«Канны» обернулись против Германии («Красная звезда» от 20 февраля 1943 года)
Память История и события

    Академик Е. ТАРЛЕ.
    К двадцатипятилетнему юбилею Красной Армии история приурочила такие события, вся грандиозность которых ещё не может быть нами по достоинству оценена и понята, даже если бы они и не следовали одно за другим в таких неслыханных по скорости темпах. Остановимся лишь на некоторых моментах. Не будем забираться слишком далеко в глубь прошлого, а начнём лишь с самого недавнего времени, теснейшим образом, органически, связанного с переживаемыми событиями, в частности с катастрофой немецко-фашистских войск под Сталинградом.

    Канны! Сколько страстных споров велось по этому жгучему вопросу в германской военной литературе! Когда начальник генерального штаба Шлиффен опубликовал свою книгу «Канны», то весь военный мир как в Германии, так и за её пределами, твёрдо знал, что в этой книге заключена в полном смысле слова «душа» германской стратегии.

    Школа Шлиффена (а к этой школе, за редкими исключениями, перед войной 1914 года принадлежал весь германский генералитет) утверждала, что для Германии политические, экономические, дипломатические условия складываются так, что её стратегам выбирать не из чего: «или Канны для противника — или гибель Германии». Этот афоризм, бывший в большой моде в общей прессе Германии накануне первой мировой войны, расшифровывался так: вести длительную войну с надеждой на конечную победу Германия не может— она не выдержит её экономически; против неё постепенно будут подниматься всё новые и новые противники. И сколько бы побед германская армия ни одерживала, противники одолеют её. Следовательно, только поистине сокрушающий удар, окружение и разгром главных сил врага могут сделать войну «молниеносной» и привести к успешному результату.

    После рокового для Германии конца первой мировой войны в германской военной и общей публицистике возобновились с новой силой споры о том, провалилась ли доктрина Шлиффена на этом тяжком опыте или же она все-таки должна сохранить свою власть над умами. В этом споре большинство определённо осталось на стороне Шлиффена. Приверженцы его доктрины приводили целый ряд аргументов, главным из которых было указание на то, что бездарные исполнители вроде Мольтке-младшего и Фалькенгайна не выполнили предначертаний Шлиффена. Мольтке «преступно» ослабил решающее правое крыло германских войск, наступавших в августе—сентябре 1914 г. на Париж.

    Мало того, защитники учения Шлиффена утверждали, что ещё более непростительную ошибку, чем тогдашние военачальники, сделали руководители германской политики во главе с Вильгельмом II и Бетманом-Гольвегом: они должны были заставить австрийское правительство с первых же дней войны присоединить значительную часть австрийской армии к германской для общего похода на Париж, игнорируя русских. Взяв Париж и выведя Францию из войны, обе армии — германская и австрийская — по великолепно развитой внутренней железнодорожной сети полностью были бы переброшены на восток, быстро ликвидировали бы русское вторжение в Восточную Пруссию и в Галицию и повели бы успешный поход на русской территории.

    Приводились ещё и ещё аргументы в том же духе, имевшие целью доказать, что теория Шлиффена сама по себе нисколько не виновна в проигрыше войны. Но главный аргумент, который придал силу и подарил, так сказать, «вторую молодость» доктрине Шлиффена, был почерпнут приверженцами этой теории не в анализе прошлого, а в размышлениях о будущем.

    «Выигрыш проигранной войны» — («Der Gewinn des verlorenen Krieges») — вот что стало после Версальского мира лозунгом германских империалистов. Всякий, кто изучал немецкую публицистику в газетах, в бесчисленных брошюрах и листовках, выпускавшихся в свет после Версальского мира, знает, какая злоба, раздражение, нечто похожее на отчаяние, охватили немецких хищников, когда внезапная катастрофа конца 1918 года после всех сладостных мечтаний сразу лишила их добычи.

    Их выгнали вон с Украины, с Кавказа, из всего Прибалтийского края, а между тем, они не только считали эти территории прочно захваченными, но в 1918 году они уже распределяли, какая берлинская фирма будет электрифицировать Томск и справедливо ли отдавать «Сименсу и Гальске» весь Тифлис. Они анализировали, где удобнее «Блому и Фоссу» расположить свои верфи и доки — в Кронштадте или в Севастополе и не придётся ли этой фирме заблаговременно подумать об устройстве филиала во Владивостоке. Им казалось совершенно непереносимым расстаться со всеми этими мечтаниями.

    И тогда-то вдруг засияла заря надежды. Вовсе и не нужно расставаться с этими мечтами, предстоит быть может «выигрыш проигранной войны»! Нужно только сговориться с версальскими победителями и пообещать им уничтожение ненавистного большевизма, а они не поскупятся и разрешат Германии заполучить соответствующую награду в виде обильных русских чернозёмов. Завоевать Россию, а затем, овладев её несметными богатствами, разгромить Англию, Америку и захватить господство над всем миром — таковы были планы германских империалистов.

    Когда окольными путями, через Швейцарию, французскому премьеру Клемансо было представлено предложение Людендорфа о немедленном осуществлении этого плана, то, как впоследствии проникло во французскую прессу, старый «тигр» даже обиделся и заявил своим приближенным, что он не понимает, почему Людендорф считает его таким ослом. Дозволить Германии усилиться в России, чтобы потом нагрянуть на Францию, этого Клемансо, конечно, не желал. Но неудачная попытка ничуть не обескуражила Людендорфа — ни его самого, ни многочисленных его единомышленников.

    Нужно только было с тем же планом обратиться по другому адресу — к возникавшей партии национал-социалистов. Сразу же Людендорф, принятый с распростёртыми объятиями, сделался присяжным стратегом клики, собравшейся около Гитлера, Геринга, Геббельса, Рема и других.

    Людендорф пришёл к ним с твёрдой верой в непогрешимость своей стратегии. А его стратегия как нельзя более соответствовала окончательно выработавшемуся уже к 1924 году основному политическому плану гитлеровской банды относительно России. Ни сам Гитлер, ни публицисты, пишущие в «Фелькишер беобахтер» и в «Национал-социалистише монатехефте», никогда и не скрывали, что задачей их внешнеполитической деятельности является полное овладение всей территорией Советского Союза и физическое истребление русского населения, кроме той части его, которая останется в качестве «рабочего инвентаря» (привожу в точности этот термин).

    Таково политическое задание, которое было представлено Людендорфу его новыми друзьями. И в эти же годы Людендорф предъявил им свою собственную доктрину, как он утверждал, несравненно более логически законченную, чем теория Шлиффена. Это стратегическое учение является своеобразным и именно приспособленным для нападения на Советский Союз видоизменением старой доктрины Шлиффена о Каннах. Оно отражено, как в книге самого Людендорфа «Тотальная война», так и в многочисленных этюдах германских военных писателей за последние полтора десятка лет перед началом нынешней войны.

    В чем же состоит указанное видоизменение доктрины Шлиффена? Единственная надежда Германии не только восстановить своё великодержавие, но и сделаться первенствующей силой на континенте — это завоевание России, как путь к мировому господству.

    Завоевание России должно быть молниеносным, а чтобы таковым быть, единственная организованная сила Советского Союза — Красная Армия должна быть окружена и уничтожена одним ударом. «Мы не знаем, где именно постигнет русскую армию эта участь, будут ли русские Канны в Пскове, или произойдёт русский Седан около Новгорода, — знаем только, что на этом кончится война и начнётся уже более спокойная задача освоения нашего восточного приобретения». Это печаталось в Германии в 1935, 1936 и 1937 годах, об этом говорилось на съездах национал-социалистической партии. «Когда мы овладеем Украиной и Уралом, Кавказом и Сибирью — каждая немецкая домашняя хозяйка почувствует облегчение!», — заявил Гитлер в Нюрнберге в сентябре 1936 г.

    Когда гитлеровская клика после убийства ею французского министра иностранных дел Луи Барту и короля Югославии Александра окончательно удостоверилась в том, что её агент и обер-шпион Лаваль похоронил франко-советский пакт, то убеждение в лёгкости полного разгрома Советского Союза превратилось у Гитлера, Геринга и Риббентропа в не подлежащую никакому оспариванию аксиому.

    И именно тогда присяжному юристу гитлеровцев Эрнсту Герману Бокгофу и была в спешном порядке заказана руководящая работа под названием «Является ли Советский Союз субъектом международного права?». Вот дословный ответ Бокгофа на этот вопрос:

    «Относительно Советского Союза не может существовать понятия о неправомерной интервенции». Бокгоф настаивал при этом, что подыскивать какие-нибудь предлоги в данном случае совершенно излишняя трата времени, а нужно напасть на Советский Союз в то самое мгновение, когда генеральный штаб найдёт это возможным.

    После всего сказанного незачем много распространяться о том, что начав 22 июня 1941 года войну, гитлеровская банда в самом деле вполне искренне и серьёзно ждала, что русский Седан произойдёт в начале августа, а занятие Москвы, к середине или к концу того же месяца.

    Мы знаем теперь уже совершенно точно, что Браухич и целая группа в германском генералитете, шедшая за ним, уже в октябре 1941 г. удостоверились, что Седана но будет и что все до той поры одержанные победы ничего общего ни с Каннами, ни с Седаном не имеют. Теперь они были решительно против похода на Москву. В чем была слабость их позиции в их спорах осенью 1941 г. с верховодящей шайкой гитлеровских авантюристов? Да в том же самом, в чем была их слабость и дальше — в мае-июне 1942 года — в спорах с Гитлером и его бандой, когда те затеяли поход на Сталинград. Генералы утверждали и в 1941 году, что Москву не взять атакой в лоб, и с ещё гораздо большей уверенностью они утверждали в 1942 году, что не взять Москвы и глубоким обходным движением с востока — через Сталинград, Куйбышев, Саратов.

    Гитлеровская же банда выдвигала против своих военных критиков следующий аргумент: а что же делать? Не взяв Москвы, войну кончить нельзя, русские Канны могут произойти только под Москвой, а без этого завершающего удара и занятия Москвы война затянется, и перед Германией в таком случае (этого не могут отрицать и сами генералы) встанет призрак гибели.

    Как взять Москву? Ответа на этот аргумент критически настроенные генералы не нашли. Пришлось идти на новую явную авантюру, в конечном успехе которой, как о том проникли известия в швейцарскую прессу, сомневался даже генерал Франц фон Гальдер, взявший на себя часть формальной ответственности за сталинградский поход.

    Припомнив все эти факты новой и новейшей истории Германии, мы вполне можем понять, какое впечатление на психику не только одураченных, доведённых до скотоподобия обывательских масс, но и на профессиональную военную среду Германии могли произвести совершенно неслыханные, небывалые в истории поражения, которые Сталин, сталинские генералы, Красная Армия нанесли германским полчищам, начиная с чудовищного по своим размерам, позорного для германского командования уничтожения и пленения немецкой армии под Сталинградом и кончая, — а точнее сказать, продолжая, — кровавым разгромом отборных дивизий под Харьковом. Красная Армия под Сталинградом впервые в истории возродила и оставила далеко позади «Канны», а затем окружение и ликвидация немецко-фашистских группировок были повторены в ряде пунктов — и к югу от Воронежа, и под Касторной, и у Чертково, и у Миллерово, и в других районах.

    Провалилась стратегия гитлеровской «тотальной войны»! Хуже, страшней, позорней провалилась, чем стратегия Шлиффена в прошлую войну! Что же делать? Глубочайшая растерянность охватывает германские военные круги. Всё труднее им становится её маскировать. Официальный немецкий военный обозреватель генерал-лейтенант Дитмар, оглушённый этими катастрофами, долго медлил. Но, наконец, он собрался с духом и спустя два дня после занятия Красной Армией Ростова опубликовал статью «Пространство, как оружие».

    Статья написана с целью поддержать упавший дух населения, но получилось обратное. Прочтя её, немецкий обыватель удивится, почему правительство объявило лишь трёхдневный траур, а не шестидневный. «Германский народ, — пишет генерал, — достаточно силен, чтобы вынести тяжесть этих событий, как бы они ни были чувствительны и болезненны для него». — Но не нужно падать духом, — возглашает он, ибо «следует избегать слишком наступательного образа мышления». Это говорят народу и армии, которые около ста лет воспитывались на том, что только наступление может спасти Германию! Это говорится солдатам, которым внушалось вполне категорически, официально, по ротам и батальонам, что, наступая, они «проходят через свои собственные едущие поместья» и что России никакой уже нет, а есть принадлежащее немцам «восточное пространство»!

    Генерал-лейтенант Дитмар силится при этом доказать, что немцы умеют быстро справляться с русскими пространствами, и в качестве доказательства приводит заведомо лживое свидетельство: «Менее пяти недель понадобилось немцам для того, чтобы пройти расстояние от Донца до подступов к Сталинграду, проделав весь этот путь в непрерывных маршах и боях с советскими войсками». Эта курьёзнейшая по своей наивности ложь явно рассчитана на полное, беспросветное тупоумие среднего гитлеровца, который уже забыл, что немцы шли от Донца до Сталинграда не пять недель, а пять месяцев. До сих пор Дитмар никогда так нагло не лгал в глаза. Но он может в своё оправдание возразить, что до сих пор и происшествий таких, как сталинградская капитуляция германской армии не происходило и что не будь таких чрезвычайных событий, он тоже не стал бы так гомерически врать.

    «Сегодняшнее сообщение германского верховного командования о сдаче Ростова и Ворошиловграда ничего не меняет.… Пространства для ведения войны у нас ещё достаточно», уверяет Дитмар, скромно умалчивая о том, как недавно он сам разглагольствовал, что «пока Ростов в немецких руках — Кавказ не потерян!» И, наконец, самое существенное из всех стратегических утешений Дитмар приберёг к концу. Оказывается, что Гитлер — это непонятый до сих пор неблагодарным немецким обывателем Фридрих Великий, только в несколько обновлённом виде: Фридрих II, когда его под Ольмюцем и Прагой поколотили, — ушёл из Богемии, но зато сохранил Силезию и Саксонию, зачем же придираться к Гитлеру, который потерял, правда, Кавказ, но зато сохранил Украину? Приведём его точные слова: «Всё же позволительно сравнить между собой бассейн Дона и Кавказ — с Богемией, а Украину — с Силезией и Саксонией». Таким образом бегство немцев с Дона и Кавказа, по словам Дитмара, это «использование пространства в качестве оружия в борьбе и эластичность метода военных действий в наши дни». Они «носят на себе ярко выраженные фридриховские черты».

    Всё это писалось и печаталось 16 февраля, и в тот же день последовали ужасающий разгром большой германской группы войск и взятие Харькова, который до сих пор числился не на Кавказе и не в бассейне Дона, а на Украине… Как известно, русские войска, спустя некоторое время после потери Фридрихом Богемии, выгнали его вон из Восточной Пруссии (в частности и из Берлина) — и король был, по собственному признанию, близок к самоубийству.

    Вот эта «фридриховская черта», состоящая в признании бесперспективности для Пруссии всякой длительной военной борьбы с Россией, начинает проникать в части германской армии, которую гонят из Украины. Во всяком случае предметные и наглядные уроки, которые не устаёт давать Красная Армия гитлеровской орде, сильно способствуют этому неизбежному процессу отрезвления.

    Что же получилось с «тотальной войной» гитлеровцев? Если Говорить о «тотальном» уничтожении вооружённых сил противника, то здесь трудно придумать что либо более «тотальное», чем ликвидация немцев под Сталинградом, Ворошиловградом, Харьковом, на снежных равнинах севернее Воронежа, в пустыне между Котельниковым и Элистой… И эту «тотальную войну» ведут не немцы, а русские.

    Не спасёт гитлеровцев ни растерянное бормотание Дитмара о «фридриховском» отступлении, ни глубокомысленные рассуждения «Фелькишер беобахтер» о том, что ведь лев и тигр тоже сжимаются в комок раньше, чем прыгнуть на жертву, а поэтому и нынешнее отступление немцев это только приготовление к мощному прыжку вперёд. Все эти смехотворные передовые статьи о том, что немцы после трёхдневного траура «заметно повеселели», все эти истерические призывы к спасению отечества являются признаками жестокой тревоги, охватившей гитлеровский лагерь.

    Возмездие за бесчисленные преступления немецко-фашистской клики началось.

    Источник: Газета «Красная звезда» 20 февраля 1943 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 04 октября 2017, 10:51
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018