Личность, равная титанам Возрождения
Люди и судьбы

    «Зависть и ненависть нас от земли и отечества и от рода нашего изгнали и в иные страны, неведомые доселе» — это написал человек, которому его сограждане обязаны первой точно датированной русской печатной книгой. Диакон Иван сын Фёдоров не задержался в Москве, где со своим помощником Петром Мстиславцем трудился в друкарне, то есть типографии, на Никольской улице. Основанная на средства царской казны, она сгорела при пожаре.

    Вероятнее всего, Фёдорова из стольного града погнали не страх, как князя Курбского, не жажда мести, а та душная для европейски образованного ума атмосфера, которая сгущалась над Россией болезненной подозрительностью царя, всеобщим холопством, безнаказанностью опричников. Фёдоров пожелал стать с XVI веком наравне, но тот век протекал на Западе, за «литовско-польской стеной». А в пределах Третьего Рима шёл 7075 год от Сотворения мира. Год византийский, сумрачный.

    Точных сведений о дате и месте его рождения нет. Известно, что он родился около 1510 года. Поскольку к XVI веку на территории Московской Руси ещё не установились фамилии в современном понимании, Иван Фёдоров подписывался разными именами. В одних случаях использовал именование по отцу на «-ов» (сын). В других добавлял к своему имени прозвище по месту происхождения: Иван Фёдорович Москвитинъ. В латинских документах он подписывается Ioannes Fedorovich Moschus, typographus Grecus et Sclavonicus, «Иван Фёдорович Московит, печатник греческий и славянский».

    Первая половина его жизни — одни белые пятна, образующие сплошное полотно неведомого. По версии Евгения Немировского, автора трудов по истории русского и европейского книгопечатания, Фёдоров учился в Краковском университете в 1529—1532 годах: в местной учётной книге есть запись о том, что в 1532-м степени бакалавра удостоен некто Johannes Theodori Moscus. Значит, именно здесь он освоил древнегреческий и латынь. С 1530-х годов Фёдоров принадлежал к окружению святителя Макария, который в марте 1542-го стал митрополитом Московским и всея Руси, а пятью годами позже венчал на царство Ивана IV Грозного. Под началом Макария Фёдоров занял должность диакона в кремлёвском храме Николы Гостунского.

    В ту переломную для страны пору потребность в книгах постоянно росла, но главным потребителем этой сложной в изготовлении и дорогой продукции оставалась церковь. Её уже не устраивали многочисленные ошибки, которыми неизбежно изобиловали рукописные книги для богослужения, что могло повлечь за собой разночтение и, как следствие, ересь. Но более всех в исправных книгах нуждался сам царь. После завоевания им Казанского и Астраханского царств, после объединения основных великорусских территорий в единое государство требовалось связать, скрепить централизованную власть цементирующим раствором христианства. Так, с образованием новой епархии в Казани собирать для неё Евангелия пришлось по монастырям по всей Руси, о чём вышел особый указ.

    Развернулась тяжёлая работа. Перед исполнителями стояла задача добиться единства в законодательстве, церковной организации, идеологическом освещении русской истории, домашнем быте, круге чтения. Знаковой вехой явился Стоглавый собор 1551 года, давший Руси Стоглав. Этот документ отразил принятые на соборе постановления в вопросах государственной и церковной жизни, высказанные царём в устной форме. Стоглав содержал и правовые нормы, регламентирующие труд переписчиков книг. Было велено «дозирать» по церквям, чтобы богослужебные книги писались с «добрых переводов».

    Но единство текстов обеспечивали только оттиски с одной печатной формы. Не говоря уже о том, что оттисков этих можно было изготовить намного больше, чем давали переписчики, которых торопили.

    В 1553 году государь повелел «устроити дом от своея царские казны, идее печатному делу строитися», чтобы впредь святые книги изложилися праведны». Дом этот, названный впоследствии Печатным двором, заложили в Китай-городе по соседству с Николо-Греческим монастырём. Стали искать людей, сведущих в типографском искусстве. И хотя по просьбе Ивана Грозного король Дании послал в столицу Московии мастера печатного дела, вскоре нашлись на земле московской свои «некии хитрыи мастеры печатному делу» — Иван Фёдоров и Пётр Тимофеев Мстиславец. Где оба обучались этому ремеслу, связаны ли они с датским коллегой, достоверно неизвестно. Мстиславец, вероятно, происходил из Мстиславля, тогда литовского города.

    * * *


    Типографию строили 10 лет. Заработала она только в 1563 году: огороженное деревянным частоколом каменное здание в два этажа, с деревянной кровлей и слюдяными окнами. Первую печатную книгу начали в ней набирать 19 апреля 1563-го.

    Все эти десять лет в Москве действовала некая тайная типография, выпускавшая книги без указания имени мастера и даты выхода. До сих пор загадка, кто причастен к её созданию, кто там трудился и где она располагалась: в Кремле, в царской резиденции Александровская слобода или, может, в Троице-Сергиевой лавре. Это была своего рода «проба пера», точнее, «проба типографского оттиска», перед открытием официального Печатного двора. Первые безвыходные издания имели строго церковное назначение: три Евангелия, две Псалтыри и Триодь, богослужебная книга православной церкви, содержащая трёхпесенные каноны.

    Но у истоков вполне достоверной книгоиздательской деятельности русского государства стояли, конечно, не анонимные мастера. 1 марта 1564 года увидел свет шедевр Ивана Фёдорова и Петра Мстиславца «Деяния и Послания Апостолов», или сокращённо «Апостол». Целый год ушёл на подготовку и выпуск премьерной книги царской типографии: требовалось отлить шрифты, настроить оборудование, выбрать образцы украшений и тексты. Получился фолиант объёмом 267 больших листов, отпечатанный тиражом около двух тысяч экземпляров.

    Фёдоров и Мстиславец стремились создать эталон, модель, отправную точку для русских мастеров-типографов. Оттиски «Апостола» сделаны на плотной бумаге. Тексты набраны полууставом московских рукописных традиций с фигурными вензелевыми заставками. Первая буква каждой главы выделена красной краской. Блоки текста на странице имеют 25 строк, причём строки выровнены по правому краю. Такие блоки — 21 х 14 сантиметров — почти совпадают с размером современной страницы А4. Размер шрифта, его лёгкий наклон вправо, длина строки, расстояние между строками — всё удобно для движения глаз, всё создаёт комфорт при чтении. «Апостол» снабжён колонтитулами, подстрочными и надстрочными ссылками. Замечательна и гравюра на фронтисписе: евангелист Лука, изображённый в обратной перспективе, словно парит в воздухе, его фигура не имеет никакого фона.

    В целом «Апостол» превосходит по художественной целостности, типографской аккуратности, рисунку шрифта и выверенности набора как ранние анонимные издания, так и последующие издания самого Фёдорова.

    Второй книгой Печатного двора стал «Часовник», вышедший через год после «Апостола». Это и молитвенник, и книга для обучения грамоте. Назначением обусловлен и карманный формат в восьмую долю листа. Шрифт тот же, что и в «Апостоле», но организация текста проще.

    Революционное новшество лишало прежнего смысла работу монахов-переписчиков. Их труд становился невыгоден. А бездушный типографский станок воспринимался ими как нечто нечистое. На Фёдорова и Мстиславца указывали как на распространителей ереси; государю регулярно поступали доносы на печатников, которые якобы позарились на святое и своевольно меняют слово божье. Фёдорова некому было защитить: его покровитель митрополит Макарий умер в конце 1563 года. Тучи сгущались.

    В 1566 году в типографии произошёл пожар. Позднейшие исследователи выдвинули версию о поджоге, но у неё есть изъяны. Так, историк Михаил Тихомиров пишет: «Эта легенда крайне неправдоподобна. Ведь в пожаре должны были погибнуть шрифты и доски для гравюр, а мы знаем, что Иван Фёдоров вывез их...» Трудно также поверить, что у кого-либо поднялась рука на «государственный объект». Но несомненно то, что Москва Ивана Грозного не оценила европейски образованного диакона церкви Николы Гостунского. Столичные обыватели отнеслись к его труду как минимум равнодушно, как максимум враждебно и обрекли Фёдорова на поиски земли обетованной.

    * * *


    Эту землю он в 1566-м обрёл в населённом украинцами и белорусами Великом княжестве Литовском, найдя пристанище у польского гетмана Ходкевича, мецената и просветителя, покровителя православия. У гетмана в имении Заблудово, недалеко от Гродно в Белостокском воеводстве, была своя типография. Из Москвы Фёдоров и Мстиславец привезли часть типографского оборудования, шрифты, матрицы, гравированные доски для оттисков орнаментов и буквиц. Первой книгой, выпущенной здесь двумя выдающимися печатниками, стало «Учительское Евангелие», сборник статей и поучений с толкованием евангельских текстов.

    В 1569 году их пути разошлись: Пётр Мстиславец уехал в Вильно, где требовался типограф, Фёдоров же продолжал трудиться в Заблудове, издав в 1570-м «Псалтырь с Часословцем».

    Когда обедневший к началу 1570-х Ходкевич закрыл типографию, «друкарь москвитин» перебрался во Львов. По одной, более правдоподобной версии, он стал первопечатником на территории нынешней Украины. То есть оборудовал «с нуля» собственную друкарню во Львове с помощью благородных и небогатых людей. По мнению же ряда украинских исследователей, Фёдоров лишь возродил печатное дело в городе: якобы он запустил заглохшую в XV веке типографию, которой владел православный Онуфриевский монастырь.

    При всех обстоятельствах Иван Фёдоров в 1574 году издал во Львове, этом галицко-русском городе, находившемся под властью польского короля Сигизмунда I, здешний вариант своего «Апостола» в количестве более тысячи экземпляров. Во вступительном слове мастер рассказывает о гонениях, о причине, по которой покинул Москву: «Не от Государя, но от многих начальник и священноначальник, которые на нас зависти ради многие ереси умышляли...» Тогда же вышел первый русский печатный букварь с грамматикой «Азбука». Единственный экземпляр ныне хранится в США в библиотеке Гарвардского университета.

    Вскоре Фёдоров воспользовался предложением родовитого вельможи Речи Посполитой князя Константина Острожского устроить типографию в городе Остроге на Волыни. Около 1580 года по инициативе князя там открылась Острожская академия семи свободных наук, где преподавался и церковнославянский язык. Здесь были напечатаны второе издание «Азбуки», «Новый завет с Псалтырью», алфавитно-предметный указатель под интригующим названием «Книжка, собрание вещей нужнейших», наконец, знаменитая «Острожская Библия», первая полная Библия на церковнославянском языке, набранная новаторским крупным шрифтом на 628 листах.

    Живя в Остроге, Фёдоров до последних своих дней интересовался развитием технической мысли на Западе, часто бывая в Кракове. Наряду с издательским делом отливал пушки, придумал и сконструировал сборно-разборную многоствольную мортиру. В первой половине 1583 года совершил поездку в Вену, где при дворе императора Рудольфа демонстрировал своё изобретение.

    Скончался Иван Фёдоров 15 декабря этого же года в предместье Львова, где снимал жильё. Диакон московского храма был похоронен в Онуфриевском монастыре, где находилась его типография. На могилу положили плиту из песчаника размером метр на два, около полуметра толщиной, с изображением личного типографского знака почившего и надписью: «Iоанъ Феодорович друкарь Москвитинъ...» Плита стояла до 1883 года, а затем бесследно исчезла. Равно как и могила.

    * * *


    В 1971 году предполагаемое захоронение первопечатника и его старшего сына Ивана, переплётных дел мастера и книготорговца, умершего в 1586-м, обнаружилось в простенке под алтарём Богородицы: скелет мужчины лет семидесяти, а рядом несколько костей молодого человека. Вообще вся история благородных останков — трагический, мистический детектив. В 1990 году монастырь был передан грекокатолическому ордену монахов-василиан, а располагавшийся в обители музей Ивана Фёдорова, с его бесценными изданиями XVI века, перемещён в здание Львовской картинной галереи. Затем у книжных реликвий было ещё несколько временных пристанищ. Вместе с ними кочевали с места на места, в двух картонных коробках, и предполагаемые кости отца и сына Фёдоровых. Беспокоя хранителей.

    Директор музея Лариса Спасская вспоминает: «Вот сидишь в огромном пустом зале — вдруг слышишь чьи-то шаги. Мы думали, это акустика такая, с улицы что-то доносится. Только однажды случилось нечто, убедившее в обратном. Закрыли мы фонд на ночь, а сами сидели внизу, у телефона. Вдруг клац-клац, трик-трик, включается селектор в нашем фонде, и слышим, как кто-то гремит дверями, кашляет, ходит. А там двойные решётки, замки, сигнализация… В другой раз я осталась в зале одна, две сотрудницы ушли. Вхожу в фонд — машинка сама печатает! Наши скептики тогда сказали: мол, зря ты пожалела вложить туда чистый лист бумаги».

    Останки всё же были перезахоронены в львовской часовне Святого Духа, под новой надгробной плитой.

    * * *


    Иван Фёдоров — первопечатник двух восточнославянских народов: русского и украинского. Понятно, что, как всякий признанный носитель первенства, он обладает некой от него не зависящей ахиллесовой пятой. А именно предтечами, к самым очевидным из которых относят Франциска Скорину из Полоцка, издавшего свою «Библию Русскую» в 1517—1519 годах в Праге кириллическим шрифтом. Этот белорусский первопечатник, издатель, переводчик, художник, просветитель чётко указал в ней, что «книга сия для всех русских людей писана».

    Вообще первые книги на церковнославянском языке выпустил в Кракове в 1491 году Швайпольт Фиоль, уроженец немецкого города Нейштадт, католик, основатель славянского книгопечатания кириллическим шрифтом. Это были «Октоих», «Часословец», а также «Триодь постная» и «Триодь цветная».

    Предтечи имелись даже у Гутенберга, признанного изобретателем книгопечатания. Известна «печатная страница» 37-вековой давности — глиняный Фестский диск с острова Крит. Печатанье с гравированной на доске формы — ксилографию — ещё в VIII веке применяли корейцы. Всё так, но первенство мастера Иоганна в том, что он сконструировал пресс-станок, всем печатным станкам ближайших веков родоначальник. И главное, с Гутенберга началась непрерывная в Европе, затем и в мире традиция книгопечатания.

    Главная же заслуга Ивана Фёдорова, как определил академик Дмитрий Лихачёв, «в том, что он достиг идеала в книгопечатании: он выпустил книги, в которых был проверен и исправлен весь текст и в которых никто ещё не находил опечаток». «Иван Фёдоров понимал свою роль в истории русской культуры, — пишет Лихачёв, — снабдив свои издания послесловиями, в которых он говорит как Бог и обращается к Богу как равный. Никогда после него ни у одного печатника не было такого высокого самосознания… Он был и остаётся первым потому, что первым создал печатные книги с таким безупречным искусством».

    Это была личность, равная титанам Возрождения.
    По материалам: itar-tass.com



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 14 марта 2013, 08:01
    • kuzmin

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020