Воспоминания блокадников. Лидия Николаевна Третьякова: часто можно было видеть машины, нагруженные трупами, как дровами
Люди и судьбы

    Родилась я 5 марта 1924 г. в Белоруссии. С 1926 по июль 1942 г. жила в Ленинграде по ул. Желябова 1, кв.36.

    Начало лета 1941 г. было дождливым и холодным. А 22 июня выдался первый по-настоящему летний день. Рано утром мы с родителями отправились за город, в Озерки. В трамвае вокруг нас шли разговоры о повестках, военкоматах… Из разговоров мы поняли: что-то случилось. Спросили. Оказалось — началась война. Мы срочно вернулись домой. Город уже был не тот. В магазинах стояли громадные очереди. Хватали все. Сразу установили норму продуктов. Через несколько дней в магазинах остался только кофе, а потом и его не стало.

    Уже днем над городом появились самолеты. Знатоки утверждали, что это немецкие. Скоро мы сами будем различать, чей самолет. А ночью был первый налет, но не бомбили. Стрельба была страшная. В первый раз мы услышали, как стреляют зенитки. Все соседи собрались у нас и просидели до утра. Так кончилась наша мирная жизнь. А у меня рухнули надежды на дальнейшую учебу. Я хотела стать врачом. Мой дед и мой крестный были врачами. К большому нашему горю, моего крестного Михаила Андреевича Яцко немцы повесили вместе с женой за помощь партизанам.

    Вскоре меня устроили на работу счетоводом. Потом был объявлен набор в топографическое училище, куда я и поступила. Наступил сентябрь. 8 сентября сгорели Бадаевские склады, где хранились запасы продуктов. Немцы подошли к воротам Ленинграда, на улицах строились баррикады. Нас забрасывали бомбами, снарядами, и… листовками, предлагая сдаться. 3 октября 1941 г. в наш дом попала бомба, мы остались без квартиры. Скитались по знакомым, пока нас не вселили в нашем же доме в квартиру уехавшего.

    Началась блокадная, холодная и голодная ночь. И не было ей конца. Бесконечные бомбежки и обстрелы, тянувшиеся часами. И только вера в победу как-то поддерживала изнуренных обессиленных людей. Умирали люди везде. Дома, в поликлинике, на улице, уткнувшись в сугроб, в подъезде. По утрам дружинники подбирали трупы. Часто можно было видеть машины, нагруженные трупами, как дровами. Только волосы развевались по ветру. Электричества не было. На Невском стояли троллейбусы, занесенные снегом. Был период, когда не было воды, мы носили ее из Невы. Дрова кончились. Жгли мебель, книги и все деревянное, чтобы как-нибудь обогреться и что-то сварить. Ставили буржуйки. Ели дуранду, вываривали ремни, пекли лепешки из кофейной гущи.

    Весной, когда появилась трава, стало легче. В магазинах продавали лебеду и ботву редиски. Ели одуванчики, крапиву. По радио нас учили, как лучше использовать траву. Ленинград выстоял эту страшную зиму. В феврале открылась дорога через Ладожское озеро. Эта дорога, связавшая нас с Большой землей, справедливо называлась «Дорогой жизни». Нам прибавили паек. Мы начали оживать. Весной, как только мне исполнилось 18 лет, военкоматом была направлена на курсы по противохимической обороне. Выпустили нас инструкторами и поставили на военный учет.

    Не могу забыть одну встречу. Летом 1942 г. на Невском я встретила подругу, с которой мы вместе росли. Она жила в Смольнинском районе. При встрече мы рыдали. Она все повторяла: «Лида, ты теперь будешь жить. Ты знаешь, я донор, нас очень хорошо кормят». Она знала, что наш дом разбомбило и думала, что мы погибли. И до самой эвакуации она подкармливала нас с мамой.

    Когда началась эвакуация, я по заключению медкомиссии была эвакуирована вместе с мамой в Новосибирск, а оттуда отправлена в Новокузнецк. С 14 августа стала работать бухгалтером в конторе «Алюминпродснаба», а затем в институте «Теплоэлектропроект» топографом. В августе 1945 г. вернулась в Ленинград.

    В 1946 г. выехала в командировку с изыскательской партией на строительство Южно-Кузбасской ГРЭС, так как получение квартиры в Ленинграде в скором времени не предвиделось. В 1947 г. вышла замуж, да так и осталась в Кузбассе. Имею двух детей и трех внуков. В 1957 г. в связи с переводом мужа переехали в Кемерово. Работала в Управлении главного архитектора и тресте «Строймеханизация», где и завершилась моя трудовая деятельность. Трудовой стаж 38 лет. В 1989г. по семейным обстоятельствам переехала в Новосибирск.

    Отец Никифоровский Николай Михайлович умер 29 апреля 1942 г. в Ленинграде, похоронен на Охтенском кладбище. Мать Никифоровская Стефанида Афанасьевна умерла 17 мая 1969 г. в г.Кемерово.

    Записано 22 января 1993 года

    Что мы пережили, расскажет историк,
    Был сон наш тревожен, и хлеб наш был горек.
    Да что там! Сравнения ввек не найти,
    Чтоб путь описать, где пришлось нам пройти!

    (В.Саянов)

    «900 блокадных дней»
    Источник: Из книги «900 блокадных дней» Сб. воспоминаний / Отв. ред. Л.A. Волкова. - Новосибирск, 2004. - 326 с. - 300 экз.



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс


    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018