Дневник унтер-офицера группы армий «Центр»
Память История и события

    Недавно, будучи на Новодевичьем кладбище, подошел к могиле Зои Космодемьянской. Я и раньше бывал на этой аллее, где в основном похоронены участники Отечественной войны. Но впервые обратил внимание на два обелиска, стоящие рядышком с фигурой отважной партизанки. Слева – памятник Вите Худякову – юному харьковчанину, замученному в гестапо. Справа – скромный обелиск с портретом юноши в красноармейской ушанке и поблекшими от времени буквами. Но можно разобрать, что здесь покоится капитан Красной армии, член ВКП (б), орденоносец Владимир Григорьевич Шейнцвит. Родился в 1923 году (ровесник Зои), похоронен в 1943-м. Единственный сын. Захотелось узнать о молодых людях подробнее. Написал в Харьков, в Совет ветеранов. Увы, ответа не получил. Из Центрального архива Минобороны РФ, что в подмосковном Подольске, ответили: да, у нас хранятся документы о капитане Шейнцвите. Главное управление кадров Минобороны разрешило выдать личное дело, справки командования, протоколы опросов (так было принято – именно опросов, а не допросов) пленных, которые вел Володя, записи о его деятельности в качестве автора и диктора передач на МГУ – мощной громкоговорящей установке.

    Из автобиографии, написанной Шейнцвитом на фронте в ноябре 1942 года, я узнал, что он родился в 1923 году в Берлине. И вместе с родителями – работниками советского торгпредства – прожил в Германии почти 13 лет. В 1937 году семья вернулась в Москву; Володя окончил школу, поступил на биофак МГУ.

    В первые дни войны записался в студенческий батальон, оттуда добровольцем в действующую армию. В совершенстве владеющего немецким, его направили на Калининский фронт, в политотдел Четвертой ударной армии, в отделение, занимавшееся работой среди войск и населения противника. До населения – тысячи километров, а германские позиции вот они, в 400-500 метрах от наших. Володя Шейнцвит выдвигался со своей установкой еще ближе. В одном донесении я прочитал: вел передачу в 30-40 метрах от немецких окопов.

    Политрук Шейнцвит опрашивает пленного солдата 6-й роты 2-го батальона 257-го пехотного полка 83-й пехотной дивизии Вильгельма Штрайха. Ему 31 год, в вермахте с февраля 1940-го, воевал в Голландии, Бельгии, Франции. С января 1942 года на Восточном фронте, под Великими Луками и на Смоленщине. Явно напуган, охотно отвечает на вопросы. Подтвердил, что на них произвели большое впечатление листовки, звуковые передачи, в которых рассказывалось о судьбе конкретных солдат, попавших в плен, о положении Германии по письмам конкретных лиц.

    Возникла дерзкая идея: пусть Штрайх обратится к своим однополчанам. И не в записи, а, так сказать, в прямом эфире. Будет лежать в окопчике рядом с Шейнцвитом и станет разговаривать с теми, кого он знает и кто знает его. Идея понравилась, но Владимира, полагаю, предупредили: под твою личную ответственность, черт его знает, что ему взбредет в голову в последний момент.

    Поздним вечером, когда стало относительно тихо, над немецкими позициями на окраине смоленского городка Велиж раздался голос, уже знакомый многим немцам, оказавшимся здесь. На безукоризненном немецком диктор произнес: «Солдаты 257-го пехотного полка! С вами сейчас будет говорить ваш однополчанин Вильгельм Штрайх!» Стало совсем тихо. Штрайх рассказал, что в советском плену не так страшно, как это расписывали офицеры из роты пропаганды, что его накормили, перевязали царапины, конечно, допросили, но не били, не издевались. Отправят ли его в Сибирь, чего все так боятся, он не знает. Но плен, считает Вильгельм, – единственная возможность вернуться домой живым.

    Эксперимент с выступлением пленного в прямом эфире признали эффективным. Об этом свидетельствовали и пока немногочисленные пленные – сдавшиеся добровольно и взятые в бою.

    В один из дней Шейнцвиту принесли дневник, найденный в блиндаже, откуда вышибли немцев. Звание и фамилия автора не указывались, но, судя по записи, принадлежал он унтер-офицеру того самого 257-го пехотного полка 83-пехотной дивизии.

    Вообще-то ведение дневников и в Красной армии, и в вермахте запрещалось. Но их заводили, как правило, высшие офицеры. О дневниках рядовых слышал очень редко. Записи вели, в частности, многие немецкие военачальники, включая фельдмаршалов. В официальных бумагах было немало лукавства. А личному дневнику доверяли свое выстраданное, зная, что, кроме самого автора, никто это не прочтет. Ан нет, прочитали…

    Вот и дневник неизвестного унтер-офицера, погибшего на смоленской земле летом 1942 года, прочитал офицер 4-й ударной армии Калининского фронта Владимир Шейнцвит. Прочитал и понял, почувствовал, как прозревают солдаты и сам унтер-офицер. Происходит это мучительно трудно, медленно. Прочитал Володя и перевел. Наверное, какие-то фрагменты из дневника использовались в листовках и звуковых передачах. Дневник бережно хранился в Центральном архиве Минобороны без малого семь десятилетий.

    Хроника осмысления


    Выдержки из дневника унтер-офицера, захваченного при разгроме немецкого гарнизона в деревне Козодево.

    • 1 января 1942 г. Готовимся к погрузке. Ужас сколько разного барахла. Одних саней только 3775 штук. Сани – значит в Россию.

    • 2 января. Отъезд. Майор Гилль с нами. Переезжаем через Руан. Это во Франции. Большие потери под Москвой вынуждают германское командование перебрасывать резервы через всю Европу.

    • 5 января. Польский ландшафт. Кутно. Дома без заборов. Варшава, разрушения. Данцигский вокзал. Дуемся в карты.

    • 8 января. Полька забирает у нас белье для стирки. Кроме нее никто не хочет стирать на нас, говорит она. Женщина в лагере.

    • 14 января. Лыжи… лыжи… лыжи. Сам майор с нами занимается. Близится Россия.

    • 18 января. Приезд в Полоцк. Марш 25 километров. Прибываем в Витебск. Город разрушен. Жители и дети в лохмотьях. Идем в казармы. Идет строительство, строят солдатский клуб. Для русских имеется театр.

    • 19 января. Кто-то поджег солдатский клуб.

    • 20 января. 1-й батальон выступает в направлении Велиж. Это как раз к позициям 4-й ударной армии на Смоленщине.

    • 21 января. Ужасный мороз. Женщины с мольбой просят хлеба. Прокладываем связь.

    • 24 января. Из Суража в Беляево. 30 километров? Идем на лыжах… Все больше и больше обмороженных товарищей. Я обморозил себе пальцы ног и не могу идти. Кушать нечего.

    • 26 января. Русские бомбили и сбрасывали листовки. Тревога. Пожары.

    • 28 января. В 7 часов тревога. Погиб Фриц. Товарищи говорят о смерти. Бдительность, бдительность… Готовность к бою. Говорят, что в 7 километрах стычки с врагом. Плохое настроение. Нас кто-то обстреливает. Погиб лейтенант Куммер, Мюллер тоже. Я достаю коньяк и одеяло для светомаскировки. Один из батальона говорит по-русски. Русская хозяйка разговорчива. Ее дочь изучает медицину в Ленинграде… На передаточном пункте ужасно много обмороженных. Ночью вдруг возвращаются 7-я и 8-я роты и капитан Ойлини. Ровно в полночь возвращается штаб полка и полковник. Перестрелка.

    • 29 января. Дежурю у рации. Положение очень серьезное, но не безнадежное. Русские нас окружили. Написал прощальное письмо. Интересно, дошло оно?

    • 2 февраля. Ужасный обстрел… Товарищи 25 часов без передышки вели бой. Лейтенант Даус и унтер-офицер Шлифер сошли с ума. Скоро весь взвод сойдет с ума.

    • 3 февраля. Клаус Штразе подсчитал, что у нас 56% потерь. Наш дом находится под огнем. Выход из дома завален. Проламываем стену. Рядом 13-летняя девушка и 23-летняя женщина. Они говорят по-немецки. Соседей расстреливаем. Вот так буднично, без эмоций, как «тянем провода» или «обморозил пальцы ног». Знают немецкий? Значит, русские шпионы. Ни на одном допросе в этом не признался бы. А дневнику доверился.

    • 4 февраля. Героди и обер-лейтенант Штице погибли. Штирдау погиб. В пулеметной роте почти все погибли.

    • 5 февраля. Ландесшютцен Майер расстрелян за то, что покинул свой пост. Мы взяли пленных. Они думают, что их расстреляют. Мысли о доме. Враг опять ворвался в город. Мы бросаем ударную группу на врага, и его удалось оттеснить. На перекрестке улиц лежат убитые товарищи.

    • 9 февраля. Уже 14 дней не мылись и не брились. Фу ты, черт, снаряд разбил дом рядом. Говорят, что к нам идет подкрепление. С воздуха нам бросают боеприпасы и продовольствие. Ландесшютцен убегает.

    • 11 февраля. Наше подкрепление подошло на 25 километров. По-видимому, они послезавтра будут здесь… Большинство из нас награждены железными крестами. Беккер делает ироническое замечание по этому поводу. Я его серьезно одергиваю. Оказывается, автор убежденный нацист. В другом месте грозится доложить в штаб о таких настроениях.

    • 14 февраля. Русские танки наступают в районе 7-й роты. Иогриф погиб. Сбросили ящики с железными крестами… Голод.

    • 23 февраля. День Красной армии. В честь этого мы обстреливаем русских из наших тяжелых орудий.

    • 25 февраля. Сидим под печкой и ждем артнаступления русских. Прямое попадание русской артиллерии в штаб роты Вильмерса. 7 убитых, двое ранены. Убиты лейтенант Мюллер и фельдфебель Мюллер.

    • 26 февраля. Русские подбили 9 наших танков. Опять прямое попадание в штаб. Убиты Мюллер 3-й и Мюллер 4-й, а также фельдфебель Мюллер. Русский снайпер убил Францеля прямо через амбразуру в голову. Черный юмор насчет порядковых номеров Мюллеров.

    • 21 марта. Русская передача из рупора. Вебер приказал «ответить» огнем. В эту ночь на звуковке работал Володя.

    • 27 марта. Слушаем русские и украинские песни о покинутых девушках.

    • 29 марта. Вечером русские опять говорят по немецки. Чисто. Чисто – значит Шейнцвит.

    • 1 апреля. Получили почту. Русские стреляли из какой-то новой ужасной пушки. Непонятно, что это за пушка. Много домов сразу загорелось. А возможно, много пушек? Что-то одновременно покрыта большая площадь. Много убитых.

    • 2 апреля. Утром с Адольфом разговор о русской передаче. Петер о чем-то спорит. Ночью опять русская передача. Неясно, о чем разговор и о чем спорят. Но слушают!

    • 8 апреля. Русские обстреливают нас из леска. Вечером через реку передача русских.

    • 10 апреля. Учеба: как бороться с танками.

    • 12 апреля. Русская передача через реку. Они рассказывают о правде в России. Неужели это правда? Кто его знает.

    • 20 апреля. Весенняя погода. День рождения фюрера. Майор выступает с речью. Послали врача к русским военнопленным. Наши заболели сыпным тифом.

    • 21 апреля. Сожгли у русских 25 домов. Еще подожгли у русских 30 домов.

    • 22 апреля. Русские нас сильно обстреляли. Получили почту. Говорят, что ночью получили известие от Вильгельма Штрайха. Говорят, что он выступал по радио. Неужто он жив? Ходит об этом много разговоров.

    • 30 апреля. Ночью пропагандистская радиостанция русских. Музыка напоминает дом. Черт возьми, и так тоскливо.

    • 4 мая. Бесконечный обстрел. Опять поет сталинский орган. Наступление танков на севере. Русская передача.

    • 7 мая. Сначала тяжелый обстрел, а потом опять русская передача… Ночью беседовал с Нильсоном и Плейтоном. Беседовали об утренних приветствиях. Они говорят, что это не защита родины, а просто убийство. И я им сделал строгое замечание.

    • 8 мая. Опять обстрел. Нильс много болтает о передаче. Он что-то пишет в своем дневнике. А мне говорит, чтобы я не совался туда, где я этого не понимаю. Надо будет об этом доложить.

    • 13 мая. Русская радиопередача.

    • 23 мая. Дождь. Беседовал с Оттен на тему: переход в плен и солдатский долг. Интересно, что он скажет. Русская радиопередача.

    • 24 мая. Вечером русская радиопередача.

    • 31 мая. Ночной марш в Беляево… В половине домов жителей нет. Они ушли в партизаны. Зачем?

    • 3 июня. Эрвин Зимерс получил отпуск. Богослужение. Будь он проклят, этот католический поп.

    • 12 июня. Марш. Идем по дороге.

    Это был его последний марш по советской земле.

    По лаконичным записям видно, как под огнем «Катюш» и голосом из «звуковки» задумывался, прозревал германский солдат.
    По материалам: sovsekretno.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире


    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2020