Уходят титаны советской эпохи
Люди и судьбы

    Ушел из жизни один из последних великих генеральных конструкторов советской эпохи – Аркадий Георгиевич Шипунов. Редкий случай, но весть об этом или рассказы о его делах публиковались почти во всех печатных изданиях и электронных средствах массовой информации, освещались по телевидению.

    В немалой степени это было связано с тем, что в момент прощания с конструктором в Туле в плановой поездке находился заместитель председателя правительства Дмитрий Рогозин. К Аркадию Георгиевичу он и при его жизни относился с большим уважением, так что, конечно, не мог не отдать дань уважения после кончины.

    Сейчас в нашей стране едва ли не национальной трагедией объявляется смерть очередного, практически никому не известного лицедея. Великих актеров периода действительного расцвета и советской и русской культур почти не осталось, вспоминают о них редко — даже в печальные минуты. Но если беда с героем «мыльных сериалов» или кумиром музыкальной попсы – туши свет и заламывай руки в рыданиях. Дорогие газетные полосы не один день целиком посвящаются детальному описанию того, как жил, страдал от многочисленных пороков, и как несвоевременно попал в аварию, умер или тяжело заболел тот, кого сделали мнимой звездой медийного пространства.

    А. Шипунов был не просто звездой первой величины, а настоящей галактикой, в которой концентрировались и передовая конструкторская мысль, и прорывные технологии.

    Однако он никогда не был героем того самого «медиапространства». В советское время — по причинам секретности, в антисоветское – потому, что в общественное сознание внедрялись образы совершенно иных кумиров.

    Я познакомился с Аркадием Георгиевичем на излете советской истории в период такой гласности, когда, казалось, запретных тем вообще не осталось. И был первым журналистом, кто открыто рассказал о нем и тульском Конструкторском бюро приборостроения (КБП), которым он руководил, на страницах очень популярного тогда журнала «Советский воин». Потом мы встречались неоднократно. Но тот первый разговор оказался, наверное, самым интересным – просто потому, что у Аркадия Георгиевича впервые в жизни появилась возможность открыто рассказать не только о своих технических достижениях.

    Родился Аркадий Шипунов в городе Ливны Орловской области 7 ноября 1927 года. Когда началась война, был уже подростком, и прекрасно запомнил ужас безнаказанного господства в воздухе вражеской авиации. Вместе со своими близкими он пешком уходил от стремительно наступавших гитлеровских войск и неминуемой оккупации в сторону Тульской области.

    Беженцев хладнокровно и, как ему казалось, даже с удовольствием расстреливали с бреющего полета немецкие летчики. Тогда-то он и дал себе слово: когда вырастет, обязательно придумает такую зенитную пушку, которая собьет любой самолет врага.

    О том, что СССР может проиграть войну и мечты не сбудутся, даже не думал, как и о том, что может погибнуть под бомбами или умереть с голода в эвакуации.

    Оружие вошло в его жизнь с детства. Аркадий Георгиевич рассказал, как военрук в школе попросил мальчишек сделать деревянные ружья и принести их с собой для отработки каких-то строевых приемов. Так на следующий день в школу все пришли с настоящими винтовками и автоматами, даже пулемет ручной притащили. Этим добром тогда были завалены все окрестности, особенно копаться не требовалось.

    Когда выпускнику средней школы попалось на глаза объявление в местной газете, где говорилось, что Тульский механический институт производит набор студентов на специальность «автоматическое стрелковое оружие» кафедры «Стрелковые и артиллерийские системы и установки», он понял, что перед ним открывается путь к выполнению данного самому себе слова. Было это в 1944 году.

    Вот что говорил мне двадцать три года назад Аркадий Георгиевич:

    «Столетие назад в России, как и в США, целостной военной промышленности в прямом смысле этого слова, пожалуй, не существовало. В начале ХХ века она имелась, да и то относительно, лишь в Великобритании, Германии и Франции. В нашей стране находилось несколько всем известных орудийных и оружейных заводов, производили порох и взрывчатые вещества не очень высокого качества, была судостроительная промышленность, способная строить боевые корабли, хотя значительная часть их закупалась за границей.

    Первая мировая война подстегнула военное производство во всех странах, тогда же в Соединенных Штатах была заложена основа будущего военно-промышленного комплекса этого государства, ставшего со временем крупнейшим в мире. А что случилось в России? Революция и гражданская война… Многие заводы и фабрики были разрушены. Но самое страшное – это потеря высококвалифицированных инженерных и рабочих кадров. Многие погибли в пучине кровавых потрясений, многие эмигрировали. Катастрофически упала культура производства, потерялась преемственность профессиональных традиций».

    «Честно скажу, — сделал акцент собеседник. – Я до сих пор не могу понять, как вообще удалось не только восстановить всю промышленность, но и добиться ее динамичного развития. Как удалось фактически заново воссоздать науку?!

    У меня в голове это не укладывается: 1929 год – по сути, нет ничего, а в 1939-м есть вполне современная научно-промышленная база, почти повсеместно возрожден профессионализм. Профессия инженера стала, как сейчас сказали бы, культовой.

    Кто-то утверждает, что тогда все работали из-за страха оказаться в ГУЛАГе, даже быть расстрелянными. Но страх побуждает к рабскому труду, который никогда не бывает производительным, тем более – творческим. А те года как раз и отличались невиданной производительностью и настоящим всплеском свободного творчества. К сожалению, вместо того, чтобы разобраться в истоках и движущих силах народной трагедии, в том, каким образом все-таки удалось осуществить индустриализацию, как буквально за несколько лет развили сложнейшие отрасли производства, все свалили в кучу, замазали черной краской и обозвали «сталинщиной».

    Второй рывок наша оборонка совершила уже после войны, и об этом, кстати, мы почти не задумываемся. Аркадий Георгиевич, пришедший в промышленность в 1950-м году, так вспоминал то время:

    «В годы Великой Отечественной наша страна совершила технологическое чудо. На голом месте буквально за недели возводились машиностроительные предприятия, которые сразу начинали серийный выпуск различного вооружения и техники для фронта. В кратчайший срок создавались новые образцы. Фактически все вооружение нашей армии за четыре года войны стало качественно иным. Благо технологическая база, освоенная в предвоенную десятилетку, позволяла это делать. Но была и обратная сторона победной медали. Новые заводы строились впопыхах, коммуникации подводились на скорую руку, станочное оборудование в 1945 году износилось практически полностью. К тому же накопилась огромная физическая и моральная усталость. Страна-победительница оказалась истощена неимоверно.

    А тут «холодная война», новая гонка вооружений, ядерный шантаж. Надо принимать вызов. Но как, и какими силами?

    Мне кажется только самосознание советских людей, прежде всего, русского народа, позволило нам не только выжить в очень тяжелые послевоенные годы, но и быстро выйти на совершенно новые рубежи.

    Мы, молодые конструкторы и инженеры, пришедшие в оборонную промышленность вскоре после войны, не только как губка впитывали опыт наших старших товарищей, ковавших, как принято говорить, оружие Победы, но и сами себя настраивали на что-то запредельное. Работали практически без выходных и гораздо больше положенных восьми часов в день, старались не на самом передовом технологическом оборудовании и не из самых лучших материалов создавать изделия, превосходящие то, что выпускалось за океаном в несравнимо более благодатных условиях. И я уверен: гонку в стрелковом вооружении мы не проиграли. А еще, спустя десять лет после окончания страшной войны, мы уже имели термоядерную бомбу, реактивную авиацию и готовились к рывку в космос. Каким образом этого удалось достичь? Не знаю, хотя сам принимал непосредственное участие в новой индустриализации СССР. Могу лишь сказать: не за счет страха и рабского труда».

    Судьба свела его с другим техническим гением – Василием Петровичем Грязевым. И вдвоем они создали непревзойденную по сей день серию малокалиберных пушек ГШ. Они применялись в авиации, в системах войсковой ПВО, стояли на всех кораблях ВМФ, а затем на бронемашинах и вертолетах. За океаном первыми спроектировали, стали массово производить шестиствольные пушки и пулеметы по так называемой системе Гатлинга. Их отличает очень высокая скорострельность и плотность огня. Такое оружие обязательно стреляет в любом американском боевике – смотрится эффектно. Однако его врожденным недостатком стал электрический привод вращения стволов, что неизбежно вело к значительному увеличению массы многоствольной системы и необходимости иметь надежный привод с непрерывной подачей электроэнергии.

    А вот Шипунов с Грязевым спроектировали очень изящную и малогабаритную шестиствольную установку калибров 23 и 30-мм, которая по совокупности характеристик полностью превзошла американский аналог.

    Главная отличительная особенность – вращение стволов осуществляется очень оригинальным газовым мотором, работающим на отводимых после выстрелов газах. В США такую гениальную простоту почему-то реализовать так и не смогли.

    В 1965 году на вооружение принимается двуствольная авиационная пушка калибра 23-мм – ГШ-23. На вид очень простая система. Однако руководство стрелковым отделением фирмы «Дженерал электрик» дало задание своим конструкторам полностью скопировать эту пушку, подогнав под свой калибр. Так появилось «американское» авиационно-артиллерийское изделие «Джи-И — 225». Возможно, просчитав все варианты, в США решили, что до конца ХХ века ничего лучшего в этом калибре создать не получится, и решили просто украсть чужую разработку. А мы все считаем, что только китайцы технологическим пиратством занимаются…

    Помимо скорострельных артсистем под руководством Шипунова был разработан ряд противотанковых реактивных комплексов, опять же превзошедших все западные аналоги. Можно назвать всего три образца: «Метис», «Конкурс» и «Корнет». У каждого свои замечательные особенности. И все они способны поражать даже «непоражаемые» бронированные цели.

    Когда в 2006 году случился очередной военный конфликт между Израилем и палестинцами, самый большой шок испытали почему-то в Вашингтоне. Всего один оператор-палестинец с хорошо замаскированной позиции подбил одиннадцать танков «Меркава». Стрелял он тульскими «Корнетами». Государственный департамент США почти сразу после того случая ввел какие-то санкции против тульского КБП, где и разрабатывались ПТРК «Корнет». Впрочем, с тех санкций тулякам — как с гуся вода.

    Однако случайно или нет, но именно в 2006 году Шипунова отстранили от руководства КБП, в котором он проработал с 1962 года. На его место назначили молодого и эффективного менеджера, присланного из Москвы.

    Это был страшный и совершенно несправедливый удар. Возможно, именно тогда Аркадий Георгиевич и заболел. Семь последних лет Шипунов находился в информационной тени. Даже его 85-летие, 7 ноября 2012 года, официально никак не отмечалось.

    Справедливости ради надо сказать, что израильские танки во время упомянутого конфликта в Ливане жгли не только управляемыми ракетами, созданными в Туле, но и обычными РПГ последних поколений, спроектированными в Москве, на предприятии «Базальт». Удивительно, но в том же 2006 году директора этого предприятия Владимира Коренькова тоже пытались уволить. Но это – отдельная история.

    В 1990 году ситуация в отечественном оборонно-промышленном комплексе была непростой. В КБП я приехал вскоре после нашумевшего II съезда народных депутатов СССР. На нем совершенно неистово клеймились КПСС и советская оборонная промышленность. Отличался в обличении «советского милитаризма» бывший директор института США и Канады Георгий Арбатов. Обвинив отечественную оборонку в разорении всего народного хозяйства, академик-американист сказал дословно следующее: «Военной промышленности предстоит по-настоящему серьезное испытание, потому что она жила в тепличных условиях – самая затратная из всех затратных отраслей экономики. И вот когда этот тепличный цветок вынесут на морозы и ветры рынка, посмотрим, как она (военная промышленность – С.П.) себя поведет»,

    Я попросил Аркадия Георгиевича прокомментировать это высказывание. И вот что он мне тогда сказал:

    «Меня удивляет, что, превознося лишь рыночный аспект западной экономики, наши радикалы умалчивают о том, что во всех транснациональных корпорациях, в первую очередь связанных с военными заказами, существует четко продуманная система планирования и строжайшая дисциплина поставок. Ну что ж, рынок, так рынок. Так ли уж «оборонка» его боится? Неужели академику Арбатову неизвестно, что из всех видов промышленной продукции, выпускаемой в СССР, наиболее конкурентоспособны на мировом рынке лишь военные изделия?

    Американцы скопировали нашу пушку ГШ-23, долго охотились за секретами наших шестиствольных автоматов, так и не смогли создать что-то сопоставимое в области управляемого противотанкового оружия.

    А можно ли представить, чтобы специалисты «Форда» ночи не спали, мечтая овладеть особенностями конструкции и секретом производства автомобилей «Волга» или «Москвич»? Сегодня (напоминаю, разговор состоялся в 1990-м году. – С.П.) каждый кооператор имеет возможность торговать с заграницей. А вот оборонным отраслям права свободного выхода на мировой рынок так и не дали. И как можно в таком случае рассуждать, что «ветры рынка» нас непременно погубят?».

    Нет в живых ни академика-американиста, ни академика-оборонщика. Кто из них был прав в давнем заочном споре? Время показало.

    Когда при М. Горбачеве тульское КБП силой заставили взять курс на конверсию и директивно приказали наладить выпуск швейных машинок, А. Шипунов вынужденно согласился. Умники из становившегося все более «оранжевым» ЦК КПСС выбрали швейную машинку, наверное, потому, что в их представлении она стрекотала, как пулемет. Раз умеют делать скорострельное оружие, сделают «скорострельную» машинку. Сделали. Причем, опытный образец работал почти бесшумно, а качество швов и всякие там швейные навороты вполне соответствовали лучшим мировым образцам. И все-таки не механизация шитья, и вообще не мирная продукция были главным интересом Аркадия Георгиевича. Его стихия – оружие. Он об этом говорил прямо, подчеркивая, что его пушки, пулеметы и ракеты создаются для обороны, а не нападения. Он выполнил клятву, которую дал себе в детстве, сумел создать такие зенитные системы вооружения, которые небо над нашими — и не только нашими — головами прикрыли очень надежно.

    В годы безвременья начала 1990-х он сумел каким-то образом добиться права свободного выхода на мировой рынок и права на заключение экспортных сделок. Этим и спас не только свое КБП, но и все предприятия, работавшие с ним в кооперации.

    «Холодные ветры рынка» для туляков оказались очень даже теплыми. А. Шипунов не только значительно увеличил экспорт противотанковых управляемых ракетных комплексов, прежде всего – «Корнета», но и сумел заключить, казалось бы, немыслимую сделку с Объединенными Арабскими Эмиратами на создание для армии этой страны зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь».

    ОАЭ, несмотря на все противодействие США, оплатило своими нефтедолларами разработку, испытания и запуск в серию самого мощного на сегодняшний день зенитного комплекса ближнего боя. «Панцирь» не оставляет шанса ни одной воздушной цели в радиусе десяти километров от своей позиции. Обнаруживать и уничтожать самолеты, вертолеты и крылатые ракеты противника он может и на большем расстоянии, но 10 километров – это поистине мертвая зона для любого воздушного стервятника.

    В 1990-е Шипунову откровенно завидовали. Отечественная оборонка рушилась, а КБП шло в гору. Контрактом с эмиратами Аркадий Георгиевич спас не только свое родное предприятие, он сумел создать новый тип зенитной ракетно-пушечной системы для ПВО России, прежде всего — противовоздушной обороны Сухопутных войск. Не будем вдаваться в конструктивные особенности «Панциря», но сегодня эта система поставляется не только на экспорт, она охраняет пусковые позиции ЗРК С-400, сопровождает колонны стратегических «Тополей» и украшает своим грозным изяществом военные парады на Красной площади. И это – свидетельство высочайшего качества последнего проекта Генерального конструктора Шипунова.

    Двадцать три года назад Аркадий Георгиевич сказал поистине пророческие слова:

    «Нельзя жить одним днем, без учета военно-политической ситуации, складывающейся на Западе и Востоке!

    Должен разочаровать наших пацифистов, но реальные темпы научно-технологического развития, степень интеграции военной промышленности США, Западной Европы и Японии таковы, что в ближайшие годы за рубежом может быть совершен фантастический скачок, и начато производство вооружения принципиального нового типа.

    И может возникнуть ситуация, которую я бы образно нарисовал так: представьте начало Куликовской битвы, с одной стороны дружины русского князя Дмитрия, а с другой многонациональная… нет, не орда, а современная мотострелковая дивизия. И что бы значил весь патриотический порыв русских воинов, вышедших биться за правое дело защиты своей земли?

    Прежде чем давать советы по военному строительству и резать оборонный бюджет, надо хотя бы знать, что в мире давно не ведется примитивная гонка вооружений в смысле их количественного накопления. Давно уже идет неприметная, но очень жесткая гонка научных исследований, гонка передовой мысли и интеллекта. За рубежом на это средств не жалеют. А у нас?

    А у нас норовят походя пустить по морозному ветру рынка лучшие интеллектуальные и профессиональные кадры ОПК. Если так пойдет и дальше, то в новом тысячелетии мы окажемся, как выразился один юморист, «Верхней Вольтой, но уже без ракет» (В те годы среди определенных кругов было популярно сравнивать СССР по уровню развития и общей культуре с африканской страной Верхняя Вольта, у которой есть ракетно-ядерное оружие). Причем под ракетами я понимаю не пусковые установки с соответствующими изделиями, а научно-технический потенциал государства, нашу уникальную конструкторскую школу».

    Сказано это было почти четверть века назад, и пусть читатель сам решит, насколько прозорлив оказался великий Генеральный конструктор Аркадий Георгиевич Шипунов, насколько актуальны его слова сейчас, в новом тысячелетии.

    Ушли почти все титаны советской эпохи, создавшие великую державу. Кто идет им на смену? Какие яркие имена можно вспомнить сейчас, в период, который уже назван новой индустриализацией России?

    Кто вытянет почти непосильную ношу, как это произошло в тридцатые и пятидесятые годы ХХ века? Нам эти герои неизвестны. Хотелось бы сказать: пока не известны. Но — увы… Недавно я спросил одного успешного топ-менеджера отечественного авиапрома, причем действительно успешного, без кавычек, кто главный конструктор очень перспективного самолета, проектирование которого объявлено чуть ли не национальным приоритетом? Топ-менеджер пожал плечами и сказал: я не знаю, да сегодня это и не важно, так как проектирование ведется на компьютерах по универсальным программам.

    Так что, похоже, не будет никаких конструкторских гениев, создающих лучшее в мире русское оружие. Имя им всем уже определено одно – «цифра», безликая, универсальная и складываемая в так называемый «софт», где-то там, за океаном.
    Источник: stoletie.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 21 мая 2013, 07:40
    • kuzmin

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018