто гениальная по созданию национального характера работа. Подтверждение своей оценки этой роли в исполнении Смоктуновского я услышал однажды у великолепной актрисы Ирины Скобцевой. Правда, наша корпоративная кинокритика не оценила успех данной работы замечательного мастера только потому, что замалчивала все фильмы Бондарчука.

    И тут не надо кричать: «Я — русский актер! Я — русский актер!» и пытаться, бия себя в грудь, рассказывать, какой вы русский и какой вы национальный актер. Ситуация от этого не изменится. Как написал известный театровед Алексей Вадимович Бартошевич, «забота художника должна быть, прежде всего, о самовыражении. Если в нем заложена национальная природа, то она себя выскажет. Попытки же говорить, предположим, что я — русский художник и потому должен делать то-то и то-то и не делать того-то и того-то, весьма опасны. Они много раз мешали искусству… Национальная серьезность искусства рождается естественно, сама собой, из стремления художника выразить себя и свое время».

    Абсолютно справедливые слова. Вот только из этого посыла напрашивается вывод: если сегодня русская национальная серьезность себя никак не высказывает на нынешней театральной сцене, если театр потерял свою национальную особенность, значит на ней физически ничтожно мало присутствует носителей русской серьезности. А разве можно назвать театр русским, если русские актеры и режиссеры в нем в меньшинстве?

    И не означает ли это, что рядом с угасающим, бесперспективным нынешним театром пора бы начать строить свой новый русский театр, отвечающий самым высоким эстетическим требованиям, который отвечал бы всем требованиям народа, среди которого он родился, строить театр, способный верно и преданно служить своей нации, своим людям и в час радости, и в минуты тревог и переживаний. А для его строительства, конечно же, нужен великий художник, способный танцевать от печки. От русской печки.

    Вот только когда он появится этот русский театральный мессия?.. Кто знает. Но очень хочется надеяться, что он все же придет…

    Источник: fondsk.ru

    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 13 мая 2010, 09:29
    • serega

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2017