Валькирия белой армии
Люди и судьбы

    В. Амфитеатро-Кадашев, страницы из дневника:«Очевидцы говорили мне, что нестерпимо жутко было видеть, как к толпе испуганных пленников подскакивала молодая девушка и, не слезая с коня, прицеливалась и на выбор убивала одного за другим. И самое страшное в эти минуты было её лицо: совершенно каменное, спокойное, с холодными грозными глазами».

    Сразу после большевистского переворота, 25 октября донской атаман А.М. Каледин объявил, что не признает власть Ленина и его партии, и впредь до восстановления в России законной власти Донская область будет управляться войсковым правительством. Исходя из этого бывший начальник штаба верховного главнокомандующего генерал-адъютант М.В. Алексеев, занимавшийся сбором офицеров и юнкеров для спасения армии и Российского государства, счел Донскую область наиболее удобным местом для сбора сил: будучи неподконтрольной большевикам, она, в отличие от национальных окраин, провозгласивших независимость, имела русскоязычное население и не стремилась к полному отделению от России. Возлагал он надежды и на казаков, которые долгое время были опорой государственной власти, и на свои личные хорошие отношения с Калединым.

    Уже в ноябре Алексеев появился в Новочеркасске и разослал телеграммы верным офицерам. И вскоре на Дон потянулись офицеры, юнкера, кадеты, студенты – все те, кто желал с оружием в руках сражаться за Россию. В Москве и Питере действовали специальные группы, снабжавшие офицеров поддельными документами и организовывавшие их отправку в Новочеркасск. На Дону первое время алексеевская организация находилась на полулегальном положении – Каледин не желал лишних осложнений с Советским правительством, поэтому официально ни Алексеева, ни офицеров на Дону не было, однако фактически их деятельности никаких препятствий не чинилось, напротив, они получили помещение одного из новочеркасских лазаретов в доме № 36 по Барочной улице. Здесь рождалось то, что позже станет Вооруженными силами Юга России.

    Когда в конце ноября в Ростове произошло большевистское восстание, оказалось что верных казачьих частей у Донского правительства ничтожно мало и ему пришлось прибегнуть к помощи алексеевцев. Прятать их дальше смысла не имело, к тому же стало ясно, что большевики не оставят Дон в покое, и алексеевская организация была легализована. А 24 декабря (6 января) она была преобразована в Добровольческую армию, командующим которой стал генерал от инфантерии Л.Г. Корнилов, прибывший к тому времени на Дон.

    Между тем на казачью область с севера надвигались колонны красных под командованием Сиверса и Саблина. По мере разложения донских частей, их заменяли на фронте добровольцами Корнилова. Красных, однако, было слишком много и после гибели единственной боеспособной казачьей части – отряда полковника Чернецова – Корнилов решает оставить Дон. 9 (22) февраля 1918 года Добровольческая армия выступает в 1-й Кубанский поход с целью соединения с находящимися в Екатеринодаре частями Кубанского правительства.

    Я не знаю, когда точно в составе Добровольческой армии появилась баронесса Боде. Опираясь на процитированные выше воспоминания М.А. Рычковой, можно предполагать, что это произошло в ноябре или начале декабря 1917 года. Первое упоминание о ней встречается в воспоминаниях о боях за Матвеев курган, который перешел в руки красных 10 (23 января) 1918 года. Таким образом, можно уверенно сказать, что София появилась на Дону до этой даты.

    Как выглядела София де Боде?

    Красоту баронессы хором отмечают все видевшие ее. Участвовавший в Ледяном походе Б. Суворин называет ее «маленькой хорошенькой барышней». Но, помимо упомянутых М. Рычковой черных кудрей, что-то конкретное о ее внешности сообщает только Николай Львов:

    «Я хорошо помню ее. Молоденькая, красивая девушка с круглым лицом, с круглыми голубыми глазами в своем военном мундире прапорщика казалась нарядным и стройным мальчиком. Дочь русского генерала воспитанная в военной среде, она не подделывалась под офицера, а усвоила себе все военные приемы естественно, как если бы она была мужчиной. В круглой меховой шапке, надетой немного набекрень, в высоких лакированных сапогах и в хорошо сшитой военной поддевке, она не могла не нравиться.

    Ею невольно любовался всякий, как молодым красивым созданием. Много было в ней не деланной, а действительной военной удали».

    Это описание совсем не похоже на фотографию, которая приводится в начале фильма «Баронесса де Боде — легенда Белой армии». Сложно сказать, почему авторы решили, что на данном кадре кинохронике запечатлена именно она.


    В характере Софии де Боде современники отмечали отчаянную смелость и жестокость. Вот фрагмент из воспоминаний Н. Львова:

    «И. А. Родионов вернулся из штаба с известием, что двое оправданы, а третий, кажется осужден. Он прибавил, что осужденных тут же расстреливали в садах. «И представьте себе, кто принимал участие в расстреле, – сказал он, – баронесса Боде».

    «Среди этих женщин-воительниц на походе отличалась прапорщик баронесса Боде. Смелости ее не было границ… Кроме смелости, она отличалась и жестокой решимостью, не свойственной женщинам. Как дико было слушать в рассказах этой молоденькой девушки (ей было лет 20) слово «убить». Она и не только говорила», – пишет Б. Суворин.

    «Очевидцы говорили мне, что нестерпимо жутко было видеть, как к толпе испуганных пленников подскакивала молодая девушка и, не слезая с коня, прицеливалась и на выбор убивала одного за другим. И самое страшное в эти минуты было её лицо: совершенно каменное, спокойное, с холодными грозными глазами», – сообщает о баронессе Боде Владимир Амфитеатров-Кадашев.

    Любопытно, что в отличие от гражданских мемуаристов другой участник Ледяного похода генерал-майор А. Богаевский о жестокости Софии ничего не сообщает. По его меркам она, видимо, была в пределах нормы. А вот смелость этой девушки даже на него произвела впечатление: «Спустя полчаса ко мне подлетает карьером одетая в черкеску баронесса Боде, служившая ординарцем в нашей коннице, отчаянно храбрая молодая женщина… и докладывает, что генерал Корнилов посылает мне свой последний резерв: 2 эскадрона конницы».

    Поражавшие современников жестокость и смелость Софии де Боде заставляли пытливые умы уже тогда пускаться на поиски объяснений. Объяснение вышло в духе времени – романтическое. Генерал, политик и писатель П.Н. Краснов, так изложил эту версию в своем романе «От двуглавого орла к красному знамени»:

    «По улице красивым галопом, на хорошей кровной лошади скакала одетая в мужское платье молоденькая девушка. Ее бледное лицо с большими серыми, узко поставленными глазами было ненормально оживлено. Это была баронесса Борстен. Два месяца тому назад на ее глазах солдаты-дезертиры сожгли ее имение, привязали ее отца к доске и бросали на землю доску с привязанным бароном до тех пор, пока он не умер и глаза не вылетели из орбит. На ее глазах солдаты насиловали ее мать и ее двенадцатилетнюю сестру. Ей грозила та же участь. Но вдали показались германские войска, и солдаты, бросив ее, разбежались. Она поклялась отомстить. Она пробралась на Дон и поступила рядовым в Добровольческую Армию. Лихая, красивая, отличная наездница, она скоро снискала себе общее уважение. Мало кто знал ее историю. Ее считали ненормальной за ее суровую ненависть к большевикам, но добровольцы преклонялись перед ее сверххладнокровием в опасности. Когда она видела серые шинели без погон, задранные на затылке папахи, челки неопрятных волос, по-женски выпущенные на лоб, наглые еврейские фигуры в офицерских френчах с алыми повязками на руках, странная усмешка кривила ее нежные, еще пухлые губы, и зубы хищно показывались из-за них. В серых глазах загорался огонь. Страшные воспоминания бороздили ее мозг. Сверхчеловеческая страсть загоралась в глазах, и редкий доброволец мог тогда прямо смотреть в эти мечущие искры прекрасные глаза. Зрачок почти исчезал в сером стальном райке, и тем острее горел из него жестокий внутренний огонь. В эти минуты ее руки становились железными. Даже лошадь под нею, чувствуя напряжение ее воли, становилась покорной и, казалось, понимала, без указания мундштука, ее желания.

    Баронесса Борстен в такие минуты видела что-то, чего другие видеть не могли.

    Она подскакала широким галопом к группе комиссаров и круто остановила коня. Караульные ее знали.

    — Это что за звери? — спросила она.

    — Комиссары, — отвечал высокий худощавый кадет.

    — Отчего же они не расстреляны?

    — Не могу знать, — хмуро сказал кадет. — Видно, некому.

    — Вы слыхали приказ Корнилова. Война идет на истребление. Или они нас, или мы их должны истребить.

    — Слыхали, — потупляя глаза, проговорил кадет.

    Лицо баронессы озарилось восторгом. Улыбка скривила прекрасные губы. Она медленным, отчетливым движением отстегнула большой тяжелый маузер, висевший у нее на боку, прикрепила его к футляру, обратив в ружье, и бросила поводья лошади.

    Комиссары смотрели на нее, и животный ужас выступил на лицах. Но никто не шевельнулся под ее мрачным взглядом. В нем эти слуги интернационала, еще вчера разрезавшие в этом самом селе живот священнику, вытянувшие оттуда кишку, прибившие ее гвоздем к телеграфному столбу и гонявшие и волочившие священника кругом столба до тех пор, пока он не вымотал всех своих кишок и не упал мертвый, — прочли свой приговор. В страшном блеске внезапно сузившегося зрачка они увидали высшую силу.

    — Отойдите, господа, — тихо сказала баронесса караульным. — Не мешайте совершиться суду Бога.

    На большой площади, в углу которой гомонила толпа пленных солдат-большевиков, в селе, по которому еще там и тут гремели выстрелы, ее слова прозвучали глубоко и четко.

    Баронесса медленно, гибким женственным движением приложилась и, не сходя с коня, вдруг ставшего неподвижно, как статуя, выстрелила. Без стона рухнул стоявший дальше всех солдат, с идиотски напряженным лицом смотревший прямо на баронессу и не понимавший ничего.

    Неторопливо следовали один выстрел за другим, пока не упали все двенадцать.

    Баронесса, не спеша, сложила свой маузер, повесила его на бок, с тихим вздохом, подобным вздоху удовлетворенной страсти, подобрала поводья и, еще раз окинув потухшим, усталым взглядом убитых ею большевиков, шагом поехала по селу...»

    Оставив сладострастные вздохи баронессы на совести автора, обратимся к фактам.

    Отец Софии, барон Николай де Боде, не был зверски убит солдатами в своем поместье. Как я уже писал, в Гражданскую войну он руководил белыми войсками в Крыму, затем эмигрировал и скончался в Югославии в 1924 году.

    Дед Софии был уездным предводителем дворянства Хвалынского уезда Саратовской губернии, поэтому если де Боде и сохранили поместье к 1917 году, располагаться оно должно было именно там. Но до Саратова немцы не дошли даже во Вторую Мировую войну.

    Первое свидетельство о пребывании баронессы де Боде в рядах Добровольческой армии относится к боям за Матвеев курган. Но поселок Матвеев курган был занят красными 23 января 1918 года (по новому стилю), немецкое же наступление началось лишь 18 февраля, поэтому спасти баронессу от алчущих женского тела солдат-дезертиров германские солдаты никак не могли.

    И, как мы помним, София де Боде отправилась из Москвы в ноябре 1917 года на Дон к Корнилову. Получается, по пути она должна была завернуть в свое поместье. Там дочка-пулеметчик и отец-генерал должны были утопить свое личное (а также все имевшееся в доме) оружие в пруду и расслабится настолько, что их застала врасплох банда дезертиров… Правдоподобно?

    Возможно на этой фотографии запечатлена София де Боде… Во всяком случае, эта девушка подходит под описание...

    Если бы эта история произошла до появления Софии в московском женском батальоне, например весной 1917 года, то о ней наверняка бы знала М. Рычкова. Но она, как мы видели, не упоминает ни о чем подобном, ни о какой-то особенной жестокости Софии. Наоборот, в ее воспоминаниях баронесса де Боде выглядит весьма жизнерадостной девушкой.

    Стоит отметить также, что Краснов не участвовал в Ледяном походе и, следовательно, лично не мог знать Софию, даже внешность ее он описывает иначе, чем очевидцы. Возможно, поэтому он и вывел ее в романе под другим именем – баронессы Борстен.

    Тем удивительней было встретить похожую историю в мемуарах одного из участников боев на Дону в начале 1918 года. Вот что пишет В. Мыльников, в своих воспоминаниях о боях под Матвеевым курганом – небольшом городке к северу от Таганрога:

    «А знаете, у нас в цепи тоже лежит женщина – баронесса Бодэ, – сообщил мне мой собеседник. – История ее такова: на их имение где жили отец, мать и две взрослые дочери, напала банда. Отца с матерью привязали к креслам, а дочерей начали насиловать на глазах у родителей. Разграбив имение, отца, мать и одну из дочерей добили, а другую бросили, считая ее мертвой. После ухода банды вернулась перепуганная прислуга, убитых похоронили, а недобитую забрала к себе на отдаленный хутор преданная ей горничная и там ее выходила. Поправившись, баронесса, узнав, что на Дону еще нет большевиков, переодевшись в платье крестьянки, добралась туда, когда там только начала формироваться Добровольческая армия. Явилась в штаб и, рассказав обо всем, заявила: «Жить я больше не могу – нечем. Покончить с собой мне не позволяет моя вера, а хочу, чтобы меня убили. Прошу зачислить меня в ряды, но не сестрой милосердия, так как вот этого милосердия у меня совершенно нет, а рядовым бойцом». Начальство подумало, поговорило и, хотя это было связано с некоторыми неудобствами, зачислило ее в часть. Вот на днях, когда наша цепь перебежками наступала на станцию Ряженое, команда «Цепь, ложись…» а она, не слушая, не останавливается и бежит вперед. Пришлось ей пригрозить, что если не будет слушать команду, то ее отчислят из части».

    Таким образом, Краснов лишь записал и приукрасил ходивший среди добровольцев слух об истории, превратившую миловидную баронессу де Боде в беспощадную убийцу красных. Кто-то где-то что-то сказал, кто-то не так услышал, пересказал и понеслось… Вроде бы, учитывая приведенные выше факты, данную историю можно целиком считать вымыслом. Но не все так просто.

    В романе Виктора Ларионова «Последние юнкера» есть следующий отрывок:

    «Однажды во второй взвод батареи явилась высокая, красивая девушка в кавалерийской шинели и сказала, что она – княжна Черкасская, что недавно большевики убили ее отца, мать и брата и что она хочет быть добровольцем, ездит отлично на лошади и стреляет без промаха. И вот в первых же боях она показала себя не только лихим, но и смышленым, распорядительным бойцом, способным понимать обстановку и командовать другими. Ее все полюбили, заботились о ней подчас трогательно, но, к сожалению, не могли удержать ее боевых порывов. Она как бы искала смерти… И нашла ее под Матвеевым курганом, когда два орудия, прикрывая отход пехоты перед сильнейшим противником, готовились уже бить картечью, а она, стоя во весь рост между орудиями, выпускала обойму за обоймой из карабина. Снежная пыль взметалась от пуль, воздух был насыщен свинцовым градом… Сраженная наповал, она упала на снег без стона, – прекрасная русская девушка, мстившая за свою семью и за поруганную родину. Имя ее чтилось в синодике Юнкерской батареи впоследствии в бригаде генерала Маркова».

    Похоже, здесь мы видим исходный вариант истории, которую позже стали связывать с именем Софии де Боде. Здесь еще нет ни поместья, ни выскакивающих из орбит глаз барона, ни его изнасилованных дочерей, ни немецких солдат. Княжна просто сообщает, что ее семья была убита большевиками. Эта история вполне может быть подлинной, тем более, что княжна Черкасская вполне реальная личность.

    В 1950-м году в Брюсселе русскими эмигрантами был открыт храм-памятник, на стенах которого разместили доски с именами погибших от рук большевиков. Список убитых составлялся без какой-либо системы, поэтому тут можно встретить и Императора Николая II, и крестьянина Тимофея Усикова, и «Л.-гв. 3-й стрелковый Его Величества полк». Есть на этих досках и такая надпись:

    «Тамара Николаевна ДАВЫДОВА, рожд. кж. ЧЕРКАССКАЯ, старший фейерверкер 2-й конно-артиллерийской батареи Добровольческой армии. Пала смертью храбрых в бою у ст. Елизаветинской в 1918 г».

    В Первую мировую Тамара Черкасская служила в одном из женских батальонов, затем вступила в Добровольческую армию. Произошло это, если верить воспоминаниям В. Ларионова, после 9 декабря 1917 года. По данным историка С. Волкова княжна Т.Н. Черкасская была убита 27 января 1918 года. Со смертью ее связана столь же яркая история, как и с ее появлением среди белых. Вот как описывает ее гибель другая женщина-воин Мария Бочарникова: «Вахмистр конной разведки княжна Черкасская служила добровольцем в артиллерии. Под Новочеркасском, когда уже кругом кипел бой, её довенчивали с поручиком Давыдовым. «Скорее, скорее!» — торопили брачующихся. «Дайте довенчаться…» молили они. Обряд окончен. Сняв белое платье и драгоценности, занятые у полковой дамы, она, переодевшись в форму, вступила в бой и через три часа была осколком убита. Несчастный муж с горя чуть не лишился рассудка. Гроб при погребении везли на лафете».

    Ее муж, Борис Антонович Давыдов, начальник команды разведчиков 1-й батареи, пережил ее почти на два года и умер от тифа 28 декабря 1919 в Кущевке под Ростовом. С местом гибели княжны сложнее – все источники указывают на окрестности Ростова или Новочеркасска, но точное место не ясно. Недалеко от Ростова есть небольшой поселок Елизаветинская, но он лежит в стороне от дорог и вряд ли мог стать ареной боев. Матвеев курган был занят большевиками 23 января, за 4 дня до гибели Тамары Черкасской. Скорее всего, она погибла где-то между Таганрогом и Ростовым, здесь в этот день проходила линия фронта. В интернете без ссылки на источник мне встречалось указание на станицу Синявскую, которая вполне подходит по местоположению.

    Историю несчастной княжны после ее смерти молва связала с именем баронессы де Боде, попутно приукрасив различными подробностями. Такое случается.

    Возможно София выглядела как эта девушка, олицетворяющая Россию на плакате времен Первой мировой войны

    Но что в реальности стояло за жестокостью баронессы? Природные наклонности, политические мотивы или личные счеты?

    Во время боев в Москве София вполне могла стать свидетелем зверских расправ красногвардейцев со своими противниками. Подобные случаи не носили тогда еще массового характера, но периодически происходили, в основном там, где красногвардейцев набирали из шпаны. В Первопрестольной разъяренные большими потерями красные, по словам Максима Горького, «зверски добивали раненых юнкеров, раскалывая им черепа прикладами».

    Не менее жуткие сцена баронесса де Боде могла наблюдать и во время своего пути на Дон:

    «Матросы с солдатами проверяли на станции документы… солдат зацепился за что-то ногой. У… дамы из-под пальто-клеш торчало что-то металлическое. Ее раздели, она оказалась обвешанной частями пулемета… Матрос, опоясанный шашкой, отвел ее на аршин от вокзала… Он первым ударом отсек ей руку… Женщина только передернула плечами. Вторым ударом отсек ей вторую руку. Она не дрогнула… И, наконец… матрос отсек ей голову...»

    Но вполне возможно, что за местью Софии де Боде большевикам стояло и нечто более личное. На сайте «Центра генеалогических исследований» среди перечня баронов де Боде, упоминаются два человека, которые имеют то же отчество, что и София, а значит, могли быть ее братьями: Лев Николаевич де Боде и Николай Н. (Николаевич?) де Боде. Первый был в 1918 году подпоручиком, участвовал в Ледяном походе Добровольческой армии в 1-м конном полку, второй окончил в 1915 году Елисаветградское кавалерийское училище, в 1917 году был штабс-ротмистром 2-ого Драгунского полка, после Октябрьской революции вступил в Петрограде в монархическую организацию В.М.Пуришкевича «Русское Собрание» и был в декабре 1917 года арестован большевиками. Впрочем, отцом их может быть и Николай Львович де Боде, в 1909 году он был подполковником лейб-гв. Стрелкового полка в Санкт-Петербурге, затем стал полковником гофмаршальской части двора и адъютантом Николая II. Исходя из традиции наследования имен можно предположить, что Лев Николаевич был сыном Николая Львовича, а Николай Николаевич — сыном Николая Андреевича. Именно в 1-м конном полку прошла Ледяной поход София де Боде, а значит, там она должна была встретиться с Львом де Боде. Если мои предположения о родственных связях среди де Боде верны, то Николай Львович в Петрограде мог узнать об аресте брата Софии и сообщить об этом своему сыну Льву, который поведал об этом баронессе. Узнав об аресте брата, София имела все основания полагать, что более не увидит его живым, и решила отомстить всем большевикам, до которых сможет добраться…
    По материалам: ru-history.livejournal.com



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире


    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2021