Рассказ американского безработного («Правда» от 21 ноября 1938 года)
Память История и события

    Случайный попутчик в вагоне рассказывает своему соседу:

    «Родился и вырос я на ферме. На наших двенадцати акрах в штате Вермонт зерновые давали скудный урожай. Содержали две—три коровы, молоко продавали тресту, овощи возили в город. Дом — бревенчатая изба — освещался керосином, красотой не блистал. Жили мы бедно, и кругом были все такие же как мы, бедняки. Оглядываясь назад, однако, могу сказать, что по сравнению с дальнейшими этапами моей жизни мне на ферме жилось вольготно и сытно.

    Пришло время, и мне, как старшему сыну, пришлось покинуть родной очаг: подрастают братья, земли для всех нехватает. Пошел бродить по свету. За десять лет много кое-чего испытал. Исколесил немало штатов. Побывал в на дальнем западе, и на востоке. Работал у разных хозяев. И как-то так выходило почти все время, что под руками у меня громадные богатства, соприкасаюсь я с роскошью и с красивой жизнью, а самому тесно, живу впроголодь, неуютно. Не странно ли это?

    По роду занятий я — человек многосторонний. Таких, впрочем, тысячи. Я и механик, и по столярному делу кое-что смыслю, и электричество могу провести, и автомобиль починить. Садоводство и огородничество мне знакомо с детства. Казалось бы, при таком обилии специальностей можно человеку прожить по-человечески, особенно если он не семейный? А теперь судите сами.

    После увольнения со станкостроительного завода, где я работал учеником, я попал помощником дворника в один из больших домов Приречной авеню в Нью-Йорке. Аппартаменты — роскошные. Ни за одну квартиру не платят меньше десяти тысяч долларов в год. Зайдешь починить провод или помочь передвинуть мебель — глаза разбегаются. Ковры — толщиной в палец, пушистые узоры на них яркие, мебель сияет, кругом серебро, золото, шелк на стенах, картины. Угловая комната сплошь застеклена и превращена в оранжерею. На дворе зима, а тут чудесные цветы, журчит фонтанчик. От одного запаха опьянеешь.

    Спустишься к себе — и поразишься, как будто впервые видишь свое жилище. Жил я во втором подвальном, где котлы. Чтобы пройти ко мне, нужно было выйти на задний двор, спуститься по нескольким ступенькам в полуподвал, оттуда по отвесной почти лестнице в «катакомбы»: здесь для меня отведен был угол, без окон, без вентиляции, душный, угарный, пыльный. Жил я как крот, а не как человек. Работа — чистка лестниц небоскреба и уборка двора — каторжная, а платили гроши: получаю, мол, даровую квартиру. А сколько таких помощников дворника в небоскребах Нью-Йорка!

    Стало мне невмоготу, пошел искать счастья в Чикаго. Попал посыльным в универсальный магазин. Работа нелегкая. Нас был целый отряд. Полдня мы выгружали товары из вагонов, разносили их по этажам, передвигали ящики, пакеты, мебель: другую половину дня мы развозили товары покупателям на дом. Платили за это двенадцать долларов в неделю. На эти деньги можно было жить в тесной комнатушке — час езды от магазина — питаться самой дешевой, нездоровой пищей… А зайдешь в магазин — что за костюмы, какой подбор всяческих товаров! В пищевом отделении — двадцать сортов колбасы, канадская ветчина, русская икра, горные форели. Громадные прилавки ломятся под тяжестью вкуснейшей соленой рыбы, зелени, фруктов. Тут же и ресторан. Бывало, зайдет невзрачный на вид человек, небрежно закажет себе всякой одежды долларов на триста, потом в ресторане съест бифштекс ценой в два с половиной доллара.

    После этого я оказался огородником на пригородной вилле. В мои обязанности входило снабжать комнаты цветами, а кухню — овощами и фруктами из собственного сада и огорода. Таким образом, я часто заходил в комнаты и имел возможность наблюдать жизнь моих работодателей.

    Жизнь на три четверти сводилась к игре в карты. Играли, когда соберутся: днем ли, вечером ли, или поздней ночью. Играли на наличные деньги. Может быть, это был игорный дом под маской частной виллы. Не скажу, — не знаю. Знаю только, что тут сто долларов имели меньше значения, чем для меня сто центов. Сидит толстяк с бриллиантовыми запонками на снежно-белой, как полированной, манишке, раскладывает карты и так, и этак. Игры их я никогда не понимал; играли за столиками по четыре. После нескольких ходов раскроют карты. При мне толстый вынул бумажник, отсчитал двенадцать стодолларовых кредиток, передал партнеру. Даже не поморщился. В другой раз я слышал, как говорили, что мистер Дэйвис за вечер выиграл восемнадцать тысяч. Я высчитал: мне, чтобы столько заработать, нужно было бы прослужить тридцать шесть лет. Проигравшие не казались опечаленными: шутили, смеялись.

    Вопрос «Почему?» вырастал сам собою. Попалась мне как-то книжечка, небольшая, но очень толковая. Она мне многое помогла понять. Там же я вычитал слова о «нищете среди богатства». Я-то на собственной шкуре испытал правильность этой мысли. С тех пор я и сам по мере сил разъясняю товарищам по работе, что и как. Дело подвигается, правда, не очень скоро. Беда в том, что у людей закоренелое уважение к богатству. Удивляться нечему: нам это внушают с малолетства.

    Признаюсь: с тех пор, как я оказался без работы, у меня какая-то дикая ненависть к роскоши, к чужому богатству. Как будто я не понимаю, что дело не в роскоши, а в строе...»

    Я записал этот разговор с безработным. Таких безработных в США немало. Его рассказ ярко отразил всю глубину социальной несправедливости и социальных контрастов, которые бьют в глаза на каждом шагу здесь, в США.

    М. ОЛЬГИН.
    Нью-Йорк. Ноябрь.

    По материалам: Газета «Правда» 21 ноября 1938 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире


    Комментарии (0)

    RSSсвернуть / развернуть

    Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2021