Воспоминания блокадников. Клавдия Алексеевна Каратаева: из четырех семей, живущих в нашей коммуналке, почти никто не остался в живых
Люди и судьбы

    Родилась я в 1928 г. Когда началась война, мы были на каникулах. Каждое лето мы снимали дачу, т.е. недорогой домик. В 41- ом году мы отдыхали недалеко от Кронштадта (деревня Ораниенбаум). Вдруг видим: летят самолеты, а на них — немецкие знаки. Все выбежали на улицу посмотреть, настоящие ли они. Вскоре приехала наша мама (они с папой оставались в Ленинграде работать) и отвезла нас домой в Ленинград. Мы жили недалеко от завода «Красный треугольник». Магазины все сразу опустели. Никто еще не понимал, что началась война.

    Пока не началась бомбежка (сентябрь 1941 г.), мы бегали с подружками на вокзал, повсюду собирая брошеные фантики, а потом сравнивали, у кого красивее. Еще мы собирали и сдавали металлолом, а па вырученные деньги ходили в кино. Но когда 8 сентября 1941 г. началась бомбежка, все развлечения прекратились. С самолетов разбрасывали над городом зажигательные бомбы. Начался большой пожар, и мы побежали смотреть. Погибла моя одноклассница (когда начали бомбить, она забежала под арку, та рухнула, и ее завалило). В это время у нас дома выбило стекла, и папа вставил фанеру.

    Поначалу давали хороший паек, но очень скоро норму урезали наполовину, а потом — еще раз наполовину. С сентября мы стали ходить в другую школу за тарелку супа. За хлебом мы ходили с сестрой вдвоем, т.к. хлеб могли вырвать мальчишки. Принесем хлеб домой и начинаем его ниткой резать. У каждого был свой паек. Ни о чем другом, кроме еды, думать уже не приходилось. За городом было болото. Сначала лес, потом тальник, потом редкий тальник, а потом — болото. Под кустами мы находили ямки, подкапывали их и пробовали содержимое. Если не хрустит, значит можно есть (это был торф). Эту землю мы возили домой. Приходилось ее и продавать. Мама в это время работала на мясокомбинате грузчиком. Она купила на работе плиты льняного жмыха, и мы его ели (он нас спас от голодной смерти). Мама меняла жмых и землю на шкурки животных. Эти шкурки мы мелко крошили и ели; помню, даже ремень кожаный съели. Мама в вопросе еды была очень находчивой. Подбирала где-то уши и хвосты животных и варила из них супы. Папа работал на лошади (его не взяли на фронт, хотя он очень хотел, ему было уже 50) и привозил нам крошки хлеба. Добывали мы пищу и на бывших Бадаевских складах: долбили там землю, привозили се домой, бросали землю в разогретую воду. Но сладости не нашли. Полгорода ездило за этой землей, но так ничего и не находили.

    Из четырех семей, живущих в нашей коммуналке, почти никто не остался в живых. В нашей семье были: мама, папа и шестеро детей. Остались в живых мама, брат (4 года), я и моя сестра-близнец. Отец умер от голода в феврале 1942 г. Как-то он сидел на кровати и открывал фляжку с водой. Вдруг взгляд у него стал какой-то безумный, глаза закатились, и он упал на кровать. Мы подумали, что он умер, но к вечеру он очнулся. Встал, подошел к печке и стал трясти со свитера вшей, потом обтерся полотенцем и лег на кровать, а ночью он умер. Мы завернули его в простынь, положили на санки. Мама наняла женщину за паек хлеба и та отвезла его в место, где оставляли всех мертвецов. Старший брат (16 лет) пропал. Он копал где-то окопы, пришел домой нас проведать и больше потом не вернулся (скорее всего, попал под бомбежку). В мае 1942 г. умер от голода младший брат (2 года). Мама в это время находилась в родильном доме, и мы не знали, что делать. Пока он лежал, крысы объели у него уши и нос, пока мы не закрыли его подушкой. Крыс было очень много, они бегали и по улице, и по дому. Ночью мы закрывались одеялом с ног до головы, т.к. они просто бросались на нас. Когда вернулась мама, мы отнесли братика в Троицкую церковь. Мама родила девочку. Из женской консультации приходили, кормили девочку соевым молоком, но через 3 месяца она умерла.

    Были случаи людоедства. У нас в доме была дворничиха. Однажды к ее дочери пришла подружка, у которой были карточки на хлеб. Дворничиха ее убила за эти карточки и засолила в бочке. А потом ее старший сын обнаружил, что в семье пропал один ребенок. Оказалось, что она его убила. И тогда сын ее выдал милиции. Как я узнала позже, ее расстреляли. У нас была кошка Маша. Когда наступил голод, отец ее убил, и потом мы сварили из нее суп.

    Днем мы жили в квартире, а на ночь уходили в окопы. Но отец наш никогда не покидал квартиру. Над нами жила моя подружка. У нее умерли все, и она тоже чуть не умерла. Она уже лежала на кухне без сознания. В это время по квартирам ходил патруль и убирал трупы. Ее нашли и определили в детский дом, а потом эвакуировали в Ярославскую область. Почти всех моих подружек и одноклассниц эвакуировали раньше меня, а некоторые просто пропали, и я не знаю, где они.

    Наша мама умела хорошо шить. На зиму у нас были сшиты меховые пальто, связаны шапочки. Во время войны мы все были лысые, был только легкий пушок (это все, конечно, от голода). Вши были обычным делом. Сначала мы ходили в баню возле завода, а как стали бомбить, прекратили там мыться. Туалета не было, и мы ходили в ведро, а потом выливали все это на улицу. Однажды в наш двор упала бомба, но не разорвалась. Так нас не пускали во двор 3 дня. В 1942 г. на Новый год мы пошли на елку. Нам дали стакан киселя и кусок хлеба, а когда мы вернулись к подруге домой, у нее умер отец. Много людей умирало. Трупы валялись прямо на улице. Обычное дело: идешь, видишь: стоит парень и вдруг падает от голода.

    Летом 1942 г. нас эвакуировали. Мама добилась того, чтобы нас эвакуировали всех вместе, а т.к. родных нигде не было, мама согласилась эвакуироваться в любое место. Из вещей мы практически ничего не взяли. Подъехала машина, мы сложили немногие вещи, и нас отвезли на Финляндский вокзал. Мы сели на электричку и добрались до Ладожского озера, где просидели сутки. Затем сели на катер, но посередине озера начали бомбить. Была жуткая паника, но в нас не попали. Затем пересели на поезд. По дороге начали очень хорошо кормить — многие не выдерживали, отвыкнув, и умирали. Приехали в Коченевский район, попали в колхоз. Хотели вернуться потом в Ленинград, но денег не было. В колхозе прожили до конца войны. Сначала пасли телят, за что нам наливали молоко. Зиму прожили в конторе вместе с тремя ленинградскими семьями, а потом построили землянку. Труд в колхозе был непосильный. Мама умела шить. Она заработала денег и купила овечку, та родила двух ягнят. Мы их поменяли на быка, а потом колхоз поменял нам его на корову. Так и прожили.

    Через 28 лет я побывала в Ленинграде, нашла нашу квартиру. За это время все очень изменилось. Мама моя дожила до 90 лет, сестра жива, брат тоже, но он ничего не помнит.

    Записала Сиволовская Елена

    «900 блокадных дней»
    По материалам: Из книги «900 блокадных дней» Сб. воспоминаний / Отв. ред. Л.A. Волкова. - Новосибирск, 2004. - 326 с. - 300 экз.



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире


    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020