Личный враг Гитлера
Люди и судьбы

    В один из мартовских дней 1941 года Адольф Гитлер вызвал к себе в Ставку шефа Главного управления имперской безопасности (РСХА) Рейнхарда Гейдриха и его начальника — рейхсфюрера СС и шефа германской полиции Генриха Гиммлера. Как только они переступили порог кабинета, фюрер начал истерично кричать на приглашённых гостей, бегать вокруг стола и размахивать папкой с вложенными в неё секретными документами.

    — Почему вы не смогли поймать этого «Красного Посейдона»? Чем занимаются ваши люди? Почему шведы смогли, а вы нет…

    Офицеры молчали, виновато склонив головы и разглядывая до блеска натёртый паркет. В такие минуты лучше не возражать фюреру. И что они могли сказать в своё оправдание? Им так и не удалось поймать Эрнста Волльвебера и большинство членов его разведывательно-диверсионной сети, действующих во всех крупнейших портах мира.

    Начиная с 1935 года эти люди совершили множество диверсий на судах германского флота и кораблях союзников Третьего рейха. Уничтожение кораблей — это не самое опасное. Только чудо одежды спасло от смерти самого Адольфа Гитлера! Диверсанты заминировали железную дорогу в окрестностях Вены за несколько часов до приезда в этого город фюрера. Немецкие спецслужбы случайно узнали о готовящемся покушении. Маршрут спешно изменили. Удалось схватить троих исполнителей, но, несмотря на все старания следователей, больше никого арестовать не удалось.

    И все это происходит в мирное время, когда СССР и Германия всячески демон-стрируют своё миролюбивое отношение друг к другу. А что будет, когда начнётся война? И, словно прочтя их мысли, фюрер внезапно прервал поток ругательств и, не мигая, глядя на Гейдриха, медленно и зловеще произнёс:

    — Вы морской офицер. Вы понимаете, что для Германии значит деятельность этого «Красного Посейдона» и его людей? Чем это угрожает рейху?

    — Да, — тихо и неуверенно ответил собеседник и поспешил добавить, придав голосу необходимую твёрдость: — Мы сделаем все для ликвидации этого врага рейха…

    Не ясно, была ли такая сцена в реальности, зато точно известно — Эрнст Волльвебер действительно представлял серьёзную угрозу для Третьего рейха. Ведь созданная товарищем «Антоном» (под этим именем он фигурировал в переписке с Москвой) разведывательно-диверсионная сеть в годы Второй мировой войны не имела аналогов в мире. Берлину и Лондону, несмотря на все их усилия, не удалось создать ничего подобного.

    Матрос, ставший депутатом


    Эрнст Волльвебер родился в 1898 году в немецком городе… А дальше начинаются разночтения. Одни историки утверждают, что произошло это событие в Мюнхене в семье столяра1, а другие — в Ганновере в семье бедного шахтёра. На самом деле наш герой появился на свет в «городе Ганновер-Мюнден в семье рабочего»2, а звали его Фриц Карл. Имя Эрнст — это один из его оперативных псевдонимов. Оно очень нравилось «Красному Посейдону», поэтому оно за ним и закрепилось. Мы не будем нарушать традицию и тоже будем звать нашего героя Эрнстом.

    В тихий провинциальный городок в Нижней Саксонии его отец Карл Волльвебер перебрался из Силезии и устроился на работу в строительную фирму «Алвал» столяром. В первые годы жизнь у семьи была благополучной. Проблемы обрушились перед Первой мировой войной. Глава семейства был убеждённый социал-демократ, а тут у работодателя возникли серьёзные финансовые проблемы. На предприятии начались увольнения. Карл Волльвебер выступил в защиту своих коллег. В это время случился пожар, и отца будущего «Красного Посейдона» не только уволили с работы, но и посадили в тюрьму, обвинив в поджоге. Отсидев год, Карл Волльвебер вышел на свободу. Из-за судимости он смог устроиться работать только грузчиком.

    В те годы портовые города Германии были оплотом левых социал-демократов. Так что Эрнст Волльвебер постоянно находился в среде соратников и единомышленников. Ещё учась в школе, он начал активно интересоваться политикой, тем более что в свободное от учёбы время он подрабатывал продажей издаваемых местной организацией социал-демократов газет.

    Учился Эрнст средне. А после окончания седьмого класса совершил поступок, о котором потом ещё много лет вспоминали его одноклассники. Получив свидетельство об окончании школы, он вместе с приятелями решил отпраздновать это событие. Пошли в лес, там развели костёр. Сначала бросили в огонь исписанные тетради, потом учебники, а под конец Эрнст метнул в пламя своё свидетельство! Вот такая мальчишеская выходка, которая кардинально изменила всю его дальнейшую жизнь. Кто знает, кем бы он стал, не сожги тогда этот документ.

    Дома его ждал конфликт с родителями. На работу в родном городке он никуда устроиться не смог — все отказывались принимать подростка без свидетельства об окончании средней школы. Да и судимость отца сыграла свою роль. И тогда 15-летний Эрнст Волльвебер ушёл из дома и поехал в Гамбург. Сначала он трудился носильщиком на железнодорожном вокзале. Затем устроился в порту. Так началась его жизнь моряка.

    С 1912 по 1914 год он плавал юнгой на пароходах Мюнденского буксирного общества. Когда началась Первая мировая война, то весь экипаж баржи мобилизовали в армию. Эрнста из-за его юного возраста не взяли, зато шкипер помог ему устроиться в другую судоходную компанию.

    С 1914 по 1916 год Эрнст работал боцманом Бременского буксирного общества3. Плавал на грузовых судах, которые курсировали в Северном и Балтийском морях. В 1916 году его призвали матросом в Военно-морской флот. Служить предстояло на подводной лодке. В то время служба на субмарине это не только постоянный смертельный риск (если у экипажей надводных кораблей был шанс спастись в случае гибели судна, то у подводников — нет), но и очень тяжёлые условия: повышенная температура, влажность, шум, дефицит свежего воздуха и т.п.

    Во время службы Волльвебер узнал о смерти отца. Ему дали отпуск, чтобы он съездил домой. Приехав в родной город, Эрнст попал на организованный социал-демократами антивоенный митинг. Послушал несколько ораторов, а потом и сам выступил. После окончания мероприятия его арестовала полиция. Через несколько часов отпустили, хотя и сообщили командованию об этом инциденте.

    Когда в России в октябре 1917 года произошла революция, Эрнст Волльвебер встретил эту новость восторженно. Он уже познакомился с несколькими членами союза «Спартак». Через несколько лет на базе этой организации будет создана Компартия Германии.

    В октябре 1918 года в порту немецкого города Киль скопилось множество судов германского Военно-морского флота. На них началось революционное брожение. Берлин принял решение вывести корабли в море и сразиться с британским флотом. На большинстве судов и субмарин кочегары и матросы отказались выполнять этот приказ. Экипажи все же вывели суда в открытое море и загасили топки. Начались бунты и стихийные митинги. Фактически германский Военно-морской флот оказался неуправляемым.

    В ноябре 1918 года Эрнст Волльвебер был избран председателем солдатского комитета в подразделении подводных лодок, которое базировалось в Киле. А дальше события развивались стремительно.

    В один из дней вместе с экипажем он отправился в Киль и попал на антивоенный и антиправительственный митинг, организованный социал-демократами. Эрнст выступил на нем. Как вспоминают современники, говорил он просто и лаконично, словно гвозди забивал. Кроме произнесения традиционной критики в адрес правительства по поводу безработицы, экономического кризиса и т.п., он призвал организовать шествие с целью добиться освобождения содержащихся в тюрьме Киля арестованных во время бунта моряков. Собравшиеся поддержали эту идею.

    На следующий день в городе начались беспорядки. Армия попыталась воспрепятствовать движению колонны, но ничего не смогла сделать. К вечеру Киль оказался во власти антиправительственных сил. В историю эти события вошли под названием Ноябрьская революция в Германии 1918 года. О её ходе написано достаточно много и подробно, поэтому мы не будем останавливаться на этом вопросе.

    После ноябрьских событий Волльвебер демобилизовался из ВМФ и до 1920 года трудился строительным рабочим. Это не помешало ему сначала руководить группой «Спартака» в своём родном городе, а в 1919 году принять участие в первом съезде спартаковцев, где было принято решение о создании Германской компартии. Именно тогда он познакомился с будущими лидерами этой политической организации.

    В 1921 году Эрнст Волльвебер «перешёл на руководящую партийную работу и стал секретарём окружной организации КПГ в г. Касселе»4.

    В 1922 году в качестве делегата Германской компартии он посетил Москву и Петроград, а также принял участие в работе IV конгресса Коминтерна. Советский Союз произвёл на него неизгладимое впечатление. Именно в это время он попадает в поле зрения советской разведки.

    В конце 1923 года Волльвебер снова приезжает в Советскую Россию для обучения в специальной школе при Генштабе РККА. После окончания этого учебного заведения возвращается в Германию. Ему присваивают первый оперативный псевдоним: «Камень». Потом у него будет много таких имён: «Фриц», «Келер», «Антон», «Матье», «Бернхарт», «Эрнст». Его основная задача — активное участие в подготовке революции в Германии, чем он занимается сначала в Гессене, потом в Померании, а затем в Силезии.

    В мае 1924 года в Лейпциге его впервые арестовали (задержание после митинга в 1916 году не в счёт) и «осудили к трём годам тюремного заключения».

    Выйдя на свободу, Волльвебер стал публичным политиком. С 1928 по 1932 год был депутатом прусского ландтага, а в 1932-1933 годах — депутатом рейхстага от КПГ. Одновременно он занимал пост секретаря районной парторганизации в городе Бреслау. В 1931 году его избрали председателем общегерманского профсоюза моряков и портовых рабочих5. Именно последний пост через несколько лет кардинально изменит его судьбу.

    Международные разведывательно-диверсионные организации моряков


    В июне 1921 года в Петрограде был торжественно открыт первый в нашей стране Интернациональный клуб моряков. Основные задачи этой организации — пропаганда среди иностранных моряков, шпионаж и диверсии на морских коммуникациях стран — противников Советской России. Разумеется, внешне все выглядело благопристойно. Интерклуб организовывал для иностранных моряков экскурсии на промышленные предприятия и в музеи города, проводил лекции и доклады по вопросам международного положения Советской России. В 1928 году газета «Гамбургский корреспондент» писала о том, что Ленинградский интернациональный клуб играет значительную роль в распространении иностранных идей среди зарубежных моряков. Хотя основная цель этого клуба была не пропаганда, а вербовка людей для выполнения конфиденциальных заданий Москвы6.

    Осенью 1930 года по инициативе Советского Союза была создана новая международная профсоюзная организация — Интернационал моряков и портовых работников (ИМПР). В отечественной литературе часто встречается его другое название — Международный союз моряков и портовых работников. Основная задача данной организации — взять под контроль Москвы профсоюзы моряков и докеров.

    В её создании участвовали 38 делегатов из 16 стран. Штаб-квартиру было решено разместить в Гамбурге. Руководителем ИМПР стал британский коммунист Джон Харди, секретарь — немец Альберт Вальтер. Уже в 1932 году в ИМПР входили профсоюзные организации 22 стран и 19 колоний. Немецкую секцию, которая насчитывала 16 тысяч членов, возглавил Эрнст Волльвебер. Тогда же он проявил организаторские способности — устроил забастовку речников Везера и докеров немецких портов. Стачки — это всего лишь вершина айсберга разведывательно-диверсионной деятельности ИМПР. Специалисты организации готовили боевые группы, которые должны были активизировать свою деятельность, когда начнётся война с Советским Союзом. Среди других важных задач — разведка, доставка контрабандной валюты и других ценностей в СССР, а также организация забастовок.

    В марте 1932 года, выступая перед функционерами немецкой секции ИМПР, Эрнст Волльвебер заявил о необходимости препятствовать военным перевозкам, осуществляемым в интересах империалистов, и потребовал конкретных мер.

    «Лига Волльвебера» начинает действовать


    В мае 1933 года Эрнст Волльвебер переехал в Данию, где под прикрытием компании по импорту древесины «Адольф Сальво&Ко» начала функционировать штаб-квартира ИМПР. Одно из первых крупных дел «товарища Антона» — организация в первые дни нового, 1934 года забастовки датских моряков. Для морского государства это стало серьёзной экономической проблемой. Местная полиция быстро выяснила, кто организовал стачку. Москва приказала Волльвеберу перебраться в Англию, но там его ждал арест и депортация обратно в Данию. Попытка попросить политического убежища была жёстко пресечена. Свои действия Лондон объяснил просто: «Англия — морская держава. Вам это прекрасно известно. Вы секретарь ИМПР, который устраивает забастовки и беспорядки, мешающие судоходству. Нас интересуют все лица, которые занимаются подстрекательством среди моряков и портовых рабочих. К ним вы и принадлежите. А нам нужен порядок в гаванях».

    Когда «Красного моряка» доставили в Данию, то он сумел обмануть полицию и сбежать. В начале 1934 года по приказу Москвы Волльвебер уехал в Советский Союз, где непродолжительное время был инструктором по работе среди иностранных рабочих в Ленинграде. Занимал он и другой пост — руководителя Интернационального клуба моряков.
    В начале 1935 года Москва приняла решение о создании разведывательно-диверсионной сети на крупнейших морских коммуникациях мира. При этом тайная боевая организация не должна была быть связана с Советским Союзом и легальными политическими партиями. Именно тогда Эрнст Волльвебер сформировал шесть базовых принципов будущей «Лиги Волльвебера», или, как её называли сами члены, «Организации Бернхарда».

    1. Организация должна работать мелкими группами, состоящими из двух, максимум пяти членов. Связь с Волльвебером поддерживает лишь один из них. Группы работают независимо друг от друга. Группы укомплектованы надёжными молодыми, лучше холостыми моряками, главным образом из стран Скандинавии, Бельгии, Голландии, Франции и Германии.

    2. Нелегальная разведывательная сеть, созданная из членов ИМПР, должна быть восстановлена и ориентирована против немецкого, итальянского, японского и польского торговых флотов. Необходимо иметь полное описание всех судов этих стран, а также их местонахождение, перемещение, характер грузов, состав экипажа. Особое внимание следует уделить транспортам, перевозящим войска генерала Франко.

    3. Диверсии следует осуществлять против как можно большего количества судов противника, главным образом с помощью зажигательных бомб с дистанционным детонатором.

    4. Диверсии следует проводить и на относительно важных сухопутных объектах — таких, например, как рудники на севере Швеции, электростанции и портовые сооружения. Кроме того, необходимо разработать планы по уничтожению важных в военном отношении транспортных узлов и портовых сооружений в других странах.

    5. Необходимо подготовить в Дании базы для советских подводных лодок.

    6. Члены организации должны выйти из соответствующих компартий и, если это возможно, вступить в социал-демократические организации.
    В «колыбели революции» Волльвебер долго не задержался — отправился в Скандинавию и возобновил руководство своим разведывательно-диверсионным аппаратом. И уже весной 1935 года вместе с норвежкой Рагнхильд Вииг, с которой познакомился в Ленинграде, выехал в Норвегию.

    Летом того же года Волльвебер в Антверпене встретился с голландским ветераном ИМПР Йозефом Шаапом, который стал его первым замом. Вместе они создали инфраструктуру организации: наладили курьерскую связь, подобрали конспиративные квартиры и т.п.

    С 1935 по 1940 год Эрнст Волльвебер проживал в Осло, откуда руководил деятельностью разведывательно-диверсионных групп в Нарвике, Бергене, Ревеле, Амстердаме, Копенгагене и других портовых городах Западной Европы. Ближайшими его помощниками в тот период были действовавший в Копенгагене латыш Эрнест Ламберт (настоящее имя Эрнст-Александр Давидович Аватин), норвежец Мартин Расмуссен Йельмен в Осло и директор Интернационального клуба моряков в Роттердаме голландец Йозеф Римбертус Шаап. Каждый из них создал свою автономную группу. Шаап отвечал за регион Северного моря, Йельмен — за Северную Атлантику, а Аватин — за Балтийское море. Все трое погибли во время Второй мировой войны.

    Кроме названных выше групп существовало ещё несколько автономных подразделений. Они специализировались на контрабандной перевозке взрывчатки, наблюдении за конвоями противника и изготовлении фальшивых документов. Кроме того, существовала отдельная оперативная группа, предназначенная для боевых задач в открытом море, а также «аппарат для разложения противника», призванный заниматься вербовкой новых агентов. Все группы были укомплектованы опытными моряками и портовыми рабочими. Всего в организацию Волльвебера входило свыше трёхсот человек! Основная их задача — диверсии против Третьего рейха на военных судах и железных дорогах. На втором месте в списке заданий стояла добыча информации о перемещении военных грузов и кораблей противника, и ею они активно занимались.

    Первыми крупными жертвами советских диверсантов стали следовавшее из Роттердама на Дальний Восток японское судно «Таимо мару» с грузом оружия, итальянский корабль «Фельце», затонувший в заливе Таранто, и перевозивший оружие для японской армии в Маньчжурии новый роскошный французский лайнер «Джордж Филлипар». В мае 1932 года в заливе Адена на нем вспыхнул пожар.

    Если в указанных выше диверсиях рель советских агентов частично или полностью доказана (например, на французском лайнере во время его плавания агент сам устроил два небольших пожара и погиб во время третьего), то «авторство» множества других ЧП до сих пор остаётся загадкой. По необъяснимой причине в тридцатые годы прошлого века на кораблях стран — противников Советского Союза произошло множество возгораний, аварий и других происшествий техногенного характера. Сюда можно отнести и два пожара на борту британского лайнера «Бермуда», сожжённого на верфи в Белфасте, пожары на «Герцоге Ланкастере» в Хейсгэме и на борту нового лайнера во время заправок в Горланде и Вольфе — в Белфасте, а также ЧП на многочисленных французских судах, включая и огромный лайнер «Иль де Франс». При этом нужно учитывать, что отношения в тот период между Москвой с Лондоном и Парижем были очень напряжёнными. Существовала реальная опасность нападения этих стран на Советский Союз7.

    С началом гражданской войны в Испании в 1936 году деятельность «Лиги Волльвебера» приобрела ещё более широкий размах. Огромное число кораблей, некоторые из них британские, с военным снаряжением для Франко на борту, были, как утверждалось, серьёзно повреждены, если не потоплены. Операции распространились до самой Швеции, где агенты Волльвебера устроили диверсию на электрических сетях рудников, от которых зависели поставки железной руды в нацистскую Германию.

    Количество судов, взорванных «Лигой Волльвебера» при помощи установки «адских машин» или выведенных из строя в результате неправильного ремонта, а также вредительства и саботажа (например, засыпание песка в механизмы), оценивается историками по-разному. Наиболее вероятной представляется цифра в 100-150 кораблей. Особенно серьёзный удар был нанесён по японскому флоту в период оккупации Маньчжурии и по судам, снабжавшим франкистов во время гражданской войны в Испании. В последнем случае было уничтожено или серьёзно повреждено до 20% судов. Очень высокая цифра. Больших результатов можно было достичь, если бы Советский Союз начал использовать свой ВМФ для блокады Испании.

    Точно подсчитать масштабы деятельности «Красного Посейдона» не представляется возможным — диверсии профессионально маскировались под технические неполадки. Анализ графика всплеска технических сбоев на морских линиях с 1930 по 1939 год даёт фантастические цифры. Например, только в 1937-1939 годах и только на германских судах зафиксировано 900 (!) необъяснимых сбоев.

    Главный противник Адольфа Гитлера


    Несмотря на все операции, проводившиеся против западных стран, главной мишенью Волльвебера была фашистская Германия. В Гамбурге он создал высокоэффективную шпионскую группу, которая информировала его о передвижениях кораблей и сообщала подробности о грузе, скопившемся в гавани.

    По оперативной деятельности «Лиги Волльвебера» был нанесён серьёзный удар, когда весной 1940 года немцы оккупировали Норвегию и Данию. Многие члены сети были арестованы в датской столице и в конце концов предстали перед судом по обвинению в проведении более двадцати диверсий.

    Швеция оставалась единственным убежищем, и потому в начале мая 1940 года Волльвебер, скрывавшийся с тех пор, как немцы заняли Данию и Норвегию, попытался перебраться в эту страну. Но едва он ступил на шведскую землю, имея при себе фальшивый паспорт на имя гражданина Дании Фритца Келлера, как был арестован и 17 июля 1940 года приговорён к шести месяцам тюремного заключения.

    Его выдал один из членов разведывательно-диверсионной сети — Густав Антон Седер. Этот человек 4 февраля 1940 года добровольно пришёл в шведскую полицию и заявил, что принадлежит к подпольной террористической коммунистической организации. В доказательство своих слов он продемонстрировал полицейским три трубки, которые использовались для подрыва судов. В сумке, которую он оставил у знакомого, находился динамит и другие необходимые для диверсий материалы, — их он также добровольно выдал.

    Во время первого допроса Седер признался, что состоит в тайной организации с 1936 года. О её целях он знал только, что она выступает против фашизма и войны. Также он признался, что участвовал в организации диверсий на военных и торговых кораблях противников Советского Союза. Справедливо испугавшись, что в списке целей могут оказаться и шведские корабли, он явился в полицию.

    В июне 1941 года шеф Главного управления имперской безопасности (РСХА) Рейнхард Гейдрих подготовил доклад, посвящённый деятельности советской разведки против Третьего рейха. Документ предназначался для рейхсфюрера СС и шефа германской полиции Генриха Гиммлера. О деятельности «Лиги Волльвебера» в нем сообщалось следующее:

    «Руководителем этой организации был немецкий эмигрант Эрнст Волльвебер, который в 1931 году был членом руководства РГО (Красной профсоюзной оппозиции), а в ноябре 1932 года был избран депутатом рейхстага от КПГ. Эмигрировав в Копенгаген, Волльвебер в 1933 году возглавил руководство ИСХ (Интернационал моряков и портовых рабочих. — Прим. ред.), который, являясь международной профессиональной организацией моряков и портовых рабочих, выполняет по поручению Коминтерна диверсионные акты, главным образом против немецкого торгового флота. Он несёт основную ответственность за организацию и деятельность диверсионных групп, созданных по указанию Москвы в Германии, Норвегии, Швеции, Дании, Голландии, Бельгии, Франции и прибалтийских государствах. Волльвебер руководил также приобретением и перевозкой взрывчатых веществ, располагая, кроме того, денежными средствами, щедро предоставляемыми Коминтерном для финансирования организации и платы агентам. После вступления немецких войск в Осло в мае 1940 года Волльвебер бежал в Швецию, где он до сих пор находится в заключении в Стокгольме. Советское правительство обратилось к шведскому правительству с просьбой разрешить Волльвеберу выезд в Советский Союз, предоставив ему за успешную работу в интересах Коминтерна советское гражданство. В результате деятельности этих террористических групп, распространённых по всей Европе, были совершены диверсии против 16 немецких, 3 итальянских, 2 японских судов, два из которых были полностью уничтожены. Сначала диверсанты пытались поджигать суда, но впоследствии изменили тактику, так как пожар не уничтожал их полностью, и стали применять взрывчатку против кораблей, курсирующих в Балтийском и Северном морях. Наиболее крупные опорные пункты диверсантов находятся в портах Гамбурга, Бремена, Данцига, Роттердама, Амстердама, Копенгагена, Осло, Ревеля и Риги.

    Коммунистические диверсионные группы, созданные в Голландии, Бельгии и Франции, находились под руководством голландского коммуниста Йозефа Римбертуса Схаапа, который возглавлял интерклуб в Роттердаме и поддерживал теснейшие связи с руководящими работниками всей организации. Ему непосредственно подчинялся бывший руководитель гамбургской организации Красной профсоюзной оппозиции Карл Баргштадт, ведавший технической стороной диверсионных актов. Взрывчатка, необходимая для совершения диверсионных актов, добывалась из рудников на севере Скандинавии и доставлялась коммунистическим диверсионным группам в Голландии, Бельгии и Франции с помощью голландских моряков через норвежский порт Нарвик и шведский порт Лулеа. В Роттердаме удалось арестовать одного из виднейших перевозчиков взрывчатки, голландского коммуниста Виллема ван Вреесвейка.

    Как голландские, так и бельгийские группы располагали лабораториями, в которых они изготовляли зажигательные и взрывные бомбы. Эти группы произвели диверсии на итальянском пароходе «Боккаччо» и японском пароходе «Касси мару». Диверсии на немецких судах в портах Амстердама и Роттердама удалось своевременно прекратить.

    В ходе дальнейших поисков полиции безопасности (СД) удалось арестовать 24 коммуниста-террориста, среди которых находятся также руководитель голландской диверсионной группы Ахилл Бегвин и руководитель бельгийской диверсионной группы Альфонс Фистельс.

    Самого Схаапа датская полиция сумела арестовать 1 августа 1940 года в Копенгагене, где он намеревался возобновить деятельность датской диверсионной организации.

    Насколько упорно Коминтерн стремится нанести уничтожающие удары по германскому торговому флоту и в Балтийском море, видно из того факта, что с февраля по апрель 1941 года полиции безопасности (СД) вместе с датской полицией удалось арестовать руководящих работников Коммунистической партии Дании, которые оказывали активную поддержку деятельности коммунистических диверсионных групп. Среди арестованных были, в частности, член Исполнительного комитета Компартии Дании и генеральный секретарь Международного союза моряков и портовых рабочих Рихард Йенсен, редактор датской коммунистической газеты «Арбетр бладет» в Копенгагене Тегер Тегерсен и член профсоюза Союза друзей Советского Союза в Дании полуеврей Отто Мельхиор.

    Делом рук коммунистических диверсионных групп в Дании являются, в частности, диверсии на немецком пароходе «Фила» в Кёнигсбергском порту, в результате которых на пароходе «Фила» в носовой части борта на уровне ватерлинии возникла пробоина. Химические дистанционные взрыватели были доставлены на борт корабля в рижском порту.

    Взрывчатка и бикфордовы шнуры, применявшиеся датской коммунистической организацией, были доставлены из Швеции. Их перевёз специальный курьер из магазина мужской одежды в Мальме, где они хранились, в Копенгаген.

    Важнейшие сведения о деятельности Коминтерна против Германии получены также из показаний других коммунистических террористов в Дании. Например, особое значение Коминтерн придавал вербовке скандинавских моряков и привлечению их к подрывной работе, поскольку в Коминтерне считали, что в будущей войне одни лишь Скандинавские страны останутся нейтральными, в результате чего граждане этих государств будут иметь возможность совершать террористические акты в германских портах и на немецких судах. Кроме того, Коминтерн усиленно настаивал на том, чтобы скандинавы уничтожали собственные грузы, поджигая или взрывая их, если это послужит интересам Советского Союза. Волльвебер сам отдал отдельным диверсионным группам в прибалтийских государствах и немецких портах Северного моря распоряжение завербовать на всех курсирующих в этом районе судах хотя бы одного надёжного человека, который был бы наилучшим образом подготовлен к выполнению в будущем заданий Третьего Интернационала.

    По его распоряжению была также совершена попытка организовать диверсионную группу в Данциге.

    Руководящие работники Интернационала моряков и портовых рабочих, входившие в состав этих групп, среди которых был и уроженец Осло, норвежский гражданин Артур Самсинг, длительное время проживавший в Советском Союзе, были арестованы и дали подробные показания о террористических и диверсионных актах, совершенных ими против рейха по заданию Волльвебера. По поручению Коминтерна Волльвебер создал опорные пункты на островах Балтийского моря Даго и Эзеле. Завербованные на этих островах сотрудники должны были начать действовать только в том случае, если в ходе войны между Германией и Советским Союзом германские войска овладеют островами. В первую очередь планировалось совершать диверсии на базах подводных лодок, аэродромах и складах горючего.

    Насколько энергичными были попытки большевиков развернуть свою деятельность на территории самого рейха, явствует из того факта, что с марта 1941 года полиции безопасности (СД) удалось установить в результате расследований в Силезии и генерал-губернаторстве, что польские диверсионные и террористические организации возглавлялись в большинстве коммунистическими элементами. Здесь также организация совершенных за последнее время преступлений носит характерные черты, типичные для методов коммунистов, изложенных в «военных тезисах» VI и VII Конгрессов Коминтерна и разосланных всем секциям»8.

    На самом деле многие историки утверждают, что члены организации «Лига Волльвебера» совершили значительно больше диверсий, чем утверждалось в процитированном выше докладе. До сих пор никто не взял на себя ответственность за серию загадочных аварий и катастроф на судах Третьего рейха, которые начались после вступления во Вторую мировую войну Великобритании:

    • в декабре 1939 года — на эсминце «Бруно Хейнеманн»;
    • в январе 1940 года — на эсминце «Антон Шмидт»;
    • в декабре 1940 года — на эсминце Z24;
    • в июле 1941 года — на линкоре «Тирпиц»;
    • в октябре 1943 года — на миноносце Т1;
    • в январе 1944 года — на эсминце «Ягуар».
    Взрывы и пожары на более мелких судах насчитываются десятками. Все они произошли в скандинавско-балтийском ареале, как правило, после базирования и ремонта в негерманских портах9. Можно было списать все ЧП на трагическое стечение обстоятельств, но почему-то в других регионах мира аналогичных происшествий не фиксировалось. Да и немецкие моряки всегда славились своим педантизмом и высоким уровнем подготовки, поэтому курение в машинном отделении или управление судном в пьяном виде исключалось. Значит, действовали диверсанты. Вопрос лишь в том, чьи приказы они выполняли?

    Эффективно действующие в нейтральных странах разведывательно-диверсионные службы среди стран во время Второй мировой войны имели лишь две страны — Советский Союз и Великобритания.

    Лондон можно сразу исключить из списка по двум причинам. Во-первых, в 1940 году на туманном Альбионе только начали подготовку диверсантов и разработку тактики диверсионной деятельности. Во-вторых, деятельность британских коммандос во время Второй мировой войны очень подробно освещена в «открытой» литературе. В многочисленных публикациях нет ни одного упоминания об участии английских агентов в диверсиях на немецких кораблях.

    А вот Советский Союз, наоборот, имел все для организации диверсий на военных судах. Выше мы рассказали о диверсиях во время гражданской войны в Испании и о созданной тогда разведывательно-диверсионной сети. Существовала она не только в Европе, но и в Латинской Америке. Так что высока вероятность того, что виновниками аварий и пожаров на судах германского ВМФ были советские агенты.

    В нейтральной Швеции


    Пока Эрнст Волльвебер отбывал свои шесть месяцев тюремного заключения, шведская полиция не теряла времени даром. Среди арестованных её подозрительных лиц оказался высокопоставленный служащий горнопромышленной компании Йохан Эдвард Нюберг. Он не только увлекался электротехникой, но и был фанатичным коммунистом. Дома у него обнаружили станок для изготовления дистанционных взрывателей; так как он имел доступ к динамиту, полиция сразу «зачислила» его в список главных организаторов диверсий на немецких судах.

    На одном из допросов Нюберг признался, что действительно занимался изготовлением самодельных взрывных устройств. Когда следователь обвинил его в том, что он платный агент Москвы и занимался диверсиями из меркантильных побуждений, коммунист запротестовал. Он заявил, что никогда не получал денег от иностранцев. И совершил непростительную ошибку, приведя в свидетели… Волльвебера.

    Очередное заседание суда состоялось 12 ноября 1941 года. Как главного обвиняемого и организатора хищений взрывчатых веществ со складов, Эрнста Волльвебера осудили на три года тюремного заключения.

    Несмотря на то что шеф «Лиги Волльвебера» находился в заключении, его организация продолжала активно действовать. Место руководителя разведывательно-диверсионной сети занял норвежец Асбьерн Зюнде («Освальд», «Освальд Петтерсон»). Например, после начала Великой Отечественной войны менее чем через месяц, 20 июля 1941 года, была осуществлена очередная диверсия10. За любую информацию о местонахождении «Освальда» власти обещали выплатить 50 тысяч крон.

    Пока диверсант любовался небом сквозь зарешеченное окошко, между Москвой и Берлином разразилась серьёзная политическая борьба. Каждая из держав требовала от Швеции передать ей заключённого. Советский Союз утверждал, что «товарищ Антон» присвоил крупную сумму казённых денег и он имеет советское гражданство, а Германия обвиняла немецкого подданного в многочисленных актах саботажа и диверсий в отношении кораблей Третьего рейха.

    В ноябре 1944 года, когда истёк срок тюремного заключения Эрнста Волльвебера, а в поражении Третьего рейха уже никто не сомневался, Стокгольм наконец определился. Диверсанта посадили на военный самолёт и отправили в Москву. Через шесть месяцев он вместе с частями Красной Армии вошёл в Берлин.

    Сражаясь на фронтах «холодной войны»


    Ещё не успели смолкнуть последние залпы Второй мировой войны и Уинстон Черчилль не произнёс свою ставшую легендарной речь в Фултоне, а уже началась «холодная война». Поэтому Эрнст Волльвебер и его люди без дела не засиделись.

    Уже в конце сороковых годов прошлого века западноевропейские контрразведчики поняли — их старый противник не только благополучно пережил Вторую мировую войну, но и восстановил «Лигу Волльвебера». К началу 1950 года французская контрразведка была уверена, что «товарищ Антон» по приказу Москвы вот-вот запустит кампанию диверсий и саботажа. Однако никто на Западе не подозревал, что она явится своего рода прелюдией к коммунистическому выступлению в Корее, осуществлённому шесть месяцев спустя. Французское правительство было столь обеспокоено, что, невзирая на сопротивление коммунистической оппозиции, парламент был вынужден принять антидиверсионное законодательство.

    И почти сразу же последовала цепь таинственных событий в Великобритании. В апреле 1950 года в топливных танках 23 000-тонного британского авианосца «Иллюстриос» была обнаружена вода. Через неделю или две этот же корабль следовал из Девонпорта в Мерси с важными персонами на борту, включая Первого Лорда Адмиралтейства и Главнокомандующего, когда в Плимуте под котлами корабля были обнаружены три магниевые бомбы. Их явно поместили туда с тем расчётом, чтобы они воспламенились, когда температура котлов повысится, и в результате на авианосце начнётся большой пожар.

    Когда началась война в Корее, а Франция активизировала свою борьбу с национально-освободительными движениями в Индокитае, то есть на довольно далёких театрах военных действий, требовавших снабжения по морю, — диверсии на боевых кораблях и транспортных судах воюющих стран не заставили себя ждать.

    Были взорваны британские суда «Индиан экспресс» и «Беденхэм» с грузом оружия. В апреле 1950 года под паровым котлом авианосца «Илластриес» обнаружили три магниевых заряда, которые непременно воспламенились бы при повышении температуры. В мае того же года в машинном отделении французского лайнера «Оран», перевозившего оружие из Марселя в Сайгон, сработала термитная бомба. В середине июня 1950 года в двигателе вставшей на ремонт в Девенпорте подводной лодки был найден песок. В июле того же года в гавани Портсмута произошли взрывы на девяти баржах с боеприпасами, через десять дней произошла авария на находившемся в море английском миноносце «Кавендиш», позже в его машинном отделении нашли инородные тела.

    В сентябре 1951 года сотрудники французской службы безопасности раскрыли диверсионную организацию, состоявшую главным образом из немецких и испанских коммунистических беженцев. Она была связана с «Лигой Волльвебера». Раскрытие группы последовало вслед за уничтожением французского миноносца «Лапас», взорванного на якорной стоянке близ Сен-Мало. В результате диверсии погиб 51 человек из команды миноносца.

    С окончанием затянувшихся корейских мирных переговоров диверсии на кораблях союзников временно прекратились, однако к середине 1952 года вновь стали появляться свидетельства того, что готовится новая серия нападений на корабли. Стало известно, что организация Волльвебера пополнилась новыми членами, завербованными в странах Запада. Среди этих новичков, обучающихся диверсионному делу, было много англичан, симпатизирующих левым, и даже две женщины. Все они тренировались в специальной школе Волльвебера в Богензее, в Восточной Германии, постигая основы операций, которые должны были стать частью «не-очень-холодной войны».

    Очередной инцидент произошёл 25 января 1953 года, когда был полностью разрушен 20 000-тонный канадский тихоокеанский лайнер «Канадский экспресс». Пожар вспыхнул в тот момент, когда корабль стоял на ремонте в доке Ливерпуля. Через три дня огонь занялся и на борту «Куин Элизабет», также проходившего осмотр в доке Саутгемптона. Впрочем, возгорание было погашено до того, как для судна возникла реальная опасность. На другой день при таинственных обстоятельствах полыхнуло на ещё одном атлантическом гиганте. К счастью, пожар удалось быстро потушить.

    Пожары на «Канадском экспрессе» и «Куин Элизабет» были поразительно похожи: оба корабля являлись крупными поставщиками долларов для британской экономики. Официальное расследование пожара на «Канадском экспрессе» позволило сделать вывод об отсутствии явных свидетельств диверсии. Столь же неопределёнными оказались выводы следственной группы, расследовавшей пожары на гиганте «Кьюнардере» в доке Саутгемптона. Однако, каковы бы ни были частные выводы британских властей, другие западные страны были уверены, что оба инцидента — дело рук агентов Волльвебера, среди которых, без сомнения, находилось много англичан.

    Формально «Лига Волльвебера» продолжала действовать без непосредственного участия своего создателя и руководителя. Эрнст Волльвебер был в ту пору уже видным государственным мужем — в октябре 1950 года он занял пост статс-секретаря министра транспорта Восточной Германии11, хотя и ненадолго. Важные обстоятельства вновь вернули его в разведку, где он прославился во второй раз, теперь, правда, в качестве талантливого руководителя Министерства госбезопасности ГДР, которое больше известно как «Штази».

    Всемирную славу этой организации принесла деятельность входившего в её структуру Управления «А» — внешней разведки. В годы «холодной войны» сотрудники и агенты этого управления совершили множество подвигов на тайных фронтах. По количеству успешно выведенных за «железный занавес» нелегалов они опередили своего «старшего брата» — советскую разведку. Их точное количество до сих пор остаётся секретным. Зато известны две другие красноречивые цифры. «Зарубежная агентурная сеть Главного управления «А» — внешней разведки МГБ ГДР насчитывала более 38 тысяч агентов, в основном — граждан Западной Германии». Разумеется, не все из них добывали ценную информацию, кто-то выполнял технические функции, от чьих-то услуг «Штази» почти сразу отказалась, но, несмотря на это, агенты попали в картотеку и в отчёты. По современным оценкам, на восточногерманскую разведку эффективно работало свыше 20 тысяч агентов (большинство из них западногерманские немцы), которые ни разу не попали в поле зрения контрразведки ФРГ12.

    Датой рождения органов госбезопасности ГДР принято считать 16 августа 1947 года, когда Советская военная администрация создала первую германскую политическую полицию — «Пятый комиссариат», или К-5. Его руководителем был назначен Вильгельм Цайссер, а заместителем — Эрих Мильке. Формально К-5 подчинялся управлению уголовного розыска Народной полиции. Этот маскарад был необходим, так как правила Союзной Контрольной комиссии запрещали возрождение германской политической полиции.

    Одновременно Эрих Мильке возглавил Германскую экономическую комиссию. Под этим названием скрывалась тайная организация, на которую возлагалась задача охраны конфискованной собственности от злоупотреблений и саботажа, а также расследования экономических преступлений. 7 октября 1949 года была образована ГДР. В 1950 году создано Министерство госбезопасности, по-немецки «Штаатсзихерхайт» (StaatsSicherheit). Отсюда и произошло слово «Штази».

    Штат нового министерства был полностью укомплектован сотрудниками К-5, частью МГБ стала и Германская экономическая комиссия. Министром был назначен Вильгельм Цайссер, заместителем — Эрих Мильке. Структура МГБ повторяла структуру советской госбезопасности — было создано три основных управления: контрразведки, диверсий и подрывной деятельности. Внешняя разведка ГДР существовала автономно и была закамуфлирована под Институт научно-экономических исследований. В 1953 году он был подчинён МГБ13.

    В 1953 году на заседании партийной комиссии, разбиравшей причины восстания немецких рабочих, жестко подавленного с помощью советских войск, заместитель министра госбезопасности ГДР Эрих Мильке обвинил своего шефа Вильгельма Цайссера в неспособности руководить МГБ, а также в том, что он призывал к сближению с Западной Германией. Последнего сняли с должности, вывели из состава Политбюро и Центрального комитета, исключили из СЕПГ. Статус «Штази» был понижен, подчинив Министерству внутренних дел. Новым руководителем секретариата госбезопасности назначили Эрнста Волльвебера14, Эрих Мильке стал его заместителем.

    «Штази» в ту пору только набирало обороты, но именно тогда была проведена операция, которой гордилась бы любая разведка мира, — 20 мая 1956 года работавший на ГДР Хорст Гессе вынес из штаба 522-го батальона военной разведки США два сейфа с секретными документами и доставил их в Восточную. Германию. На их основе в течение пяти дней МГБ были арестованы 137 американских агентов, правда, ещё девяти удалось бежать на Запад.

    Другой пример. 20 июля 1954 года в ГДР перешёл доктор Отто Йон, с декабря предыдущего года исполнявший обязанности директора БФФ — Федерального ведомства по охране Конституции, то есть контрразведки ФРГ! В истории мирового шпионажа прошлого века по пальцам одной руки можно пересчитать случаи, когда руководитель спецслужбы переходил на сторону противника. Среди таковых следует отметить ещё одного перебежчика. 15 августа 1985 года таинственно пропал 48-летний Ганс Иоахим Тидге, также возглавлявший эту службу, в которой он проработал 19 лет. Однако уже 19 августа Тидге дал пресс-конференцию в Восточном Берлине, из которой стало ясно, что он решил порвать со своим прошлым, начав новую жизнь в ГДР. Позже в берлинском Университете им. Гумбольдта Тидге защитил докторскую диссертацию «Контрразведывательные функции ведомства по охране конституции Федеративной Республики Германии», описывавшую деятельность БФФ, включая операции службы электронного наблюдения. В 1989 году Тидге выехал в Советский Союз.

    Третий пример. В результате операции, проведённой 2-3 августа 1954 года восточногерманской контрразведкой, были «обезврежены сотни агентов» западногерманской контрразведки15.

    Карьера Эрнста Волльвебера завершилась внезапно и была связана с большой политикой. В начале пятидесятых годов прошлого века в руководстве СЕПГ существовало две группы. Одну составляли представители старого руководства КПГ, которые после прихода Адольфа Гитлера к власти перебрались в Советский Союз, а после окончания Второй мировой войны вернулись обратно. Они не только пережили репрессии 1937 года, но и усвоили советский стиль руководства. Другая группа — те, кто после 1933 года остался в Германии для подпольной работы или не смог эмигрировать. Они выступали за демократические методы руководства и не без оснований ставили себе в заслугу то, что не отсиживались в Москве, а активно сражались с врагом. Во главе второго течения стоял влиятельный член Политбюро, секретарь ЦК СЕПГ Карл Ширдеван.

    Осенью 1957 года в стране начали упорно циркулировать слухи об обострении борьбы внутри руководства СЕПГ, в конце декабря прошло совещание руководящих работников партии по вопросу об улучшении методов партийной работы. А в феврале 1958 года на XXXV пленуме ЦК СЕПГ была разгромлена «оппортунистическая группа Ширдевана, Волльвебера и др.», которая пыталась, как утверждали оппоненты, изменить политическую линию партии. В частности, «товарищу Антону» вменялось в вину «ослабление борьбы против вражеской агентуры»16. Пленум «единогласно постановил:… исключить товарища Эрнста Волльвебера за нарушение Устава партии из Центрального Комитета и вынести ему строгий выговор»17. В вину ему вменялась «неправильная оценка вражеской деятельности».

    В результате «эта неправильная оценка, его неправильные взгляды помешали органам госбезопасности выполнить свои задачи так, как это было бы необходимо. Волльвебер самым преступным образом ослабил борьбу против вражеских агентур»18.

    Хотя падение «товарища Антона» началось значительно раньше. 1 ноября 1957 года Волльвебер подал в отставку, сославшись на здоровье. В тот же день на посту министра госбезопасности его сменил Эрих Мильке, руководивший «Штази» вплоть до кончины ГДР.

    Могила Волльвебера

    Эрнст Волльвебер умер в Берлине 5 марта 1967 года. Он ушёл из жизни в разгар войны во Вьетнаме и арабо-израильского противостояния. Тогда снабжение по морю Израиля и американских войск в Индокитае имело огромное значение, но топить суда, перевозившие вооружение для армий, сражавшихся против друзей СССР, было некому — тон в разведке задавали люди уже другого поколения19.
    ________________________________________
    1. Гиленсен В.М. Эрнст Волльвебер против адмирала Канариса // Военно-исторический журнал. 2002, № 4.
    2. РГАПСИ. Ф. 495, он. 205, д. 8628. С. 70.
    3. РГАПСИ. Ф. 495, оп. 205, д. 8628. С. 72.
    4. РГАПСИ. Ф. 495, оп. 205, д. 8628. С. 92.
    5. Там же.
    6. Лосев И.В. ОГПУ против Скотленд-Ярда. СПб., 2003. С. 176.
    7. Уайтон Ч. Крупнейшие шпионы мира // Сб.: Знаменитые шпионы XX века. М., 2001. С. 85.
    8. Доклад рейхсминистра внутренних дел д-ра Фрика и рейхсфюрера СС и начальника германской полиции Гиммлера германскому имперскому правительству о подрывной работе Советского Союза, направленной против германского рейха. 10 июня 1941 года // topwar.ru
    9. Германский морячок // Утиная Правда. 2007, 12 июля, galkovsky.ru
    10. Гиленсен В.М. Эрнст Волльвебер против адмирала Канариса // Военно-исторический журнал. 2002, № 4
    11. РГАПСИ. Ф. 495, оп. 205, д. 8628. С. 71
    12. Хлобустов О. Слава и секреты «Штази» // chekist.ru
    13. Министерство госбезопасности ГДР «Штази» // agentura.ru
    14. РГАПСИ. Ф. 495, оп. 205, д. 8628. С. 69
    15. РГАПСИ. Ф. 495, оп. 205, д. 8628. С. 65
    16. Карягин С. Берлин от железного занавеса до бетонной стены // Международная жизнь. 1991, № 8. С. 86
    17. РГАПСИ. Ф. 495, оп: 205, д. 8628. С. 53
    18. Там же. С. 54
    19. Киселев Е. Диверсант, ставший министром // Независимое военное обозрение. 2005, 26 августа
    По материалам: ru-history.livejournal.com



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире


    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020