Умер Алексей Герман-старший - советский и российский кинорежиссер
Люди и судьбы

    Умер режиссер Алексей Герман-старший. Об этом сообщил его сын, Алексей Герман-младший.

    «Сегодня умер мой отец. Умер, не приходя в сознание в Военно-медицинской академии в Петербурге. Врачи сделали все возможное и невозможное для того, что бы спасти отца», — написал он в своем блоге на сайте радиостанции «Эхо Москвы».

    Алексей Герман-старший был госпитализирован в ноябре после падения. В конце декабря врачи провели ему операцию по удалению внутричерепных гематом головы, после чего он заболел воспалением легких.

    В конце января режиссера вылечили от пневмонии, и он был переведен в Центр экстракорпоральной детоксикации Военно-медицинской академии им.Кирова. Накануне жена режиссера Светлана Кармалита сообщила, что ему стало хуже.

    Ранее Алексей Герман перенес серьезную операцию на сердце. Операцию режиссеру делали в Германии. Вскоре после возвращения в Россию Герман получил тяжелую травму руки, упав с лестницы. Режиссеру пришлось долго лечиться, из-за чего в очередной раз были перенесены сроки выпуска фильма по повести Стругацких «Трудно быть богом».

    * * *


    Алексей Герман-старший, советский и российский кинорежиссер, сценарист, актер и продюсер, Народный артист РФ, родился 20 июля 1938 года в Ленинграде, в семье известного писателя Юрия Павловича Германа (1910–1967) и Татьяны Александровны Риттенберг (1904–1995). Супруга – Кармалита Светлана Игоревна (1940 г. рожд.), кинодраматург, заслуженный деятель искусств России, лауреат Государственной премии СССР. Сын – Герман Алексей Алексеевич (1976 г. рожд.).
    Дед Алексея Георгиевича по отцовской линии, Павел Николаевич Герман, был поручиком Малоярославского полка, потом штабс-капитаном; бабушка, Надежда Константиновна Игнатьева, происходила из семьи более именитой – ее отец был генералом. Когда началась война 1914 года, они ушли на фронт, взяв с собой 4-летнего сына Юрия. Там и прошло все его детство. На фронте Юрий Герман застал и революцию, и начало Гражданской войны.

    Прадед Алексея Германа по материнской линии был действительным статским советником, служил в Сенате. Дед был известным адвокатом, бабушка, Юлия Гавриловна Тиктина, происходила из состоятельной купеческой фамилии. После революции они несколько лет жили в эмиграции.
    В 1937 году родители Алексея Германа поженились, какое-то время жили в Александровске под Ленинградом, а спустя год, уже после рождения сына, вернулись в Ленинград, где отец получил квартиру на Мойке, как раз напротив последнего дома А.С. Пушкина, ныне его музея.

    Когда началась Великая Отечественная война, Юрий Павлович оказался на Северном флоте, в Полярном. Алексей с мамой были эвакуированы в Архангельск. Отец служил на «Гремящем» – это был один из первых гвардейских кораблей, и часто приходил в Архангельск с военными конвоями из Мурманска. Позже, когда в войне произошел перелом и Полярное уже не бомбили так страшно, Юрий Павлович забрал семью к себе. Вскоре после Победы они вернулись в Ленинград.

    У Алексея начался туберкулез. Из-за болезни родители решили увезти его из города – семья переехала в Келомякхи, нынешнее Комарово, где им выделили маленькую дачу. Алексея отдали учиться в местную школу, сразу в 3-й класс. В это время в нем пробудилась страстная тяга к чтению. Его первыми книгами были «Двадцать тысяч лье под водой» Жюля Верна и «Два капитана» В. Каверина.

    В 1948 году семья вернулась в Ленинград. В 5-м классе Алексей серьезно начал заниматься боксом. А по вечерам бегал в театр – пересмотрел все, что можно было пересмотреть, даже участвовал статистом в нескольких спектаклях, по-прежнему очень много читал.

    О профессии режиссера он тогда всерьез не задумывался – после школы хотел стать врачом. Ходил со студентами на занятия по анатомии, собрал целую библиотеку по медицине.

    В выборе жизненного пути Алексея Германа решающую роль сыграл отец. Юрий Павлович рассказывал сыну про Мейерхольда, который когда-то в самом начале его литературной карьеры пригласил его, 22-летнего, писать пьесу для своего театра. Пробуждению интереса к режиссуре способствовало и общение с друзьями отца, прежде всего с Евгением Львовичем Шварцем.

    В 1955 году Алексей Герман поступил на режиссерский факультет Ленинградского государственного института театра и музыки. Курс вел Александр Александрович Музиль, происходивший из старинной театральной фамилии александринских Музилей, которому были присущи человеческое благородство и в высшей степени нравственное отношение к своей профессии.

    Рядом с 17-летним Алексеем учились люди намного старше, в большинстве своем уже имевшие высшее образование и опыт работы в театре. «Оказавшись среди людей, которые знали больше, окончили университеты, я попал именно в ту среду, в которой нуждался, – считает А.Г. Герман. – Я должен был тянуться за ними, соревноваться, доказывать, что не хуже остальных».

    Первые институтские месяцы Герману пришлось нелегко: «писательский сынок, занял чье-то место и т. д.». Но как раз в это время на курсе появился возвращенный после очередного исключения Аркадий Кацман, впоследствии замечательный педагог, профессор. Студенты к тому времени уже показывали свои этюды, и он, просмотрев их все, сказал: «Пока что талантливый этюд только у Германа». Это был очень важный момент, повлиявший на все дальнейшее.

    А потом была первая сессия, и ситуация на курсе резко изменилась. Студийцы-гении получили четверки и даже тройки по профессии и потеснились на институтском Олимпе. Герман же был в числе тех немногих, кто получил пятерку…

    Дипломной постановкой Алексея Германа стал первый акт «Обыкновенного чуда» Е. Шварца с Сергеем Юрским в роли Короля. Герман работал увлеченно, и, действительно, спектакль получился. О нем говорили, фрагменты из него были показаны по телевидению, а С. Юрский спустя годы напишет в своей книге, что это было самое интересное из сделанного им в молодости. Когда же спектакль посмотрел Г.А. Товстоногов, Герман получил приглашение работать у него режиссером в Большом драматическом театре имени Горького.

    Школа Товстоногова сыграла огромную роль в формировании кинематографического мышления Германа. Можно было бы вспомнить по этому случаю широкий набор кинематографических приемов, использованных Товстоноговым в своих спектаклях: здесь и крупный план выхваченного прожектором актерского лица, и «титры», проецировавшиеся на занавес, и фонограмма, разработанная с кинематографической многоплановостью и тщательностью. Но главное, что воспринял от своего учителя будущий кинорежиссер, – это умение постигать суть воплощаемой драматургии, выражать ее средствами своего искусства, это аналитическая способность исследовать материал и созидающее умение вдохнуть в него жизнь на экране или сцене.

    В 1964 году Алексей Герман пришел на «Ленфильм». Работу в кино он начал вторым режиссером в картине Владимира Венгерова «Рабочий поселок», а в 1967 году совместно с Григорием Ароновым поставил фильм «Седьмой спутник» по сценарию Юрия Клепикова и Эдгара Дубровского.

    Первая самостоятельная картина Алексея Германа – «Операция “С Новым годом”» по одноименной повести Ю.П. Германа – была снята им в 1971 году. Долгих 14 лет фильму пришлось ждать встречи со зрителем: он вышел на экраны лишь в 1985 году под названием «Проверка на дорогах».

    Черты стилистики будущего Германа просматриваются в «Проверке...» уже с первых кадров: фильм начинается с эпизода, фабульно никак с последующим не связанного, с крупных планов лиц, которые в фильме больше уже не появятся, лиц, глядящих на нас со странной смесью удивления, тоски, испуга при виде того, как фашисты травят картофель. А за кадром бесстрастный женский голос, рассказывающий про умершего от отравленной картошки Васятку, про то, как «матери надавали «тумаков, таких резиновых палок»… Еще будет несколько кадров, показывающих коров, сгрудившихся за проволочной оградой, немецких солдат, пинающих их ногами, бесконечную череду товарных вагонов, в которых скотину повезут в Германию. Как ни скупы эти немногие кадры пролога – в них эмоциональный заряд на весь последующий фильм. Живым и осязаемым, чувственно-реальным становится то, что довелось пережить оставшимся в немецком тылу: как грабили оккупанты народ, обрекая его на голод и вымирание, за что и против чего шли на бой, на смерть партизаны.

    Тема памяти, столь важная в последующих фильмах Германа, здесь пока еще только просвечивает в виде легкого, пунктирно намеченного абриса, заданного щемящей и грустной мелодией, столь неожиданной рядом с черно-белыми жесткими фактурами фильма и столь необходимо дополняющей их.
    Герман экранизировал здесь военную прозу своего отца, отдавая долг памяти и ему самому, и всему его поколению, вынесшему на своих плечах войну, победившему, не потерявшемуся в испытаниях. Правда, в отличие от последующих фильмов Германа, главенствует здесь не время, не память о нем и о людях, в нем живших, а замешанная на крутом конфликте фабула, в последующих лентах режиссером намеренно разрушаемая. Нигде потом ему не понадобятся герои-антиподы, на столкновении нравственных позиций которых будет держаться здание фильма. Здесь такие герои есть: старший лейтенант Локотков, сыгранный Роланом Быковым, и майор Петушков, сыгранный Анатолием Солоницыным.

    В 1988 году лента «Проверка на дорогах» принесла Алексею Герману, к тому времени уже признанному мастеру кинорежиссуры, Государственную премию СССР. А широкая известность к нему пришла после фильма «Двадцать дней без войны» (1976), поставленного по произведениям Константина Симонова. Главные роли в фильме сыграли Юрий Никулин и Людмила Гурченко.

    Большим успехом Алексея Германа стала лента «Мой друг Иван Лапшин» (1984), отмеченная актерскими работами Андрея Миронова и Андрея Болтнева и удостоенная многих кинематографических наград – премий «Бронзовый леопард» и ФИПРЕССИ, премии «Э. Артария» (все – 1986). За создание этого фильма Герману была присуждена Государственная премия РСФСР (1986). За фильмы «Проверка на дорогах», «Двадцать дней без войны» и «Мой друг Иван Лапшин» Алексей Герман был удостоен Премии критиков МКФ в Роттердаме в 1987 году.

    В картине «Мой друг Иван Лапшин», как и в фильме «Двадцать дней без войны», тема памяти – важнейшая. Или, точнее, не просто памяти, но и нашего отношения ко времени, воскрешаемому на экране.

    Тема памяти обыграна прихотливой полифонией кадров черно-белых, вырисованных в голубоватые или охристые тона, цветных, снятых в мягкой приглушенной гамме, – трудно логически объяснить, почему какие-то кадры решены так, а другие – иначе, точно так же, как не всегда поймешь, почему вспомнилось одно, а не другое, вспомнилось так, а не иначе.

    Тема памяти заявлена и впрямую: за столом просторной, залитой льющимся из окон светом квартиры сидит пожилой человек и вспоминает себя, тогдашнего мальчишку, жившего в квартире Лапшина вместе с отцом, врачом угрозыска. Показываемое на экране складывается из воспоминаний собственных и воспоминаний чужих, из накопившихся за долгую жизнь свидетельств, фактов, ощущений, не сфотографировано памятью, но на ее основе воссоздано, и притом – вот что главное – воссоздано с отношением непротокольным, небесстрастным: все это глубоко личное, любовно в душе хранимое. И это отношение не столько данного конкретного персонажа (место в картине ему отведено более чем скромное), сколько самого автора фильма – пусть сам он в те годы еще и не родился. Память об этом у Алексея Германа историческая: он обращается ко времени этапному для будущего страны. Память об этом еще и генетическая: он переносит на экран повесть отца, в которой видит не персонажей беллетристического вымысла, но живых людей, стоявших за этим вымыслом, живые судьбы, живое время.

    Иван Лапшин – начальник опергруппы. Профессия сама собой просится в детектив. Но фильм не детектив, все детективные связки между эпизодами обрублены, зрительское внимание нигде не держится на загадке: распознает Лапшин преступника или не распознает, поймает или не поймает? Не в том дело. Автору, а вслед за ним и зрителю важно узнать другое – что за человек был Лапшин, каковы были его друзья, каково время, в котором они жили?

    Следующая работа Алексея Германа – фильм «Хрусталев, машину!» (1998) – принесла режиссеру премию «Золотой Овен» (1999) и «Нику» «За лучшую режиссуру и лучший фильм» (1999).

    А.Г. Герман – автор сценариев фильмов «Проверка на дорогах», «Мой друг Иван Лапшин», «Двадцать дней без войны», «Хрусталев, машину!» и «Трудно быть богом». Также Алексей Георгиевич является автором сценариев к фильмам других режиссеров: «Садись рядом, Мишка!» (1977) и «Гибель Отрара» (1991). Кроме того, он сыграл несколько небольших ролей в картинах «Сергей Иванович уходит на пенсию» (1980), «Рафферти» (1980), «Личная жизнь директора» (1981), «Канувшее время» (1989), «Замок» (1994), «Трофимъ» (1995), «Мания Жизели» (1995), «Сергей Эйзенштейн. Автобиография» (1996).

    В 1990 году Алексей Герман создал киностудию «Первого и экспериментального фильма» («ПиЭФ») и с тех пор является ее художественным руководителем. С 1998 года он руководит мастерской Высших курсов сценаристов и режиссеров Госкино России.

    В 1998 году А.Г. Герману было присвоено звание народного артиста России. А.Г. Герман – лауреат премий «Золотой Овен – Человек кинематографического года» (1992), «Триумф» (1998), «Колея» имени В. Высоцкого (1998), премии С. Довлатова (1998). Алексей Георгиевич награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени (1998). Он является членом Российской академии кинематографических искусств «Ника».

    * * *


    Алексей Герман-младший: «Последний раз, когда я его видел в сознании, он диктовал письмо в поддержку киностудии „Ленфильм“. Студии, где он проработал всю жизнь и которую удалось спасти во многом и ценой его здоровья, — написал сын режиссера. — Для меня отец всегда был образцом достоинства, нестяжательства и честности. Он никогда не хотел дорогих машин или роскошных костюмов. Он считал, что в нашей стране интеллигент не должен превращаться в вора и богача. Верил во что-то иное, чем в то, что сейчас стало основным».

    Он отметил, что в преддверии многочисленных статей об отце, которые выйдут в ближайшие дни, считает необходимым прояснить некоторые вещи.

    «Картина „Трудно быть богом“ фактически завершена. Осталось только перезапись звука. Все остальное готово. Она будет закончена в обозримое время. Этот фильм отец снимал уже сильно болея, жертвуя ради него своей жизнью. Фильм снимался долго и мучительно. Как главная работа в жизни. Картина не снималась на государственные деньги.

    Так получилось, что пока отец был здоров, вокруг крутилось множество киношников. Потом когда он заболел, какая-то часть исчезла. Просто пропали. Он стал не очень нужен. Сгинули многие из тех, кому он помогал и советовал. Те, кто благодаря его советам получали престижные премии за документальные фильмы об аутистах, получали возможность снимать кино и многое другое. Они все сами знают. Поэтому большая просьба не заниматься пиаром в газетах с фальшивыми соболезнованиями и не приходить на похороны. Просьба распространяется и на тех, кто врал о том, что отцу принадлежит какая-то часть студии „Ленфильм“. Пусть это останется на их совести. Главное, что с нами осталось множество друзей. Что студию „Ленфильм“ не распродали на земельные участки. И то, что фильм „Трудно быть богом“ будет закончен. И это будет прекрасное и честное кино.

    Отец прожил свою жизнь достойно. Не предал своих идеалов. Не продался. Не поменял себя на суету. Верю, что он ушел в лучший мир».
    Источник: Интернет



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 21 февраля 2013, 06:03
    • tor

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018