Памяти Алексея Захаровича Ванина
Люди и судьбы

    9 января 1925 года в небольшом посёлке Благовещенске Яснополянского сельсовета Шарчинского района (впоследствии Ребрихинского) Алтайского края в семье Захара и Пелагеи Ваниных родился первенец, которого назвали Алексеем.

    Ванины переехали в Благовещенск поближе к вольной земле и пашне из большого села Усть-Мосиха, одного из центров борьбы красных партизан и колчаковцев, описанного в романе Георгия Егорова «Солона ты, земля». Захар Михайлович Ванин, родители которого переселенцами прибыли на Алтай из Тамбовской губернии, не участвовал в кровавой схватке у себя на малой родине, он повоевал в знаменитой Первой конной армии Семёна Будённого и даже участвовал в схватках с махновцами. Он не очень любил рассказывать о том суровом времени, но как-то признался Алексею, что получил революционную награду из рук самого Клима Ворошилова, легендарного соратника Будённого. Мирная жизнь на Алтае была порой более тяжёлой, чем боевая. Чтобы семья жила в достатке, распахивали залежные земли, разбивали сады и огороды, строили новые дома. Со всем этим справлялась молодая семья Ваниных. Помогло и то, что родители Захара переехали из Усть-Мосихи и вместе с ними жили в избушке. Дед Алексея целыми днями строгал, тесал, делал прялки, прядильные станки и другие важные предметы нехитрого крестьянского быта. На выделенном советской властью наделе Ванины сеяли рожь, пшеницу. В их хозяйстве были кони, коровы, овцы, куры. За всем поспевали Ванины, крепки они были в кости, как и их сваты Ишутины, из семьи которых была Пелагея, мать Алексея. Постепенно семья крепла, богатела и пополнялась. В 1929 году у них родился сын Гектарий, а в 1932-м дочка Валентина.

    В Благовещенске было два пруда: Ишутинский – здесь стоял дом Ишутиных, второй пруд Ванинский – здесь жили Захар с Пелагеей и их родственники Ванины. До сих пор Ванины, родившиеся в 20-30-е годы в Благовещенске, двоюродные братья Алексея Захаровича, и их дети, внуки живут в Ребрихе. Многие из Ишутиных обосновались сейчас в Барнауле, а самый известный из них – Яков Николаевич Ишутин, двоюродный брат Алексея Захаровича Ванина, является заместителем губернатора Алтайского края.

    Родительский дом Алексея Ванина был обычным для того времени пятистенком: в первой комнате – русская печь, кровать, стол, лавки у печи, полати, в переднем углу всегда висела икона. Вторая комната – горница с разрисованным потолком, здесь стояла кровать. Её на зиму заколачивали, чтобы в одной – жилой – было теплее. Однажды зимой открыли горницу, прогреть её надо было, натопили печь и не уследили – случился пожар. Спасибо родным и соседям – сообща дом спасли, сгорела только крыша. Помогли соседи Ишутины. Новую крышу поставили за день!..

    Семья была работящая. Алексей с мальства помогал взрослым. Работы хватало: огород, скотина, заготовка дров, сена, да и с младшими братишкой и сестрёнкой надо было нянчиться, когда все взрослые были заняты на работе.

    Хватало времени Алексею и для детских забав (играли обычно в бабки), на походы за грибами и ягодами (клубника здесь и сегодня знатная!), на купанье и рыбалку. Однажды, ему тогда было восемь лет, он провалился в прорубь в том месте, где его дед ставил мордушку – популярную в те годы рыболовную снасть. Вокруг не было никого, но каким-то чудом Алёшка выбрался из ледяной купели.

    Любимая пора для детворы – ранняя весна, когда солнце припекало и на пригорках появлялись проталины. Раньше всего снег таял на северном берегу пруда – напротив солнца. Здесь собирались дети всего посёлка, бегали босиком, обуви не было, а ту, которую называли выходной, берегли. На пруду ещё стоял лёд, но это не пугало. Игры все подвижные, стоять нельзя – холодно!

    Безмятежное детство Алексея прервала коллективизация: крепкие хозяева Ванины, как Ишутины и другие деловитые крестьяне, попали в разряд кулаков. Алексей Захарович и сейчас помнит то время: «Какие мы были богачи? Работали не покладая рук! В этом всё наше богатство».

    Это сейчас понятно, что завистливые земляки хотели поживиться за счёт крепких хозяев. У Ваниных тогда отобрали дом, но отправить в ссылку не успели – вскоре их оправдали и дом вернули. Захар Михайлович и Пелагея Ивановна, которую чаще называли Полиной, вступили в колхоз «Социализм», созданный в посёлке в 1931 году. Как говорят архивные документы, это была сельскохозяйственная артель. К 1940 году в колхозе работало всё трудоспособное население посёлка, а население Благовещенска составляло тогда 818 человек. Если учесть, что подростков от 12 до 16 лет было 49 человек, а трудоспособное население составляло 156 человек, то на две другие группы – детей и пожилых – приходилось более 600 человек. Семьи у всех были большие – не менее троих детей: в 1935 году в семье Фёдора и Натальи Тарасовых – четверо, в семье Ивана и Анастасии Овчаровых – трое, Семена и Елизаветы Поздняковых – трое, у Трофима и Марии Поздняковых – четверо…

    Главным направлением в колхозе было полеводство. Выращивали яровые – пшеницу, ячмень, овёс, просо. Из технических культур сеяли лён-соломку, подсолнух, коноплю. На колхозном огороде пять гектаров занимал картофель, ещё выращивали капусту, помидоры, лук, огурцы, мак. На корм скоту сеяли многолетние травы, свёклу.

    Был и колхозный сад, где к 1940 году росли яблони, вишня, малина, облепиха. На колхозных фермах держали больше 200 коров и лошадей, десяток рабочих волов, 300 овец, два десятка свиней. Обязательной для этих благодатных мест считалась пасека. Автомобилей и тракторов было мало, поэтому почти все работы выполнялись на конной тяге: четыре овощные сеялки, шесть сенокосилок, три лобогрейки, 17 плугов, 22 бороны, один культиватор, три веялки, шесть грабель, один опылитель.

    Однако во время посевной, сенокоса и жатвы на поля колхоза приходила техника из Усть-Мосихинской МТС.

    Церкви в Благовещенске не было, зато построили двухэтажную школу, позднее и детский сад-ясли.

    Алексей ходил в школу с теми, кто был старше его на два года. Учился он хорошо, с пятого класса продолжил учёбу в Усть-Мосихе, где учился до отъезда семьи в Киселёвск, а жить пришлось на квартире у родственников Ишутиных. Продукты привозил из дома, родные относились к нему как к своему сыну. Но, бывало, и голодать приходилось.

    Семья Ваниных жила дружно. Вместе работали, отдыхали, отмечали праздники: 1 Мая, День Октябрьской революции, выборы, не забывали и религиозные – Рождество, Пасху… В праздники дружно веселились: Захар Михайлович хорошо пел и играл на балалайке, а дочь Валя на гармошке. Друг другу всегда помогали, обменивались подарками. Однажды, вспоминает Валентина, когда отец уехал по работе на несколько дней, мама сшила ему рубашку – яркую, жёлтую, чем обрадовала мужа несказанно. Радовалась вся семья.

    Родные и знакомые, вспоминая Алексея в детстве, не называют его особенным: он был простым, работящим, физически крепким и неплохо учился, очень рано проявилась у него способность к рисованию, был сноровистым в хозяйстве и в меру озорным. Вспоминают, как однажды он забрался на высокую берёзу, стоявшую на берегу пруда, а когда мимо шла его бабушка – бухнулся в воду, чтобы показать свою удаль!.. Бабушка тут же рухнула в обморок, а отец после этого решил примерно наказать пострелёнка: водил его по дому якобы в поисках ремня, а на самом деле, чтобы продлить время «воспитательного момента» – для памяти. Алёшка в конце концов заорал: «Папка, да вон он – ремень, над дверью! Отстегай побыстрей, а то мы с пацанами на рыбалку собрались!»

    * * *


    Отец Алексея Захар Михайлович в 1938 году отправился на курсы трактористов в город Рубцовск. Но домой оттуда вернуться ему не довелось. В последние дни учёбы знакомые из Ясной Поляны сообщили Захару, что в НКВД на него готовится «дело», ниточки которого тянутся к тому моменту, когда его признавали кулаком.

    Кто-то подсказал ему: надо ехать на Кузбасс, там открываются новые шахты и строятся заводы, а рабочих рук не хватает. Захар Михайлович, понимая, какая страшная угроза нависла над ним и семьёй, отправился напрямик в город Киселёвск, нашёл там работу и передал через знакомых весточку Полине: бросайте дом, берите самое необходимое и всей семьей приезжайте в Киселёвск. Так для Ваниных начался новый этап жизни – в шахтёрском Кузбассе.

    Крестьянская семья, из поколения в поколение занимавшаяся хлебопашеством, в одночасье стала городской и вынуждена была перейти в разряд, как тогда говорили, пролетариата, поскольку отец семейства работал в шахте.

    В Киселёвске Ванины купили дом. Дети учились в школе. В 1940 году случилась беда с отцом Алексея. Бригада шахтёров, в которой электриком работал Захар Михайлович, занималась очисткой путей от снега после бурана, железная дорога проходила в узком месте – в выемке между скалами. Вдруг из-за поворота вынырнул состав. Все произошло очень быстро, бежать с пути было некуда. 16 человек были раздавлены составом. Захар Михайлович успел прижаться к скале, это его и спасло. Но проходящий вагон зацепил руку и переломил её…

    * * *


    В 1941 году началась война с гитлеровской Германией. Захара Ванина на фронт не брали из-за инвалидности, он всю войну работал трактористом, дома практически не бывал – то на лесозаготовках, то на пахоте…

    Алексей в 1942 году был самостоятельным человеком – работал кузнецом в пожарной команде. К тому времени он решил идти на фронт, но ждать целый год, пока исполнится 18 лет, не хотел. Он знал, что в Барнауле «в паспортном столе» работает его родственник дядя Яша. Поехал туда, пришёл к дяде и пожаловался, что потерял паспорт, надо, мол, как-то восстанавливать документ. Дядя Яша успокоил: «Ты же знаешь, когда родился?» «Конечно», – засмеялся в ответ Алексей и назвал дату рождения – 13 февраля 1924 года. Так он получил новый паспорт и новую дату рождения, состарив себя на год.

    Летом 1942 года, когда отец отправился в очередную командировку, а мама работала на сенокосе в колхозе в 45 километрах от города, дети хозяйничали дома одни. Как-то спали ночью втроём на полу, так в жару было прохладнее, вдруг кто-то громко постучал в окно – принесли повестку Алексею. Только тогда Алексей понял, что это всё очень серьезно. Собираться на призывной пункт пришлось самостоятельно, без родителей.

    Сестрёнка Валя до сих пор помнит, как собирали вместе с соседями брата на войну: кто-то принёс платочек, кто-то сухари, кто-то даже кисет для табака, хотя Алексей не курил.

    Брат Гектарий, ему тогда было 13 лет, пошёл за мамой, перешёл через сопку, и тут навстречу ему бежит мама, очень встревоженная и расстроенная, – кто-то из взрослых успел её предупредить о повестке сыну. Но в этот день Алексея не забрали.

    На призывном пункте было объявлено, что отправки сегодня не будет – перенесена на завтра. Вернулись домой, мама основательно подготовила Алексея. Несмотря на трудный год, все верили в победу.

    Алексей, успокаивая родных, сказал: «Не волнуйтесь, вернусь с победой и на белом коне!».
    Алексей Ванин попал в снайперскую роту Сталинградской Сибирской дивизии. Первые бои сибиряки вели на Калининском фронте. Снайперская рота ввиду нехватки подразделений заняла участок фронта протяжённостью три километра. Тут-то и пришлось Алексею впервые стрелять в человека: двух фашистов положил на нейтральной полосе. До войны он не раз ходил со старшими на охоту, неплохо стрелял, но здесь его затрясло как в лихорадке, было ощущение страшной катастрофы. Это он помнит до сих пор. Тогда он и получил своё первое воинское звание сержанта.

    Сержант Алексей Ванин, 1943 год

    В 1943 году Алексей Ванин был ранен. После лечения в госпитале его направили в другую часть, где всоставе пулемётного батальона он участвовал в боях за Ворошиловгради Старобельск. На реке Донец под Лисичанском молодой сержант получил второе ранение. Вот как об этом вспоминает Алексей Захарович: «Немец-то попёр, все наши отступили, а я в окопе остался, отстреливался. Мне в бедро попали.

    Перевязал худо-бедно и пополз в густой траве к проволочным заграждениям. Думаю, надо поискать место, где колючку могло снарядом разорвать. Фрицы совсем рядышком, наших раненых добивают!.. Как они меня не увидели?.. Жарища ещё была страшенная! У меня от потери крови галлюцинации начались. Ползу, и мне кажется, что кто-то протягивает котелок с водой. Тяну к нему руку и… утыкаюсь в землю. К вечеру отыскал-таки дырку в заграждении и дополз до своих».

    После ранения опять был госпиталь, в г. Миллерово, и опять перевод в другую часть. Алексея Ванина направили в артиллерийский полк. Там скоро узнали, что он неплохо рисует, и определили в дивизионную разведку. Глядя в стереотрубу, Ванин карандашом делал наброски местности: где миномётные расчёты противника стоят, где проволочные заграждения, где пулемётные точки…

    * * *


    Не раз он был на волоске от смерти. Однажды вышел из землянки за дровами, а через минуту точно в неё угодил снаряд – прямое попадание. Всех, кто был в землянке, разорвало на куски. Мог Ванин погибнуть и на минном поле, через которое шла его рота.

    «Бывают же чудеса! – вспоминает Алексей Захарович. – Прежде чем нас заметили, мы прошли больше половины поля, но ни один солдат не подорвался. «Стойте! – заорали нам издалека. – Здесь мины!» Мы застыли на месте, боялись шевельнуться!..

    Подошли сапёры из соседней части и осторожно всех нас вывели оттуда». Не раз он ходил за «языком» «на ту сторону», а это всегда на самой грани жизни и смерти. Хотя, считает Ванин, на войне – как в жизни: страшное и трагическое часто перемешивается с забавным и смешным. Он всегда вспоминает во всех своих интервью об одном военном эпизоде, который приключился с ним в Польше: «Однажды на рассвете я пошёл за яблоками в сад на нейтральную полосу. Залез на яблоню и вдруг слышу: на соседнем дереве кто-то копошится. Сначала подумал, что садовник, а присмотрелся – ёлки зелёные, фриц! Тоже яблочками хотел полакомиться. Мы оба сначала испугались, потом он мне погрозил пальцем, а я ему в ответ показал кулак. Затем как по команде слезли на землю и разбежались в разные стороны. Жить-то хочется всем. Разве он виноват, что его послали на войну? И вообще, убить человека, если не в бою, очень непросто».

    Было ещё третье ранение, были бои за Бреслау, Дрезден, Прагу, где для двадцатилетнего сержанта Алексея Ванина закончилась война. С тех пор на его праздничном костюме можно увидеть боевые награды: ордена Отечественной войны I и II степени, орден Красной Звезды, медали «За отвагу», «За освобождение Праги» и другие. Но главный след война оставила в сердце. Он не любит вспоминать и рассказывать о войне – это очень тяжело! Столько фронтовых друзей потерял!
    С годами Алексей Ванин без слёз не может говорить о тех боях. Наверное, поэтому в канун 40-летия Победы он написал пронзительное стихотворение, которое очень точно передаёт переживания ветерана Великой Отечественной войны.

    Сутуля сгорбленные спины,
    От Украины до Москвы
    Через овраги и долины
    Лежат продрогшие мосты.

    А даль бывает так прекрасна,
    Так удивительно светла,
    Как будто всей России тайны
    Дорога в зеркало взяла.

    У Прохоровки и Обояни,
    У Белгорода и Орла
    Земля, взрыхлённая боями,
    Передо мною пролегла.

    Здесь реки кровь ещё не смыли,
    Здесь родники слезами бьют,
    Здесь каждым стебельком ковыли
    Поныне мёртвые встают.

    И небо чистое над нами
    Успокоенья не даёт.
    Летит и требует ответа
    И снова в сердце ветеранам бьёт.

    Река течением влечёт,
    Я ощущаю трепет вёсел.
    А на холмах – то дот, то дзот,
    В земле таятся сорок вёсен.

    И вдоль нейтральной полосы,
    Теперь у речки тихой-тихой,
    Стекают капельки росы
    С берёз, увитых повиликой.

    А там, вдали, за рядом ряд
    Колючей проволоки струпья,
    Деревья сумрачно стоят
    С колючей проволокой на сучьях.

    Им ноши той не опустить,
    Проволока вросла уж в тело.
    Но как деревьям объяснишь,
    Что канонада отгремела?

    А может, лес меня мудрей
    И бдительней стоит на страже
    Исконных наших рубежей,
    Пропахших копотью и сажей.


    Война закончилась, но служба в армии продолжалась.

    Демобилизоваться из части, стоявшей в Праге, помог случай. Штабным писарем был земляк Алексея родом из Киселёвска. Он-то и подсказал, что специалисты, представлявшие ценность для народного хозяйства, и военнослужащие, имеющие не менее трёх ранений, подлежат внеочередной мобилизации.

    Служить в армии в мирное время Алексей не хотел – он мечтал стать художником, поэтому демобилизовался и отправился к семье.

    Однажды зимой 1946 года ночью Ванины услышали стук в окно, насторожились, открывать не торопились. Дело в том, что в 1943 году (сестра Алексея Валентина запомнила – в тот день по радио объявили об освобождении от фашистов города Орла) ночью в дом ворвались бандиты – семь вооружённых человек, это был грабёж.

    Вот в этот раз и спросили осторожно: «Кто там?» В ответ услышали громкий голос Алексея:
    «Открывайте!» Открыли дверь… Алексей был на белом коне! Сестра Валя хорошо запомнила, как скрипел снег под копытами коня, которого Алексей взял в пожарной команде, где работал до ухода на фронт. Он вспомнил своё обещание, данное родным. Любил эффекты.

    Алексей шумно ворвался в дом! Сестра застеснялась, вскочила ведь в ночной рубашонке, и спряталась под одеяло. Алексей подошёл к кровати, сгрёб её: «Да ты уже, сестрёнка, под потолок!» Отец суетился рядом в исподнем…

    К утру в их дом повалили соседи. Радовались за Алексея, за Ваниных, но тут же с горечью стали вспоминать погибших… Это очень расстроило Алексея, да и контузия давала знать, его затрясло, и он воскликнул: «Лучше б я не вернулся, а погиб!»…

    Время изменило Алексея – он очень возмужал. Из Чехословакии он привёз чемодан с карандашами и ручками, тетрадями и альбомами, ластиками… Все соседские ребятишки сбежались за подарками, и каждый получил от Алексея свою долю. Кто посмелее, получив подарок, вновь вставал в очередь. Сестрёнка очень боялась, что ей не достанется от брата подарка. Но он не забыл о своих родных.

    Гектарий, которому было уже 17 лет, старался вести себя сдержанно, по-взрослому.

    * * *


    Вскоре Алексея назначили директором клуба в Киселёвске, он был коммунистом – в армии вступил в партию. В клубе показывали кинофильмы, проводили танцы, устраивали концерты. Заходили сюда хулиганы, которые часто затевали драки.

    Как-то в очередной потасовке, в которой участвовал местный громила Гамаюнов, Алексею порезали китель…

    Вызвали директора в райком, стали укорять, что, мол, не смог справиться с хулиганами, а тут ещё пошли жалобы от близких к районному начальству, что молодой заведующий не пускает их в кино без билетов…

    Из-за всего этого завклуба Ванин пошёл работать в шахту. Но способный и работящий фронтовик – орденоносец – не затерялся и не запил, как, увы, многие из шахтёров. Вскоре его избрали освобождённым секретарём комитета комсомола шахты. В это же время в жизни Алексея происходят и другие важные события: он узнаёт, что в Киселёвске создана секция классической борьбы. Крепкий, здоровый мужчина, которому частенько на молодёжных мероприятиях приходилось вразумлять хулиганов, в том числе и кулаками, решил попробовать подучиться «правильной» борьбе.

    Секцией руководил интересный человек с трудной судьбой – Василий Иванович Анисимов. Он, как и большинство мужчин, прошёл фронт, раненым попал в плен, бежал, но вновь попал в концлагерь, где его, больного тифом, фашисты отправили в крематорий, но товарищи его припрятали, там же выходили. После освобождения он попал в Киселёвск и, как бывший спортсмен, начал тренировать молодёжь.

    * * *


    В 1948 году Алексей Ванин начал участвовать в соревнованиях и за год добился серьёзных успехов: стал чемпионом города, в Новосибирске – чемпионом области, в Омске – лучшим в Сибири, успешно выступил на Всесоюзных соревнованиях профсоюзов.

    Его стали приглашать переехать в Москву. Свою первую победу Алексей Ванин помнит до сих пор. Это случилось в цирке «Шапито», который был на гастролях в Киселёвске. Тогда, выйдя из зала, он победил циркового борца, приведя в неистовый восторг своих земляков и маму Полину Ивановну, которая от волнения, сидя в амфитеатре, вцепилась в погоны сидящего впереди полковника и чуть было не оторвала их.

    В это же время в жизни Ванина произошёл ещё один важный поворот – он женился на миловидной официантке ресторана Таисии. Однако интенсивная комсомольская работа в шахте, постоянные тренировки и разъезды на соревнования не способствовали созданию дружной семьи.

    В августе 1948 года Алексей получил первую в своей мирной жизни высокую награду – Почётную грамоту ЦК ВЛКСМ «За умелую организацию социалистического соревнования в честь Дня шахтёра».

    * * *


    Жизнь в шахтёрском Киселёвске, полуголодном, как и во всей стране, чрезвычайно криминальном, была непростая. Постоянными были стычки с «блатными», как вспоминает Ванин: «Если кто-то меня крыл матом или угрожал «авторитетами», то я наглеца «вырубал» одним-двумя ударами».

    Да, Алексей Ванин был гордым и горячим парнем. Дошло до того, что он где-то достал себе пистолет ТТ. Неизвестно, чем бы это закончилось, если бы «ствол» не обнаружил отец, который к тому времени стал депутатом горсовета. Он привёз Алексея на своём тракторе в укромное место у речки, разобрал на глазах у обижённого сына ТТ на части и расшвырял их в разные стороны в воду. «Если драки тебе ещё сходят с рук, – сказал он Алексею – то с этой штукой ты точно вляпаешься».

    Осенью 1948 года у Алексея Ванина украли часы, вором оказался один уголовник, постоянно круживший вокруг комсомольского вожака. Ванин, «проведя дознание», крепко отлупил вора. Опасаясь судебных разбирательств, Алексей принял решение, в корне изменившее его жизнь, он решается уехать в Москву и сосредоточиться на классической борьбе.

    * * *


    Москва встретила сибиряка дружелюбно. Его назначили заведующим спортзалом ДСО «Строитель» в Доброслободском переулке, здесь же ему пришлось жить в первые после переезда месяцы. Жена Таисия оставалась пока в Киселёвске.

    Алексей постоянно тренировался сам и готовил московскую команду «Строитель» к встрече с очень сильной минской командой. Там в полутяжелом весе боролся известный опытный борец, мастер спорта. Ванин победил в этой схватке, победила и команда «Строитель». Вскоре ему присвоили звание мастер спорта СССР, он стал известным спортсменом и решил связать дальнейшую судьбу с тренерской работой. В 1949 году поступает, а в 1951-м заканчивает специальное отделение школы
    тренеров Государственного центрального ордена Ленина института физической культуры имени И. В. Сталина (знаменитый ГЦОЛИФК), где ему была присвоена квалификация тренера по борьбе.

    В этом же году состоялась его первая большая зарубежная поездка на соревнования во Францию – Париж, Дижон, Марсель. Французы с интересом встретили редкую в то время спортивную команду из страны Советов, особенно восторженно они рукоплескали богатырски сложенному непобедимому сибиряку – Алексею Ванину.

    В 1950 году Ванин занял первое место во Всесоюзных соревнованиях спортивного общества «Строитель» в полутяжёлом весе (см. фото того времени на 112 стр.). Спортивные успехи помогли ему постепенно устроить свой быт. В 1949 году он получил первую свою комнатку – на стадионе «Строитель» в административном здании, что на улице Радио, а вскоре комнату в коммуналке у «Сокола».

    К этому времени в Киселёвске у него родилась дочка Надя, но отношения с женой по-прежнему никак не ладились. Алексей понял, что этот брак для него оказался поспешным. Однако, получив комнату, он вызвал семью в Москву и они вместе стали жить в коммуналке.

    По-прежнему главное в жизни Ванина – классическая борьба: он учится, тренируется, выступает на различных соревнованиях, его имя становится всё более известным в околоспортивных кругах. Он попадает в поле зрения Василия Сталина, который в это время стремится собрать в курируемое им спортивное общество ВВС (Военно-воздушные Силы) лучших спортсменов страны. Так Алексей Ванин вновь начинает службу в армии, получает звание старшины и… продолжает заниматься борьбой. Армейским спортсменом он был почти до 1960 года, перейдя затем в «Локомотив». За годы своей армейской службы он дважды (в 1956-м и 1959 году) становился серебряным призером чемпионата СССР по классической борьбе, дважды бронзовым (1955 г. и 1960 г.). Его не раз привлекали к сборам и тренировкам в составе сборной страны, но перед важнейшими стартами тренеры, как правило, преимущество отдавали его более молодым партнёрам. Да и как могло быть иначе, ведь он начал заниматься борьбой в 23 года, в наше время это расцвет для спортсменов, а тех, кто стал заниматься спортом после 10 лет, считают малосперспективными. Алексею в какой-то мере повезло – война остановила время, сделала всех равными, главными были способности и желание. Алексей очень хотел вырваться из потока обыденности, и спорт помогал ему брать все новые и новые высоты.

    * * *


    Алексей Ванин был очень близок к взятию ещё одной, для многих фантастической, высоты. Для крестьянского сына, ещё вчера простого шахтёра, эта высота, благодаря таланту и постоянному труду, стала реальной. В 1956 году он попал в состав сборной команды СССР по классической борьбе, которая готовилась к Олимпийским играм в австралийском Мельбурне. Основная часть сборов проходила во Владивостоке. Этот город находится в одном часовом поясе с Мельбурном, что предполагало быструю адаптацию спортсменов. Однако выступить на олимпиаде ветерану не удалось – предпочтение было отдано более молодому спортсмену. В то время Ванину был 31 год (по паспорту – 32 года)…

    Ещё много лет выступал алтайский богатырь на борцовском ковре, работал тренером, судил соревнования разного уровня, консультировал тренеров различных сборных, в том числе и СССР.

    Как это уже часто бывало в жизни нашего героя, в 1953 году ему вновь пришлось принимать ответственнейшее решение, круто изменившее привычный ход вещей.

    Кинорежиссёр Владимир Гончуков готовился к съёмкам фильма о борце – «Чемпион мира». Был объявлен конкурс на исполнителя главной роли – молодой деревенский парень становится чемпионом мира по классической борьбе. Кинопробы делались среди актёров, спортсменов-борцов, боксёров. 33 конкурента было тогда у Алексея Ванина. Сначала отобрали трёх лучших, а уже из них выбрали сибиряка. Сценарист фильма Валентин Ежов тогда сказал, что «легче научить борца целоваться, чем актёра бороться». Кстати, Алексей на роль своего главного соперника по фильму – шведа – втянул своего приятеля, мастера спорта по классике Виталия Белоглазова, который к тому же был художником. По сценарию деревенский кузнец Илья Громов стал чемпионом мира по классической борьбе.

    Судьбу кинопроб решила, как считает Ванин, его фигура, два его главных конкурента в этом ему значительно уступали

    В интервью газете «Труд» в 2004 году Ванин говорил: «У борца тело должно быть как у Геракла. Вот я, например, сейчас не могу смотреть сериал про Тарзана. На крупных планах режиссёру ещё кое-как удается обмануть зрителя, создавая иллюзию внушительной фигуры актёра, но на общих планах видно, что комплекция у него хиленькая. Люди старшего поколения хорошо помнят Тарзана в фильмах 1930-1940-х годов в исполнении американского актёра Джона Вайсмюллера, пятикратного олимпийского чемпиона по плаванию. В сравнении с ним телевизионный Тарзан кажется Тарзанёнком» («Труд», 13.02.2004 г.).

    О первых кинопробах Алексей Захарович не может вспоминать без смеха и сегодня. «Пробный диалог мы играли с актрисой Буровой, хотя потом в фильме снялась Надежда Чередниченко, та, что с Переверзевым играла в «Первой перчатке». Я к тому времени был уже известным борцом, и знавшие меня киномеханики пригласили на просмотр отснятых проб. Я опоздал с тренировки, в зале было темно. Пока показывали кадры с другими кандидатами на роль, я сидел спокойно, но как только увидел на экране себя, мне стало безумно смешно. Чего только я не делал: и щипал себя, и губу прикусывал – не могу справиться, хохочу, и всё тут. Когда в зале зажгли свет, к моему ужасу, оказалось, что в первом ряду сидит комиссия, утверждавшая актёров на роли. Ну, думаю, всё, провалился. Трое суток не спал со стыда, а потом звонит помощник режиссера: «Должен тебя огорчить…». Ну, думаю, наверное, деньги за истраченную плёнку вычтут. А он продолжает: «Придётся тебе, брат, целый год сниматься в кино».

    Так началась его актёрская жизнь.

    По мнению многих современников, посмотревших фильм в середине 50-х годов, он имел большой успех, особенно среди детей и молодёжи. У поколения появился свой кумир, показавший путь к победам над обстоятельствами. Земляки Ванина восприняли фильм с восторгом. Когда в его родное село Благовещенск, куда он после войны два-три раза заезжал к родственникам, привезли этот фильм, небольшой зал сельского клуба не смог вместить всех желающих. Зал поддерживал, переживал, аплодировал и плакал от счастья, наблюдая за судьбой Ильи Громова, словно за судьбой самого Лёхи Ванина.

    Апофеозом этой поддержки был момент фильма, где Илья побеждает своего главного соперника – шведа Лагербека, и становится чемпионом мира. Зал взорвался аплодисментами, женщины плакали, мужики и парни кричали!.. Примерно также восприняли фильм и в Киселёвске, где Ванин начинал заниматься борьбой. Сестра Алексея Валентина смотрела фильм вместе с родителями и до сих пор помнит свои ощущения, реакцию родителей и зала на фильм. У мамы – Полины Ивановны – чуть не случился сердечный приступ, так сильно она переживала за исход схватки.

    * * *


    После «Чемпиона мира» Алексея Ванина стали приглашать на эпизодические роли. Он снялся в фильмах «За власть Советов», «Ночной патруль», «Тамань», «Бэла», «Максим Максимович»… А в 1958 году на съёмках фильма «Золотой эшелон» произошло очередное событие, предопределившее всю его дальнейшую жизнь – он познакомился с Василием Шукшиным.

    О роли Шукшина в своей жизни Ванин говорит так: «Моя жизнь делится на три части – до встречи с Шукшиным, после встречи и после смерти Василия Макаровича».

    Сюжет «Золотого эшелона»: во время Гражданской войны белогвардейцы везут золото через Сибирь в Японию. Ванин играл казака, который вместе с другими белыми охраняет эшелон от красных, а Шукшин играл роль белогвардейского офицера.

    В перерыве все вышли из павильона во двор покурить, потравить байки. Шукшин, как всегда, в сторонке присел на одно колено, на другое положил школьную тетрадь, которую всегда носил с собой, и что-то писал. «Вдруг, – вспоминает Ванин, – остановил на мне взгляд и спросил: «Парень, а ты откуда родом?» Я ему полушутя, вроде как рядовой рапортует офицеру: «Алтайский край, Ребрихинский район, поселок Благовещенск». Он молча прячет тетрадку за голенище сапога, поднимается и идёт на меня коршуном!.. А я к тому времени уже был в сборной Союза по борьбе и думаю себе, не в том весе ты, парень, чтобы со мной драться, сейчас ты улетишь!.. Но он просто меня обнял как земляка!»…

    С тех пор они стали созваниваться, встречаться. Позже Ванин играл почти во всех шукшинских фильмах.

    Шукшин предложил Ванину большую роль Игнатия Воеводина в своём фильме «Ваш сын и брат». В журнале «Советский экран» в 1980 году была напечатана статья, в которой Ванин вспоминал некоторые подробности, связанные со съёмками: «Прочитал я сценарий, чувствую – знакомая как будто ситуация. Так Василию и заявляю: «Вась, а ведь это я вроде сам всё тебе рассказывал». Шукшин прищурился и мне в ответ: «Твоё, Лёша, дело – прочитать сценарий и решить, сыграешь роль или нет…» Фильм вышел на экраны в 1966 году и получил очень высокую оценку у критики и зрителей. Но, как это было со всеми произведениями Шукшина, вызвал и многочисленные дискуссии.

    Фильм «Ваш сын и брат» состоит из новелл. Одна из них рассказывает об Игнате, сыне Воеводина, уехавшего из деревни в город и ставшего там цирковым борцом. Как пишут члены редакционной коллегии киностудии им. М. Горького В. Бирюкова и В. Погожева: «Интересен образ Игната, он вообще-то жалок, этот сильный человек. Его талант, его искусство не стали для него праздником, счастье он приобрёл в отдельной квартире и тихой жене, которая блюдёт его мещанский уют. Но вместе с тем автор не рисует нам Игната только чёрными красками. Игнат по-своему любит братьев, отца и мать, он везёт в деревню подарки. Однако отец понимает, что «разговор у него с Игнатом не получается», душа этого сына стала ему чужда» (В. Шукшин. Жизнь в кино. С. 98).

    В аннотации к фильму об Игнате говорится следующее: «На время летнего отпуска Игнат приезжает погостить к своим. Свой приезд он обставляет с некоторой вычурностью, и это не может не заметить не только Ермолай Воеводин (отец), но и все односельчане… отец чувствует, что городская жизнь Игната не пошла на пользу сыну, а, наоборот, выхолостила из него его, воеводинское. И это старику обидно и больно. Он очень открыто придирается к Игнату, ему не терпится высказать, что наболело у него, он хочет показать Игнату истинное положение вещей» (В. Шукшин. Жизнь в кино. С. 104).

    Некоторые критики увидели в фильме противопоставление города и деревни, а Шукшина назвали «врагом города». В одном из интервью В. Шукшин так рассуждал о фильме: «Жалко, что критики в образе Игнахи увидели… противопоставление города и деревни. Они не обратили внимания на то, что Игнаха-то – деревенский парень, что он, попав в город, овладел только внешними проблемами городской обывательской «культурности». Ведь очень часто уходит молодой человек или девушка из села, говорит: «Не могу, задыхаюсь от скуки, от отсутствия культуры! А явится, предположим, в столицу, заведёт телевизор, купит галстук поярче, сменит плюшевую жакетку на «болонью», повесит на себе транзистор и … успокоится. И все столичные театры, музеи, библиотеки останутся для него или от него так же далеки, хотя теперь и отделяют наших героев от «алтарей культуры» не тысячи километров, а считанные метры. Обидно за таких ребят. Восприняв только мещанский набор признаков «городского человека», они остаются по–прежнему обделёнными. Таков и Игнаха. В нём мне хотелось показать драму человека, оторвавшегося от родной почвы». Такая сложнейшая задача стояла перед Алексеем Ваниным в фильме, и он как актёр с ней успешно справился.

    В записке директора киностудии имени М. Горького Бритикова и члена редакционной коллегии Погожевой отмечено: «С юмором, но порой уже с элементами гротеска исполняет роль Игната Воеводина А. Ванин. На эту роль В. Шукшин пригласил не артиста, а профессионального спортсмена – борца. И, надо сказать, молодой исполнитель с успехом справился с очень сложной работой». (В. Шукшин. Жизнь в кино. С. 106).

    * * *


    Следующая совместная работа двух земляков состоялась на съёмках знаменитой «Калины красной». К этому времени Ванин снялся в фильмах «Возвращение к жизни», «Конец Любавиных» (по роману Шукшина), «Гордый атаман», «Сибирский дед», «Агония» и в популярнейшем эпизоде знаменитого фильма «Джентльмены удачи», где он сбрасывает с лестницы героя Алексея Леонова.

    Роль Петра Байкалова у Алексея Ванина самая любимая. Кинооператор Анатолий Заболоцкий, работавший с Шукшиным над фильмом «Калина красная», в книге «Шукшин в кадре и за кадром» рассказывает: «Когда я спросил Шукшина: «Почему ты снимаешь Лёшу Ванина?» – он даже рассердился. Потом, когда наши взаимоотношения стали короче, при отборе исполнителей «Калины красной» он без проб брал Ванина на роль брата Любы. Макарыч рассуждал: «Лёша никогда не предаст и не подведёт. Чего же больше?» На возражение: «Роль сложная. Ванин не обучался в театральном вузе», Шукшин еле сдерживался: «Он искренний, а остальное моё дело» (А. Заболоцкий. С. 229).

    Ванин считал, что Шукшин – «актёрский режиссёр»

    Он, поверив в артиста, легко принимал его видение и концепцию образа. Уважительно относился к предложениям актёра. На площадке можно было много экспериментировать. В статье «Характер» Ванин пишет: «В кинематографе мне приходилось сталкиваться с разными людьми: одни прекрасно уживаются со съёмочной группой, другие совершенно не умеют ладить с товарищами на площадке. А работать надо – есть график съёмок, план. Так вот, Шукшин прекрасно работал с актёром, творчески. Как тонко понимал он нашу натуру! Знал, когда нашему брату нужно отдохнуть, давал время подумать, а иногда очень точно требовал и добивался, чего хотел, – он это знал наверняка. Теперь я понимаю, что это исходило не только от режиссёрской практики, что тоже немаловажно, тут сказывалась ещё и любовь к человеку, привитая в семье с малолетства».

    Забавный случай, происшедший на съёмках «Калины красной», вспоминает А. Д. Заболоцкий. Этот случай является хорошей иллюстрацией вывода, сделанного Ваниным о Шукшине-режиссёре: «Алексей Захарович Ванин в ту пору выглядел богатырски и молодо и всего более желал быть на крупном плане.

    Ко мне обращался не однажды: «Снимай меня крупнее». Макарыч чувствует, о чём речь, посмеивается. Снимали Ванина крупно, прошли репетиции. И вот команда «Мотор!» Пока снимается доска с номером кадра, Алексей успевает причесаться, наблюдая себя в стекле объектива. И начинает говорить текст.

    Шукшин останавливает съёмку и мне на ухо говорит: «Если он снова причешется, я его взлохмачу в кадре, а ты не выключай камеру, пусть сразу играет». Торопливо проговаривает: «Мотор!» Лёша снова успел причесаться, а Макарыч пятернёй взъерошил ему шевелюру и ревёт: «Играй, плёнки мало!» Лёша произносит текст… Снято!» (А. Заболоцкий. С. 229).

    * * *


    Не просто складывались съёмки финальных сцен фильма, о которых с душевным волнением вспоминает Алексей Захарович: «В фильме мой герой давит на самосвале легковушку с убившими Егора бандитами на просёлочной дороге. Худсовет вообще требовал убрать эту часть, дескать, воспеваем самосуд. Однако директор «Мосфильма» Сизов отстоял её. Более того, были внесены изменения, хотя и несущественные: эпизод решили снимать на пристани. Шукшин ухватился за идею съёмок у паромной переправы, ведь автомобильную аварию на открытой местности должны были «делать» с помощью комбинированных съёмок, а он хотел добиться как можно большей достоверности.

    Сначала Вася мне не разрешил самому вести машину, хотя я имел на это право как заслуженный мастер спорта. За руль посадили каскадёра-автогонщика, но как-то не складывалось. Сначала у него самосвал затонул не так, как это было рассчитано для трёх снимавших сцену кинокамер, а затем сам водитель выпрыгнул из машины не в том месте, где ему постелили солому, и попал в больницу с выбитой коленной чашечкой.

    Шукшин сильно переживал. Только через неделю я его всё-таки уговорил снимать меня.

    С кабины самосвала убрали лобовое стекло, сняли не попадающую в кадр левую дверь, заменили всплывающие под водой поролоновые сиденья на деревянные. И всё получилось… но, честно говоря, второй дубль я бы уже не потянул – нервы были на пределе».

    В заключении худсовета на фильм «Калина красная», подписанного его руководителем, говорится, что «мастерски» исполняют свои роли И. Рыжов (отец Любы Байкаловой), М. Скворцова (мать Любы), А. Ванин (Пётр). Зрители с удовольствием приняли и принимают до сих пор образ, созданный в фильме: брат Любы Петро, медлительный и невозмутимый, добродушный и наполненный каким-то грациозным чувством собственного достоинства и скрытой силы, которые прорываются в концовке фильма, когда Петро, взметённый нахлынувшими яростью и гневом от убийства Егора Прокудина, гонит свой самосвал, чтобы покарать трусливо удирающих убийц.

    «Калина красная» имела огромный успех у зрителей. В 1973 году фильм получил в Польше приз критики как лучший зарубежный фильм года. В 1974 году на всесоюзном кинофестивале в Баку ему была вручена главная премия и отмечен самобытный яркий талант писателя, режиссёра и актёра Василия Шукшина. «Калину красную» тогда посмотрели у нас в стране 62,5 млн. зрителей, это был второй результат.

    * * *


    Ванин и Шукшин дружили. Анатолий Заболоцкий пишет, что Ванина Шукшин опекал «как брата родного, ценил его прямодушие и конкретность» (А. Заболоцкий. С. 229). Вместе ходили в Москве в Астраханские бани и вообще встречались не только на съёмочной площадке. Ванин всегда с улыбкой вспоминает, как однажды он подначивал друга: «Вась, а может, мне попробовать играть по системе Станиславского?» На что Шукшин ответил: «Ну их на хрен, эти системы! Играть можно в водевиле или когда ты бабе голову морочишь после гулянки, доказывая, будто был на партсобрании. В кино надо жить, душу рвать!..».

    Последняя совместная работа в кино для Ванина и Шукшина состоялась в фильме «Они сражались за Родину». Кстати, именно Ванину пришлось уговаривать Шукшина согласиться на роль солдата Лопахина – главного героя фильма. Дело в том, что Сергей Бондарчук при первом обсуждении «Калины красной» высказался против того, чтобы главным героем фильма был уголовник. Этого ему Шукшин простить не мог. И теперь Бондарчук боялся, что Шукшин ему сразу откажет, а второй раз он уже попросить не сможет. «Поговори ты с Василием Макаровичем, никого другого не вижу на роль Лопахина». Ванин хорошо помнит, как у Шукшина заходили желваки при упоминании о Бондарчуке – верный признак волнения и гнева. Однако Ванин нашёл нужные слова. Та роль для Шукшина оказалась последней.

    Ванин ко дню смерти Шукшина уже уехал со съёмок в Москву, где работал тогда детским тренером, с 1 сентября начались занятия. У него в фильме была пророческая сцена с Шукшиным, после которой погибает герой Ванина. Но в жизни случилось наоборот – умер Шукшин. Ванин встречал на похороны земляка всех его родственников с Алтая. Он вспоминает, что мама Шукшина, Мария Сергеевна, когда с ней проезжали на машине мимо института Склифосовского, где лежал в морге Шукшин, заплакала навзрыд, как будто чувствуя, что он рядом. Ванин встречал гроб с Шукшиным из Волгограда, где проходили съёмки фильма «Они сражались за Родину»: «Его привезли в цинковом гробу, а сверху ещё был деревянный. Три дня боролись за то, чтобы его похоронили на Новодевичьем. Шолохов давал две телеграммы в Кремль. Брежнева тогда не было в Москве, он уезжал в Германию. Через референтов удалось передать просьбу генсеку, и тот дал команду. Когда приехали в институт Склифосовского, то, вспоминает Алексей Ванин, увидели, что деревянный гроб разбит, а цинковый разрезан. Кто это сделал и зачем – никто не знает».

    Ванин до сих пор не может поверить в официальную версию смерти Шукшина, хотя, вспоминая те далёкие, трагические дни, отмечает, что на боли в сердце Шукшин жаловался всё чаще…

    * * *


    После смерти Шукшина Ванин продолжал работать тренером и снимался в кино.

    В том числе и в фильмах по рассказам своего друга и земляка «Позови меня в даль светлую» и «Праздники детства». Всего он снялся более чем в 80 фильмах.

    Роли были разные: эпизодические и серьёзные большие работы, но таких интересных, как в фильмах Шукшина, не было. Хотя некоторые критики считают, что колоритнейшая роль бывшего председателя колхоза Василия Ивановича в фильме «Окраина», вышедшего на экраны в 1998 году, стала лучшей в карьере Ванина. На съёмках «Окраины» Ванин вновь продемонстрировал свою отменную спортивную форму и даже без дублёра нырял в прорубь.

    Кстати, Алексей Захарович не любит жаловаться на здоровье. И ещё – он гордится своими предками. Его дед прожил больше ста лет. По словам актёра, это был крепкий, здоровый мужик, ладонь которого была крупнее его ладони – ладони борца-полутяжеловеса Алексея Ванина. Его бабушка тоже прожила больше ста лет.

    Зрение у них оставалось хорошим до конца, и зубы все сохранились.

    Ванин часто бывает на природе, летом любит «возиться на даче». Главное, считает он, умеренность в еде и питье. В беседах всегда подчёркивает: «Даже на фронте «наркомовские» сто грамм я выменивал на сахар».

    * * *


    После смерти Василия Шукшина его увлечениями постепенно становились живопись и работа в мастерской известного в России скульптора Вячеслава Клыкова.

    После похорон Шукшина надо было заказать памятник на его могилу. Ванин приехал договориться с Клыковым, посмотрел, как работают помощники скульптора, попробовал сам и остался здесь надолго. Так что не случайно на горе Пикет в Сростках стоит скульптура Шукшина, созданная Клыковым.

    Стены небольшой московской квартиры на Алтуфьевском шоссе, где много лет живёт Алексей Захарович с женой Ниной Ивановной, завешаны его картинами.

    Рисует (он не любит, когда говорят «пишет картины») Ванин пейзажи, многие из них – алтайские. Одну картину он подарил своим землякам в Ребрихинский музей.

    В 1998 году Алексею Ванину было присвоено звание заслуженного артиста России. И он оправдывает его всей своей жизнью.

    Несмотря на солидный возраст, Алексей Захарович по-прежнему в гуще кинематографической и культурной жизни страны: он постоянный участник различных кинофорумов, фестивалей, конференций, участвовал в работе съезда кинематографистов России в 2009 году, даёт интервью для газет и журналов, радио и телевидения.

    В 2005 году ещё одна высокая награда нашла замечательного и самобытного актёра: на XIV Международном кинофестивале «Золотой Витязь», объединившем создателей кино из славянских стран и посвящённом Дню славянской письменности и культуры, ему были вручёны специальный приз этого кинофорума и премия. Девиз фестиваля – «За нравственные идеалы, за возвышение души человека» – сформулировал организатор форума и его постоянный президент Николай Бурляев – замечательный русский актёр, кинорежиссёр, общественный деятель.

    В небольшом интервью, данном автору этого очерка, Николай Бурляев сказал об Алексее Ванине очень точные слова: «Алексей Ванин – это прекрасный человек, талантливый актёр, защитник Отечества, самодостаточная личность с богатым духовным началом. Он не нуждается в рекламе, он сам благодаря таланту и честному труду добился очень многого в кино и спорте. На таких людях, настоящих сибиряках, сильных духом и здоровьем, держится Россия».

    Самым тесным образом связан Алексей Захарович Ванин с проведением праздника «Шукшинские дни на Алтае», который с 1999 года приобрёл статус Всероссийского фестиваля, – участвует и в Шукшинском кинофестивале, и в Шукшинских чтениях.

    Он желанный и особо почитаемый гость в мероприятиях, проводимых в Сростках на горе Пикет. Его давно любят жители Алтая, и он всегда очень приветлив со своими земляками. На встречах со зрителями с удовольствием говорит о Шукшине, о кино, о молодёжи, даёт автографы. Он по-прежнему очень красив, импозантен и очень атлетичен – выделяется среди окружающих своей статной фигурой. С особенной любовью он относится к своим землякам из Ребрихинского района и села Ясная Поляна, где живут многие его родственники и друзья, после того как в 1978 году родной его посёлок Благовещенск был закрыт – признали неперспективным…

    В районном центре Ребриха имя Алексея Ванина присвоено районному Дому культуры. Здесь летом 2009 года прошла встреча заслуженного артиста России Алексея Ванина с земляками, которые подготовили пронзительный документальный фильм о нём – солдате, спортсмене, актёре. Тогда же Ванин побывал на месте своего родного Благовещенска.

    Алексей Захарович Ванин

    В Москве у Алексея Ванина так много дел, что порой не хватает времени отдохнуть на любимой даче, где всё сделано своими руками. Ежегодно, уже больше 15 лет, под Москвой, в городе Щербинке, проходит Всероссийский юношеский турнир по греко-римской борьбе (так теперь называется его любимая классическая борьба) на призы заслуженного мастера спорта СССР Алексея Захаровича Ванина.

    * * *


    Один из лучших в стране специалистов по греко-римской борьбе, заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер России Юрий Левашов как-то предложил Ванину назвать его именем юношеский турнир по борьбе. Обескураженный Ванин ответил: «А как же так, я же не помер, вроде живой?»

    Левашов ответил, что на примере героя Ванина в фильме «Чемпион мира» Ильи Громова выросло не одно поколение мальчишек. Ванин согласился.

    С тех пор ждёт с волнением открытия ежегодного турнира, «болеет» за юных талантливых борцов и вручает награды победителям, в том числе и диск с записью того знаменитого фильма «Чемпион мира».

    Алексей Захарович человек верующий. Иногда его приглашают в воинские части, которые дислоцируются в Московской области, и он там участвует в обрядах по крещению солдат.

    Таких крестников у него больше двух десятков. «Мы ведь Господа Бога вспоминаем обычно только в трудный момент.

    Когда меня на фронте в бедро ранило, а повязки нет, ничего, кровь хлещет… Вот тут я про Бога и вспомнил. На съёмках «Калины красной», когда ЗИЛ топил, тоже вспоминал. Страшно было, а как скажу: «Господи, прости меня, помоги мне», так сразу легче становится. А в мирное, спокойное время мы его не вспоминаем. Но без Бога, без веры во что-то прожить очень сложно. Да и стоит ли?»

    Так размышляет о своей жизни Алексей Захарович Ванин – ветеран Великой Отечественной войны, алтайский самородок, сумевший добиться очень серьёзных высот во всех делах, за которые брался: известный спортсмен – дважды серебряный призёр (1956 г. и 1959 г.) и дважды бронзовый призёр (1955 г., 1960 г.) чемпионатов СССР, всенародно любимый киноактёр – заслуженный артист России, самобытный художник и просто замечательный человек!

    На нынешних Шукшинских днях в Алтайском крае губернатор Алтайского края Александр Богданович Карлин наградил Алексея Захаровича Ванина медалью «За заслуги перед обществом».


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 28 мая 2012, 10:50
    • kuzmin

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020