Воспоминания блокадников. Александра Петровна Каширская: из семьи в семь человек в живых остались только она и сестра
Люди и судьбы

    Родилась в 1927 г. в деревне Выборгская Дубравка, которая позже была переименована в Невскую Дубравку. Отец и мать, Маркеловы Петр Петрович и Татьяна Алексеевна, до войны жили достаточно хорошо, имели свое хозяйство: корову, поросенка, кур. Был огород, где выращивали картошку. Отец работал кочегаром на заводе в Дубравке, на котором, видимо, занимались деревообработкой. Мать какое-то время тоже работала, но вскоре стала заниматься хозяйством и воспитывать детей, которых в семье было пятеро. Родители и сама Александра Петровна были верующими. В доме находились большие иконы и, по словам Александры Петровны, никто никогда не запрещал этого. Кроме того, по праздникам мать с отцом на лодке либо на пароходах «Каганович», «Республика» и др. ездили в церковь.

    Деревня, где жили Маркеловы, находилась в 63 километрах от Ленинграда, поэтому она уже с 5 сентября 1941 г. подверглась жесточайшим бомбардировкам, в результате которых семья Александры Петровны ушла жить в лес, в землянку, которую вырыл отец. Все вещи остались в деревне, так как уходить пришлось в спешке. Все домашние животные разбежались при бомбежках. На третий день немцы сожгли деревню, а линия фронта прошла в 3 километрах от Дубравки. Им было сообщено, что нужно уехать как минимум на 10 км от этих мест. Картошка осталась невыкопанной, поэтому жить с каждым днем становилась тяжелее, ведь хлебная норма составляла 125 г на человека. Из других продуктов получали около 300 г перловки в месяц и немного конфет. Александра Петровна помнит, как ходила за картошкой на колхозное поле, но вернулась с пустыми руками. «Даже поля бомбили немецкие самолеты, хотели, чтобы мы совсем с голоду умерли», — вспоминает она.

    В районе деревни шли сильные бои: здесь была река, через которую строили переправу, а затем и переправлялись. Это оказало сильное влияние на девочку (Александре Петровне было тогда 14 лет). Она убеждена, что в этом месте был единственный прорыв блокадного кольца.

    Из своего небольшого опыта общения с солдатами она отчетливо помнит, как однажды в очередной раз оставшись без картошки, попросила котелок каши у повара полевой кухни. Ответ должен был бы порадовать ее: «Неси, хоть ведро положу». Однако причина такой щедрости объяснялась достаточно просто: «Убило почти всех, а кто жив остался, тем не до каши было».

    В ее воспоминаниях страшная картина тех дней усиливается рассказом отца, который еще до ухода в лес закопал несколько килограммов выданной чечевицы. За ней он и решил пойти, когда есть стало совсем нечего. То, что он увидел, способен был выдержать далеко не каждый человек: вся земля была покрыта убитыми солдатами: «Прожил 50 лет на свете, а такой страсти не видал: на спичечную коробку земли не видать, а по реке не вода, а кровь течет. Советская армия в этом районе, по словам Александры Петровны, применяла „Катюши“, в ответ на залпы которых, пытаясь поразить цели, немцы били по лесу так, что макушки деревьев были срезаны.

    Семья Маркеловых вместе с другими пыталась эвакуироваться, по крайней мере отец хотел, но Татьяна Алексеевна боялась воды и сказала, что никуда не поедет. „Как сердцем чувствовала“ — говорит дочь,- баржи разбомбили, правда, некоторых людей, в том числе и брата отца, удалось спасти.

    В дальнейшем ситуация с продовольствием еще больше ухудшилась. Были значительные перебои; на этом фоне паек 900 грамм перловки и немного конфет казались праздником. Отец попросил сварить кашу, сказав, что вода уже надоела (варили обычно какой-нибудь супчик). Ночью отцу стало плохо он бредил и метался по землянке, утром 2-го марта он умер. Его тело Александра Петровна с матерью отнесли в землянку, так Kaif сил хоронить ни у кого не было. Но в скором времени выяснилось, что вместо тела остались голова и ноги — так их семьи коснулось страшное проявление войны и блокады — людоедство. После смерти матери (31 марта) она увидела, что соседка варит в чугуне мясо. Уверениям соседки, что это конина, она не верила, так как совершенно очевидно, что это была человеческая кожа.

    Трудно сейчас осуждать или не осуждать такие поступки, ведь тогда выживание становилось не просто смыслом жизни, но и ежедневной задачей многих людей. Просто для кого-то этот путь оказался неприемлем при любых условиях.

    Александра Петровна попросила свою сестру Зину забрать ее к себе на торфоразработки. Так она оказалась на Ирининской торфоразработке, где проработала вплоть до 1946 г. Работа была сложная и трудно себе представить, как девочка, стоя выше колен в торфянике, лопатой складывала торф на транспортер. Работали в основном женщины и всю работу делали вручную. Через месяц, заболев дистрофией, она не смогла работать и местный фельдшер сделал вывод, что она долго не проживет. В 1943 г. умерла сестра Зина, которой было 27 лет.

    Как некоторое событие Александра Петровна на протяжении своего рассказа отмечала приезд девчонок с „Красной нити“ (с текстильной или швейной фабрики), с которыми она жила в общежитии.

    Питание, как для всех работающих, было побольше, чем то, которое выдавали в лесу: 200-250 грамм хлеба и 100 грамм дополнительно за перевыполнение плана. В столовой обед состоял из поварешки „зеленных щей“ и 100 грамм гороховой каши.

    Насчет злоупотреблений в распределении продуктов питания она ничего определенного сказать не может. А о том, что можно было оставить миску каши в незакрытой тумбочке, рассказывает с гордостью. Честность людей, по ее мнению, была не в пример нынешней.

    В принципе за их работу платили деньги (сколько она точно вспомнить не может), а также давали мануфактуру, продовольствие и другие необходимые вещи. Она слышала, что где-то можно купить хлеба по 500 руб. за булку, но как и где можно это сделать, не знала, да и не пыталась, так как денег все равно не хватало. Иногда помогала сестра Лена, работавшая на даче Жданова под Ленинградом. Она пасла коров, то есть была занята в низшем звене обслуживания, хотя ее положение было несколько лучше. „Хлебное было местечко“, — говорит Александра Петровна. Бывало принесет морковки, молочка — кто их там караулил-то? Она считает, что это было не опасно. После прорыва блокады снабжение оставалось на том же уровне, те же каша да щи.

    Победу встретила она на Ирининской торфоразработке, откуда уже осенью 1946 г. по совету сестры решила уехать. Завербовалась на строительные работы в Латвию. В 1950 г. приехала к нам в Новосибирск на строительство ГЭС, здесь же вышла замуж, родила троих детей. Она несколько раз возвращалась к себе на родину, на то место, где стояла деревня Дубравка — в 1992, 1993 годах. На вопрос, хотела бы она вернуться на родину, ответила, что хотела бы съездить на могилы близких, но дом ее сейчас здесь.

    Война унесла почти всю ее семью: из семи человек в живых остались только она и сестра Лена (умерла в 1994 г.). Брат Петя убит в боях при Барановичах в Белоруссии в 1942 г. О Кате, муж и дети которой погибли, ничего неизвестно с того момента, как она эвакуировалась, Зина умерла на торфоразработках от голода и болезней в 1943 г., родители не пережили весну 1942 года.

    Александра Петровна Каширская награждена медалями „За оборону Ленинграда“ в 1943 г., в 1995 г. — в честь 50-летия Победы и за доблестный труд.

    Записала Елесина Ксения

    Как это было! Как совпало — Война, беда, мечта и юность!
    И это все в меня запало
    И лишь потом во мне очнулось!..
    Сороковые, роковые,
    Свинцовые, пороховые…
    Война гуляет по России,
    А мы такие молодые!

    (Д.Самойлов)

    «900 блокадных дней»
    По материалам: Из книги «900 блокадных дней» Сб. воспоминаний / Отв. ред. Л.A. Волкова. - Новосибирск, 2004. - 326 с. - 300 экз.



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире


    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020