Воспоминания блокадников. Татьяна Васильевна Крылова: есть и пить я не могла, сестра мне только губы водой смачивала
Люди и судьбы

    В Ленинграде сперва была на ногах, потом смотрю, ноги начали пухнуть. Я скатерку со стола стащила, обмотала и прихожу в больницу. Народу много, но врач меня посмотрел и говорит — цинга у тебя. Я — как цинга? А чем ее лечить? Говорит — витаминами, зелень кушайте. А где я возьму витамины? И так есть нечего. Я пришла, легла и больше не встала. Потом сестра пришла, у нее душа за меня болит. А в конце марта она пришла с коляской, говорит — я тебя увезу. А мне уже и карточки не хотели выдавать, ну я ей последние карточки отдала, говорю — бери, ты хоть еще можешь есть, а то меня-то за карточки убьют. А я уже 2-й день не ела, не вставала совсем. А когда весна наступила, тепло стало, сестра ходила, собирала корни лопуха, из них варили суп. Она набрала крапивы, принесла мне, я съела, и на 3-й день опухоль и сошла. А я ведь и есть не могла и пить не могла, сестра мне только губы водой смачивала. А от крапивы я отошла за 3 дня, говорю сестре — давай есть. А что есть? Есть нечего. А в это время уже начали людей вывозить, посадили и меня.

    А у нас у всех были такие мешочки, на шее, с именем и фамилией, потому что если разбомбят, завалит, потом ищут — кто, чей. А так удобно. Из Ленинграда в 1942 я сразу приехала в Новосибирск. Привезли меня, в больнице я пролежала 7,5 месяцев. Прошла комиссию, дали мне инвалидность 2-й группы.

    Нас привезли в деревню, в 3-х км от Прокопьевска, хлеба дали, молока. Нас расселили по квартирам, за мной 2 женщины ухаживали. Я кушала с ними: все открыто, бери, что хочешь. А потом я стала ходить, не бегом, конечно, а тихонечко.

    А с мужем я познакомилась, когда он в военном госпитале лежал, я там сестрой-хозяйкой устроилась, обед ему носила, что не доедал, я доедала. Он должен был опять уехать на фронт, он раненый был, до сих пор в легких осколок носит, а 3-4 года назад из ноги пулю достали. Так вот он мне письмо из госпиталя прислал, что его обследуют и он уедет. А тут приезжает, говорит: все, не поеду на фронт, комиссия не пропустила. А послали его в Матвеевку, вот, я, говорит, за тобой и приехал. Он медик. Вот и приехали с пустыми руками в Сибирь. Понравилось ему тут: лес, природа.

    — А сестра так и осталась в Ленинграде?

    — Да, до конца блокады в Ленинграде была. И сейчас там живет. У нее муж там служил и приезжал к ней, привозил ей продукты. И она говорит: если бы не он, я бы умерла.

    — А родители ваши как?

    — А родителей нет у меня, я их не видела и не знаю. Говорят, отец умер, а потом и мать умерла от тоски. Нас пятеро осталось: 2 братьев и 3 сестры. Нас всех по разным семьям раскидали. Я у дяди жила, в школу ходила, как училась, не помню. Потом меня сестра старшая забрала, она в богатой семье жила, потом она замуж вышла, а я в Ленинград поехала к другой сестре. Кое-как меня прописали.

    Я пошла на завод работать, была стахановкой, комсомолкой была. Днем работала, а вечером училась. Деньги откладывала, сестре сказала, что буду одеваться. Стала модная, к модистке ходила. Все думали, что я с родителями живу.

    Подошла война. Станки встали, нас, молодежь, отправили окопы копать. А бомбят! Самолеты прямо над головой. Давали нам по 600 г хлеба. Потом оказывается: наш Ленинград повсюду окружили. И нам давали 125 г. Какой был запас — все съели. За водой на Неву ходили. И тут у меня нога и заболела.

    — А карточки вы каждый день ходили получать?

    — Да, были специальные магазины, но потом я уже не могла ходить, сестра ходила, она и на работу ходила.

    — Зимой-то холодно было? Не топили совсем?...

    — Нет, не топили, никакого отопления, ничего не было.

    — А какая-то помощь была от государства?

    — Ничего не было, какое государство? Ну да, когда в больнице лежала, кормили 3 раза в день. Все больницы переполнены были.

    — Умирали на ваших глазах люди?

    — А как же. Вот у нас напротив комната была, так там ребятишки все умерли, а мать осталась.

    — А у всех одинаковый паек был?

    — Да, у всех одинаковый. В 6 утра вставали, шли за хлебом. А мужчины некоторые, почти все иногда из тележки растаскивали у бабушки, которая нам хлеб привозила. И мы голодные оставались. Лежишь и вспоминаешь, как раньше хорошо было.

    — А вы верили в победу? Ждали, что вас освободят?

    — Ничего не верили, ждали, только, что немец придет. Но как сказали, что немца погнали, мы, конечно, радешеньки были, плакали. Да, поумирало много, вы знаете, на помойках лежали: и так и этак.

    — Никто не убирал?

    — Нет! Только весной, когда начали чистить квартиры, испугались, что эпидемия будет.

    — А вот квартиры пустые стояли, ходили, воровали, наверное?

    — Ходили, конечно.

    — А на рынок вы не ходили?

    — Нет, какой рынок, деньги-то где? Никаких вещей даже, ничего уже не было. Людей ели!

    — Вы слышали об этом?

    — Да вот в нашем доме. Муж умер, вниз лицом лежит, а она мякоть всю поснимала с него. А как раз по улице солдаты шли, сын-то и отпросился и забежал домой, и увидел, как мать там на кухне… Вот вам, пожалуйста.

    — И все знали про это?

    — Да, знали, вот так и узнавали.

    — А было так, что у кого-то больше хлеба было, или всем одинаково?

    — Все одинаково. И начальники, и профессора, все умирали. Неужели при голоде у меня отнимут, а ему дадут? И собак и кошек — всех съели. Как-то раз иду, идет женщина, а там курица валялась дохлая, она подняла: курица! Так и пошла, повторяя: курица, курица, и сама ее несет. А у нас тогда еще было, что покушать.

    Потом уже никто не работал, умирать начали. Хлеб был черный, тоненький. Вот разгромили склад сахарный, так все там паслись, разгребали землю, чай с ней пили. Тяжело, конечно, было.

    И бомбить-то продолжали, как бомбежка, выходишь на площадку, из всех квартир собирались и стояли.

    Когда мы на окопах были, немцы нам спустили мешок, там написано: Вот вам бригадира. Открыли, а там еврей-старик.

    Да, за 600 граммов многие шли окопы копать. А потом уже, кто пытался уйти из города, всех расстреливали.

    Когда Ладогу очистили, и то, когда первые поехали, все под воду ушли от бомбежек.

    Записала Юртайкина Ирина

    Мы, верно, не забудем никогда,
    Как стыла в трубах невская вода,
    Как падали на улицах снаряды,
    Как по путям трамвайным шла зима
    И замирали темные дома
    В глухом кольце тревоги и блокады.

    (И.Аврамснко)

    «900 блокадных дней»
    По материалам: Из книги «900 блокадных дней» Сб. воспоминаний / Отв. ред. Л.A. Волкова. - Новосибирск, 2004. - 326 с. - 300 экз.



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире


    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2019