Константин Симонов: Путь на запад («Красная звезда» от 27 февраля 1943 года)
История и события

    Наверно потом многое забудется и, просматривая потрёпанные блокноты военного времени, часто среди полустёртых карандашных строчек не сможешь вспомнить, к кому относятся записанные там имена, названия, даты. Но самое главное всё равно останется не столько в памяти, сколько в сердце. Это то чувство, с которым мы воюем, то знание души народа, которое никогда не будет таким ясным, таким осязаемым, как сейчас, потому что именно в тяжкую и грозную годину раскрывается эта душа перед твоими глазами во всей широте её и силе.

    До войны немецкие профессора и литераторы любили философствовать на темы о загадочной душе русского народа. Немцы не поняли этой души. Но во время войны, перейдя от философствования к убийству, они инстинктивно почувствовали её силу и неодолимость, и свидетельством тому служат вот эти лежащие сейчас передо мной их газетные листки. Они датированы августом, когда немцы ворвались в Краснодар, сентябрём, когда они брали Нальчик, октябрём, когда они уже взбирались на перевалы Кавказского хребта. Казалось, им улыбалось военное счастье, но рядом с победоносными сводками в каждой их грязной газетке, на каждой странице всё одна и та же раздражённая, кричащая, истерическая нота: «Русские не вернутся», «Русские больше не вернутся». Немцы могли поработить часть земли, но не могли поработить душу народа. Народ знал, что немцы будут изгнаны. С этим убеждением советские люди умирали, и горечь для них состояла не в том, что немец победил, а в том, что они не доживут до того, когда немца прогонят.

    Одно и то же чувство владело сердцами и людей, оставшихся в немецком тылу, и людей, уходивших с нашей отступавшей армией. Когда вспоминаешь двадцать месяцев войны, то невольно приходится вспоминать много тяжёлых минут, много отданных городов. Но я не помню ни одного города, из которого мы бы отступили насовсем. Я не помню ни одного одессита, ни одного харьковчанина, ни одного калининца, который бы не говорил о том, что будет, когда он вернётся в свой родной город. Я не помню человека, который бы ставил под сомнение, что мы вернёмся туда, откуда ушли. Он порой гадал о своей личной судьбе — вернусь или не доживу, — но судьбу родного народа и родного города он никогда не ставил под сомнение.

    Недавно ночью, в мокрую, вьюжную метель, проезжая через прифронтовую полосу, у разрушенного моста мы встретили бойцов, железнодорожной бригады. Они работали яростно, остервенело, несмотря на зиму, сбросив с себя шинели и ватники. Взрывая за собой мосты и разворачивая железную дорогу, они прошли с запада на восток, всегда последними, весь тягостный путь от Киевщины до Кавказа. Может быть, у них больше, чем у кого бы то ни было, с отступлением было связано особенно больное, особенно тягостное чувство. Они шли самыми последними и рвали за собой всё, что на их глазах строилось четверть века. Они рвали мосты через Днепр, через Донец, через Дон, через Сал, через Терек, и почти невыносимая тяжесть накопилась у них на душе за эти месяцы отступления, которые они исчисляли не столько днями, сколько километрами взорванных путей и взлетевших в небо пролётов. Теперь они вслед за армией шли с востока на запад и вслед за взрывавшими мосты немцами строили их в обратном порядке через Терек, через Сал, через Дон. Они работали с яростью, с остервенением людей, которым очень некогда. Они восстанавливали за восемь дней те мосты, которые немцы восстанавливали за 35 дней; чем сильнее был разрушен мост, чем больше было взорвано пролётов, тем с большим задором они подходили к этим взорванным руинам, тем лучше спорилась их злая и весёлая работа.

    Они рассказали мне один случай, происшедший у Дарг-Кохского моста, случай, который кажется поэтическим символом. Когда осенью мы отступали от Дарг-Коха, то последним взрывать Дарг-Кохский мост остался лейтенант Холодов. Мост был заминирован. Холодов дождался, когда два десятка немецких автоматчиков дошли до середины моста, и поджёг шнур. В последнюю секунду немцы заметили его, они бросились через мост вперёд, один из них автоматной очередью убил Холодова. В ту же секунду мост вместе с немцами взлетел на воздух. Падая, Холодов сжал в руках винтовку, и лавиной обрушившегося камня и земли его засыпало тут же у моста. Силой взрыва над ним насыпало большой могильный холм. Прошло время. Зимой, когда мы перешли в наступление и вышли обратно на тот берег реки, железнодорожники, прибывшие для восстановления моста, увидели этот каменистый холм, среди камней и земли торчало заржавленное острие штыка.

    — Здесь Холодов! — сказали они, движимые каким-то инстинктивным чувством. Они стали разрывать смёрзшуюся землю и под ней нашли Холодова. Он не лежал, а стоял под землёй; в последнюю секунду взрыва он вскинул над собой штыком вверх стиснутую в руках винтовку.

    Как мёртвый часовой, простоял он под землёй эти полтора месяца, словно ожидая товарищей, которые вернутся к этому мосту, как они рано или поздно вернутся ко всем взорванным ими при отступлении мостам и через Дон, и через Днепр, и через Буг, и через Днестр.

    Не каждый солдат в точности знает географию, не каждый знает подробности истории России, её битв и походов и ту цену, которой заплатили наши предки за нерушимость нашей земли, но у каждого солдата болит душа за всю Россию, и если он кубанец или ростовчанин и уже отбито у немца его родное село или город, душа его по-прежнему болит за Киев, за Смоленск и по-прежнему он называет эти города в числе тех заветных мест, до которых он лично сам непременно должен дойти своей как бы неспешной, а в то же время скорой солдатской походкой, всосанное с молоком матери чувство родины и без географии подсказывает бойцу, как далеко ещё на_ запад тянется родная земля. Его беспокойное сердце не угомонится до тех пор, пока он не дойдёт до края этой земли, а идти тяжело от Сталинграда сюда, к Азовскому морю. Через калмыцкие, аксайские, сальские степи протопали солдатские сапоги. Пехота идет с почерневшими от мороза и ветров лицами, с натруженными ногами, с растрескавшимися красными руками. В снежные заносы, когда ни одна машина не могла сдвинуться с места, 30 вёрст на руках вместе с пехотой протащили свои пушки артиллеристы майора Рогача. По нескольку суток в зимнюю стужу не вылезали из своих железных коробок танкисты Ротмистрова, нужно было дьявольское терпенье, чтобы перетащить тяжёлые танки через реки Цымлу, Кушеу, Куберле, Очл, Маныч.

    Через полузамерзающие болота и заводи, обходя немцев, люди шли, чтобы, добравшись до твёрдого места, можно было шибче идти на немца. Если бы мёртвые могли говорить с живыми, то мёртвые герои Перекопа, также переходившие в двадцатом году через Сиваш, встали бы из могил и сказали своим сыновьям: «Герои!» Небывалые тяготы перенесла и переносит армия в эти зимние месяцы, переносит вся, от солдата до генерала, и одна могучая народная душа живёт во всех этих людях. Если я могу рассказать про сержанта Старчевого, прошедшего от Сталинграда, до Ростова через такое, что и присниться не может человеку, пешком, с винтовкой, с вещевым мешком за плечами, то я могу рассказать и про генерала, который командовал войсками, где служил сержант Старчевой, про генерала, у которого открылись старые раны и который, терпя боль и муку, шёл вперёд со своей армией и на коротких привалах лежал ничком, закрыв глаза, и, превозмогая боль, по телефону обычным своим ровным голосом приказывал и бодрил шедших с ним счастливых победой людей.

    К. СИМОНОВ.
    ЮЖНЫЙ ФРОНТ.

    Источник: Газета «Красная звезда» 27 февраля 1943 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 15 октября 2017, 10:33
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018