Заломай на первой линии
Память История и события


    В том, что строительство метрополитена в Москве стало одним из самых успешных нацпроектов страны под названием СССР, сегодня никто не сомневается. Но живые, человеческие подробности сооружения самой трудной, первой линии, запущенной 15 мая 1935 года, — от «Сокольников» до «Парка культуры» — с годами исказились либо просто забылись. Такие подлинные истории обозреватель «Недели» Наталья Давыдова обнаружила в раритетном издании «Как мы строили метро», написанном в 1935 году его инженерами, архитекторами и рабочими.

    Об этом сегодня почти не вспоминают, но на «стройку века» призвали «варягов» — экспертов из Лондона, Берлина и Парижа. Они помогли решить главное: на какой глубине вспорет метро коварные столичные недра.

    Со щитом или на щите


    На английском проходческом щите (к нему вскоре присоединился и первый советский «крот») трудились специально отобранные рабочие, хотя 80% из них под землей до этого никогда не работали. Управляли щитом приезжие «мистеры» — Хиллс, Лондон, Баррет и Кольман. Английские механики поначалу сомневались, что щит в Москве вообще удастся запустить. Пробная сборка чудо-агрегата из гигантских деталей проводилась у Китайгородской стены, напротив Большого театра, на виду у всей Москвы. Бригадой из 15 «собирателей» руководил московский левша, механик Коломийцев, которому, к удивлению англичан, не потребовалось даже чертежей — они, как водится, прибыли позже, когда щит был уже почти готов. Эту махину так же быстро, как это делали в Лондоне, собрали и во второй раз, уже под землей — в отсутствие механизации, на голом энтузиазме. Весной 1934-го, когда под землей собирали первый советский щит и смены порой работали по горло в воде (в таком положении люди заводили снизу шурупы и накладки оболочки щита), наблюдавший за процессом мистер Баррет уже не удивлялся, приговаривал только: «Что за народ, что за народ».

    Технический консультант Метростроя американский инженер Джордж Морган перед пуском щита дал прогноз — в трудных московских условиях скорость щитовой проходки вряд ли превысит один метр в сутки. Но 11 сентября 1934 года английский щит поставил рекорд — 4,52 метра проходки. А американец признал: его расчеты в отношении грунта, самого щита, давления воздуха подтвердились. Он недооценил только человеческий материал.

    Строй дворцы, живи в бараках


    Среди 70 тысяч человек, строивших первую линию, «понаехавшими» были не только западные спецы, но и приезжие с национальных окраин — казахи, башкиры, татары и пр. Многие из них были малограмотными и вообще впервые попали в город. Жили «националы» отдельно, в калужском метрогородке и на станции Лось. К их баракам прикрепили «беседчиков», читчиков газет и педагогов, чтобы вели беседы и ликвидировали общую и политическую неграмотность. К концу строительства отчитались — все «националы» поголовно грамотны.

    Строившие подземные дворцы сами обитали в бараках. В 1933-м в комнаты на 5-7 человек вселяли по 10-12, не было никакой обстановки, даже кроватей — только деревянные топчаны, покрытые мешками. Лампочки на шнурах вместо люстр, газеты вместо занавесок на окнах. Не работали сушилки, развелись клопы. Только через год в барачных общежитиях появились железные кровати, зеркала, гардеробы.

    Подземные «ныряльщики»


    Зато кормили метростроевцев на убой. Лучше всех питались бригады, работавшие в кессонах, специальных камерах для проходки в водоносных грунтах под сжатым воздухом, с помощью которых только и удавалось одолеть московские плывуны. Кессонщикам ежедневно полагалось 300 г мяса, 1600 г рыбы, 60 г жиров, несколько стаканов молока. Но работа в кессонах считалась особой статьей. Недаром кессонщики-мостовики, строившие мосты на Волге и Днепре, запугивали рвавшуюся к незнакомому делу молодежь «заломаем» (так прозвали в московском метро кессонную болезнь): рассказывали, что в сжатом воздухе лопаются барабанные перепонки, что может «схватить за голову» и человек погибнет (все дело в проникающем в кровь, как и у ныряльщиков на большую глубину, газе, который скапливается в суставах, а при снижении давления начинает выходить наружу, вызывая сильную боль и ломоту, а порой приводя к параличу ног). И даже твердили, что работающих в кессоне ожидает «неспособность к половой жизни», так что начальникам Метростроя пришлось организовать успокоительные лекции на больную тему.

    Но «заломай» и вправду ломал многих. Когда английский щит успешно прошел под Неглинкой и уперся в мощные плывуны, давление в кессоне впервые пришлось поднять до 2,3 атмосферы. Тогда «заломай» вывел из строя половину кессонных бригад, причем многие оказались в больнице. И все же в кессонщики стремились даже девушки, нарвавшиеся на твердый отказ руководства: «Женщины в кессонах не работали и работать не будут. Запрещено законом» (назавтра они уже сидели в приемной Михаила Ивановича Калинина, но и он слабому полу отказал).

    Не меньшим экстримом были и работы в «московской Арктике» — так окрестили проходку в плывунах под искусственным замораживанием при 25-градусном морозе. Именно в таких условиях строили наклонные ходы для будущих эскалаторов. «Арктические» ЧП приходилось ликвидировать по пояс в ледяной воде.

    «Предупреждаю — эта работа опасна для жизни»


    Происшествий хватало. Причиной многих стала наша неопытность и непредусмотрительность, признавались первые метростроители. Когда в сентябре 1934-го случился пожар на 12-й шахте (он начался в кессоне перед английским щитом), ходили слухи, что под землей осталась целая смена. На самом деле погибли двое — инженер Чистяков и рабочий Хусаинов. Еще одной жертвой обернулось сооружение тоннеля под Кропоткинской площадью. 19 июля 1934 года котлован стал заливаться, из-за деформации грунтов лопнули коммуникации. Чтобы предотвратить неминуемую аварию 4-этажного дома, помощнику начальника участка инженеру Корелину пришлось срочно спускаться в водопроводный колодец и отключать магистраль. Но в колодце скопился углекислый газ, и он насмерть отравился.

    Другим ЧП не удалось нанести невосполнимого вреда строительству, зданиям или людям. Порой — просто чудом.

    В апреле 1934-го в котловане первого участка на Остоженке сдали сваи. Средние сваи котлована стали вдруг изгибаться, крайние — уходить внутрь. 350 рабочих немедленно подняли на поверхность. Но что дальше? «Чтобы спасти котлован, нужно 12 человек. Кто из крепильщиков спустится вниз? — спросил начальник участка. — Только предупреждаю, эта работа опасна для жизни».

    Спускаться вызвалась комсомольская бригада крепильщиков. Вместе с ними в котлован, стенки которого оседали на глазах, спустились и начальники. Добровольцы работали без перерыва 42 часа. Котлован был спасен

    Отрывки из книги «Как мы строили метро»


    О механизации на первой линии

    «В шахту бетон подавали в носилках — другого способа придумать не могли… На 9-й шахте бетон таскали ведрами… На 17-й через блок верхняка (рама крепления штольни. — »Неделя") перебрасывали веревку, на один конец привязывали ведро с бетоном, а другой — к поясу рабочего. Рабочие — чаще всего это были девушки — бегали по штольне и таким образом вытаскивали ведро наверх".

    Инженер Суворов о кессонной болезни

    «Рабочий день в кессоне — четыре часа. Но мне и моим товарищам приходилось задерживаться по восемь-десять без перерыва, особенно когда чувствовалась опасность выпуска плывуна в забое. Дома я применял обычные методы лечения — теплую ванну и электрогрелку. Но однажды мне пришлось находиться в кессоне английского щита около одиннадцати часов… Уже дома в ванне у меня началась сильная ломота в суставах ног, всей левой руки и плеча. Я едва доплелся до постели, так как у меня отнялись ноги…

    Инженер Тягнибеда о пожаре в кессоне

    »В 20-х числах сентября у нас появился мощный плывун. Давление воздуха в кессоне было поднято до 2,5 атмосферы. Температура дошла до 40 градусов, воздух сделался спертым. В трех шагах не видно было человека. Вода и песок шли сверху, обливая потоками грязи… Вдруг через час после ликвидации плывуна мне сообщают: пожар в кессоне! Картина была жуткая: свист воздуха, дым, копоть, крики рабочих. Мозг сверлила страшная мысль: сто человек в кессоне — как спасти их жизнь? Сообразил, что у нас есть запасный выход в шахту N 12-бис, быстро побежал к стволу, где встретил инженера Чистякова, и немедленно послал его через шахту N 12-бис выводить людей. В это самое время инженер Понтак, распоряжавшийся внутри кессона тушением пожара, увидел, что тушить бесполезно, и приказал людям выходить наверх. Благодаря инженерам Понтак и Чистякову, ставшему, к сожалению, жертвой пожара, все рабочие, за исключением одного рабочего-нацмена Хусаинова, который отбился от партии и погиб, были выведены наверх. Для тушения пожара было решено спустить давление с кессона. Другого выхода не было. На поверхности получилась громадная воронка — развалился небольшой дом. Но жертв больше не было".

    Источник: inedelya.ru


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире

    • 0
    • 29 марта 2010, 10:39
    • combat

    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2021