110 лет назад родился будущий первый начальник космодрома Байконур
Люди и судьбы

    Сосредоточься мастер спорта СССР Алексей Нестеренко на лыжной карьере, мог бы добыть множество золотых медалей. Его картины выдают недюжинного мастера кисти, утверждают искусствоведы. На одном дыхании читается написанная им книга «Огонь ведут катюши»…

    В 1929 году поступил в Томскую артиллерийскую школу. Выпуск совпал с захватом правителем Маньчжурии Чжан Сюэляном контроля над Китайско-Восточной железной дорогой. В последовавших боевых действиях Красная армия разгромила агрессора, а командир огневого взвода гаубичной батареи 21-го артполка Нестеренко получил боевое крещение. Пришлось прямой наводкой поражать наступающего врага, участвовать в рукопашных. За храбрость и умелые действия молодого командира наградили ценным подарком от командующего Особой Дальневосточной армией Василия Блюхера. Конфликт закончился в пользу СССР, что было отражено в Хабаровском протоколе от 22 декабря 1929 года.

    С 1930 по 1936 год краском Нестеренко служил командиром взвода, начальником топоотряда полка, курсовым командиром Томской артиллерийской школы. Не прерывая службу, окончил курс низшей геодезии Томского госуниверситета, стал дипломированным специалистом-топографом.

    Перспективного офицера направили учиться в Военную академию РККА имени Фрунзе. В апреле 1939 года выпускник-майор получил назначение командиром 170-го артполка 37-йстрелковой дивизии. Вместе с вверенной частью воевал с белофиннами, награжден орденом Красной Звезды.

    По окончании кампании передислоцированный в Белорусскую ССР полк в апреле 1941-го был признан лучшим в округе, а 6 июня Нестеренко пошел на повышение – стал начартом 86-й дивизии. Уже 23 июня он отражал атаки фашистов, искал контраргументы против мощного напора танковых колонн панцерваффе северо-западнее райцентра Лида. Бои были жаркие, батареи несли потери, Нестеренко приходилось вставать к орудию наводчиком.

    Через полтора месяца его отозвали в тыл, на полигоне Алабино сформировался 4-й гвардейский минометный полк реактивной артиллерии. Возглавить его поручили Нестеренко. Через месяц личный состав ошеломит гитлеровцев катюшами.

    4-й ГМП бросили в Полтавскую область. В книге «Огонь ведут катюши» Нестеренко вспоминал бой 25 сентября 1941 года: «…тишину утра нарушил мощный гул, эхом прокатившийся над рощей, над Диканькой, над ближними и дальними хуторами. Слева, сзади нас, из-за леса непрерывным потоком вылетали огненные кометы. Они шумели над нашими головами. Через несколько секунд все урочище окуталось густым черным дымом, в котором виднелись яркие вспышки разрывов. Слышались громовые раскаты. Шум летящих снарядов, сопровождаемый каким-то особенным скрежетом, грохот разрывов, а также громадное черное облако, мгновенно окутавшее рощу, произвели сильное впечатление. Когда дым немного рассеялся, мы увидели, как из рощи в разные стороны бежали обезумевшие от страха гитлеровцы, скакали по полю лошади без всадников. Психологическое воздействие залпа было настолько велико, что даже мы, знавшие, что это такое, были потрясены. Ведь это был первый «полнокровный» залп дивизиона». С мая 1942 года Нестеренко возглавлял оперативные группы ГМЧ фронтов, их посылали на ключевые направления. Воевал на Южном, Северо-Кавказском, Брянском, 2-м Прибалтийском, Ленинградском фронтах, в Черноморской группе войск.

    Нестеренко дослужился до замкомандующего артиллерией фронта, ему присвоили звание генерал-лейтенанта артиллерии. С его именем связан ряд прорывных решений, по самому высокому разряду оцениваемых военными историками. Генерал-лейтенант Нестеренко всячески поощрял и направлял конструкторскую мысль: при его участии получили путевку в жизнь переносные системы залпового огня М-8, были разработаны их разнообразные вариации.

    В 1946 году Совмин СССР принял историческое решение – создать НИИ реактивного вооружения. Алексею Ивановичу поручили сформировать и возглавить этот институт. На первого начальника оказалось замкнуто решение проблем, связанных с достижением революционных изменений в технологическом базисе ВПК СССР в области реактивного вооружения. Интересно, что рабочие будни НИИ-4 начались через 79 дней после фултонской речи Черчилля.

    Генерал-лейтенант артиллерии исходил из сталинского лозунга «Кадры решают все!». У него было феноменальное чутье на подходящих для дела людей. В наикратчайшие сроки НИИ-4 обрел мощный интеллектуальный костяк. Здесь заработал способный на стратегические решения ученый совет. Выстроились продуктивные отношения со многими компетентными специалистами, не входившими в штат. Перечень учреждений, представляемых этими учеными, свидетельствует о многогранности деятельности начальника НИИ-4. Здесь и нацеленные на создание не имевших аналогов в мировой практике образцов техники конструкторских бюро, и единственный на тот момент центр испытаний советских баллистических ракет в Капустином Яру. В том же 1946-м генерал сумел переманить 22 перспективных сотрудников из НИИ-1 Минавиапрома СССР. Это была группа Михаила Тихонравова. Ветераны Байконура Владимир Порошков и Василий Савинский вспоминают: «Нестеренко предложил всей группе перейти в НИИ-4 при условии, что не будет препятствовать ее работе над своей темой сверх плана. В течение 1947–1948 годов эта группа без ЭВМ проделала колоссальную расчетную работу и доказала, что с помощью пакетной ракеты, состоящей из одноступенчатых ракет, можно вывести на орбиту искусственный спутник Земли. С. П. Королев серьезно отнесся к работе группы Тихонравова, ухватился за идею пакетной ракеты и, наладив сотрудничество, создал ракету Р-7».

    Как вспоминают люди, работавшие с Нестеренко, на первых порах не хватало помещений для лабораторий. Был страшный дефицит оборудования. Все необходимое генерал выбивал благодаря авторитету, многое – за счет репараций. Ветераны НИИ-4 вспоминают, как начальник прямо-таки перехватил эшелон из Германии с металлоконструкциями, из которых потом смонтировали здание экспериментального завода. Об опыте создания реактивного оружия Алексей Иванович знал не понаслышке, он ездил в Нордхаузен, был в курсе послевоенных работ немецких специалистов, вывезенных в СССР.
    Город Нордхаузен вопреки Ялтинским соглашениям был захвачен американскими войсками и вошел в советскую зону оккупации только после Потсдамского соглашения. 12 апреля 1945 года в лагерь смерти «Дора» (Dora), где содержались заключенные завода «Миттельверк» близ Нордхаузена, собиравшие ракеты «Фау-1» и «Фау-2», вошли американцы. За три дня до этого по необъяснимым причинам по лагерю «Дора» был нанесен авиационный удар. Погибли, по разным оценкам, более 3500 заключенных, несколько тысяч людей получили ранения и стали калеками.

    Попавшие в лагерь «Дора» считались «носителями тайны» и поэтому живыми уйти не могли. У них не оставалось и проблеска надежды на спасение. Главное управление имперской безопасности вело персональной учет всех, кто был причастен к ракетному производству. Архивы лагерной канцелярии были вывезены в Америку. Возможно, что-то сохранилось у нас. Зная педантизм немцев, можно предположить, что в карте заключенного отмечалась истинная причина смерти: саботаж, вредительство и прочее.
    В 1947 году Нестеренко добился в Московском облсовете выделения семи гектаров земли, на которых построили городок из 43 финских и 10 шлакоблочных домов. Благодаря авторитету и энергии начальника становление НИИ-4 заняло от полутора до двух лет.

    19 марта 1955 года приказом № 0053 министра обороны маршала Жукова Нестеренко назначен начальником испытательного полигона № 5 Минобороны СССР (НИИП № 5 МО СССР). Тогда мало кто знал, что в казахстанской степи, в местечке Тюратам строится космодром. Теперь его название – Байконур – известно всему миру.

    И вновь приходилось решать кадровые вопросы. Нестеренко вспоминал: «Исключительно большую роль в подборе молодых офицерских кадров для полигона сыграло то обстоятельство, что я был начальником реактивного факультета в Академии им. Дзержинского, где в апреле произведен большой выпуск слушателей. Это были мои воспитанники, которых я знал, и они знали меня. Так как я первым дал согласие выехать из Москвы на формирование полигона, это давало мне большое моральное право агитировать молодежь ехать со мной осваивать «целину» – важнейший участок оборонного значения. Для этой цели я собирал целые курсы выпускников и проводил с ними разъяснительную работу, рассказывал о роли, месте и перспективах реактивной артиллерии и особенно баллистических ракет большой дальности. Поэтому то количество слушателей, которое было намечено при распределении для полигона, сравнительно легко удалось сагитировать, и абсолютное большинство их без особого нажима дало согласие ехать осваивать «целину», как мы называли в то время полигон». Вторым источником кадров стали офицеры из Капустина Яра. Они помнили Нестеренко в бытность его начальником НИИ-4 и посчитали за честь служить под его руководством в НИИП № 5.

    Алексей Иванович начальствовал здесь три года. Оперативно очертил в полигонном массиве земельные участки для стартового комплекса и поселка, баз падения отделяемых частей, пунктов радиоуправления полетом и телеметрии. На нем замыкался весь круг вопросов при запусках искусственных спутников Земли.

    Работая в Госкомиссии по испытаниям комплексов Р-7, Р-11, внес весомый вклад в формирование военно-стратегического паритета между СССР и США.

    Генерал-лейтенант Нестеренко награжден орденами Ленина (1941, 1950, 1957), Красного Знамени (1942, 1945, 1956), Красной Звезды (1940, 1944), Отечественной войны 1-й степени (18 мая и 27 августа 1943, 1985), Суворова (1944) и Кутузова 2-й степени (1945), Трудового Красного Знамени (1961), медалями.

    Михаил Стрелец
    Источник: vpk-news.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 27 марта 2018, 07:53
    • iunior

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018