Террор и геноцид в Независимом государстве Хорватия (1941-1945 гг.)
История и события

    Ровно 70 лет назад, летом 1947 г., в Загребе закончился процесс над руководителями гитлеровского сателлита, Независимого государства Хорватия (НДХ). Преступления режима хорватских коллаборационистов-усташей – одна из самых жестоких и, при этом, малоизвестных за пределами Балкан страниц Второй мировой войны. С другой стороны, сербско-хорватские отношения и по сей день очень сильно зависят от того, как правительства этих стран относятся к усташеской НДХ. Сейчас у власти в Хорватии правые, критика усташей не в чести, а отношения между хорватами и сербами на низшей за последние пятнадцать лет точке. В чем же заключались «усташеские зверства», чем они были вызваны и почему события более чем семидесятилетней давности продолжают волновать умы и сердца жителей Сербии, Хорватии, Боснии и Герцеговины?

    Рассказ о геноциде сербов, евреев и цыган в профашистском Независимом государстве Хорватия (НДХ) неизбежно приходится начинать с создания Королевства сербов, хорватов и словенцев. На Парижской мирной конференции 1919-1920 гг. великие державы очень специфически распорядились наследством Австро-Венгрии на Балканах: ни один из балканских народов, бывших в подданстве империи Габсбургов, не получил права на собственное независимое национальное государство, все населенные словенцами, хорватами и сербами территории были поделены между Италией и Сербией [Италии отошли Истрия, словенское Приморье, часть Далмации. Сербии – словенские области Крайна, Каринтия и Нижня Штирия; Славония, Далмация, Загорье, Лика и другие населенные хорватами области; Босния и Герцеговина; Срем, Бачка, Баранья и часть Баната – территории со смешанным населением на стыке Сербии, Венгрии и Румынии. Также в состав нового государства вошла Черногория. Таким образом, подконтрольные Белграду территории в сравнении с началом Первой мировой войны увеличились примерно в пять раз]. Королевство Сербия после присоединения австрийского наследства получило новое название (КСХС), а также конституцию, ограничивающую власть монарха, и полноценный парламент, имеющий законодательные функции. На этом настаивали Великобритания и Франция, выступившие гарантами того, что права бывших австрийских и венгерских подданных в новом государстве будут соблюдаться. При этом правящая династия Карагеоргиевичей и бессменный сербский премьер-министр Никола Пашич (находившийся во главе сербского правительства более двадцати лет) категорически отказывались от внутреннего дробления Королевства по национальному признаку. Страна была поделена на 33 области, границы которых не всегда соотносились с расселением тех или иных народов, а также с территориальными границами времен Австро-Венгрии. Вполне понятно, что отсутствие собственной территориальной единицы в составе нового государства не устраивало хорватов и словенцев, равно как и жителей Македонии, но вполне устраивало сербов, в том числе и так называемых «пречанцев», сербов, проживающих на бывших землях Габсбургов.

    В этом несовпадении интересов сербов и других народов Западных Балкан (прежде всего хорватов) и коренятся причины национальной розни, приведшей и к геноциду 40-х гг., и к кровопролитию 90-х гг. ХХ века.

    Начиная с 1923 года в Королевстве сербов, хорватов и словенцев начали всеми правдами и неправдами урезаться функции парламента, а также запрещаться различные политические объединения, прежде всего национальные партии и движения хорватов, а также партии левого толка. В 1929 г. Король Александр Карагеоргиевич отменил конституцию и распустил парламент, а также поменял название государства с КСХС на Королевство Югославия. Новое государство стало абсолютной монархией, все нелояльные властям политические партии были запрещены, территориальное устройство было в очередной раз пересмотрено, причем в еще менее выгодном для хорватов и словенцев ключе – страна была поделена на девять «бановин» [Бановина – архаичный термин, восходящий к временам средневековья. Бан это вассальный правитель, находящийся в феодальной зависимости от более могущественного владыки, в Венгерском королевстве баном назывался назначаемый из Будапешта правитель Хорватии, наиболее известный пример – бан Йосип Елачич. В силу этого, возвращение в обиход терминов «бан» и «бановина» многими хорватскими интеллектуалами был воспринят как оскорбление]. Границы бановин еще меньше соответствовали областям расселения тех или иных народов и историческим традициям, чем существовавшие до этого «уезды». В частности, территория современной Республики Хорватия оказалось поделена между пятью бановинами – Дравской, Савской, Приморской, Зетской и Дунайской. Отступление от принципов конституционной парламентарной монархии, обозначенных еще в Корфской декларации 1917 г. как основной принцип существования совместного государства сербов, хорватов и словенцев, породил волну возмущения в «национальных» областях королевства. Причем в абсолютном неприятии этатистского переворота короля Александра и нового административного устройства страны были едины как радикалы, так и многие в прошлом лояльные Белграду политические деятели. В 1931 г. король Александр, под нажимом Великобритании и Франции, даровал стране новую конституцию и новый парламент, однако парламент получил сугубо совещательные функции, а прошла в него на выборах единственная партия – маловразумительный политический гибрид под названием «Югославянская радикально-крестьянская демократия», образованный путем слияния нескольких провластных партий консервативного толка.

    Отказавшись от тех немногих демократических институтов, которые существовали в Королевстве СХС, равно как и от решения национального вопроса, Александр Карагеоргиевич, сам того не зная, подписал себе смертный приговор.

    Этот приговор был приведен в исполнение 9 октября 1934 г. в Марселе, непосредственным исполнителем выступил македонский террорист, член Внутренне-македонской революционной организации (ВМРО) Владо Георгиев-Черноземский. Кроме югославского монарха под пули террористов попал министр иностранных дел Франции Луи Барту. Организаторами теракта стали члены Повстанческой хорватской революционной организации, обычно называемые «усташи», то есть повстанцы.

    Марсель, 9 октября 1934 года. В первые секунды после выстрелов

    Это первый выход усташей и их лидера, «поглавника» Анте Павелича на мировую арену. Организация усташей возникла после переворота 1929 г. из нескольких националистических кружков и радикального крыла Хорватской партии права, ставила своей целью отделение Хорватии от Югославии любой ценой и создание независимого государства Хорватия. С самого начала деятельность усташей поощрялась и даже спонсировалась авторитарными националистическими режимами Бенито Муссолини в Италии, адмирала Миклоша Хорти в Венгрии, а также болгарскими националистическими партиями (с ведома, а возможно и с одобрения царя Бориса Саксен-Кобург-Готтского). Также немаловажной деталью марсельского убийства является тот факт, что ликвидация короля Александра была спланирована в недрах германского Генштаба. В ГДР еще в конце 50-х гг. были обнародованы данные о причастности руководства Третьего рейха к ликвидации короля Александра и французского министра иностранных дел, активного противника Германии и возможного будущего президента Франции.

    А в 1966 г. видный советский балканист, будущий директор Института славяноведения РАН В.К. Волков в своей книге «Операция “Тевтонский меч”» убедительно доказал на основании архивных материалов, что операция была спланирована немецкой военной разведкой еще до прихода Гитлера к власти, в 1932 г.

    Тем не менее, в западной, особенно немецкой науке, германский след в «марсельском убийстве» до сих пор считается лишь «версией» [В.К. Волков называет и имя конкретного разработчика операции по устранению Короля Александра и Луи Барту. Это офицер немецкого Генштаба Г. Шпейдель, во время «марсельского убийства» работавший в Париже в качестве помощника немецкого военного атташе. Шпейдель сделал головокружительную карьеру, при нацистах дослужившись до генерала, а после войны став командующим сухопутными силами НАТО в Европе. Упорное замалчивание подлинной истории «марсельского убийства» в западной историографии связано, по-видимому, именно с нежеланием пятнать «доброе имя» натовского генерала. Для сомневающихся в том, что такое возможно, отметим, что Шпейдель был далеко не единственным из гитлеровских генералов, оказавшихся на руководящих должностях в НАТО. Достаточно вспомнить Р. Гелена и А. Хойзингера].

    Отсюда и далее в центре этого повествования будет движение хорватских «усташей». Как уже было отмечено, основными спонсорами радикальных хорватских националистов стали Италия и Венгрия, рассчитывавшие в случае развала Королевства Югославия увеличить свои территории за счет все того же «наследства Габсбургов», распределением которого правящие режимы этих стран были категорически недовольны. Собственно, все руководство усташей базировалось в Риме, однако поддерживало очень тесные контакты с националистическим подпольем в Югославии, причем не только с хорватами и словенцами, но и с македонцами (через Болгарию) и албанской националистической организацией «Балли Комбетар» (через итальянских доверенных лиц в Албании). Вообще, в Риме в тот период времени (1929-39 гг.) образовался самый настоящий фашистский Интернационал, который, хотя никогда не назывался подобным образом и не имел столь мощного организационного тела, как Коминтерн, был создан именно в противовес Коммунистическому интернационалу, а ударил, в первую очередь, по монархической и насквозь антикоммунистической королевской Югославии [Головным офисом «фашистского интернационала» стала организация Комитет действия за универсализацию опыта Рима (КАУР). Вообще, на ниве создания «универсального фашизма» работало сразу несколько официальных организаций фашистской Италии: «Фашистские организации за рубежом», «Общество Данте Алигьери», «Школа фашистского мистицизма». Если прибавить к этому разнообразные газеты и журналы, пропагандирующие идею экспансии фашизма в Европу и объединениях всех европейских фашистов под эгидой Италии, то можно говорить о системе, не уступающей по размаху Коминтерну. А. Наумов «Фашистский интернационал. Покорение Европы». Москва: Вече, 2005. Стр. 41-42].

    Планы усташей по насильственному отделению Хорватии от Югославии не смогла поколебать административная реформа премьера Драгиши Цветковича 1939 г., по которой хорваты получили свою собственную Хорватскую бановину, включающую в себя внутренние районы Хорватии и Славонию с Далмацией, со столицей в Загребе. Мера эта была правильная, но безнадежно запоздалая, в середине 20-х гг. хорваты могли бы удовлетвориться такой формой автономии, в конце 30-х — уже нет.

    Тем не менее, соглашение премьера Цветковича с лидером хорватских умеренных националистов Владко Мачеком о формировании центральных властей по национальному признаку, на какое-то время маргинализировало радикальных националистов Анте Павелича.

    Также нельзя забывать о том, что возглавивший страну после убийства Александра принц-регент Павел Карагеоргиевич отошел от традиционной для Королевства Югославия политической близости с Великобританией и особенно с Францией и начал выстраивать доверительные отношения с гитлеровской Германией, а затем и с Советским Союзом [Применительно к режиму Павла Карагеоргиевича в советской науке употреблялся расхожий штамп «монархо-фашистская диктатура», верный в отношении румынского короля Кароля II, не вполне верный в отношении болгарского царя Бориса и совсем не верный в отношении принца-регента Павла]. В 1939 г. принц-регент Павел был на высочайшем уровне принят в Берлине и прилюдно поклялся Гитлеру в том, что Сербия никогда не будет воевать с Германией, оставаясь нейтральной страной. Сближение Югославии с Германией также не сыграло на руку усташам, если в период 1929-1934 гг. они постоянно устраивали диверсии и теракты на территории королевства (используя опорные базы в Италии и Венгрии), то с 1939 г. деятельность усташей пассивизируется.

    Ситуация радикальным образом меняется в марте 1941 г. Гитлера больше не устраивает нейтральность Югославии, он требует от принца-регента Павла присоединения к Тройственному пакту под угрозой немедленного вторжения Рейха на Балканы. Павлу Карагеоргиевичу не остается ничего другого, как заключить пакт с Гитлером. Документ о присоединении Югославии к странам оси был подписан в Вене 25 марта 1941 г., а буквально через два дня в Белграде произошел военный путч, Регентский совет был разогнан, вся полнота власти формально передана семнадцатилетнему королю Петру II, пакт с Германией аннулирован [Мы не можем позволить себе детально останавливаться на так называемом «апрельском путче» в рамках данного текста, отметим лишь, что он вряд ли был бы возможен без активного участия Великобритании и Советского Союза. Приведем лишь одну цитату из Павла Судоплатова, хорошо показывающую, кто есть кто в этой истории: «Именно в это время Сталин и Молотов решили по крайней мере оттянуть начало войны Германии против СССР, применив тот план в отношении Югославии, от которого отказались в 1938 году – свержение югославского прогерманского правительства. В Белград был послан заместитель начальника военной разведки генерал-майор Мильштейн. К этому времени советской разведке удалось завербовать югославского посла в СССР М. Гавриловича, хотя имелись сведения о том, что на самом деле он британский агент в Москве…». Судоплатов П.А. «Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930-1950». Москва, 1998. С. 178]. 6 апреля войска Третьего рейха и союзников без объявления войны вторглись на территорию Югославии.

    Нападение пришлось на православный праздник Вербное воскресение, с которым жителей сербской столицы поздравили немецкие бомбардировщики «Штуки», несмотря на то, что Белград был формально провозглашен «открытым городом» и его сохранность обеспечивалась международным правом [Чтобы соблюсти статус «открытого города» из Белграда были выведены все войсковые соединения, в том числе зенитная артиллерия. Но немецкое командование этот факт не смутил. В результате бомбардировки в Белграде и ближайших окрестностях погибло более 20 тысяч человек].

    17 апреля Королевство Югославия капитулировало, продержавшись всего одиннадцать дней, не в последнюю очередь из-за нежелания хорватов, словенцев и македонцев воевать за династию Карагеоргиевичей. С этого момента начинается кошмар усташеского террора, прологом к которому стало убийство короля Александра.

    Окраинные земли бывшего Королевства Югославия были поделены между Германией и союзниками [Под непосредственным управлением Германии оказались Нижняя Штирия и Банат, Италия получила словенскую Крайну, часть Далмации и черногорское Приморье, Венгрия – Бачку, Баранью и Срем, Болгария – Македонию, южную и восточную Сербию вместе с частью Косово, Албания – большую часть Косово и западную Македонию], сербы и черногорцы получили свои квази-государства, во всем зависимые от Германии и Италии, соответственно, а на территории бановины Хорватия было образовано Независимое государство Хорватия (НДХ), включившее также в себя Боснию и Герцеговину и некоторые части Сербии. Возглавить марионеточное государство изначально было предложено бывшему вице-премьеру королевского правительства и лидеру Хорватской крестьянской партии Владко Мачеку, умеренному националисту, возможно самому популярному политику в Хорватии на тот момент. Мачек от этого предложения отказался и был помещен сначала в хорватский концентрационный лагерь Ясеновац, о котором подробнее ниже, а затем под домашний арест. После самоотвода Мачека, Гитлер, по предложению Муссолини, поддержанному также главой имперской безопасности Рейнхардтом Гейдрихом, одобрил назначение главой НДХ Анте Павелича. Гитлер не благоволил Павеличу, считая его итальянской марионеткой, зато у уполномоченного Гитлера по политике на Балканах бригаденфюрера СС Эдмунда Веезенмайера сложились прекрасные отношения со вторым лицом в партии усташей, Славко Кватерником [Кватерник был капитаном австро-венгерской армии в Первую мировую, был награжден железным крестом за храбрость, всегда был рьяным германофилом и считался «немецким человеком» в руководстве усташей]. 10 апреля Кватерник с благословения Веезенмайера провозглашает поглавником Независимой Хорватии Анте Павелича, 13 апреля Павелич возвращается в Хорватию после более чем десятилетней эмиграции, приветствуемый товарищами по партии как древнеримский полководец-триумфатор.

    Главой НДХ становится Павелич, военным министром – Кватерник, министром внутренних дел Андрия Артукович, один из участников «марсельского убийства», министром информации и пропаганды посредственный, но плодовитый беллетрист Миле Будак [Автор 16 повестей и романов, в основном о тяжелой жизни хорватского крестьянства и городской бедноты. В литературном творчестве убежденный реалист с некоторым романтическим флером, в начале писательской карьеры поклонник Максима Горького]. Должность вице-премьера правительства была фактически зарезервирована за боснийскими мусульманами, сначала это был Осман Куленович, затем его брат Джафар-бег Куленович [Куленовичи – чрезвычайно интересная семья, происходят из боснийских аристократов, бегов. Их родовое владение, большое село в районе города Бихач, со времен начала турецкого владычества в Боснии называется по их фамилии – Кулен Вакуф. Семейство исправно поставляло Османской империи военачальников и полководцев. При этом, в отличие от многих других родов боснийских бегов, Куленовичи всегда самоопределялись как хорваты мусульманской веры, имели тесные связи с Хорватией. Осман Куленович учился в Загребе на юридическом факультет вместе с Анте Павеличем и был активным усташем с первых дней возникновения партии. Совместный труд двух братьев Куленович – опубликованный незадолго перед войной манифест «Послание от хорватских мусульман их братьям по вере во всем мире»]. Политическое кредо руководства НДХ сформулировал Миле Будак в своем выступлении в городе Госпич, полностью опубликованном 26 июня 1941 г. в главной газете НДХ «Хорватский лист». По поводу сербов, евреев и иных инородцев Будак высказался предельно прямо: «Одну часть сербов мы уничтожим, другую выселим, остальных переведём в католическую веру и превратим в хорватов. Таким образом скоро затеряются их следы, а то, что останется, будет лишь дурным воспоминанием о них. Для сербов, цыган и евреев у нас найдётся три миллиона пуль» [Лучшее исследование по хорватским усташам на русском языке, по которому и цитируется этот фрагмент, монография И.В. Рудневой «Хорватское национальное движение: конец 1960-х – начало 1970-х гг. М.: Институт славяноведения РАН; СПб.: Нестор-История, 2014] (три миллиона – это примерная численность этнических хорватов в НДХ, считая Боснию и Герцеговину, общая численность населения усташеской Независимой Хорватии — около семи миллионов).

    Если негативное отношение к евреям и цыганам усташи переняли от своих покровителей из Германии и Италии, то бешеная, не находящая рационального объяснения ненависть к сербам – это чисто локальная черта.

    В принципе, вся вводная часть данной статьи убедительно свидетельствует – хорватам было за что не любить сербов. В сербах из собственно Сербии («србиянцах») усташи и их сторонники видели главную опру династии Карагеоргиевич, а во вполне дольных своим положением сербах из Хорватии и Боснии («пречанцах») – препятствие на пути обретения хорватами независимости. Но те формы, которые приняла эта нелюбовь в НДХ, абсурдные и паталогические в своей жестокости, рационального объяснения не находят. По определению крупнейшего современного исследователя фашизма как идеологии, американского ученого Стэнли Дж. Пейна, «Сравнить преступления усташей можно не с деятельностью других гитлеровских коллаборантов, и не с преступлениями самих нацистов, а, разве что, с террором красных кхмеров в Камбодже. Других аналогий в новейшей истории не находится…» [Stanley G. Payne «The NDH State in Comparative Perspective», статья в журнале “Politics, Religion & Ideology» (старое название «Totalitarian Movements and Political Religions», выходит с 2000 года), спецвыпуск «The Independent State of Croatia (NDH), 1941–45» (№ 4 за 2006 год). Стр. 413].

    Для начала усташи приняли закон «О защите государства», которым запрещались любые политические объединения сербов и других инородцев, затем закон о запрете кириллического алфавита, «О защите арийской крови и чести хорватского народа», по которому в любом судебном разбирательстве приоритет должен был быть отдан хорватам, и другие дискриминационные законы. Сербам предписывалось носить нарукавную повязку с латинской буквой «Р» – «православный». Однако это не столько самостоятельное творчество усташей, сколько попытки воспроизведения Нюрнбергских законов на хорватской почве.

    Что отличало внутреннюю политику усташей буквально с первых дней, это немотивированные и чрезвычайно жестокие акции по уничтожению сербского населения. Первые свои рейды по населенным сербами городам и селам усташи совершили сразу после капитуляции Королевства Югославии, так, в Гудовце близ Беловара 27–28 апреля 1941 года были расстреляны около 200 сербов, в населённом пункте Корица – 176 сербов, в районе Любишки – 4 500 сербов, также около 5 тысяч человек погибли в результате массовых убийств под руководством Франьо Веги, сотрудника министерства А. Артуковича. На авиационном поле, расположенном между Свийцей и Ливно были брошены в цистерны и засыпаны негашеной известью 280 сербов, в Галиньево сотни сербов были заживо сброшены в реку Дрину связанными по двое металлической проволокой. После того, как в июне 1941-го значительное количество оккупационных войск покинуло Балканы и немецкий контроль за НДХ ослаб, усташи увеличили масштабы национальных чисток.

    Только за шесть недель 1941 года усташи репрессировали троих православных епископов и убили 180 000 мирных сербов.

    Огромное количество трупов бросали в воды Дрины, Дравы и Савы, чтобы они достигли Сербии. К некоторым прикреплялись таблички с надписями вроде «Путевка в Белград», «С уважением – Сербии», «В Белград королю Петру», «Мясо для белградского рынка» [Конкретные детали усташеских зверств можно найти в монографиях «Югославия в XX веке: очерки политической истории» (под редакцией К. В. Никифорова) М.: Индрик, 2011. Косик В.И. Хорватская Православная Церковь (от организации до ликвидации) (1942 — 1945). — Москва: Институт славяноведения РАН, 2012].

    Отдельная глава в хронике усташеского террора – убийства представителей сербского православного духовенства. Можно вспомнить целый собор новомучеников, прославленных Сербской православной церковью в последней четверти ХХ века, например, священномученик Пётр (Зимонич), митрополит Дабробосанский; исповедник Досифей (Васич), митрополит Загребский и др. Вот несколько фрагментов из биографий сербских новомучеников, вошедших в мартиролог, изданный Сербской православной церковью в 90-е гг. Больного епископа Баня-Лучского Платона хорватские усташи схватили в ночь с 4 на 5 мая 1941 года, убили, а тело бросили в реку Врбанью. Митрополиту Петру (Зимоничу) советовали покинуть на несколько дней Сараево и переждать первую волну хорватского террора, но он решил остаться со своим народом. После объяснений с немецкими и хорватскими властями, 12 мая 1941 года митрополит был схвачен и посажен в сараевскую тюрьму. После мытарств в Загребе и Госпиче митрополит Петр был убит в концлагере Ясеновац и сожжен в крематории. Шестого мая 1941 года, в день своих именин – святого великомученика Георгия, о. Бранко (Добросавлевич) был схвачен хорватскими усташами во главе с вельюнским учителем Иваном Шайфором. Вместе с протоиереем были схвачены его сын Небойша, студент медицины, священник Димитрий Скорупан, настоятель прихода из Цвиянович Брда, и еще около 500 сербов. Все они были заперты в жандармском отделении Вельюна, где их жестоко мучили, особенно сына о. Бранко, Небойшу.

    Усташи требовали от протоиерея Добросавлевича, чтобы он совершил отпевание своего живого сына.

    Утром 7 мая 1941 года все они были отведены в лес Кестеновац под Хорватским Благаем, где и были убиты. После освобождения, в 1946 году их останки были перенесены в Вельюн, где и были похоронены в братской могиле. Могила уничтожена идейными продолжателями дела Анте Павелича в 90-е гг., как и многие другие памятники усташеского террора.

    Никита Бондарев
    Источник: stoletie.ru

    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 01 сентября 2017, 08:16
    • verhov

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2017