Один на две улицы («Красная звезда» от 11 февраля 1943 года)
Память История и события

    Только что закончился ночной бой за узловую станцию. По молчаливым улицам большого посёлка, грохоча, неслись танки, бежали связисты, шли с носилками санитары. Со стороны станции время от времени раздавались выстрелы. Что-то гулко взрывалось и на улицах, совсем рядом с шумным потоком людей, повозок и танков. На взрывы и выстрелы теперь никто не обращал внимания. Это была уже как бы агония боя, последние его спазмы. Так бывает после крупного, сильного ливня. Он уже пронёсся, но короткие очереди дождинок из лохмотьев последних туч ещё падают на землю. Однако все, кто прятался в нишах ворот и в подъездах, спокойно выходят в город. Ливень прошёл, дождинок бояться нечего.

    Так было и тут. Мы шли по тёмным улицам неизвестно куда, зная название лишь одной из них, по которой ворвались в посёлок первые танки. Жители, оглушённые боем, ещё только вылезали из своих дворовых укрытий. Они разноречиво рассказывали о том, что происходило тут в течение последних суток, и через два слова на третье опрашивали, где теперь немец. Бой в этом районе можно было считать законченным, но то и дело вспыхивавшая перестрелка создавала впечатление, что он того и гляди ещё может возобновиться в посёлке. Изредка навстречу нам попадались раненые. Они шли с разных сторон, и когда мы их спрашивали, где немцы, каждый махал рукой в ту сторону, откуда пришёл.

    Наконец, в глубине узкого переулка встретился часовой. Он был поставлен, чтобы никого не пускать к железнодорожному полотну, ибо существовало опасение, что оно заминировано. Часовой стоял на посту около часа и ко всему здешнему уже присмотрелся.

    — Скрозь наши, — сказал он безмятежно. А на вопрос, что это за выстрелы в глубине улиц, ответил уверенно:

    — Ликвидировают остатних.

    На самом деле, как потом оказалось, одиночные схватки не прекращались всю ночь. Бой двигался по направлению отхода немцев, ненадолго застревая в многочисленных тупиках или на задах дворов, — всюду, где противник задерживался.

    Подразделение, выбившее немцев со станции и из посёлка, было сменено на западных окраинах свежим. Сейчас бойцы возвращались, чтобы поесть чего-нибудь горячего и поспать. Они шли, держась тех улиц, по которым наступали ночью. Штаб с его хозяйством устроился поближе к центральной улице. Повар стоял у горящего здания с железным совком в руках, миролюбиво поглядывая на пожар и набирая в совок угли. Поодаль возле трёх убитых немцев стояли наши пехотинцы, медленно вспоминая, как старый сон, свои ночные действия.

    — Нет, это не те, — твёрдо сказал один. — Мы в лоб им били, а эти с угла взяты, наискосок.

    — Это Суриков со своими ребятами тут шёл, — сказал второй, — а мы левее шли. Я помню, там всё палисаднички, палисаднички.

    Было очень тихо, хотя на улицах появилось довольно много людей. В сознании тех, кто пережил здесь ночь, посёлок ещё не превратился окончательно в пункт мирной жизни. Вдруг из ворот высокого дома выскочила полуодетая женщина.

    — На крыше стон, — крикнула она, будто сообщила, что дом взрывается.

    Человек шесть или семь бойцов из тех, что разыскивали кухню, бросились за женщиной. Остальные стали поджидать их возвращения, оживлённо обсуждая, кто бы это мог стонать — наш или немец. Тут опять невольно затеялся разговор о ночном деле, и каждый, кто участвовал в нем, наиболее точно, как ему казалось, объяснял картину происшедшего.

    Одно было ясно, что именно в этих местах немцам крепко досталось от наших автоматчиков. Правда, мальчуган с соседней улицы на одном деревянном коньке как будто видел собственными глазами, как немцы панически метались по этому кварталу, поражаемые губительным огнём с воздуха с самолёта, как утверждал мальчуган. Но сообщение его было единодушно отвергнуто. Никакой самолёт не мог, конечно, принять участие в ночном бою. Мальчик настаивал на своём, показывая на трупы немцев в обоих концах квартала, на разбитые витрины магазинов. Ему не верили, и он, оскорблённый насмешками, куда-то скрылся. Между тем, вернулись бойцы, побежавшие на крышу. Они осторожно несли чьё-то тело.

    — Санитаров нет ли поблизости? — спросили они.

    — Что, наш раненый? — вопросом ответили им с улицы.

    — Наш. Автоматчик Костя Баксашвили.

    Мальчишки побежали к ближайшему перевязочному пункту. Раненого осторожно положили на тротуар у стены. Если судить по пятнам крови, засохшей на его одежде, то ран на теле бойца было не меньше, чем лет в его документах. Он стонал при малейшем прикосновении, но все-таки, когда его опустили на тротуар, спросил, где автомат, и потребовал, чтобы оружие положили рядом с ним.

    Разговор о схватке в этом квартале снова возобновился, и раненому предстояло стать судьёю в этом споре. Он же должен был всё видеть, раз был тут ночью. Человек двадцать окружили раненого и молча глядели на его бледное лицо, на котором сверкали три чёрных пятна: чёрные волосы, чёрные, глубоко запавшие внутрь глаза, чёрно-синие запёкшиеся губы.

    — С перекрёстка им здорово дали, — сказал кто-то тоном, не допускающим никаких сомнений.

    — Какое там, слушай, с перекрёстка! — морщась, произнёс раненый. — Суриков, чёрт его знает, пробежал куда-то со своим отделением, а я остался один на две улицы… Поднялся на крышу, вижу — дом угловой, обстрел замечательный. А тут как раз немцы показались… Я дал три очереди — они назад, за угол. Я за ними, по крыше, — и опять им три очереди… Они сюда — и я по крыше сюда, они туда — и я по крыше туда… Такой кросс у меня получился…

    Слушатели негромко рассмеялись. Раненый, передохнув, продолжал:

    — Человек пять я убил, человек двадцать разогнал. И тут меня ранило в руку… Хотел я перевязаться — опять немцы бегут по улице, с полсотни их. Разогнал и этих. И тут ещё раз мне в руку попало… Ослабел я, хотел спуститься с крыши в какую-нибудь квартиру — опять немцы… Понимаете, один на две улицы, хоть разорвись… Потом меня в ногу ранило, ещё трудней стало. Наконец, плечо пробило. Ну тут, слава богу, немцы больше не показывались… Я лёг и, понимаете, потерял сознание. Очнулся — светло, а внизу, на улице, наши шумят… Кричать нет сил, стонать начал. Спасибо, тётя вот услышала…

    Раненый осторожно обернулся к женщине, услышавшей его стон, и бледная кожа на его щеках слегка подёрнулась морщинками — он улыбнулся. Мальчуган, уверявший, что но немцам стрелял самолёт, стоял рядом с бойцом.

    — Я же им говорю, с воздуха били, — подтвердил он, кивая на собравшихся с таким видом, будто сам принимал участие в схватке и только умалчивал об этом до поры до времени.

    Подошли санитары с носилками. Медицинская сестра, профессионально испытующим взглядом окинув раненого, спросила скороговоркой:

    — Имя, фамилия, как чувствуете себя?

    И такой же скороговоркой раненый ответил:

    — Константин Баксашвили, четыре ранения. Как чувствую? Замотался, слушайте, один на две улицы. Столько дела было…

    Пока его несли, он ещё несколько раз повторил, что был здесь один на целых две улицы, ни словом не обмолвившись о самом главном, что давало оценку его поведению, а именно, что он три часа задерживал один целую роту противника. Но и мы вспомнили об этом гораздо позже.

    Полковник П. ПАВЛЕНКО.
    СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ.

    Источник: Газета «Красная звезда» 11 февраля 1943 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 09 сентября 2017, 10:19
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018