«Даджал» - герой Кавказской войны
Люди и судьбы

    Яков Петрович Бакланов (1809—1873) — донской казак, русский генерал, герой Кавказской войны.

    На службу вступил 20 мая 1824 г. урядником в № 1 Донской казачий полк (Попова), в котором командовал сотней его отец. Изредка он приезжал на побывку домой, в один из приездов женился на простой казачке.

    Принял участие в русско-турецкой войне 1828—1829 гг., в начале 1829 г. произведен в хорунжие, а 20 мая того же года за отличие в деле с армией великого везиря при Кулевчи награждён орденом св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость»; 11 июля 1829 г. пожалован орденом св. Анны 3-й степени с бантом за отличие в делах при покорении турецких городов Месемирии и Ахиолло. В боях Бакланов показал себя столь храбрым и дерзким, что за излишнюю пылкость отец не раз собственноручно «дубасил по спине нагайкой», как признавался Яков Петрович впоследствии.

    По окончании войны до августа 1831 г. стоял с полком на пограничной сторожевой черте по р. Прут. 21 сентября 1831 г. произведён в сотники.

    Активный участник Кавказских походов. Первой серьёзной экспедицией, положившей начало кавказской известности Бакланова, была экспедиция 1836 г., предпринятая в район рек Псефира, Лаба и Белая. Здесь он был ранен в голову. 4 июля 1836 г., преследуя на протяжении 10 вёрст вчетверо превосходящий отряд горцев (между реками Чамлык и Лаба), выдержал множество контратак неприятеля и израсходовал все патроны, в заключение, выбрав удобный момент, близ укрепления Вознесенского ударил в пики, опрокинул неприятеля и преследовал более 15 вёрст, истребив его почти полностью. За это дело 4 июля 1837 г. награждён орденом св. Владимира 4-й степени с бантом.

    Именно на Кавказе и прославился казак Бакланов. Уважающие силу и мужество горцы, искренне ненавидели и восхищались Боклу (так горцы звали Бакланова). Я́ков Петрович Бакланов был одним из популярнейших героев эпохи Кавказской войны. Получив в командование полк, бывший в отчаянно плохом состоянии, он своей энергией быстро привел его в образцовое состояние и от робкой обороны своих предшественников перешёл к самому энергичному наступлению и скоро сделался грозой горцев, считавших Боклу сродни самому дьяволу и звавших его «Даджал», то есть сатана. Бакланов знал об этом и всячески поддерживал горцев в убеждении что, ему помогает нечистая сила.

    Однажды в полк на имя Бакланова пришла посылка. В ней оказался большой кусок чёрной ткани, на котором был изображён череп с перекрещенными костями и круговой надписью из «Символа веры»: «Чаю воскресения мертвых и жизни будущаго века. Аминь». Яков Петрович закрепил ткань на древке, превратив её в личное знамя.

    Баклановский значок

    Даже у бывалых казаков этот значок вызывал тягостное чувство, горцы же испытывали от баклановского символа суеверный ужас. Один из очевидцев писал: «Где бы неприятель ни узрел это страшное знамя, высоко развевающееся в руках великана-донца, как тень следующего за своим командиром,— там же являлась и чудовищная образина Бакланова, а нераздельно с нею неизбежное поражение и смерть всякому попавшему на пути».

    Донские казаки

    С Баклановым связано много легенд, рассказов, песен казаков. Рассказы о Боклу описывают порой его безрассудную отвагу, его бесстрашие в делах с горцами, его мастерство во владении оружием и удачу!

    Однажды казачий отряд под командованием войскового старшины Бакланова возвращался в крепость после рейда по чеченским тылам. Внезапно с вершины высокого утёса грянул выстрел. Командир остановил коня и, прикрываясь рукой от солнца, стал вглядываться ввысь. На скале появился чеченец. Хохоча, он принялся выкрикивать в адрес казаков оскорбительные фразы. Расстояние между противниками было так велико, что человек на вершине утёса казался маленькой чёрной точкой.

    — А ну, молодцы,— обернулся к казакам войсковой старшина,— сбейте мне этого крикуна!

    Дружно загрохотали выстрелы. Однако, когда пороховой дым рассеялся, выяснилось: чеченец по-прежнему невредим. Пользуясь своей неуязвимостью, он продолжал хохотать, и горное эхо далеко разносило его издевательский смех. — Урус-камыш! — вопил горец.— Плохо стрелять!

    — Нешто его достанешь,— оправдывались казаки, — эво куда забрался, окаянный!

    — Пули не долетают...— предположил кто-то.

    Густые брови войскового старшины грозно нахмурились.

    — Горцы стреляют хорошо,— строго сказал он,— но вы — казаки, и вам сам Бог велел стрелять лучше.

    С этими словами он сорвал винтовку с плеча и, перекинув её в левую руку, выстрелил. Чеченец покачнулся и рухнул в пропасть. Несколько мгновений стояла тишина, взорванная затем громким «Ура!».

    — Вот это фокус! — поразился один молодой казак— Даже не целясь!

    — Эх ты, дурья голова,— упрекнул его пожилой сотник,— это же сам Бакланов. Не зря чеченцы называют его дьяволом.

    Генерал Бакланов на Кавказе (казачий танец)

    Но, пожалуй самый известный из рассказов про Бакланова, это история о его поединке с горским стрелком Джанем.

    Эта история произошла во время перехода через Качкалыковский хребет. Бакланов по приказанию начальника левого фланга кавказской линии князя Барятинского, с отрядом из трёх пехотных батальонов, четырёх орудий и своего казачьего полка, оканчивал просеку от Куринского укрепления к р. Мичик. Отряд покончил уже и с вырубкой молодого орешника; приказано было готовиться к переходу через Мичик, чтоб овладеть неприятельскими завалами, как вдруг случилось следующее происшествие:
    Однажды, по возвращении в Куринское, у полковника Бакланова собралось большое общество офицеров; пили чай, играли в карты и толковали о разных разностях. Был одиннадцатый час ночи, когда вошедший ординарец доложил, что явился лазутчик. — Который? — спросил Бакланов. Казак назвал Али-бея.

    Надо заметить, что это был один из самых искусных и верных наших лазутчиков, преданный Якову Петровичу до самоотвержения. Он жил за Мичиком, в ауле Большие Гурдали, и, через постоянные сношения с мюридами Шамиля, знал до малейшей подробности все, что затевалось горцами против кумыкской плоскости. Поэтому Бакланов им дорожил и тотчас же приказал ввести его в комнату.

    — Нэ хабар (что нового)? — спросил он, поздоровавшись с Али-беем.

    — Особых новостей нет, — отвечал Али и заговорил по-чеченски.

    Офицеры, заинтересованные появлением лазутчика, начали просить Якова Петровича говорить по-русски. Уступая их просьбам, он приказал привести переводчика, и тот во всеуслышание передал рассказ Али-бея следующим образом:

    Когда Шамиль получил известие, что просека на Мичике почти окончена и что чеченцы не могут остановить Бакланова, он вызвал из гор стрелка, который на Коране поклялся во что бы то ни стало убить Бакланова.

    — Горец этот прибыл уже в наш лагерь — сказал, между прочим, Али — и, надо сознаться, произвел на всех впечатление.

    — Ты говоришь, — сказали ему старики, — что в расстоянии пятидесяти шагов разбиваешь из винтовки яйцо, подброшенное кверху; быть может это и правда, но мы твоего искусства не видели, а такого человека, в которого ты будешь стрелять, мы видели и знаем: он, в расстоянии полутораста шагов, при нас разбивал из ружья сидящую муху… Смотри же, Джанем, если ты промахнешься, то Боклю положит тебя на месте.

    — Ну, что же горец? — спросили офицеры.

    — Ничего, — отвечал Али, засмеявшись, — немножко побледнел, однако скоро оправился. — Я, — говорит, — во всю свою жизнь дал один только промах, да и тот, когда был семилетним ребенком.

    — Ты знаешь, — продолжал Али, обращаясь к Бакланову, — что за Мичиком, как раз напротив того кургана, где мы становимся, есть батарейка, брошенная нами. Завтра поутру в нее засядет Джанем и будет ожидать твоего появления. Я пришел сказать, чтобы ты поберег себя и завтра не выезжал на курган.

    Щедро наградив Али-бея, полковник отпустил его домой и попросил офицеров, чтобы все, слышанное ими, оставалось в секрете.

    На следующий день, как только рассвело, войска, по обыкновению, вышли из Куринского. «Зная, что меня ожидает» — рассказывал сам Яков Петрович — «я остановил колонну несколько далее обыкновенного и, в сопровождении одного ординарца, поехал к кургану. Скоро посреди орешника показались черные прогалины, место нашей недавней рубки. Я подъехал к Мичику и увидел ту батарейку, из-за которой должен был последовать выстрел. Признаюсь, с минуту я сомневался, ехать ли дальше, но вспомнил, что на меня смотрят тысячи глаз, и, взяв у ординарца штуцер, поднялся на пригорок… В эту минуту страшная тишина воцарилась у нас и в неприятельских завалах. Я не скажу, чтобы был совершенно спокоен: кровь то бросалась мне в голову, то приливала к сердцу… Однако, опустив поводья, я стоял неподвижно и пристально смотрел на батарею, до которой через Мичик было не более полутораста или двух сот шагов. Вот наконец, за гребнем ее, мелькнула черная шапка, и через минуту, не более, я увидел блестящий ствол, направленный на меня… Провиденье спасло меня: пуля, пролетела мимо, едва зацепив только край моего полушубка… Когда чеченец поднялся до пояса, чтоб посмотреть на выстрел, он с ужасом увидел, что я сижу на коне, и, пригнувшись за бруствер, принялся вторично заряжать винтовку. По той торопливости, с которой он это делал, я вывел заключение, что нравственная сила этого человека подорвана, и пришел к убеждению, что новый выстрел не может быть верен. Тогда, поверив самого себя и убедившись, что нервы мои совершенно успокоились, я вынул ногу из стремени, положил ее на гриву лошади, оперся на нее рукою и приготовил штуцер… Как только раздался выстрел, я быстро вскинул ружье… курок брякнул и мой татарин, взмахнув руками, опрокинулся навзничь: пуля попала ему между бровей и прошла через голову».

    Когда Бакланов, повернув лошадь, начал спускаться с кургана, обе стороны, с напряженным вниманием следившие за тем, чем кончится странный поединок, приветствовали его восторженными криками. В войсках загремело ура!.. Чеченцы, махав папахами, вскочили на завалы, били в ладони и оглашали воздух. неистовым: «якши Боклю! браво Боклю! молодэц Боклю!»

    Нечего и говорить о впечатлении, которое произвела на горцев вся эта сцена, принявшая, в их пылком воображении характер какой-то чудесной, сверхъестественной легенды, перешедшей даже в народные пословицы. «Не хочешь ли убить Бакланова?» — говорили после того в Чечне, когда хотели остановить похвальбу какого-нибудь расхваставшегося юноши.

    Я. П. Бакланов в 1873 году

    С 7 июня 1863 г. по 7 января 1867 г. Бакланов находился в командировке в Вильне и во время Польского восстания состоял заведующим Донскими полками в Виленском округе. 6 февраля 1864 г. за усердно-ревностную службу и труды награждён орденом св. Владимира 2-й степени с мечами над орденом.

    В 1867 г. Яков Петрович Бакланов вышел в отставку и поселился в Санкт-Петербурге. После тяжелой и продолжительной болезни умер в бедности 18 октября 1873 года, похороны состоялись на кладбище петербургского Новодевичьего монастыря за счет Донского казачьего войска. Пять лет спустя его могилу украсил памятник, созданный на добровольные пожертвования и изображавший скалу, на которую брошены бурка и папаха, из-под папахи выдвинут чёрный «Баклановский значок».

    Памятник Я. П. Бакланову. Волгодонск

    В 1911 г. прах Якова Петровича был торжественно перезахоронен в усыпальнице Вознесенского собора Новочеркасска, рядом с могилами других героев Дона — М.Платова, В.Орлова-Денисова, И.Ефремова.
    По материалам: brainca.com



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 21 апреля 2011, 13:14
    • kuzmin

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2021