Воспоминания блокадников. Александра Дмитриевна Смородинова: даже во время страшного голода у людей не было мысли сдать Ленинград
Люди и судьбы

    Я родилась 8 марта 1920 г. в Ленинграде. Кроме меня в семье было два брата и две сестры. Во время блокады погибли все… У меня среднее специальное образование, училась в электровакуумном техникуме, правда, закончить его не удалось, так как началась война. По распределению я попала на военный завод «Светлана», где работала монтажницей 5-го разряда, делала лампочки.

    После начала войны всю молодежь отправили под Ленинград рыть окопы. Вместе со мной гам были мои братья и сестры. Все работали дружно, никогда не ссорились. Спали там же, в лесу, располагаясь «линейкой». С рассвета поднимали, и работа продолжалась. Копали по 12-14 часов в сутки. Все это длилось полтора месяца. Потом началась стрельба, и мы бежали. В Ленинград вернулись еще летом, но магазины все уже были пустыми. Завод «Светлана» был переведен на казарменное положение, цех же, где я работала, почти сразу эвакуировали в другой город. Самое страшное началось осенью. Холод, голод, хлеба нет — выдавали всего 125 граммов хлеба на человека в день. Больше никакой еды не было. Чтобы утолить голод приходилось есть все подряд — олифу, кошек, собак… На разбомбленных складах отскребала замороженную картошку, потом бросала на сковородку и съедала вместе со шкурой.

    — Вы жили вместе с семьей?

    — Да, мы жили в коммунальной квартире, но туда редко удавалось попасть, так как завод находился на казарменном положении, и большую часть времени мы пребывали там. Нам давали лопаты, и мы ходили на Пискаревское кладбище закапывать трупы. Стоял жуткий мороз, 27 градусов, хотелось есть. С завязанными лицами мы закапывали могилы, которые перед этим копали военные. Трупы везли со всего города в огромных машинах и сбрасывались в общие могилы. Бывало, что люди, закапывая мертвых, сами падали в могилы от слабости и там умирали.

    — Как себя вели люди во время бомбежек?

    — Бомбили Ленинград часто, город постоянно обстреливался. Все памятники и дворцы забили досками, чтобы здания не пострадали во время бомбардировок. От падающих бомб загорались дома, люди оставались без крова, многие гибли. Моя мама не ходила в бомбоубежище, лишь тихонько молилась. Многие люди обращались к Богу, несмотря на то, что верующие тогда были не в почете, сохраняли у себя дома иконки. Единственное, на что можно было надеяться, это на чудо, и вера придавала силы, помогала преодолевать трудности. В начале зимы за мукой и хлебом выстраивались огромные очереди, в них стояли по пять часов. Многие не выдерживали и уходили, другие падали от слабости и умирали прямо в очередях. От голода мы опухали, ослабевшие падали на улицах. Если человек терял сознание, помощь ему не оказывали (как правило, это было уже бесполезно), а хлеб забирали себе. Хлеб состоял из ржаной муки и жмыха, часто в него добавляли бумагу. Если выпадала крошка, мы ее подбирали и съедали.

    В январе вообще перестали выдавать хлеб и муку. Люди погибали как мухи. О смерти своих близких узнавали из объявлений, наклеенных на стенах заводов или магазинов. Слез ни у кого не было, настолько велико было горе. Однажды, когда я шла с работы домой, навстречу выбежала соседка и сказала, что умерла моя мама. Это случилось 31 января 1942 г. Через день умер младший брат Георгий. Когда я вернулась на завод, мой старший брат, Андрей, тоже был мертв. Все погибли от голода. Деньги продолжали ходить, но на заводе платили хлебом, потом вообще перестали что-либо давать, поэтому маму похоронила, отдав гробовщику 12 пачек папирос. Гробы в могилу ставили вместе…

    — Как ленинградцы отзывались о правящем режиме?

    — В основном все молчали, но сердце переполняла злоба: неужели правительство не знает, что люди здесь мрут, как мухи? В очередях люди задавали один и тот же вопрос: «Неужели Сталин не знает, что все здесь погибают с голода? Почему нас не вывозят отсюда?» Открыто же никого не ругали, только удивлялись, хотя, конечно и догадывались, что Сталину известны наши страдания.

    — При каких обстоятельствах вы покинули Ленинград?

    — Выехать из Ленинграда было сложно. Ведь оборудование и заводы тоже надо было вывозить… Некоторые заводы объединялись и уезжали эшелонами. В феврале предложили эвакуироваться в Москву. Я сразу же дала согласие. В документе ничего об эвакуации не было сказано, только написано: «В командировку». С собой я записала младшую сестру, единственную, кто уцелел из моей семьи, но так и не нашла ее. Потом ее, уже мертвую, обнаружили в канаве, припорошенную снегом. 18 февраля 1942 г. нас посадили в пассажирский поезд, и так мы ехали до Ладожского озера. Ничего с собой у меня не было, так как дом недавно сгорел от упавшей на него бомбы. В поезде я написала стихи, посвященные моей маме…

    Это было давно, только в памяти нашей хранится.
    Сидит одиноко девчонка, плачет и тихо песню про себя поет.
    Туманы Ленинградские, блокадные
    Туманы, моя мама ко мне больше уже не придет.
    Мне было лет 20, когда она умерла,
    И с тех пор на могилу к ней не пришла,
    И она далеко, моя милая мама.
    Сидела в вагоне и плакала долго одна,
    Сиротская жизнь меня отправила далеко.
    Ах, как я только осталась только одна.
    Туманы гуляют, гуляют по воле.
    И будто мама не слышит сиротские слова.
    Услышь, дорогая, как плачет дочурка твоя.
    Туманы. Ленинградские морозные туманы
    Прикройте могилу своим серебром,
    Прошу об одном.


    Возле Ладожского озера нас пересадили в открытые грузовые машины, чтобы переехать через озеро. Весь путь от Ленинграда до Москвы занял двенадцать суток,- Двенадцать суток! После переезда через Ладожское озеро нас посадили в «телячьи вагоны». Я села поближе к «буржуйке», накрылась одеялом. Паек, состоявший из крупы, отдала соседям, себе оставила лишь хлеб. Хлеба давали по полкило, его сушили на «буржуйке» и запивали кипятком. Но опухоли от голода не спадали, ноги у меня стали уже как бревна. Чтобы согреться, спали все вместе. Немногие доехали до Москвы, умирали, сидя в вагонах. Мертвых снимали на остановках. В 4 часа ночи приехали в Москву, где нас очень хорошо встретили, накормили супом и кашей, но после долгой голодовки мы ничего есть не смогли. В Москве меня сняли с вагона и сразу же отправили в больницу, где я пролежала месяц. Потом была назначена на завод N 191. Там я проработала недолго. Директор Новосибирского электровакуумного завода забирал с собой молодежь, я тоже оказалась среди них. В Новосибирск нас привезли весной 1942 г. Три дня мы жили на вокзале. Всего вывезенных из Москвы нас было 64 человека. Отвезли на Инскую, где поселили в военные казармы. Чуть позже нас переместили в Заельцовский район, расселили на дачах. Потом начала работать на электровакуумном заводе. В течение всей войны в Новосибирск прибывали эшелоны блокадников. Кстати, некоторые сибиряки недолюбливают блокадников.

    — Почему?

    — Считают, что мы преувеличиваем ужасы голода и блокады. Относятся с недоверием к нашим рассказам.

    — Как потом сложилась ваша жизнь?

    — На заводе я проработала до 1945 года. Я всегда твердила, что хочу познакомиться с машинистом, чтобы он отвез меня в Ленинград, и вскоре вышла замуж за бывшего машиниста, начальника технического отдела. Потом больше не работала. В 1965 г. мы с мужем Володей поехали в Ленинград. Все пять дней я беспрерывно плакала, так как воспоминания были слишком тягостными, и мы вернулись в Новосибирск. У меня трое сыновей, старший окончил университет, младшие — техникум.

    — Как вы оцениваете события, происходящие сейчас в нашей стране?

    — Да уж, ничего хорошего сказать не могу. Несмотря на то, что я — ветеран труда, государство обижает, пенсия всего 320 рублей. Если бы не дети, вообще не знаю, как я бы жила! Хочется, конечно, уехать в Ленинград, однако, слишком много тяжелых воспоминаний связано с ним, да и мне уже 79 лет…

    — Сейчас многие говорят, что отстаивание Ленинграда не стоило таких жертв, что надо было сдать город...

    — Что вы! Такой мысли ни у кого никогда не было! Даже во время страшного голода люди не думали об этом. Выстоять любой ценой и не сдавать Ленинград! Хотя страшнее войны не может быть ничего.

    Записала в 1993 году Шонина Ольга

    Я никогда героем не была,
    Не жаждала ни славы, ни награды.
    Дыша одним дыханьем с Ленинградом,
    Я не геройствовала, а жила.

    (О.Берггольц)

    «900 блокадных дней»
    По материалам: Из книги «900 блокадных дней» Сб. воспоминаний / Отв. ред. Л.A. Волкова. - Новосибирск, 2004. - 326 с. - 300 экз.



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире


    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020