Оборотень в Кремле (часть 2)
Это интересно

    ПЕРВАЯ ЧАСТЬ...

    Прозренье после затменья. Отзыв на двухтомник Валерия Храмцова «Оборотень в Кремле» (М., Изд-во «Пороги», 2008)

    Тогдашний сторонник Ельцина, редактор «Московской правды» Полторанин, позже расставшийся с ним, жестко сказал о нем: «Он сидел на заседаниях Политбюро, и в нем ревность разгоралась как костер. Почему он, такой сильный, такой умный, в этом не участвует, а замухрышки тут, понимаешь, политику государственную определяют…».

    И зарождающийся «ельцинизм» проявится вскоре. Решением бюро Московского горкома КПСС без согласования с Политбюро будет принят в начале 1987 года порядок проведения митингов и демонстраций в столице и утвержден праздник День города. Это празднование было помпезным. Ельцин возложил цветы к Мавзолею и с боем курантов поднялся на трибуну …Мавзолея. Впервые с этой святыни народу явился не генсек. Горбачева чуть «кондратий не хватил», когда он это увидел.

    — Что он себе позволяет! – воскликнул Генсек. – Да он возомнил себя уже вождем.

    И напряженность в отношениях между Ельциным и Горбачевым, Лигачевым и другими членами Политбюро и ЦК начинает нарастать.

    Предчувствуя после очередной стычки с Лигачевым, что ему не простят московских выкрутасов, Ельцин 12 сентября 1987 года пишет письмо Горбачеву, слезливое, скорее смахивающее на донос. В этом письме он жалуется на Лигачева, и, подчеркивая, что становится «неудобным» и «что число вопросов, связанных с ним, будет возрастать и мешать Вам в работе», просит освободить от должности первого секретаря МГК КПСС и обязанностей кандидата члены Политбюро ЦК КПСС».

    Ельцин рассчитывал на поддержку Горбачева, умолчав в письме о своем отношении к темпам перестройки. Но Горбачев и на этот раз проявил двуличие. Он «промариновал» письмо до 15 октября. В тот день на политбюро обсуждался доклад Горбачева к 70-летию Октябрьской революции. Обсуждение шло мирно, спокойно. И вдруг слово попросил Ельцин и высказал ряд замечаний с «претензией на особую линию, на равное участие с Генеральным секретарем, на руководство». Горбачев выскочил из зала заседания и отсутствовал полчаса. Все сидели молча, не зная, что сказать… Неделю после этого Горбачев не подавал Ельцину руки и не заговаривал.

    Сложившаяся ситуация разразилась скандалом на Октябрьском пленуме ЦК. Когда председательствующий Егор Лигачев после доклада Горбачева о праздновании 70-летия Великой Октябрьской революции спросил: «Возможно, у кого-нибудь будут вопросы?» – зал ответил молчанием. Участники пленума уже удовлетворенно собирали бумаги. Но тут увидели как неуверенно поднял руку Б.Н. Ельцин и опустил. Лигачев не отреагировал.

    — У Ельцина есть вопрос, подсказал ему возвратившийся в Президиум Горбачев. Но Лигачев, как ни в чем не бывало, переспросил: – Будем ли открывать прения? Давайте посоветуемся». Раздались дружные голоса: «Нет!».

    И вновь, более настойчиво Горбачев подал реплику: «У товарища Ельцина есть какое-то заявление».

    И лишь тогда Лигачев отреагировал:

    — Слово предоставляется товарищу Ельцину Борису Николаевичу, кандидату в члены Политбюро, первому Секретарю Московского горкома партии.

    Речь Ельцина была сумбурной, грубой, косноязычной. В зале больше недоумевали, чем возмущались…

    Но прозвучавшие тезисы Ельцина о неточных, дезориентирующих сроках перестройки, о падении веры в перестройку, пустом бумагомарательстве и нездоровой обстановке в Политбюро Горбачев уловил, и мог ли Генсек, готовящийся к презентации «нового мышления» на международной арене, завтрашний лауреат Нобелевской премии, оставить без последствий «хамский» выпад зарвавшегося партфункционера против своей любимой «игрушки» – перестройки? И он, подтолкнувший Ельцина к трибуне, предложил решительно: «Не хотелось бы начинать прения, но придется сказанное обсудить…».

    И все выступившие, без исключения, и члены Политбюро и члены ЦК обсудили Ельцина и за его амбициозность, и за самолюбование и заигрывание с западными антисоветчиками, и за грубости и неоднократные пьяные оргии… И пленум, признав выступление Ельцина «политически ошибочным» поручил Политбюро ЦК КПСС, Московскому горкому партии рассмотреть вопрос об освобождении Ельцина от обязанностей первого секретаря МГК КПСС.

    Спустя несколько дней на Политбюро Ельцин признает свои главные ошибки и посылает Горбачеву очередное письмо с просьбой оставить его в прежней должности.

    Но, несмотря на это, ни на разыгранную Ельциным попытку порезаться канцелярскими ножницами в своем кабинете, Горбачев и Политбюро остались непреклонны – и Пленум МГК КПСС освободит Б.Н.Ельцина от должности первого секретаря.

    Дальнейшее известно. Горбачев «выпустил Джина из бутылки». Ельцина переводят в Госстрой на специально придуманную должность – первого заместителя Председателя в ранге министра. У него есть связь, транспорт, офис для работы со своими сторонниками. В его адрес идут восторженные письма. И силы, заинтересованные в развале Союза, стали лепить из корявого Ельцина облик нового, «честного» и «справедливого» вождя.

    По стране расходятся кооперативные значки с фразой «Борис, ты прав!» И даже на зонах уголовники выкалывают татуировки с профилем уральца. Затем будут победы на выборах 1989-1991 г.г., руководство антисоветской Межрегиональной депутатской группой, скандальная поездка в Америку. Наконец, с перевесом в четыре голоса Ельцин становится председателем Верховного Совета РСФСР.

    И американские друзья, посоветовав в 1987 году «Горби» не трогать Бориса, последовательно делают ставку на Ельцина как на лидера «демократической оппозиции», а «железная леди» Маргарет Тетчер, нештатная «заведующая отделом кадров» в СССР, провела смотрины, и Ельцин ей понравился и своей решительностью, и своим антикоммунизмом, и своим стремлением бороться с системой до конца.

    И все эти и последующие победы Ельцина происходят благодаря самому Горбачеву, его двуликости и трусости, из-за чего возникли и все межнациональные конфликты в республиках.

    Ведь Генсек собственноручно укреплял базу конфликтов: по его настоянию были переданы практически все функции по поддержанию правопорядка, все кадры, вооружение и техника республикам, краям, областям. И первый взрыв с этнической окраской, происшедший в Казахстане, спровоцировал… сам Горбачев. «На заслуженный отдых» в декабре 1986 года был отправлен наиболее влиятельный член Политбюро, первый секретарь ЦК Компартии Казахстана, трижды Герой Соцтруда Динмухамед Кунаев. Его даже не пригласили по этому поводу на заседание Политбюро. На его место был назначен знакомый секретарь Ульяновского обкома партии. Кунаев пользовался заслуженным авторитетом в народе. После избрания Горбачева секретарем ЦК по сельскому хозяйству Кунаев долго не признавал «этого молодого человека» и называл «вторым Хрущевым». Возмущенные этим выпадом «главного перестройщика», на улицы Алма-Аты вышли тысячи демонстрантов с лозунгами «Казахстан – казахам!», начались массовые беспорядки, приведшие к телесным повреждениям нарушителей порядка, военнослужащих и сотрудников милиции.

    После подавления демонстрации Горбачева стали воспринимать как русификатора и организатора репрессий, а не реформатора. Но увлеченный только собою, он не сделал необходимых выводов.

    Самодовольно наблюдающий за своими «демократическими реформами», призванными придать новый «импульс» национальной политике Кремля, он своими провокационными поступками только усугубил и Карабахский конфликт. В январе 1988 года в Степанакерте начались затяжные митинги с лозунгами о присоединении НКАО к Армении. 27 февраля в Сумгаите на площади перед горкомом партии был созван ответный митинг, который к вечеру перешел в насильственные действия. Первые погромы и избиения длились до поздней ночи, а на следующий день сотни азербайджанцев, принимавших участие в погромах, собрались как ни в чем не бывало снова на митинг. На события, совершенные 27-го, никто не отреагировал, погромщики убедились в своей безнаказанности. Вызванный спешно из отпуска первый секретарь Сумгаитского горкома партии Муслим-Заде, чтобы разрядить обстановку, предложил митингующим пройти с флагами по улицам города. Но экстремисты, вооруженные ножами и прутьями из арматурной стали, откололись от демонстрантов и устремились туда, где проживали армяне. И убивали их с особой жестокостью, трупы сжигали на кострах. Свидетели утверждают: «Подростки палками подталкивали трупы в костер»… Телефоны в квартирах армян были заранее отключены. А на звонки в милицию из соседних квартир никто не реагировал…

    Как известно, этот конфликт перерос в войну между Арменией и Азербайджаном…

    Что делает в подобной ситуации уважающая себя страна?

    Вводит войска, подавляет сопротивление.

    Выявляет причины и зачинщиков.

    Устраивает показательные процессы, вводит цензуру на освещение событий в средствах информации.

    Делает все, чтобы прекратить кровопролитие. (Это в равной степени касалось и Армении, и Азербайджана).

    Ничего подобного сделано не было.

    Горбачев прибег к излюбленному приему – игре в «двойку». Чтобы развести враждующие стороны, он посылает к ним идеологически непримиримых противников, в Баку – Егора Лигачева, настаивающего на недопустимости перекройки границ согласно Хельсинскому договору, в Ереван – Александра Яковлева, поддерживающего право народа на самоопределение.

    С таким же провоцирующим предательство союзной державы двуличием отнесся «главный перестройщик» и к последовавшим после Нагорного Карабаха событиям дальнейшего обострения межнациональных отношений в стране, происшедшим в Тбилиси, Баку и странах Прибалтики.

    Когда первоначальная демонстрация студентов из 500 человек у Дома правительства, которую возглавили 5 апреля 1989 года антисоветские руководители из общества «Церетели», переросла в 10-ти тысячный митинг, принявший обращение к Президенту, конгрессу США и НАТО оказать помощь Грузии для выхода из состава СССР, и секретарь ЦК КП Грузии Патиашвили обратился с тревожной шифрограммой в ЦК КПСС с предложением немедленно привлечь к уголовной и административной ответственности экстремистов, и ввести в Тбилиси дополнительные силы МВД и армии для стабилизации обстановки, «Москва не дала разрешения». Ведь «События 9 апреля, – как напишет Собчак, – следует рассматривать в контексте общих процессов национальных и демократических движений… И запустил этот процесс сам Михаил Сергеевич…».

    И рассматривали «этот процесс» два дня и две ночи. А разбушевавшиеся бандитские группки, вооруженные прутьями и самодельными взрывчатыми устройствами, блокировали подъезды к площади грузовиками со щебенкой и, нападая на отдельных военнослужащих, избивали их до смерти. А когда головные десантные батальоны Закавказского военного округа стали по просьбе Правительства Грузии приближаться к площади, их забрасывали щебенкой из кузовов грузовиков и бутылками с горючей смесью…

    По такому же сценарию, подобному Тбилисскому и декабрьскому 2004 года майдану в Киеве, начинался и набухал антисоветский мятеж в Баку в январе 1990 года: разработчик-то у них был один и тот же – ЦРУ США.

    Но в Азербайджане этот излюбленный «демократами процесс» обрел масштабность.

    18 января власть в Баку и семи районах фактически перешла в руки НФА, созданного по образцу народных фронтов прибалтийских республик, порожденных в помощь перестройке самим Горбачевым.

    19 января на многотысячном митинге перед зданием ЦК Компартии Азербайджана появился макет виселицы, звучали требования об отставке партийного руководства и призывы к взятию власти Народным фронтом, а вечером был взорван энергоблок телецентра самодельным взрывчатым устройством. И лишь тогда Горбачев соглашается на применение жестких мер, и Президиум Верховного Совета СССР утверждает Указ «О введении чрезвычайного положения в Баку».

    И когда для прекращения кровавой междоусобицы в Баку подразделения воздушно-десантного полка пробирались из аэропорта в город, боевики «Народного фронта» вели по ним шквальный огонь из укрытий. «Через каждые два-три километра, – рассказывает генерал Лебедь, – приходилось преодолевать капитально возведенные баррикады… А по шоссе, где предстояло пойти полку, предварительно проехавший наливник разливал бензин, и на дорогу из виноградников летели факелы. Эти тридцать охваченных клокочущим огнем километров стоили рязанцам семерых раненых и трех десятков травмированных кирпичами, арматурой, трубами…».

    Общее число погибших в Баку с 19 января по 11 февраля составило 142 человека, раненых – 498.

    «События в Баку, – как отмечает автор в главе «И вновь машины с щебнем», – подтвердили не только масштабность растущего сопротивления центру в наведении порядка, но и разобщенность и несогласованность действий самого Кремля, который после пяти лет перестройки стал точной копией Горбачева… А беда уже стучалась в стены Кремля, за которыми укрывались изменники, делающие вид, что ничего… страшного в стране не происходит и что… «через подобные «издержки» роста национального самосознания нужно пройти…». Но Генсека уже раскусили.

    А его неспособность управлять страной подтвердили и события Прибалтике, где сумели сполна воспользоваться его «демократичными» заигрываниями, самолюбованием перестроечными процессами и призывами идти к «обновленному» Союзу республик.

    И в том, что ярые антисоветчики, упорно добивающиеся «разрушения советской империи» лидеры «Союдиса» и партократы – двурушники во главе с Бразаускасом, принявшие решение на ХХ съезде компартии Литвы отделиться от КПСС, достигли своей главной цели – принятия Литовским сеймом Декларации независимости республики, виноват от начала и до конца сам Горбачев.

    Это после визита А. Яковлева в августе 1988 года в Литву было по заданию Горбачева достигнуто взаимопонимание «о нравственном обеспечении перестройки и интеллектуализации общественной жизни». Внешне – все чинно – горбачевская команда иезуитов научилась создавать дымовую завесу и придавать предательству даже некоторый оттенок благородства. «Это же надо такое придумать – интеллектуализация общественной жизни!».

    И когда в январе 1990 года Горбачев, Бразаускас и Раиса Максимовна возвращались в машине на аэродром, Горбачев произнес, ни к кому не обращаясь: «Что с ними случилось?» И тут же без перерыва: «Надо бы выпить». А потом, прощаясь, проронил безучастно глядя в сторону: «Да, я вижу, вы сделали выбор».

    В те же дни член Бюро ЦК компартии Литвы Юозас Ермолавичус скажет: «Когда Горбачев встречался с членами Бюро ЦК, я понял, что он отлично знает механизм разрушения Советского Союза». Понял, хотя не знал еще тогда о состоявшихся 3 декабря 1989 года на Мальте договоренностях по Советской Прибалтике между Бушем и Горбачевым, получивших прозвище «морская болезнь», в которых Бушу удалось получить от Горбачева обещание, что для защиты территориальной целостности СССР… «будут использованы лишь демократические методы, а не сила».

    Но события в Прибалтике, не говоря о других горячих точках, не сыграли бы роковой роли в распаде Союза, если бы о своей независимости не заявила Россия. «Неожиданно» вспомнив о том, что из России в республики ежегодно перекачивалось 80 миллиардов полновесных советских рублей, и о том, что жители России производили на душу населения больше всех в Союзе – на 17,5 тыс. долларов, а потребляли меньше всех – на 11,8 тыс. долларов, «демократическое» окружение Ельцина и «пятая колонна» в ЦК в опекаемых ими средствах массовой информации в угоду зарождающейся буржуазии, настырных рвачей-грабителей народного достояния и духовно продавшейся верхушки интеллигенции, жаждущей перестроить «эту страну» вопреки историческому опыту и воле народа, стали призывать «отцепить паровоз – Росию от вагонов – республик». На почве этой ненависти к собственной стране и холуйства перед Западом в роковой для истории СССР день 12 июня 1990 года І съезд народных депутатов РСФСР и принял «Декларацию о государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики».

    Присутствовавшие на этом съезде генерал армии Ф.Д. Бобков, в ту пору первый заместитель председателя КГБ СССР, и генерал-полковник Кобец встретились в холле с Горбачевым и высказали свое возмущение: «О каком суверенитете могла идти речь? Ведь СССР – Союз суверенных республик, и о суверенных правах России четко сказано в Конституции. Принятая декларация – это отказ от властных полномочий Союза, ведущий к развалу великой державы, за которую в трех войнах пролито море крови».

    — Да нет. Это Союзу не угрожает… И причин реагировать на это союзным властям я не вижу, – ответил «главный перестройщик».

    А одной Декларации «демократам» было мало. Следующим шагом стала разработка и принятие нового проекта Конституции России, в котором не было на одного упоминания о Союзе республик. Ни одного! Союзный центр обкладывали, как медведя в берлоге. А идея братства и единства народов стала объектом насмешек и издевательства.

    Но когда правительство СССР подготовило проект указа, приостанавливающего действие постановлений Российского Верховного Совета по Декларации о суверенитете России, противоречивших союзной конституции, Горбачев, промурыжив его две недели, отказался подписывать.

    «Не нужна сейчас конфронтация…» – так мотивировал он свою позицию.

    И теперь уже многие члены ЦК КПСС, партийная республиканская элита и большинство секретарей обкомов партии, критически воспринимавшие горбачевские реформы, готовы были открыто отторгнуть «новое мышление» в редакции Горбачева-Яковлева-Шеварднадзе, стремительно превращающееся в предательство Союзной державы.

    Возомнив себя «генсеком всего земного шара», Горбачев упивался в частых загранпоездках (за шесть лет своего руководства он совершил 40 визитов в 26 стран) восторженными возгласами толпы «Горби! Горби!», все больше отдаляясь от кровных бед и проблем своей страны. За все время перестройки вопросы отечественной экономики и внешней политики ни разу не были предметом обсуждения на пленумах ЦК партии, не рассматривались с военным руководством проблемы обороноспособности страны и военно-политическая обстановка в Европе. Не знали в полном объеме о внешнеполитической деятельности Генсека в КГБ, члены Совета безопасности, руководители союзных республик. Фактически был отстранен от международных дел ветеран советской дипломатии, Председатель Президиума Верховного Совета СССР А.А. Громыко.

    Не скрывали своего недовольства Горбачевскими реформами и лидеры стран социалистического лагеря, о которых Генсек так высказался, суммируя поступившую информацию: «Кадар и Хонекер не верят в необратимость нашей перестройки»… «Ну, а Живков на правах старейшины заявил: «Ваш Хрущев своей критикой Сталина вызвал пятьдесят шестой год в Венгрии, а теперь Горбачев дестабилизирует социалистическое содружество».

    А они-то, руководители стран соцлагеря, понимали, к чему ведут уступки Горбачева при заключении договоров между СССР и США о сокращении ядерного потенциала и общевойскового вооружения. А принятые по инициативе этого «миролюбца» односторонние сокращения некоторых видов оружия и, особенно, военно-морских сил, когда США уклонялись от их рассмотрения, возмущали всех.

    Знали они и о состоявшейся в мае 1990 года договоренности между Бушем и Горбачевым о судьбе объединяющихся Западной и Восточной Германии.

    Горбачев:– Значит, так и сформулируем: Соединенные Штаты и Советский Союз за то, чтобы объединенная Германия по достижению окончательного урегулирования, учитывающего итоги Второй мировой войны, сама решила, членом какого союза ей состоять.

    Буш:– Я бы предложил несколько другую редакцию: США однозначно выступают за членство объединенной Германии в НАТО, однако, если она сделает другой выбор, мы не будем оспаривать, станем уважать.

    Горбачев:– Согласен. Беру вашу формулировку.

    В конечном итоге, как отмечает автор в саркастической главе «Воссоединитель», самую большую цену за «новое мышление» заплатил Советский Союз. 12 сентября 1990 года в Москве был подписан «Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии». А последовавшие за этим вхождение объединенной Германии в НАТО, вывод советских войск из Центральной Европы, самороспуск Организации Варшавского договора, заключение выгодных для США договоров в корне меняли военно-стратегическую ситуацию в Европе и в мире. Ослабленный Горбачевым Советский Союз уже не мог сопротивляться превосходящим силам Запада и безвольно сдавал свои геополитические позиции.

    Трагедия распада великой державы стремительно приближалась.

    * * *


    В двух последних главах книги «Роковой август» и «Путч в заповеднике» автор, анализируя многочисленные свидетельства очевидцев, участников событий, политиков, доступные прочтению многочисленные документы, раскрывает механизм окончательного уничтожения великой державы.

    Последний аккорд – это злополучный август 1991 г. Не будь этих злополучных трех дней, Советский Союз существовал бы и дальше.

    Тот факт, что до сих пор никто так и не сказал всей правды, никто не покаялся и не взял на себя вину за развал страны, никто не ответил за августовскую трагедию, свидетельствует: в ней есть, что скрывать.

    Как показывает серьезный анализ событий, проведенный автором, путч — сложнейшая многоходовая операция, крупнейшая политическая провокация ХХ века.

    Автор предоставляет читателю несколько версий событий, произошедших 19-21 августа 1991 года и очень удобно и громко названных средствами массовой информации «путчем», что преступно дезориентировало сознание населения страны, которое помнило о страшных «хунте» и «путче» в Чили.

    А ведь действия ГКЧП были вполне законной попыткой остановить уничтожение страны. Но в результате пассивности населения, при так называемом подавлении «путча» ГКЧП, произошел настоящий переворот – Ельцинский.

    «Борец с привилегиями» провел его в три этапа, которые выделены автором двухтомника:

    • первый – борьба с КПСС – август-сентябрь 1991 г.,
    • второй – ликвидация Союза ССР – декабрь 1991 г. – январь 1992г. ,
    • третий – сентябрь – октябрь 1993 г. – окончательное уничтожение Советов.

    Как показывают документы, план этого анатомического расчленения Советского Союза был разработан ЦРУ США. К так называемому «путчу» были причастны советские и иностранные спецслужбы, команды Горбачева и Ельцина, новая русская буржуазия, почувствовавшая запах больших денег, региональные вожди и элиты, и народ – но только в роли пассивного наблюдателя.

    В целом все шесть с половиной лет Горбачевской перестройки были подготовкой к этому провокационному «путчу». Автор подтверждает это словами бывшего директора ЦРУ США Р. Гейтса: «Мы понимали, что Советский Союз нельзя взять ни экономическим нажимом, ни гонкой вооружений, ни, тем более, силой. Нужно было спровоцировать, организовать, стимулировать внутренний взрыв».

    В роли организаторов этого внутреннего взрыва и выступили Горбачев, Яковлев и иже с ними.

    Да и «демократы» старательно готовились к развалу страны: при наличии Президента Советского Союза и Генерального секретаря КПСС, Ельцин издает указ о запрещении деятельности партийных организаций на предприятиях, в учреждениях, институтах… Горбачев никак, при том, что имел все властные полномочия, партию не защитил. Это подтверждает версию об ожидании ( или планировании?) им скорого краха КПСС и СССР.

    Деморализация общества идет полным ходом. И уже ничего не могло исправить эмоциональное и талантливое, но единственное «Слово к народу» 28 июля 1991 г. в газете «Советская Россия», подписанное Г. Зюгановым, Э. Володиным, Б. Громовым, А. Прохановым, Ю. Бондаревым, В. Распутиным и другими. В нем говорилось о великом горе – гибели страны при полном попустительстве народа, который будет обречен на жалкое прозябание в рабстве у лукавых властителей и жадных стяжателей. Великая страна взывала о помощи. Но… вера в государство была поколеблена, доверие к власти – подорвано, а народ за шесть лет обработки старательно убедили в чуде – рыночной экономике и возможности зажить хозяином, как на Западе.

    Все события, предшествовавшие трем дням «путча», происходящие в эти дни и завершившие его, подробно описаны автором.

    ГКЧПисты действовали с согласия Горбачева. В обращении к советскому народу, содержавшему пять основных положений (1-политика реформ, т.е. «перестройка» зашла в тупик, 2- перестройка ввергла народ в пучину бед и страданий, 3- страна на грани антиконституционного переворота, свержения строя, 4- происходит ликвидация Советов и замена их властными учреждениями, не предусмотренными Конституцией, 5- подорваны позиции СССР в мире, его суверенитет, территориальная целостность и безопасность) – все точно и справедливо.

    Не указан был только виновник всего происходящего — М.С.Горбачев.

    Нерешительность действий «путчистов», упустивших буквально несколько часов, чтобы занять Белый дом, привела к возможности оказаться в Москве Ельцину (он был в Казахстане у Назарбаева) и выступить в роли защитника Президента Горбачева. Это и был крах единственного шанса сохранить страну. Дальше пошли: сообщения о предстоящем штурме Белого дома из… американского посольства, театрализованная защита Белого дома, братание предпринимателей и рэкетиров, трехдневная бесплатная кормежка «защитников» Белого дома (впервые дали попробовать гамбургеры и пиццу), надоевшее всем своей высокопарной чушью «Радио Белого дома», напрасно пролитая вдали от Белого дома кровь трех людей (путчу нужно было придать «настоящий» характер, чтобы он не выглядел потешным), что дало возможность оправдать в общественном мнении, последующий разгром союзных структур, серия очень странных самоубийств высших чинов государства…

    Шестилетняя смена кадров в верхних эшелонах КПСС, КГБ, МВД, армии привела к полной их беспомощности в критической для страны ситуации. ЦК КПСС на Старой площади затравленно молчал, потому что там уже были люди, подобранные Горбачевым и работавшие в его, Горбачева, манере – выжидать и колебаться. Эта политика и дала возможность изворотливому Горбачеву мотивировать запрет партии в его стиле: «Ведь они же предали своего Генсека, не собрали Пленум ЦК».

    Уже на следующий день после «путча» начались погромы помещений ЦК КПСС и компартии РСФСР, но это внешняя, на «публику» сторона меркантильного разграбления имущества партии, ведь в собственности КПСС находились тысяч административных зданий, санаториев, дома отдыха… Использовался шанс заполучить это богатство задарма, в частную собственность, что и случилось по всей стране.

    Ведь «путч» позволил осуществить практически мгновенный буржуазный переворот с ликвидацией союзных органов власти и управления, устранением с политической арены КПСС, созданием предпосылок для ускоренного и бесконтрольного захвата власти и собственности. Как показала жизнь, никому в стране, кроме 3-5 % населения, уже почувствовавших «запах большой власти и больших денег», провал первоначального замысла «путча» был не нужен. От неудачи путча выиграла наименьшая, далеко не лучшая и не передовая часть, которая вскоре продемонстрирует нескрываемое презрение к «совкам» и к «этой стране» через шоковую терапию и кражу общенародной собственности.

    «Милостью» Ельцина вернувшийся из Фороса в Москву Горбачев попал в другую страну. Издеваясь над советской историей, на Красной площади массово гуляли «защитники» Белого дома. Никогда не возможно будет постигнуть трезвым рассудком — торжества-то были по какому поводу, что праздновали — гибель великого государства?!

    В расправах над многими совестливыми и честными военными, разрушении основ государственной безопасности, пограничных войск происходило действо «Ельцин сказал — Горбачев сделал». К чему привели подобные действия: приведенный автором двухтомника эпизод с прожившим два дня в здании КГБ на Лубянке (!!!) бомжом Сучкиным. Новые власти оказались не способными даже закрывать двери.

    Автор дает подробный анализ кто и какую роль играл в уничтожении государства, давшего им все: чины, должности, финансовые возможности. Получив все это даром, Горбачев, Ельцин и их «помощники» заплатили за это полным отсутствием не только благодарности, а и совести.

    Горбачев под давлением Ельцина предал все: партию – распустив ЦК, сняв с себя добровольно обязанности Генсека, обезглавив и дезориентировав республиканские и местные парторганизации, что в конечном итоге привело к запрещению компартии, к чему так стремился Ельцин; союзное правительство, органы госбезопасности, армию.

    Этот «великий гуманист и демократ», каким Горбачев хочет остаться в глазах потомков, на последнем Съезде народных депутатов поверг в шок его участников полным согласием с внешне вполне благопристойным, но по сути антиконституционным предложением Съезду самораспуститься, ну а заодно – распустить старый Советский Союз.

    Съезд пытался сопротивляться, но давление на каждого депутата, ссылки на поддержку Запада сделали свое черное дело — начался обвальный процесс отторжения республик от политически и экономически единого организма — Советского Союза.

    Заигравшийся в «перестройку» Горбачев сам лишил себя всех рычагов управления, политической поддержки.

    Как документально доказывает автор, все события вызваны не просто недалекостью последнего горе- «вождя» страны. Например, прибалтийские республики получили от США сообщение о готовности к дипломатическим отношениям с ними за несколько дней до официального предоставления им независимости ( что, заранее знали?). То же самое чуть позже повторится и в отношении Украины.

    Пока сохранялась единая армия, структуры партии Западу сложно было обеспечить «управляемый распад» огромного государства. Боясь быть раздавленными обломками от взрыва одной шестой части суши, Запад и рассматривал Горбачева и Ельцина как гарантов благополучного и безболезненного (для себя) развития событий. Ведь серьезные западные политики не только понимали, а знали наверняка, что советское общество в своем абсолютном большинстве не поддерживало «базарные» реформы и распад страны.

    Особая страшился — ядерный потенциал разваливаемой державы. Процессом нужно было управлять.

    Кто стоял в главе страны? Ненавистный народу предатель Горбачев и непредсказуемый в своем поведении пьяница Ельцин.

    Срочная задача, решенная благодаря использованию царских амбиций Ельцина — отделение России от якобы живущих за ее счет республик.

    Приводятся автором убедительные экономические показатели пагубности последствий разрыва народно-хозяйственных связей.

    В отделенной от республик России началась программа «шоковой терапии», предложенная командой Егора Гайдара.

    Эта бесчеловечна реформа привела к скачку в дикий капитализм. Этот недостойный потомок своего достойнейшего предка Аркадия Гайдара, воина и писателя, был главным автором исчезновения 500 млрд. рублей вкладов населения в сберкассах страны.

    Дальше — больше: происходит «ваучеризация», приведшая к расслоению общества на полярные классы — сверхбогатых и унизительно бедных.

    В разделе «Заседания, заседания…» показано, как Горбачев, этот Господин Никто в своей стране, пытается делать вид, что хочет сохранить общность республик — новых держав под совершенно нелепыми названиями — ССГ (Ново-огаревские потуги), то ЕСНГ (Евразийское содружество независимых государств)…

    Будущий «нобелевский тракторист» все никак не остынет к словесным изыскам: перестройка, ускорение, новое мЫшление, ССГ, ЕСНГ… Слова, слова, слова. Заняться – то больше нечем Президенту СССР — виртуальной страны, без армии, парламента, без правительства и… казны.

    Ну, а в это время, кучка заговорщиков — Ельцин, Кравчук и Шушкевич (смогут ли оценить когда-нибудь потомки степень подлости содеянного ими), втихаря «сообразив на троих» в Беловежской пуще, совершили настоящий «путч» – роспуск СССР тремя государствами, которые втроем и учреждали его в 1922 году (это не соответствует истории).

    Интересно, что юридическую подоплеку под это противозаконное действо подвел Шахрай. Вот и свершилось «шахрайство» – даже это символично.

    Американскому президенту о подписании придуманного наскоро документа доложили первому. И связь с Вашингтоном установилась раньше, чем с Москвой!? Подобострастно сообщил Ельцин Дж. Бушу, что Горбачев еще не знает о случившемся.

    Ельцин на радостях запил…

    Троица даже боялась (интересны сведения очевидцев о том, что ни Кравчук, ни Шушкевич не решились ехать в Москву на вызов Горбачева), что Горбачев ( все-таки чему-то еще Президент !) применит силу. Но… реакция Горбачева была как всегда предательской. Не мог слабый политик принять сильное решение, которое еще было в его силах – арестовать эту зарвавшуюся троицу.

    Двухтомник «Оборотень в Кремле» воспринимается людьми, которые пережили эти страшные события разрушения, с огромной болью. Досада на свое бездействие в этот период терзает душу. Все, описанное в этой книге должно стать достоянием не только старшего поколения, а вместе с уроками истории войти в сознание молодых людей. Предательство во все времена – преступление. Существование без идеалов – это бездна.

    Действия Президента великой страны были постыдными. Звонки премьеру Великобритании, Президенту США предшествовали прощальному выступлению Горбачева по телевидению своей разгромленной страны.

    Человеку, забравшему у народа веру, принесшему на долгие годы кровь, нищету и смуту не пришло в голову попросить прощения у Бога и у людей за содеянное им.

    Может, этот будущий «нобелевский тракторист» и не просил прощения у народа, потому что своим изворотливым умом понимал – за полученную им безопасность, материальное благополучие, любовь Запада взамен на разрушение великого Советского Союза он этого прощения не получит во веки веков!

    Об авторе книги


    Михаил Сергеевич Селезнёв (1923 – 2010 гг.) – член Национального Союза писателей Украины, лауреат премии им. Н.Ушакова, им. А. Стовбы, др. литературных премий, лауреат премии имени В.И.Ленина. Родился 18 декабря 1923 года в деревне Мёртвое (ныне с. Луговое) Хотынецкого района Орловской области в семье крестьянина. С 1930 года жил в Днепропетровске, где в 1941 году окончил 72-ю среднюю школу, со двора которой в августе 1941 года ушел вместе со своими однокашниками на фронт добровольцем.

    После демобилизации окончил Днепропетровский институт инженеров железнодорожного транспорта. С 1950 по 1959 год работал мастером, начальником сборочного цеха, главным конструктором Нижне-Днепровского вагонного завода, затем заведовал отделами доменного и огнеупорного производства Днепропетровского всесоюзного института механизации черной металлургии до выхода на пенсию в 1983 году. Автор 32 изобретений, внедренных на Магнитогорском меткомбинате, Запорожском, Семилукском, Часов-Ярском и других огнеупорных заводах. Принятый в 1973 году в Союз Писателей СССР, конструкторскую службу не оставлял, имея «две работы – две заботы». Издал в разные годы в Днепропетровске, Саратове, Киеве, Бухаресте, Москве (издательства «Советский писатель» и «Молодая Гвардия») 20 книг стихов, романы: «Комбаты», «Отдар», повести: «Однокашники», «Лунёвские зарисовки», лирические очерки, отзывы, рецензии. В 2006 году вышел в свет трехтомник сочинений Михаила Селезнёва.

    Михаил Сергеевич Селезнёв награжден: 7-ю орденами, медалью «За Отвагу», другими 32 медалями, дипломами ВДНХ, Грамотой Президиума Верховного Совета Украины. Трижды был участником Пушкинских праздников в Михайловском, участвовал в творческих вечерах в Останкинском дворце, Колонном зале, Кремлевском дворце. Избирался заместителем председателя писательской организации области, председателем Днепропетровского областного Комитета Защиты мира.

    24 октября 2011 года, накануне 68-летия со дня освобождения города от немецко-фашистских захватчиков, в Днепропетровске по инициативе Областного Совета ветеранов, областного отделения национального союза писателей Украины, воинов-афганцев, семьи писателя открыта мемориальная доска талантливому поэту-фронтовику, писателю, публицисту Михаилу Сергеевичу Селезневу. Авторами мемориальной доски стали известные Днепропетровские скульпторы и художники В. П. Небоженко, А.С. Прилипко, А. П. Деревянко.

    В 2010 г. Михаил Сергеевич Селезнёв принял участие в литературном конкурсе журнала «Камертон», посвящённом 65-летию Победы народов СССР в Великой Отечественной войне. Михаилу Сергеевичу было присвоено второе место. В ночь с 6 на 7 мая 2010 г. Михаил Сергеевич Селезнёв ушёл из жизни.
    Источник: webkamerton.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс


    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018