Воспоминания блокадников. Александра Никифоровна Царапова: когда шла на работу, то по обе стороны дороги лежали трупы
Люди и судьбы

    Я родилась 16 апреля 1918 г. в Ленинграде, в Володарском районе (теперь Красногвардейском) в семье рабочих. Отец — мастер фабрики «Рабочий», мать — ткачиха той же фабрики. Отец умер в 1939 г., мать умерла в блокаду от голода и простуды (ходила далеко выкапывать гнилые остатки от капусты).

    25 декабря 1941 г. осталась я одна в холодной квартире и зимой стала опухать. Тогда давали по 125 граммов хлеба, но это был не хлеб и даже хуже, чем жмых. Дома было так холодно, что вода в самоваре, который стоял на столе, превратилась в лед. Водопровод не работал, ходила с ведром за водой в открытый колодец и приносила, когда половину, когда четверть ведра.

    Дома топила чугунку, подсушивала хлеб, бросала его в кипящую воду и ела как суп. Дров не было, ломала стулья, стол и топила чугунку только для еды. Спала в зимней одежде под двумя ватными одеялами.

    Во время бомбежки один раз ходила в укрытую траншею около дома, а потом перестала. Дом дрожал, стекла звенели (бумажными полосками обклеила все стекла окон).

    Наши 16 домов двухэтажных, четырехквартирных, остались целы, а рядом на улице Мартыновской все дома были разрушены. Нашу квартиру отец получил от фабрики «Рабочий» в 1928 г.

    Зимой на работу ходила раз в месяц, так как еле-еле передвигалась, а путь пеший был далекий — километров 10-12 (от дома до трамвайной остановки 15 минут и еще трамвайный путь 35 минут — сколько же это километров?) Когда шла на работу, то по обе стороны дороги лежали трупы, а около домов — грязь.

    На работе народу было мало, выдадут зарплату, хлебные карточки, и опять шагаешь домой, в неприветливую квартиру. Но это было зимой… А летом в июне 1941 г. я закончила Ленинградский финансово-экономический институт и работала в Ленинградской областной конторе Промбанка на Невском проспекте, 44. Оттуда меня отправляли на окопные работы в разных направлениях летом и осенью 1941 г.

    Как-то мы, окопщики, попали под сильный дождь и пришлось спать в «решетчатом» свинарнике, улеглись как селедки в бочке. С рассветом мы вылезли, разожгли костер и стали сушить свою одежду, так как все дрожали от холода. Затем отправились на работу.

    На московском направлении рыли противотанковые рвы под обстрелом самолетов и гранатометов. Было очень страшно, вначале с испугу закрывали голову лопатой или ложились на траву вниз лицом. Работали до тех пор, пока не выполняли свою норму.

    Как-то копали траншеи на пути к Кингисеппу, было нас тысяч 10 окопщиков, ушли далеко, и вдруг навстречу нам едут на машинах наши солдаты и кричат, что Кингисепп оставлен, поворачивайте к дому. А эти преграды (траншеи, рвы) теперь здесь не нужны, а только хуже для наших солдат при отступлении.

    Мы повернули и быстрым шагом стали возвращаться к сборному пункту. Наша 10-тысячная колонна оказалась под бомбежкой. Из этой колонны человек 30 отстали от основной массы, сил не хватало быстрее шагать. И я была в том числе (я весила 48 кг приросте 156 см).

    И вот эти 30 человек сбились с пути, а скорее всего воинские части при отступлении приблизились к нам. И мы вдруг оказались среди наших солдат, и над нашими головами началась стрельба. Один из военных нас выругал за то, что мы оказались среди них, затем вывел нас на лесную тропинку и сказал, чтобы мы на шоссе не выходили, иначе попадем под бомбежку.

    Шли мы долго по тропинке, затем вышли на шоссе и увидели два больших котлована от бомб, а в них валялись перемешанные с землей отдельные части тела: головы, руки, ноги, туловища. Нас обуял такой ужас, казалось, что бомбили наших окопщиков. Было очень жаль, и мы напряглись и быстрее зашагали к сборному пункту. Там уже никого не было, и мы отправились по домам. А до дому, да под обстрелом мне пришлось шагать, вероятно, еще километров 7-10.

    В этой 10-тысячной колонне было много людей с мясокомбината, с нашего банка девушку контузило — ее звали Тамара. Она мне запомнилась, потому что 1 мая 1941 г. на демонстрации она чудесно пела новую песню «Синий платочек».

    В наш Промбанк прибыла Осипова Мария (чувашка): она была от нашего банка уполномоченной. Я с ней сдружилась: вместе были на окопах. Она такая сильная, волевая, раньше всех выполняла свою норму и всегда мне помогала закончить свою работу.

    Однажды в конце нашей работы открылась сильная минометная стрельба, была команда уходить, все бежали толпой, а Мария взяла меня за руку, и еще несколько человек к нам присоединилось, и мы бежали под откос железной дороги отдельно от основной массы. А затем пробирались к сборному пункту. Там нам давали паек 200 граммов хлеба и котлетку. Мария помогала мне хоронить маму. Даже после войны Мария приезжала ко мне в Новосибирск. Долго переписывались.

    В марте 42-го я была эвакуирована с семьей брата. С мая 42-го работала инженером на радиозаводе имени Коминтерна. Потом два года на Бердском радиозаводе. Затем перешла работать экономистом в строительные организации. На пенсию ушла из СМУ-7 Сибакадемстроя. Имею знак «Жителю блокадного Ленинграда» и медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Недавно у меня был тяжелый сердечный приступ, потому излагать мысли мне трудно, пишу отдельными отрывками. Извините, что нет сил переписать эти записи. Руки дрожат.

    Нигде б никто не вынес то, что было!
    Мечом священным яростно рубя,
    Весь, весь напор безумной вражьей силы
    Я принимал три года на себя.
    Спасли весь мир знамена русской славы!

    (А.Безыменский)

    «900 блокадных дней»
    Источник: Из книги «900 блокадных дней» Сб. воспоминаний / Отв. ред. Л.A. Волкова. - Новосибирск, 2004. - 326 с. - 300 экз.



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс


    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018