Даниил Гранин. Из книги «Причуды моей памяти»
Это интересно


    Патриарх русской литературы Даниил Гранин терпеть не может, когда от избытка пиетета его именуют живым классиком и властителем дум — всякий раз, задиристо поблескивая молодыми глазами из-под седых кустистых бровей, он поправляет увязшего в елее собеседника: «Я обыкновенный средний писатель». Даниил Александрович не считает, что в его возрасте — подумаешь, всего-то 91 год! — пора почивать на лаврах, да и вообще, настоящему питерскому интеллигенту куда важнее быть, чем казаться…

    Из книги «Причуды моей памяти»
    «После свадьбы она его любила еще больше, чем до. Он читал ей стихи, рассказывал дивные истории, которые сочинял специально для нее. В армию его не взяли по зрению. Носил толстые очки, сам был толстяк и как-то незаметно в феврале 1942 года опух, перешел в дистрофию. Однажды потерял карточки — ее, свои и тещи.

    Это была катастрофа. Остаться в блокаду без карточек — верная гибель. Теща считала, что он убийца, он обрек их на смерть, что он, наверное, присвоил карточки и тайно ест их хлеб — он всегда жадно ел, съедал общий довесок, мог прихватить чужую порцию.

    Он просил прощения, а потом ушел из дома и пропал. Больше они его не видели.

    Теща умерла, а жена выжила. Продавала вещи, работала в госпитале и выжила.

    Много лет спустя внук ее, школьник, стал читать Баратынского и нашел в книге три желтых бумажки. Это были их карточки.

    Она представила, как это было, как запамятовал его истощенный голодом мозг, и долго рыдала»


    Из книги «Причуды моей памяти»
    «Работая над «Блокадной книгой», мы с Адамовичем были потрясены блокадным дневником школьника Юры Рябинкина — в нем предстала история мучения совести мальчика в страшных условиях голода.

    Каждый день он сталкивался с невыносимой проблемой — как донести домой матери и сестре кусок хлеба, полученный в булочной, как удержаться, чтобы не съесть хотя бы довесок. Все чаще голод побеждал, Юра мучился и клял себя, зарекаясь, чтобы назавтра не повторилось то же самое.

    Голод его грыз, и совесть грызла. Шла смертельная непримиримая борьба — кто из них сильнее. Голод растет, совесть изнемогает — и так день за днем. Голод понятно, но на чем же держалась совесть, откуда она берет силы, что заставляет ее твердить вновь и вновь: нельзя, остановись?!

    Единственное, что приходит в голову: она есть божественное начало, которое человеку дано. Она как бы представитель Бога, его судья, его надзор, дар свыше, что может взрасти, а может и погибнуть.

    Она не ошибается.
    Для нее нет проблемы выбора.
    Она не взвешивает, не рассчитывает,
    не заботится о выгоде.
    Может, только согласие с совестью дает
    удовлетворение в итоге этой жизни.

    Ведь чего-то мы боимся, когда поступаем плохо, кого-то обижаем, не по себе становится, если обманем, соврем. Словно кто-то узнает. Совесть сидит в нас, словно соглядатай, судит — плохо, брат, поступил.

    Мартин Лютер, самый решительный теолог, заявлял, что совесть — глас Божий в сознании человека. Глас этот звучит одинаково для всех — и католиков, и православных. Может, и вправду совесть досталась нам от первородного греха, от Адама?

    Совестью обладает только человек — ее нельзя требовать от народа, государства»


    Из книги «Причуды моей памяти»
    «Они заночевали в большом дачном доме у друзей под Москвой. Никого в доме не было — она и муж. Он заснул, а она ходила по комнатам и думала, как могла бы сложиться ее жизнь с этим мужем в таком доме, а не в тесной их двухкомнатной квартире. Когда развешивали белье, надо, сгибаясь, пробираться в коридоре. Слышно, как она кряхтит в туалете. Никогда она не может уединиться. Если бы у нее была своя комната, а у него — своя, она выходила бы одетой, нарядной. Она физически страдала от того, что должна при нем переодеваться, он всегда слышит ее разговоры с подругами.

    Она мечтала, чтобы они спали в разных комнатах: наутро она бы одевалась одна, не спеша, появлялась бы умытая, пахнущая духами, чтобы что-то прежнее, молодое вернулось к ним. Она поймала себя на том, что раздражается на него, но он был ни при чем — наверное, и ему доставалось…

    Она ходила по комнатам этого дома, примеривая их к своей жизни: иногда вот так же она заходила в магазин померить модное пальто, повертеться перед зеркалом, увидеть там такую, какой она хотела быть»


    Из книги «Причуды моей памяти»
    «Жена не дала мужу на водку. Категорически — раз и навсегда. Он скандалил, скандалил, умолял, он пил в долг и теперь его черед «поставить», для него это вопрос чести, иначе остается только покончить собой — он повесится!

    — Да ради Бога! — сказала жена и ушла из дома, заявив, что не хочет ему мешать.

    Он взял веревку, соорудил петлю, не затяжную, встал в ванной на табурет и ждет — дверь на лестницу оставил открытой, чтобы жена, значит, всполошилась, когда вернется. «Висит». В это время приходит давным-давно вызванный водопроводчик. Входит в ванную, видит покойника, шарахнулся, выбежал. Постоял на лестнице, подумал, вернулся, стал снимать с покойника часы.

    Тот дал ему ногой в челюсть. Водопроводчик побежал и грохнулся в передней с инфарктом. Когда вскорости вернулась жена, она нашла лежащего водопроводчика, который безудержно стонал, поэтому «висевший» в ванной муж не произвел на нее нужного эффекта, тем более что он был совершенно живым»


    Из книги «Причуды моей памяти»
    «Одно из писем — таких в мой адрес приходили сотни, тысячи…

    «Поступай всегда так, будто от тебя зависит судьба России», — говорил отец.

    Он был мальчиком, когда в местечке немцы собрали всех евреев, выстроили у обрыва и расстреляли. Жителей заставили закопать. Его, мальчика, — ему было уже 10 лет — тоже послали закапывать.

    «Соседка Люба хорошо знала немецкий. Ее взяли в гестапо машинисткой. Она подкармливала их — мать, бабушку, детей. Однажды сказала маме: „Я печатала списки на расстрел — там вы с детьми как семья комиссара“. Бабушка запрятала нас троих в ледник. Мы отсиделись там месяц, пока немцы не стали отступать. Пришли наши. Любу сразу схватили, потому что служила в гестапо. Мама хлопотала, и другие тоже — она спасла не только нас. Не помогло. Ее приговорили к 25 годам лагерей, там она вскоре погибла.

    Отца моего за то, что в окружении уничтожил штабные документы, отправили в штрафную роту. Я возненавидел и немцев, и наших одинаково, — все они палачи, звери. И до сих пор не вижу разницы»


    Из книги „Причуды моей памяти“
    «Записывая рассказы блокадников, мы с Адамовичем чувствовали, что рассказчики многое не в состоянии воскресить и вспоминают не подлинное прошлое, а то, каким оно стало в настоящем. Это „нынешнее прошлое“ состоит из увиденного в кино, ярких кадров кинохроники, книг, телевидения… Личное прошлое бледнеет, с годами идет присвоение „коллективного“ — там обязательные покойники на саночках, очередь в булочную, „пошел первый трамвай“.

    Нам с Адамовичем надо было как-то вернуть рассказчика к его собственной истории, а это было сложно — нелегко преодолеть эрозию памяти, тем более что казенная история противостояла индивидуальной памяти. Казенная история говорила о героической эпопее, а личная память — о том, что уборная не работала, ходить „по-большому“ надо было в передней, или на лестнице, или в кастрюлю, а ее потом нечем мыть, воды нет…

    Мы расспрашивали об этом, о том, что было с детьми, как раздобыли „буржуйку“, сколько дней получали хлеб за умершего»


    Источник: gorod.tomsk.ru


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 28 июня 2010, 10:36
    • combat

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018