Война быстро делала из вчерашних мальчишек закаленных воинов и опытных командиров
Люди и судьбы

    Рассказ Света Саввича Турунова – профессора РАЕН, адмирала в отставке, лауреата Ленинской премии, участника Великой Отечественной войны, в 1968–1990 годы – помощника секретаря ЦК КПСС, помощника министра обороны СССР.

    Начало Великой Отечественной войны застало меня с мамой и сестрой под городом Рыбинском на Волге, куда мы поехали на летние школьные каникулы. И хотя мы хотели сразу же возвратиться в Ленинград, отец заверил нас, что в этом нет необходимости. Как и многие люди того времени, он надеялся, что в ближайшие месяцы война победоносно завершится и к началу учебного года мы сможем вернуться домой.

    Но, как показали разворачивавшиеся на фронте события, этим надеждам не суждено было сбыться. В итоге наша семья, подобно многим другим, оказалась разобщенной – отец в Ленинграде, а мы у родственников в Рыбинске.

    Мне 15-летнему мальчишке, как и многим моим сверстникам, хотелось принять как можно скорее непосредственное участие в боях с вторгнувшимися в нашу страну фашистскими полчищами. На обращение в военкомат с просьбой направить меня в какую-нибудь воинскую часть, отправлявшуюся на фронт, получил ответ, что я пока еще мал для военной службы, но мне посоветовали принять активное участие в другой деятельности, способствующей достижению успехов на фронте. В связи с этим я окончил курсы трактористов, совмещая их с учебой в школе, одновременно полагая, что в дальнейшем это даст мне возможность стать танкистом. Весной, летом и осенью 1942 года я работал в одной из МТС, трудился на Варегофских торфоразработках, участвовал в уборке овощей и картофеля на колхозных полях, а в октябре продолжил занятия в школе, регулярно посещая горвоенкомат с просьбой о направлении в ряды Красной армии.

    Наконец накануне нового 1943 года я получил долгожданную военную повестку с направлением на учебу в 3-е Ленинградское артиллерийское училище, находившееся в Костроме, после успешного окончания которого в звании младшего лейтенанта был направлен на Ленинградский фронт, где и началась моя боевая служба.

    Вскоре после окончания военных действий непосредственно под Ленинградом наша 7-я корпусная артиллерийская бригада прошла переформирование и уже в качестве 180-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригады в составе 24-й артиллерийской дивизии прорыва РГВК в феврале 1945 года была направлена на 4-й Украинский фронт.

    Если говорить о каких-либо знаменательных или особо запомнившихся событиях фронтовой жизни, то скажу честно: каждый прожитый день на фронте – это событие. Даже если не происходит каких-либо активных действий, это все равно – артобстрел, бомбардировка, местная стычка с противником, участие в разведоперации или какое-то иное боевое столкновение. Одним словом, спокойной жизни на переднем крае нет, а поскольку я был командиром взвода управления батареи, то мое место было постоянно в окопах пехоты или на командном пункте, расположенном поблизости от переднего края.

    И все же было одно яркое событие, врезавшееся в память об участии в военных делах.

    * * *


    Это произошло в конце февраля 1945 года, когда мы прибыли на 4-й Украинский фронт и стали занимать определенные районы боевых позиций.

    Участок, на котором предстояло действовать, был предгорьем Карпат и являл собой холмистую, покрытую лесами, изрезанную оврагами и разделенную небольшими полями местность. Четкого, постоянно протянувшегося в виде окопов или траншей переднего края как такового не было, что позволяло разведке относительно свободно проникать в глубину обороны противника для сбора необходимых данных.

    Для определения мест расположения командных пунктов батарей и дивизионов командование бригады с соответствующими офицерами днем провело рекогносцировку местности. Каждый участник этой операции знал, где предстоит ему организовывать свой КП. От нашей батареи в этой рекогносцировке принял участие комбат капитан Коваль, взявший с собой командира отделения разведки сержанта Ковтуна. Таким образом, оба они знали, где предстоит оборудовать КП батареи, что должен был сделать я как командир взвода управления.

    По возвращении комбат приказал мне со взводом начать выдвижение на передовую для занятия и оборудования командного пункта, сказав, что дорогу и место расположения знает сержант Ковтун, а сам он несколько задержится, занявшись оборудованием огневых позиций орудий батареи.

    Ознакомившись по карте с предстоящим маршрутом выдвижения, я установил, что расстояние, которое требовалось пройти до места будущего КП, составляло примерно 2–2,5 км. Одновременно с перемещением на указанное местоположение КП нам предстояло проложить проволочную линию связи. Для этой цели у нас имелись катушки с проводом.

    Длина провода на каждой катушке составляла 500 м, что позволяло контролировать проходимое расстояние. Учитывая неровности местности, да и в порядке обычной запасливости, я приказал взять 8 катушек, то есть около 4 км провода или практически двойную его норму, требующуюся для предстоящей организации линии связи.

    В районе 18 часов мы начали выдвижение. Надо сказать, что погода в то время в предгорьях Карпат была крайне неустойчивой – то валил сырой снег, то выглядывало солнце, завывал противный влажный ветер плюс к этому размокшая, чавкающая под ногами земля. Где-то через полчаса после начала нашего движения наступили сумерки, а затем и темнота (так обычно бывает в горной местности), поэтому направление движения мы определяли по компасу, да еще ориентиром для нас послужило одинокое дерево, стоявшее посредине поля, у которого сержант Ковтун уверенно повернул нас в левую сторону.

    Чтобы определять проходимое расстояние, которое мы измеряли по длине протягиваемого провода, солдат, у которого заканчивалась катушка, докладывал об этом. Пока шел доклад об окончании провода на первых катушках, особого беспокойства у нас не было. Но когда последовал доклад об окончании провода на пятой катушке, а впереди была сплошная мгла и еле-еле просматривались очертания леса, к которому мы должны были подойти по расчету по карте через 1–1,5 км, я забеспокоился: туда ли мы идем согласно направлению, указанному сержантом?

    После поступившего доклада об окончании провода на шестой катушке – а мы к этому времени уже продолжали путь по кромке встретившегося леса – я приказал взводу остановиться и соблюдать полнейшую тишину, а сам с сержантом Ковтуном и связистом с очередной катушкой провода, медленно и по возможности тихо ступая, пошел вперед.

    Ощущения, которые я испытывал при этом дальнейшем движении, сохранились в глубине души до сих пор, и, честно скажу, они были не особенно приятные. Тьма, падает сырой снег, ветер, завывая и покачивая деревья, вызывает какое-то малопонятное потрескивание ветвей, а вокруг – мгла и напряженная, гнетущая тишина. Появилось внутреннее понимание, что мы куда-то не туда забрели.

    Тихо и медленно ступая вперед, пытаясь не создавать какого-либо шума, мы шли дальше и вдруг неожиданно услышали человеческие голоса, раздававшиеся как будто из-под земли. Через несколько мгновений перед нами на расстоянии 8–10 м вдруг вспыхнул яркий свет – это выскочивший наверх человек откинул полог, прикрывавший вход в землянку. Но самое главное, что мы разглядели, – человек был в немецкой форме. Видимо, выйдя из освещенного помещения, он в темноте не увидел нас и, справив свои дела, нырнул снова вниз, закрыв за собой полог.

    Получилось так, что мы угодили в расположение переднего края немецкой обороны, и если бы нас обнаружили немцы, неизвестно чем бы закончился наш рейд в тыл врага. Соблюдая полнейшую тишину и скрытность перемещения, сматывая наши провода, мы двинулись в обратный путь, пытаясь понять, что же произошло и как мы смогли попасть в расположение противника, где повернули не в ту сторону или пошли в ложном направлении. И что же оказалось – подойдя к злополучному дереву в поле, сержант вдруг вспомнил, что он указал не то направление – вместо поворота направо он направил нас в противоположную сторону. Конечно, в происшедшем была и моя вина как командира, не проверившего по карте и компасу направление нашего движения, но я был уверен в действиях сержанта, с которым мы уже более года служили вместе, и не было случая, чтобы он в чем-то подвел. Но, как говорится, хорошо то, что хорошо кончается, а после драки кулаками не машут.

    В итоге, повернув в нужную сторону и размотав всего две катушки провода, мы оказались на нашей передовой, где нас уже давно ожидал комбат. Мы получили в соответствующих выражениях оценку нашего блуждания, ибо прошло более трех часов с момента начала нашего выдвижения, а взвода управления во главе с его командиром на месте не было. Разобравшись со всем происшедшим, мы приступили к оборудованию командного пункта батареи. Вывод же из последних событий был таков: мы либо попали бы в плен, либо погибли из-за непродуманных действий. Нам же просто повезло. Я понимаю, что случай, о котором рассказал, не является характерным для происходившего на фронте. Да ведь и сама война не является характерным событием в жизни человека. Но что было, то было.

    * * *


    Память сохранила и другие эпизоды фронтовой жизни.

    Например, однажды, согласно приказу, потребовалось проникнуть в тыл врага и, просидев в течение трех дней в сарае на окраине занятого противником села, вести корректировку артогня нашей бригады с целью не допустить организованного отхода противника из атакуемого населенного пункта.

    На всю оставшуюся жизнь в памяти моей остался и последний день моей фронтовой жизни – 24 марта 1945 года. В этот день в ходе боев Моравско-Остравской наступательной операции при освобождении города Зорау в Верхней Силезии (ныне это город Жоры в Польше) во время переезда на новый командный пункт наша группа попала под артобстрел противника, находившегося в лесу в 300 м от дороги, по которой мы передвигались вслед за пехотными подразделениями. При обстреле погибли командир нашей бригады подполковник Г.И. Курносов, заместитель начальника штаба бригады майор М. Ланкевич и еще 12 человек, а несколько человек было ранено, в том числе и я, получивший тяжелые ранения, от которых оправился и вышел из госпиталя лишь в октябре 1945 года.

    * * *


    Оглядываясь на прошедшие события, невольно задумываешься о том, какой же огромной силой обладал наш советский народ, выдержавший колоссальные испытания и трудности в годы Великой Отечественной войны и одержавший победу над мракобесием, насилием, злом, ненавистью к людям и попытками сделать из них рабов.

    Можно приводить бесчисленные примеры героического труда людей в тылу, великого мужества и подвигов на фронте, примеры способности вынести огромные людские жертвы. И, пытаясь найти ответ на вопрос, что же было источником и явилось организатором нашей Великой Победы, я для себя нашел следующий ответ.

    Источником победы был наш народ, народ-труженик, народ-созидатель, готовый пожертвовать и отдать все ради своей свободы, независимости, благополучия и процветания. Вместе с тем следует отметить, что сам по себе народ – это масса людей, грубо говоря – толпа. Но если эта масса организована и сплочена, движется во имя достижения единой цели, то она становится непобедимой силой, могущей отстоять и защитить страну, одержать победу.

    Организующей силой, способной добиться этой великой цели, сумевшей объединить все силы и возможности страны во имя победы над фашизмом, была Коммунистическая партия, у которой были верные помощники – комсомол и профсоюзы. И какую бы грязь, ложь, различные фальсификации ни лили на нашу Победу и народ сегодняшние лжеисторики и псевдоисследователи, правду замолчать и оболгать невозможно.

    Сидя в тиши кабинетов и пользуясь всеми благами мирной, спокойной жизни, легко рассуждать о методах ведения войны и достижении успешных итогов решения той или иной задачи, возникшей в ходе военных действий, или о том, как правильно обеспечить получение необходимых результатов, выдвигая при этом «новые» взгляды и давая «объективные» оценки прошедших событий.

    О подобных людях очень хорошо сказал грузинский поэт Шота Руставели:

    Каждый мнит себя стратегом,
    Видя бой со стороны.


    Но если этим деятелям попробовать окунуться в реальные условия происходящего, когда над головой ежеминутно свистят пули, рвутся снаряды, мины и бомбы, а нужно немедленно найти наилучшее решение с минимумом жертв, чтобы достичь победы, – от них мало что останется. Жизнь реальная и кабинетная – это антиподы.
    По материалам: nvo.ng.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире


    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2022