Жанна и Сеп
Люди и судьбы

    Ранней весной, накануне 8 Марта в московском аэропорту «Шереметьево» приземлился самолет иностранной авиакомпании. Прибывшая на нем супружеская пара ничем внешне не выделялась среди других пассажиров лайнера. Так после полутора десятков лет работы в особых условиях за границей на родину возвратились разведчики-нелегалы Михаил и Галина Федоровы.

    Галина Ивановна Маркина (в замужестве – Федорова) стала сотрудником внешней разведки в 1946 году, сразу после окончания двухгодичных курсов иностранных языков при Высшей школе Министерства государственной безопасности СССР.

    «На работу в разведку, – рассказывала Галина Ивановна, – я пошла сознательно, с полным пониманием значения этой службы для государства и той ответственности, которую приняла на себя. Ни в то время, ни в последующем у меня не возникало ни малейших колебаний или запоздалых сомнений в правильности избранного в молодости пути. Я счастлива оттого, что разведка стала делом всей моей жизни.

    Вскоре произошли приятные изменения в личном плане. Как подарок судьбы появился он – Михаил. Сильный, добрый, чуткий, верный и надежный друг. С первых дней знакомства возникло ощущение, как будто мы знали друг друга сотню лет».

    Молодые люди решили пожениться, а в центре начали разрабатывать вариант совместной поездки новобрачных за границу – конечно, не для свадебного путешествия…

    Среди сотрудников внешней разведки выражение «нелегалами не рождаются, ими становятся» воспринимается как истина, не требующая доказательства. Просто в какой-то момент центру требуется конкретный человек, пользующийся особым доверием, обладающий определенными личными и деловыми качествами, профессиональной ориентацией и необходимым жизненным опытом для того, чтобы направить его в конкретный регион земного шара. Для Федоровых таким регионом оказалась Австралия.

    Перед Сепом и Жанной (такими были оперативные псевдонимы Михаила и Галины Федоровых) была поставлена задача найти подходящий род занятий и прочно обосноваться на Зеленом континенте. Начался напряженный период подготовки к выезду за кордон: разведчики вживались в свои новые биографии, изучали шифры, тайнопись, радиодело, совершенствовали иностранные языки. И когда все уже было готово, планы вновь изменились. Один из сотрудников резидентуры внешней разведки в Австралии, который мог знать Сепа, перешел на сторону американцев…

    «Под колпаком» у спецслужб


    Сепа и Жанну направили в промежуточную страну – Польшу. На акклиматизацию в ней им отводилось полгода. Предстояло не только вжиться в образ поляков, но и понять их психологию, изучить историю и географию страны – от Гданьска до Кракова и от Люблина до Щецина, современное польское искусство, культуру, узнать новинки кино и литературы, посмотреть крупные костелы, магазины, почерпнуть из народной лексики шутки, прибаутки и анекдоты.


    Ровно через шесть месяцев в Варшаву прибыл представитель центра и передал новое задание: выехать на нелегальную работу в одно из государств Западной Европы, на территории которого находились важные объекты НАТО. Сепу и Жанне требовалось создать здесь региональный пункт нелегальной связи с Москвой, готовый перейти на боевой режим работы в случае военных действий против Советского Союза.

    Глубокое оседание… Сейчас, по прошествии многих лет, можно сказать, что длительное пребывание разведчиков-нелегалов за границей было успешным и прошло практически без проблем благодаря их высокому профессионализму. Но тогда, в середине 50-х, все только начиналось и перед Сепом и Жанной простиралась неизвестность. Им довелось практически начинать жизнь с нуля.

    В страну они приехали якобы после долгих лет эмиграции. Война оставила их без родных и близких. На первых порах Сеп устроился слесарем в автомастерской. Жанна трудилась секретарем в одной из фирм.

    Между тем чета всерьез и надолго заинтересовала местную контрразведку. Дело в том, что здешние власти и спецслужбы с недоверием относились к репатриантам из социалистической Польши, а потому супругов взяли в проверочную разработку. Контрразведка подводила к Сепу и Жанне своих осведомителей, организовывала внезапные посещения их дома под надуманными предлогами, выставляла за ними наружное наблюдение. Одному из наиболее острых приемов проверки подверглась Галина, когда один из знакомых подсунул ей записку, написанную по-русски. Жанна хладнокровно среагировала на эту провокацию: повертела листок, выразив полное равнодушие и недоумение.

    По каждому факту маневров контрразведки вокруг нелегалов последние подробно информировали центр. Напряжение нарастало. В Москве возникла обоснованная тревога за судьбу Федоровых, рассматривался даже вариант возвращения их на родину. В конечном итоге окончательное решение вопроса было передано на усмотрение разведчиков. И тогда они сообщили следующее: «Реально оценив обстановку как в стране, так и вокруг нас, докладываем, что легализация в принципе прошла успешно, положение на работе в известной вам фирме прочное. Проявленное со стороны спецслужб внимание считаем профилактическим, вызванным общим нагнетанием кампании шпиономании. В связи с этим считаем возможным продолжить наше пребывание здесь для решения поставленных задач. Просим вашего согласия».

    После тщательного изучения ситуации центр дал добро. Кончился период продолжительностью более трех лет, когда контрразведка держала Сепа и Жанну «под колпаком». Серьезный профессиональный экзамен был успешно сдан. Федоровы рассеяли подозрения спецслужб и переиграли их. Теперь ничто не мешало выполнению основного задания. И в течение последующего десятилетия разведчики результативно проводили важные операции, не чувствуя за собой слежки.

    В роли добропорядочных буржуа


    Сеп и Жанна продолжили вживаться в окружающую среду, привыкали, приспосабливались к новой жизни. И одновременно по заданию центра занимались розыском в европейских странах агентов внешней разведки, связь с которыми прервалась с началом Великой Отечественной войны. Федоровым пришлось совершить многочисленные путешествия по государствам Старого Света, в том числе по Испании и Португалии, где советская разведка не располагала в то время какими-либо позициями. Они добросовестно выполняли каждое поручение, проявляя целеустремленность в преодолении возникавших порой трудностей.

    Из рассказа Галины Ивановны: «В жизни разведчика, находящегося в зарубежной командировке, как в калейдоскопе, одно событие сменяется другим, успехи чередуются с неудачами, радости с огорчениями. Увы, постоянной остается лишь опасность, подстерегающая его на каждом шагу.

    Отличительная черта разведчика-нелегала – жесткий самоконтроль, час за часом, день за днем, бодрствует он или спит. Малейшая ошибка или опрометчивый шаг могут обернуться непоправимыми последствиями. И что еще отличает разведчика, так это почти нечеловеческая выдержка и невероятное долготерпение».

    Спустя некоторое время Сеп и Жанна превратились во владельцев собственной фирмы, приобрели небольшую виллу. Денежные суммы из центра, которые они задекларировали в местных финансовых органах, позволяли поддерживать реноме состоятельных людей. Вскоре удалось установить и опробовать линию радиосвязи с центром. Можно было приступать к выполнению новых заданий.

    Сепу и Жанне удалось многое сделать. Это и вербовочные мероприятия, и сбор информации по широкому спектру проблем, и контакты с ценной агентурой, и передача полученных сведений в центр. Приведем некоторые цифры: Федоровы провели более 300 конспиративных встреч и свыше 200 радиосеансов с Москвой, а количество важных секретных материалов, отправленных в центр по другим каналам, перевалило за четыре сотни.

    Проходившая через руки разведчиков информация в основном касалась различных сторон деятельности Североатлантического альянса, в частности его военной организации, штаб-квартира которой размещалась в небольшом городке Монсе, близ юго-западной границы Бельгии с Францией. Вряд ли следует говорить, что в те годы это были исключительно важные сведения, непосредственно связанные с обеспечением безопасности нашей страны. Ведь именно в Монсе разрабатывались планы превентивного использования ядерного оружия против СССР, определялись способы его доставки к конкретным целям на советской территории, проводились командно-штабные учения НАТО. Сеп и Жанна своевременно сообщали в центр о намерениях военачальников блока.

    … Вокруг разведчиков-нелегалов нередко возникают различные, как говорится, нештатные ситуации, предусмотреть которые заранее просто невозможно. Они могут случиться и в ходе проведения разведывательной операции, и во время невинной прогулки, и в результате случайного совпадения каких-то факторов. Умение хладнокровно взвесить степень реальной угрозы как для себя лично, так и для дела в целом, и в зависимости от этого действовать по обстановке является показателем уровня подготовки разведчика, его профессионализма.

    Галина Ивановна вспоминала: «Понятно, что русский разведчик-нелегал, находящийся на работе за границей, во всех случаях тамошней жизни должен использовать только иностранный, местный язык, на нем он должен и думать. Это аксиома, проверить которую мне пришлось на себе.

    Однажды у меня неожиданно появилась боль в правом боку. Врач поставил диагноз – воспаление аппендикса и настаивал на немедленной операции, которая должна проходить под общим наркозом. Как быть? Проблема не в хирургическом вмешательстве – врачи там опытные, сколько в моем возможном поведении при выходе из наркоза: не заговорю ли я в полузабытьи на русском языке? Всеми силами внушала, убеждала себя, что мой мозг уже полностью перестроился, мыслю я на местном языке.

    Наступил назначенный день, меня повезли в операционную… Просыпаться я стала от легких хлопков медсестры по щекам, и первое, что произнесла, находясь еще в полубессознательном состоянии: «Где мои очки? Без них я плохо вижу». Медсестра подала мне очки и тепло улыбнулась. Значит, я действительно говорила как положено».

    Женская доля


    Из аэропорта «Шереметьево» разведчиков привезли на «промежуточную» квартиру. За празднично накрытым столом подняли бокалы шампанского. Во время оживленной беседы один из товарищей в шутку спросил:

    – Чего бы вам сейчас больше всего хотелось?

    Немного подумав, Михаил воскликнул:

    – Прежде всего попариться в московских «Сандунах».

    Все весело рассмеялись.

    – А я бы хотела позвонить тете, которая меня с детства воспитывала, и порадовать ее своим возвращением, – с трудом подбирая слова, произнесла Галина.

    Однако таким простым желаниям разведчиков суждено было осуществиться значительно позже. Около месяца им пришлось гулять по Москве, прислушиваясь к живой речи москвичей и обретая утерянные навыки разговора на подзабытом ими русском языке.

    Рассказ о чете разведчиков-нелегалов был бы неполным, если опустить очень важный и, несомненно, многих интересующий момент: длительное пребывание за рубежом выпало на лучшие, молодые годы жизни супругов, когда обычно в семье появляются дети.

    Слово – Галине Ивановне: «Этот вопрос стоял перед нами практически постоянно в нашу бытность за границей. В принципе центр не возражает против того, чтобы нелегалы обзаводились детьми, и мы знаем случаи, когда разведчики возвращались из заграничной командировки домой, имея даже двоих детей. Однако в своем сознании мы не могли объединить в одно целое два понятия: с одной стороны – нашу работу, ради которой мы прибыли в страну назначения, с другой – рождение детей, наличие и воспитание которых, несомненно, создали бы нам множество дополнительных разноплановых трудностей и сильно ограничили бы нашу оперативную деятельность.

    Кроме того, возникал определенный риск в соблюдении конспирации. Ведь дети – известные «почемучки». Мы прекрасно понимали позитивную сторону наличия детей: в глазах западного окружения создается положительный образ семьи и тем самым снижается уровень подозрительности. И все же в своих рассуждениях мы поставили на первое место чувство долга, стремление быть максимально полезными, всецело отдаваясь порученному делу, своей нервной и напряженной работе. Желание принести большую пользу Родине всегда брало верх, поэтому создание полноценной семьи отложили до возвращения домой. Однако судьба распорядилась иначе: мы вернулись в возрасте, в котором обычно воспитывают уже внуков».

    После возвращения из командировки служба Галины и Михаила Федоровых в разведке продолжилась. Когда возникала необходимость, они выезжали за рубеж для решения конкретных разведывательных задач. В общей сложности супруги пробыли за кордоном около четверти века.

    Труд почетных сотрудников госбезопасности полковников Михаила и Галины Федоровых отмечен многими орденами и медалями, ведомственными наградами.

    Галина Ивановна пережила мужа, продолжала встречаться с молодыми сотрудниками СВР и делиться с ними своим бесценным опытом работы в нелегальных условиях, отметила 90-летний юбилей и скончалась в прошлом году.
    Источник: vpk-news.ru

    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 13 марта 2011, 12:53
    • kuzmin

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2017