Воспоминания блокадников. Алексей Борисович Птицын: выжил только тот, кто не пал духом
Люди и судьбы

    Я родился в Ленинграде 17 июня 1941 г. Когда началась война, мы с мамой были еще в роддоме. Услышав сообщение, женщины стали требовать досрочной выписки. Жили мы тогда в коммунальной квартире на Загородном проспекте. Отец преподавал химию в Военно-морской медицинской академии и имел чин подполковника.

    В конце ноября 1941 г. отец с другими офицерами и курсантами ушел через Ладогу пешком. Женщин с детьми должны были эвакуировать самолетом, однако вылет много раз откладывали и на Большую землю мы с матерью попали только в феврале 1942 г. Родители отца остались в Ленинграде и не дожили до конца блокады. Академия была переведена в г. Киров (Вятку), где мы и прожили до 1945 г. Естественно, мама, и наши родственники, и друзья моих родителей, пережившие блокаду, (кто целиком, кто как мы — частично) неоднократно рассказывали о тех днях, о разных эпизодах, о своих ощущениях. Попробую передать некоторые из этих рассказов.

    Главная тема рассказов — голод. Когда он уже отчетливо наступил, т.е. когда дневная норма для иждивенца опустилась до 125 граммов (рабочая — 250), когда в городе съели всех кошек и собак, бомбежки и обстрелы отошли на второй план, стали буднями. Многие ленинградцы перестали ходить в бомбоубежище. Люди усвоили обычные часы бомбежек, более опасные стороны улиц. С началом войны из магазинов начали последовательно исчезать продукты. Дольше всего задержался ячменный кофе. Мама успела купить несколько пачек и потом использовала вместо крупы. Не бывает воспоминаний о блокаде без упоминания «хряпы» — это оставленные в поле внешние листья капусты. Их собирали, солили, из них делали котлеты. Осенью собирали крапиву, лебеду.

    Мама рассказывала, что она никогда не позволяла себе съедать паек вперед. Это требовало большой силы воли, есть хотелось страшно. А ведь ей в начале войны было только 23 года. Многие не выдерживали, отоваривали карточки вперед и съедали свое будущее — это было началом конца. Имея грудного ребенка, мама, естественно, не работала и чтобы получить рабочую карточку, сдавала кровь.

    Выжил только тот, кто не пал духом. Опустившие руки были обречены. А город жил, работала филармония, в праздники люди ходили в гости. Как-то один из папиных друзей зашел поздравить с праздником, выпил рюмку водки и достал портсигар. Ему говорят: «Васька, ты же не куришь!» Он открывает портсигар, а там лежит кусочек хлеба и хвост селедки. С этой закуской он обошел нескольких друзей. Вообще в гости приходили со своим хлебом.

    Одно из ярчайших воспоминаний ленинградцев — пожар на Бадаевских складах. Пожар был виден издалека, дым имел съедобный запах, сердца ленинградцев сжались — горела жизнь. На следующий день урезали норму хлеба, а мальчишки лазали на сгоревшие склады за жженым сахаром.

    Все знают, что зима 41/42 годов в Ленинграде была очень суровая. Все знают, что люди ходили за водой на Неву, потому что водопроводы замерзли. Но не все знают, что на Неву ходили на водопой крысы. Когда крысы с Бадаевских складов шли на водопой, останавливались не только пешеходы, но и машины. Крысы шли плотной длинной массой, уничтожая все живое, что им попадалось на пути.

    Очень яркое впечатление оставил у меня рассказ маминой подруги, которая зимой 1942 г. эвакуировалась из Ленинграда с годовалой дочкой. Я сейчас уже не помню первую половину рассказа — как она выбиралась на Большую Землю. Помню только вызвавший у меня дрожь эпизод, как она с обмороженными руками пробиралась по путям какой-то станции, неся ребенка в зубах, потому что руки уже не держали.

    Я преклоняюсь перед нашими матерями. Они все преодолели, все перенесли, сохранив главное — своих детей, свое человеческое достоинство, своих друзей.

    Весной 1945 г. мы вернулись в Ленинград, квартира была основательно разграблена, но кое-что осталось. Скоро мы переехали на улицу Кузнецовскую около Московского парка победы, где и прожили до переезда в Сибирь.

    Мой отец, Птицын Борис Владимирович — один из пионеров Сибирского отделения, член-корреспондент АН СССР, доктор химических наук, профессор, заместитель директора Института неорганической химии, заведующий кафедрой общей и неорганической химии НГУ. Он скончался в 1965 г., прожив неполных 62 года — сказалось слишком вольное обращение с радиоактивными элементами, с которыми он работал до и во время войны. Мама сейчас живет в Ленинграде. Я окончил Новосибирский университет, в 1963 г. защитил докторскую диссертацию, а через год с небольшим, даст бог, отмечу тридцатилетие трудовой деятельности, полностью прошедшей в стенах Института геологии и геофизики.

    Записано 20 декабря 1993 года

    Да! Мы — камни в фундаментах наших плотин…
    Ход истории точен и необратим.
    Но опять мы встаем из дымящихся лет,
    Мы — живые, как совесть,
    Простые, как хлеб.

    (Р. Рождественский)

    «900 блокадных дней»
    По материалам: Из книги «900 блокадных дней» Сб. воспоминаний / Отв. ред. Л.A. Волкова. - Новосибирск, 2004. - 326 с. - 300 экз.



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире


    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020