Сражение за Москву (часть II)
История и события

    Часть I. К началу войны Москва располагала бомбоубежищами вместимостью на 400 тыс. чел. К концу 1941 г., включая 23 км линий метро, в городе можно было укрыть от налетов 1,6 млн. чел. По данным Московского корпусного района ПВО за 6 месяцев войны в налетах на столицу участвовало более 7 тыс. самолетов противника, из них к городу прорвалось всего 229. Всего же, в Москве 141 раз объявлялась воздушная тревога. На город было сброшено 1610 фугасных и 110 тыс. зажигательных бомб. Показательно, что 687 фугасок упало на ложные объекты. Во время воздушных налетов пострадало 7,7 тыс. чел., 2196 — погибли. МПВО занималось и обучением населения. Тысячи и тысячи москвичей участвовали в тушении пожаров, обезвреживали зажигательные бомбы, помогали в эвакуации пострадавших. Среди них было значительное число женщин и подростков. Противовоздушная оборона Москвы на тот период была, пожалуй, лучшей в мире, хотя если бы не допущенные ещё в предвоенное время ошибки, потери германской авиации на подступах к городу могли бы быть выше.

    В начале ноября 1941 г. противоборствующим сторонам стало понятно, что самые решительные схватки у стен Москвы ещё впереди. Второе немецкое наступление на столицу началось 15–16 ноября 1941 г. Германские соединения к середине ноября смогли привести себя в порядок и несколько пополниться. Погода благоприятствовала гитлеровцам. Снегу было ещё мало, но почва уже достаточно промёрзла, чтобы по ней могли свободно передвигаться тяжёлые бронированные машины. Согласно плану группы армий «Центр» город предстояло окружить стальным кольцом, которое должно было замкнуться в районе Орехово-Зуева. Часть моторизованных соединений направлялось в сторону Ярославля и Рыбинска с целью прервать всякое снабжение города. Главное командование сухопутных войск издало директиву, в которой говорилось: «Фюрер вновь решил, что капитуляция Москвы не должна быть принята, даже если она будет предложена противником». Гитлер опасался, что здесь, как и в других городах, войскам будут угрожать мины замедленного действия и эпидемии. Поэтому он распорядился, что «ни один немецкий солдат не должен вступать в эти города. Всякий, кто попытается оставить город и пройти через наши позиции, должен быть обстрелян и отогнан обратно… И для других городов должно действовать правило, что до захвата их следует громить артиллерийским обстрелом и воздушными налетами, а население обращать в бегство…» Москву намечалось окружить, обстреливать, избавиться от её населения. В качестве крупного города её дальнейшее существование не планировалось.

    Первыми нанесли удар 4-я и 3-я танковые группы в направлении Солнечногорска и Клина. Они достаточно быстро добились крупного успеха. Причиной стал неудачный контрудар 16-й советской армии, проведённый здесь всего за несколько дней до начала нового немецкого наступления. Части Красной Армии лишь измотали себя в боях, но не нанесли существенного ущерба противнику. В результате немцы заняли Клин и Солнечногорск, вышли на Ленинградское шоссе. Но удачные действия в обороне советских войск в районе Тулы и контратаки 49-й армии Западного фронта препятствовали немецкому продвижению к Москве с юго-запада.

    Волнам германского напора на советскую столицу противостояла ярость в обороне бойцов Красной Армии. Пружина противостояния сжалась до предела. Мы, видимо, никогда не узнаем имён всех солдат и командиров РККА до конца исполнивших свой воинский долг, погибших, но задержавших врага. Но появлялись и символы героизма, о которых в считанные дни узнавала вся страна. Среди них подвиг партизанки Зои Космодемьянской, казненной гитлеровцами за поджог домов, где размещались солдаты противника, и, конечно, стойкость воинов 316-й дивизии генерала Панфилова на волоколамском направлении. В реальности их было не 28, как говорилось тогда в прессе. Вражеский натиск на небольшом участке сражений у разъезда Дубосеково сдерживали две роты 1075 полка этой дивизии во главе с политруками П.Б.Вихревым и В.Г.Клочковым. Командиры и многие бойцы, уничтожая немецкие танки, геройски погибли, часть солдат, к счастью, уцелела после боя. Пусть их было не 28, но важнее другое — страна узнала о реальных героях, их самоотверженности, благодаря которым Москва продолжала держаться. Вечная память о Зое Космодемьянской и героях-панфиловцах не может быть оскорблена или подвергнута пересмотру.

    В конце ноября 1941 г. германские генералы стали понимать, что их соединения явно начинают выдыхаться. Боеспособных резервов не было, многие запасные подразделения уже давно сражались на передовой. Но фон Бок упрямо рвался вперёд, невзирая даже на данные своей разведки о том, что русские сосредотачивают крупные соединения в своём ближайшем тылу и производят перегруппировку войск. Он, так же как и Гитлер, не верил, что десятки раз разбитая Красная Армия способна перейти в контрнаступление. Командующий группой армий «Центр» считал, что, в крайнем случае, исход сражения будет решён последним батальоном, брошенным в прорыв. Речь уже не шла об окружении столицы, немецкое командование стремилось во что бы то ни стало ворваться в город и тем самым решить судьбу всей войны. К Москве заранее направлялся гранит для строительства памятника в честь победы над СССР.

    Москва. Парад на Красной площади 7 ноября 1941 года

    В начале декабря ГА «Центр» достигла пределов своих возможностей, хотя отдельные её соединения и части продолжали атаки на советскую оборону. Чрезвычайно опасным было наступление немецких моторизованных частей в центре советского фронта в районе Апрелевки и Наро-Фоминска. Но в ходе боев 1–3 декабря войскам советской 33-й армии удалось не только локализовать прорыв, но и отбросить противника с большими для него потерями. К северо-западу от Москвы немцам на короткое время удалось достичь Красной Поляны, откуда они могли уже вести огонь из тяжёлых орудий по столице. Дабы предотвратить это, советское командование перебросило на этот участок дополнительные сухопутные силы и приказало нанести по германским позициям бомбово-штурмовой удар. После кровопролитных боёв враг оставил и этот район.

    Советское военное командование внимательно следило за складывающейся под Москвой ситуацией. В конце ноября в тыловом районе, за позициями Западного и Брянского фронтов, были сосредоточены свежие дивизии, прибывшие с Дальнего Востока, Сибири и Урала. На их основе были сформированы 1-я ударная, 26, 10, 61-я армии, готовые в любой момент по приказу Ставки перейти в наступление. Часть прибывающих сил вступала в бой прямо с колёс и теснила выдвинутые вперёд немецкие части. Жуков и его штаб видели, что противник выдохся и отходит при первом сильном нажиме со стороны сил Красной Армии. Теперь главное было не упустить момента для перехода в контрнаступление.

    План советского руководства по разгрому врага вырабатывался в самое кратчайшее время в конце ноября — начале декабря 1941 г. 29 ноября командующий Западным фронтом, доложив обстановку Верховному Главнокомандующему, попросил его отдать приказ о начале контрнаступления. Свое предложение Жуков обосновал так: «Противник истощён. Но если мы сейчас не ликвидируем опасные вражеские вклинения, немцы смогут подкрепить свои войска в районе Москвы крупными резервами… и тогда положение может серьёзно осложниться». Рассмотрев это предложение, Ставка довела до командующих фронтами общие задачи предстоящего контрнаступления. Что же представлял из себя его план? По существу, для доклада Сталину были подготовлены всего одна карта, на которой красным карандашом были изображены полосы наступления, и объяснительная записка к ней. Замысел контрнаступления не предусматривал глубокой операции. Жуков намеревался разгромить передовые части противника и отбросить на несколько десятков километров от Москвы. В действительности всё произошло совершенно иначе.

    Не успели ещё части 3-й танковой группы и 4-й германской армии привести себя в порядок после неудачных наступательных действий в первых числах декабря, как советские Западный и Калининский фронты перешли от контратак к широкому контрнаступлению. 5 и 6 декабря войска Калининского и Западного фронта, 7 декабря — Брянского фронта подобно нарастающей лавине двинулись вперёд. История знает мало примеров, когда контрнаступление начинала та сторона, которая располагала меньшими силами, чем наседающий на неё враг. ГА «Центр» превосходила советские войска в личном составе в 1,5 раза, в артиллерии — в 1,8, танках — в 1,5 раза и только в самолётах уступала им в 1,6 раза. Но советские командование учитывало не только соотношения сил, но и другие факторы: измотанность немецких войск, их неготовность к ведению войны в суровых зимних условиях и высокий моральный дух советских воинов. Стоит отметить удачно выбранный момент начала контрнаступления — возможность продвигаться вперед ГА «Центр» к 5 декабря уже исчерпала, но зарыться в землю и создать прочную оборону германские войска ещё не успели. По большому счету, о стратегической обороне немецкие генералы пока даже не думали.

    Москва. 1941 год. Жители столицы строят баррикады

    Успехам советских войск под Москвой значительное содействие оказали наступательные операции Красной Армии на других участках советско-германского фронта, и, прежде всего, под Ростовом-на-Дону и Тихвином. К моменту начала контрнаступления от стен столицы на этих направлениях были достигнуты крупные результаты. Удары на северном и южном флангах не только сорвали вражеские замыслы задушить Ленинград в кольце блокады и прорваться к кавказской нефти, но и не дали возможность командованию вермахта оказать немедленное содействие ГА «Центр».

    В декабрьские дни 1941 г. красноармейцы часто шли в атаку без привычной для немцев артиллерийской подготовки, что усиливало эффект внезапности советского удара. Но многие подразделения залегали вблизи немецких укреплённых пунктов и овладевали ими только после жестоких кровопролитных боев. Чтобы избежать ненужных потерь и быстрее продвигаться вперед, Генеральный штаб РККА 8 декабря, а затем командующий Западным фронтом Жуков 9 декабря отдали распоряжения не брать населённые пункты штурмом, а обходить их, оставляя позади себя заслон. Эта тактика возымела действие; её результатом стали прорывы советских соединений в германский тыл, паника среди немецких солдат и даже генералов. Некоторые из них стали вспоминать судьбу армии Наполеона в 1812 г. Генерал Гёпнер (командующий 4-й танковой группой вермахта) докладывал, что боевые силы его соединения быстро тают, необходим быстрый отход. Подобные донесения поступали и от других германских командующих. Фюрер был взбешён. Со своих постов были сняты многие опытные полководцы: ушли в отставку не только Гёпнер, но и Гудериан, Штраус (командующий 9-й армией), и, наконец, сам командующий группой армий «Центр» фон Бок. Последний передал свои полномочия фельдмаршалу Г. фон Клюге.

    И, напротив, зажглись звёзды таких советских полководцев, как генералы Жуков, Рокоссовский, Конев, Белов, Болдин, Ефремов, Говоров, и других. Они действовали смело и решительно. Так, командующий 16-й армией Рокоссовский, встретив сопротивление противника на истринском рубеже, не стал штурмовать его в лоб, а совершил своими силами грамотный фланговый маневр. Немцы оказались в полукольце и были вынуждены отступить. По пути они бросали вооружение и технику. На южном фланге ГА «Центр» еще 9 декабря части Красной Армии освободили Елец, а 12 декабря войска Юго-Западного фронта (13-я армия и оперативная группа Костенко) смогли частично окружить елецкую группировку врага. 15 декабря был взят Клин. Его освобождение решило судьбу Калинина. 16 декабря в этот город вошли войска генерала И.Конева.

    Тогда же, 16 декабря 1941 г., Гитлер отдал приказ, запрещавший проведение крупных отступательных операций, известный также под названием «держаться». Он требовал фанатически упорного сопротивления Красной Армии. Одновременно приказом предусматривалось переброска на фронт с Запада маршевых батальонов. Но это решение фюрера не могло сразу повлиять на ситуацию и ликвидировать кризис ГА «Центр».

    Именно в это время британский министр иностранных дел А. Иден, прибывший в Москву на переговоры со Сталиным, совершил ознакомительный визит на один из участков советско-германского фронта. Советские офицеры показали ему огромные колонны брошенных немцами автомашин и танков. Англичанин был удивлён и поражён масштабами германского разгрома. Никогда раньше немцы не терпели столь очевидного и сокрушительного поражения. Безусловно, личные впечатления Идена от всего увиденного под Москвой оказали большое влияние на выработку правительством Великобританией своей дальнейшей политики военной помощи Советскому Союзу.

    Площадь Свердлова в 1941 году

    Наступившие сильные холода стали неприятным «сюрпризом» для немецкого командования. После войны бывшие генералы вермахта даже оправдывали свои поражения зимой 1941-42 гг. «генералом морозом». Трудно поверить, чтобы высшие германские офицеры до нападения на СССР не знали особенности российского климата. Другое дело, как подготовиться к суровым погодным условиям. Приказ фон Бока снабдить войска всем необходимым для ведения войны зимой и сделать все возможное, «чтобы наступление началось и успешно завершилось даже при тяжелейших погодных и дорожных условиях», отданный ещё 3 сентября 1941 г. до конца исполнен не был. В отсутствии необходимого количества тёплых вещей, очевидно, виноваты и германские надежды взять Москву ещё до наступления холодов. Напротив, Красная Армия была хорошо обута и одета, новые танки приспособлены к действиям зимой. Но данный факт явился следствием больших организационных мероприятий, огромного напряжения тружеников тыла, что признается одним из главных слагаемых победы. Так что не «генерал мороз», а единство фронта и тыла СССР поставили противоборствующие силы в такое положение в конце 1941 г. Жалобы немецких генералов на холода, обморожения солдат, выход из строя техники, какие присутствовали, в частности, в телеграмме командующего 2-й немецкой армии,— есть, по сути, запоздалая констатация предыдущих просчётов как верховного командования Германии, так и самих фронтовых военачальников. «Условия погоды,— отмечалось штабом 2-й армии,— бьют также и по русским, но по ним они бьют не так сильно, как по нам, так как русские более подвижны в зимних условиях…». Те же германские офицеры делали банальные «открытия» подобного рода: «Немцы не имеют хорошего зимнего обмундирования, а русские солдаты, у которых условия расквартирования значительно хуже, лучше переносят холода…». Относительно подвижности советских войск на тот период немцы были правы. В частности, в Красной Армии в широких масштабах началось тогда формирование отдельных лыжных батальонов, приданных различным фронтовым соединениям. Их подготовленные бойцы могли совершать многокилометровые марши, обходя заслоны противника и нападая на него с тылу.

    В конце декабря — начале января Красная Армия продолжала наращивать удары по противнику. Западный, Калининский и Юго-Западный фронты оставили позади линию, с которой войска ГА «Центр» начали своё ноябрьское наступление на Москву, и продвигались дальше на запад. Столь быстрое советское наступление грозило крахом всего фронта группы армий. Чтобы предотвратить катастрофу, немецким командованием было принято решение готовить новые тыловые рубежи. При строительстве укреплений (причем на самых тяжелых работах) намечалось широко использовать местное население. Так, в приказе по 9-й германской армии подчёркивалось, что «впереди позиций на глубину до 20 км необходимо подготовить создание «полной пустыни». В этой зоне русские не должны найти ни одного жилого дома, ни одного сарая, ни одного пучка соломы, ни одного домашнего животного и ни одной картофелины. Для этого в более поздний период должны быть сожжены все поселения до последней избы…». Отметим, что этот приказ подготовлен офицерами вермахта. Их отношение к мирному населению, по сути, было нисколько не лучшим, чем у эсэсовцев. Сам Гитлер 21 декабря предписывал фон Клюге: «…Территория, с которой наши войска будут вынуждены отступить, должна попасть в руки противника непригодной для использования. Каждый населённый пункт должен быть сожжён и разрушен…». Тысячи советских людей были обречены на голод и холод, грозившие быстрой смертью.

    7 января контрнаступление под Москвой переросло в общее наступление на всём советско-германском фронте. Жуков был против решения Ставки о переходе к активным боевым действиям не только под Москвой, но и на флангах советско-германского фронта. Он предлагал Сталину вначале завершить наступление против группы армий «Центр», а на остальных участках занять пока прочную оборону. Но на совещании в Кремле по поводу дальнейших планов Красной Армии в 1942 г. Жуков оказался в меньшинстве. Ему пришлось смириться с выводом из состава своего Западного фронта 1-й ударной армии, которая была переброшена в район Демянска. Соответственно, войска Жукова оказались ослаблены. Мощь их ударов постепенно теряла свою силу. Дело осложнялось ещё и тем, что советское командование, переоценив результаты своих успехов, решило сходу провести гигантскую операцию по окружению и разгрому всей группы армий «Центр». Выполняя директивы Ставки ВГК, Калининский, левое крыло Западного и правое крыло Брянского фронтов развернули наступление на ржевском, юхновском, сухиническом направлениях, стремясь замкнуть кольцо по линии Ржев — Вязьма. Операция получила название Ржевско-Вяземской. Для содействия продвижению ударных советских соединений в тыл врага в район Вязьмы и Дорогобужа выбрасывались крупные десантные части из состава 4-го воздушно-десантного корпуса.

    В середине января 1942 г. многим советским генералам казалось, что ещё одно небольшое усилие, и враг не выдержит смелого напора, дрогнет и побежит. Его паника будет означать и его окончательную гибель. Советские соединения, направляемые в глубокий прорыв по тылам противника, должны были захватить ключевые пункты ещё до того, как немцы смогут организовать их крепкую оборону. Севернее Ржева устремились вперед 29-я и 39-я армии Калининского фронта, на центральном участке Западного фронта успешно наступали к Вязьме 33-я армия генерала Ефремова и гвардейский кавалерийский корпус генерала Белова.

    Военный патруль на Красной площади, зима 1941 года

    Однако одного желания разгромить группу армий «Центр» было ещё мало. Советскому командованию явно не хватало людских резервов и материальных средств, чтобы завершить окружение противника. Плохо пока обстояло дело с подвозом вооружения, поступлением на фронт новой техники, её ремонтом, что не замедлило сказаться на темпах советского продвижения вперёд. Заводы военной промышленности, эвакуированные на восток, только начинали разворачивать свои мощности. Низкий уровень производства боеприпасов вёл к тому, что артиллерийская поддержка советских частей была недостаточной. «Вероятно, трудно поверить,— вспоминал Г. К. Жуков,— что нам приходилось устанавливать норму расхода боеприпасов 1–2 выстрела на орудие в сутки. И это, заметьте, в период наступления!». С развитием советского наступления появились и перебои с продовольствием, что сказывалось на физическом состоянии военнослужащих РККА.

    В то же время немцы стали получать из Западной Европы, и прежде всего из Германии и Франции крупные подкрепления. Свежие германские части стали вводиться в бой как раз в тот момент, когда последовал долгожданный приказ Гитлера от 15 января 1942 г. на отход основной части группы армий «Центр» на заранее подготовленные тыловые позиции. На отдельных участках германское отступление сопровождалось сильными контрударами по флангам прорвавшихся вперёд советских соединений, и они сами оказались отрезанными от главных сил. Судьба их была незавидной. 90% личного состава лишилась 29-я армия Калининского фронта; оказалась в глубоком окружении и практически погибла в апреле 1942 г. юго-восточнее Вязьмы 33-я армия Западного фронта. Ее командующий генерал Ефремов до конца оставался со своими подчиненными и, будучи раненым, предпочел смерть вражескому плену.

    В различных публикациях и средствах массовой информации не раз поднимался вопрос, какова степень ответственности за гибель ударной группы 33-й армии вышестоящего командования и лично генерала Жукова. Действительно, именно он отдал приказ Ефремову наступать на Вязьму и не обеспечил должным образом его фланговое прикрытие. Но, во-первых, у Жукова просто не было достаточных сил и средств, чтобы обеспечить поддержку прорвавшимся вперед соединениям Красной Армии. Желание взять скорее Вязьму в полной мере присутствовало и у генерала Ефремова. Исходя из документов советской стороны, можно сказать, что виноваты были все: и командование 33-й армии, и штаб Западного фронта, и Ставка ВГК, не сумевшие вовремя разгадать грозящую советским войскам опасность. Однако мы не должны забывать и о мероприятиях германского командования, поставившего тогда своей целью во что бы то ни стало отрезать и уничтожить прорвавшиеся в немецкий тыл советские соединения. Советские расчёты на то, что враг обескровлен и деморализован, оказались ошибочными. Гитлеровцы сумели не только выдержать советский натиск, но на многих участках вновь перехватили инициативу и провели ряд успешных контрударов.

    В феврале-апреле 1942 г. войска Западного фронта предприняли яростные попытки прорваться к окруженной группе генерала Ефремова. Жестокие бои развернулись на узком участке фронта, в районе впадения р.Воря в р.Угра. Здесь в марте 1942 г. образовался плацдарм на западном берегу р.Угра, между деревнями Красная Горка и Большое Устье, с которого части 43-й армии генерал-майора К.Д.Голубева долго, но в основном безуспешно атаковали укрепленные позиции немцев. Потери 43-й армии были значительны — до 5 000 чел. убитыми. Но эти жертвы оказались напрасными.

    Однако в целом теперь, к апрелю 1942 г., немецким солдатам и генералам противостоял уже совершенно другой противник, далеко не тот, что был в начале войны. Победа в битве под Москвой воодушевила советских бойцов. Они видели, что враг силён, но все же его можно бить, причем его же оружием — смелым и решительным наступлением. За период с декабря 1941 по апрель 1942 г. советские части отбросили противника от стен столицы на 150–350 км, поставили командование группы армий «Центр» перед необходимостью держать широкий фронт обороны, уязвимый во многих местах.

    Битва под Москвой продолжалась в общей сложности 203 дней и ночей на огромном пространстве, равном примерно территории Франции. С обеих сторон в ней было задействовано около 7 млн человек. Общие безвозвратные потери советских войск в сражениях на ближних и дальних подступах к столице составили 926 тыс. человек. Немцам также был нанесен значительный урон — 615 тыс. человек убитыми, пропавшими без вести и ранеными. Никогда до этого вермахт не терял стольких людей, уже имевших за плечами богатый опыт войны. Полноценной замены им у Германии не было. Поэтому широко разрекламированное ставкой Гитлера новое весеннее наступление на Восточном фронте в 1942 г. так и не состоялось. Гитлер пришёл к выводу, что после того, как германские войска приведут себя в порядок, возможно, будет осуществить удар только на одном стратегическом направлении — южном. Для продолжения войны Германии срочно требовалась нефть Кавказа и пшеница Ставрополья и Кубани. Взять Москву — стратегическую цель всей кампании — оказалось Гитлеру не по силам.

    Битва под Москвой имела огромные последствия для дальнейшего хода как Великой Отечественной, так и всей второй мировой войны. Решающим моментом стал тот факт, что Германии не удалось осуществить свой блицкриг. Важнейший в экономическом отношении центральный регион Европейской России остался в советских руках. Это, в свою очередь, дало возможность осуществить мобилизацию ресурсов для продолжения войны. СССР выиграл время для усиления в восточных районах страны своей военно-промышленной базы. Тысячи предприятий, эвакуированных с Украины, Белоруссии, из западных областей России на восток, к началу 1942 г. стали заново вводиться в строй. За Волгой продолжали формироваться новые мощные соединения Красной Армии, оснащённые последними образцами вооружения и техники. Большинство советских людей окончательно уверились в том, что враг не сможет поставить их на колени и борьба еще только начинается.

    Пулеметное отделение Лебедева А. на огневой позиции на подступах к Москве, Западный фронт 1941 год

    Переход советских войск в наступление зимой 1941-42 гг. разрушил существовавший во многих странах миф о непобедимости нацистской Германии. Правящие круги Японии, а также Турции заняли более осторожную позицию в отношении возможного нападения на СССР. В оккупированных вермахтом европейских государствах — Франции, Югославии, Греции, Польше и других активизировались движение Сопротивления и партизанская война. Значительно изменилось отношение Великобритании и США к тем усилиям, которые прикладывал Советский Союз, сражаясь с агрессором.

    7 декабря 1941 г., спустя два дня после начала советского контрнаступления под Москвой, в войну вступили Соединенные Штаты Америки. Эта страна, обладавшая мощнейшим промышленным потенциалом и значительными людскими ресурсами, становилась теперь реальным союзником Советского Союза. 1 января 1942 г. представители СССР, США, Великобритании, Канады и других стран подписали в Вашингтоне Декларацию 26 государств, где заявили о решимости одержать полную победу над странами «оси» — Германией, Японией и Италией. Теперь, в начале 1942 г., несмотря на развернувшиеся кровопролитные сражения в бассейне Тихого океана, важной задачей англо-американского командования стала подготовка к открытию второго фронта в Европе. Боевые действия Красной Армии на советско-германском фронте играли в этой подготовке ключевую роль, поскольку не просто оттягивали большую часть немецких сил с Запада, но и перемалывали их в гигантской мясорубке.

    Многие современные отечественные историки считают битву под Москвой началом коренного перелома в Великой Отечественной войне. Противнику был нанесён удар такой силы, который заставил его вначале отступить, а затем перейти к стратегической обороне. Крах блицкрига одновременно означал и переход вермахта к затяжной войне, к которой Германия ни политически, ни экономически, ни морально не была готова. Остается фактом, что летом 1942 г. немецкие войска сумели вновь нанести Красной Армии ряд тяжёлых поражений на различных участках: под Ленинградом, Харьковом, в Крыму, на подступах к Сталинграду. Но Советский Союз располагал к тому времени достаточными резервами, чтобы сдержать врага и окончательно повернуть чашу весов в свою пользу. Перелом в войне прошел через ряд стадий, первой из которых была победа под Москвой.
    Источник: oknatass.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 22 сентября 2011, 09:51
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2017