Максим Кустов «Наёмники фюрера»: Румыны шли походным маршем
История и события

    — Предисловие
    — Скажи, кто твой союзник…
    — Атаки с футбольным мячом
    — Война на Востоке

    Из частушки военных лет:

    «Антонеску дал приказ: «Всем румынам на Кавказ!»
    Но румына не дурной: На «каруцу» и домой».


    На рассвете 22 июня 1941 года вместе с Германией на СССР напала фашистская Румыния. Ее части развернули военные действия против Красной Армии вдоль пограничных рек Прут и Дунай. Территориальным «призом» в этой войне для румын стала Бессарабия, захваченная ими в 1918 году, «под шумок» Гражданской войны в России. В 1940 году войска Красной Армии вернули эти земли СССР. Тогда румынская королевская армия отступила без сопротивления. Но в 1941 году в Бухаресте решили, что настало время реванша… Впрочем, аппетиты Антонеску распространялись и на другие территории, например Одессу.

    Справка: Ион Антонеску родился в 1882 году в румынском городе Питешти в семье крупного землевладельца. Учился в военном колледже во Франции. Участвовал в подавлении восстания крестьян в 1907 году. Во время Балканской войны в 1913 г. — начальник оперативного отдела штаба кавалерийской дивизии. В 1914 г. — командир эскадрона кавалерийской школы. Участник Первой мировой войны и военной интервенции против Венгерской советской республики (1919 г.). Занимал высокие посты в румынской армии.

    С 1928 г. — секретарь Министерства национальной обороны, затем командовал полком, бригадой. В 1933 г. назначен начальником Генштаба румынской армии, с 1934 г. — командир дивизии, с 1937 г. — министр обороны.

    Антонеску набирал популярность в финансово—промышленных кругах. Опасаясь роста влияния Антонеску, король Кароль II в середине 1938 г. отдал приказ об аресте генерала, но вскоре тот был освобожден. После ряда непопулярных действий (передачи Бессарабии и Северной Буковины СССР, территориальных уступок Болгарии и Венгрии) Кароль II оказался в полной изоляции. В июле 1940 г. Антонеску направил Каролю письмо с протестом против возвращения СССР Бессарабии и был посажен под домашний арест. Под давлением правящих кругов Кароль II был вынужден в сентябре 1940 г. назначить Антонеску главой «национального легионерского правительства» (легионеры — румынский вариант немецких штурмовиков), в состав которого вошли не только военные сторонники Антонеску, но и представители фашистского движения «Железная гвардия». И это притом, что Антонеску не стеснялся во всеуслышанье называть короля «воплощением морального разврата».

    На следующий день он потребовал от Кароля II отречься от престола в пользу своего сына Михая I, что и было сделано. Уже в сентябре 1940 г. в Румынию прибыла германская военная миссия, а в Плоешти для охраны нефтяных разработок были направлены части 13–й мотопехотной и 16–й танковой германских дивизий. 23 ноября 1940 г. Антонеску подписал протокол о присоединении Румынии к Антикоминтерновскому пакту.

    Антонеску отменил действие Конституции, усилил репрессии против оппозиции (к сентябрю 1940 г. в Румынии было создано 35 концлагерей). Румыния была объявлена национал—легионерским государством, а ее правящей партией — «Железная гвардия». Одновременно Антонеску был вынужден принимать меры к обузданию развернутого «Железной гвардией» террора. 30 ноября 1940 г. объявил о роспуске легионерской полиции. На встрече с Гитлером в Берлине в январе 1941 г. заручился его поддержкой в борьбе с «Железной гвардией». 20 января 1941 г. «Железная гвардия», считавшая, что Германия ее поддержит, подняла мятеж, однако Гитлер сделал ставку на Антонеску, и тот 22 января подавил выступление, разогнал «Железную гвардию», выгнав всех железногвардейцев с ответственных должностей, и создал правительство из своих сторонников. Произошедшее в Румынии чем—то напоминало события в Германии 1934 года, когда Гитлер расправился с лидерами штурмовиков. Существует версия о том, что Гитлер якобы сказал: «В Румынии есть один порядочный человек, да и тот Антонеску».

    Антонеску был провозглашен руководителем государства (кондукэтором) и Верховным главнокомандующим румынской армии. Он установил в стране режим личной власти, основой которой была армия (полностью поддерживавшая Антонеску). По требованию Германии организовал депортацию около 40 000 румынских евреев в германские концлагеря; при этом было конфисковано их имущество на сумму около 40 миллионов долларов. Позже санкционировал аресты евреев на присоединенной к Румынии советской территории (Молдавия, Одесса и т. д.). В течение 1941 г. на территории Румынии была создана германская группировка из 11–й германской, 3–й и 4–й румынских армий, предназначенная для войны против СССР. На стороне Германии вступил 22 июня 1941 г. в войну против СССР. После взрыва, уничтожившего 22 октября 1941 г. штаб румынских войск в Одессе, приказал расстрелять за каждого убитого офицера — 200, за каждого солдата — 100 евреев (всего по этому приказу убиты 25 тысяч одесских евреев).

    В марте 1944 г. советские войска вступили на территорию Румынии. В августе 1944 г. советские войска в ходе Яссо—Кишиневской операции нанесли тяжелое поражение германо—румынским войскам, в Румынии началось восстание. 23 августа 1944 г. Антонеску был вызван Михаем I во дворец, где король потребовал от него немедленного заключения перемирия с Красной Армией. Антонеску отказался, предложив закрепиться на линии Фокшаны — Нэмолоаэ — Галац, также заявив, что о перемирии необходимо предупредить своего союзника — Германию — за 15 дней. После этого Антонеску был арестован майором Думитреску. 24 августа Румыния объявила о своем выходе из войны. Антонеску был отправлен в СССР. После войны передан румынскому коммунистическому правительству.

    В 1946 г. был приговорен румынским судом в Бухаресте к смертной казни и казнен по приговору трибунала как военный преступник. В последнем слове, отвергая предъявленные ему обвинения, сказал: «Требую для себя смертного приговора, от прошения о помиловании отказываюсь». 1 июня перед расстрелом потребовал, чтобы приговор привели в исполнение солдаты, а не жандармы, как это было заведено. Когда ему отказали, крикнул: «Канальи! Канальи!».

    5 декабря 2006 года Апелляционный суд Румынии признал Антонеску невиновным в преступлениях против мира, за которые он был осужден в 1946 году. Суд также признал обоснованным сотрудничество с гитлеровской Германией, а начало войны «против народов Советской России» легитимным. Считается национальным героем Румынии. В честь него названы улицы и поставлены памятники.

    Король Михай I, как союзник СССР (с августа 1944 г.), в июне 1945 года был награжден орденом Победы. Несмотря на это, в 1947 году после ликвидации монархии в Румынии был вынужден эмигрировать. Существует версия о том, что Сталин, растроганный послушным поведением Михая, не пытавшегося бороться за сохранение престола, распорядился подарить ему самолет У–2 (румынский монарх увлекался авиацией).

    В ряде мест немецко—румынские войска переправились на левый берег Прута, стремясь захватить опорные пункты пограничных застав, а также шоссейные и железнодорожные мосты.

    На советско—румынской границе фашистское командование сосредоточило три армии (11–ю немецкую, 3–ю и 4–ю румынские) и ряд других частей. Их общая численность превышала 600 тысяч человек. Больше половины войска составляли румынские солдаты и офицеры.

    Румынские войска, вместе с венгерскими и немецкими частями, входили в группу армий «Юг» (командовал генерал—фельдмаршал Г. Рундштедт). Эта группа занимала фронт от Полесья до Черного моря — свыше 1300 км. Левое крыло ее составляла ударная группировка из 1–й танковой группы, 6–й и 17–й полевых армий (более 60 % общего состава группы). В самой Румынии дислоцировались 3–я, 4–я румынские и 11–я немецкая полевые армии, а связывал эти войска и основные силы группы армий «Юг» подвижный корпус «Карпатской группы» венгерских войск.

    Основной задачей группы «Юг» по плану «Барбаросса» являлось нанесение главного удара левым крылом на Киев. Она должна была также «уничтожить русские войска в Галиции и западной части Украины»,[12] своевременно захватить переправы на Днепре в районе Киева и южнее и обеспечить дальнейшее наступление восточнее Днепра. 1–й танковой группе во взаимодействии с 6–й и 17–й армиями предписывалось прорваться между Рава—Русской и Ковелем и через Бердичев и Житомир выйти к Днепру в районе Киева. Затем они должны были воспрепятствовать отходу советских войск на Правобережной Украине и уничтожить их ударом с тыла, двигаясь вдоль Днепра в юго—восточном направлении.

    Согласно плану «Мюнхен», который был разработан в развитие плана «Барбаросса» в июне 1941 года, задача румынских армий (вместе с 11–й немецкой) сводилась вначале к активному сковыванию советских войск на границе с Румынией, а затем к переходу в наступление. Им предстояло в случае необходимости прорвать советскую оборону на реке Прут и продвигаться в общем направлении на Винницу [История Второй мировой войны. Т. 4. М.: Воениздат МО СССР, 1975. С. 23.].

    На Черном море к началу войны немецких кораблей не было. Румынский военно—морской флот состоял из семи эсминцев и миноносцев, подводной лодки, двух вспомогательных крейсеров, а также девятнадцати кораблей других классов — канонерских лодок, сторожевых, торпедных и минных катеров. К военным действиям также привлекалась румынская Дунайская речная флотилия.

    Как впоследствии отмечал румынский диктатор Антонеску, страна выставила при вступлении в войну против СССР значительно больше дивизий, чем от нее требовало немецкое командование [Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками. Т. 2. М.: 1958. С. 696, 712.]. Правда, качество этих дивизий оставляло желать лучшего.

    С первых же часов Великой Отечественной войны для советских солдат стала очевидной разница в боеспособности немцев и их румынских союзников. На советско—румынском фронте пограничники, моряки Дунайской флотилии и армейские части не только удерживали государственную границу, но и высаживали десанты на вражескую территорию. На некоторых пограничных заставах 22 июня даже не поняли, что началась война, что наступает регулярная румынская армия, оценив происходящее лишь как массовое нарушение границы вооруженными бандами. Трупы убитых в первых боях румынских солдат собирали для опознания, полагая, что это нарушители границы…

    Виссарион Виссарионович Григорьев, летом 1941 года начальник штаба Дунайской военной флотилии, вспоминал: «Подвели итоги первого дня боевых действий. Общими усилиями армейских частей и флотилии были отражены шесть попыток противника переправиться через Дунай в районе Картал, Раздельный, три — у Килии Новой, две — у Вилкова, четыре попытки вброд форсировать Прут близ Рени. Добравшиеся до нашего берега разрозненные группы румынских солдат вылавливались в плавнях. Агрессор понес немалые потери на Дунае, в воздухе да и на своем берегу… Настроение было приподнятое — границу удерживаем, врага бьем!» [Григорьев В.В. И корабли штурмовали Берлин. М.: Воениздат, 1984. С. 53.].

    Итак, у советских командиров было приподнятое настроение вечером 22 июня 1941 года. Их подчиненные «вылавливают» вражеских солдат. Это не отрывок из модного ныне произведения в стиле «альтернативная история», а реальный исторический факт. Флотилия готовилась к высадке десанта. И в ночь на 24 июня 1941 г. он был высажен:

    «В короткой схватке вражеский гарнизон, застигнутый врасплох, был разгромлен. Кое-где дошло до рукопашной, но особой стойкости противник не выказал. Около семидесяти румынских солдат сдались в плен, многие разбрелись по плавням. Ни среди наших пограничников, ни во взводе моряков, которые высаживались первыми, не было ни одного убитого. Такой удаче сперва даже не верилось. Раненые были и в десантном отряде, и на бронекатерах… Противник не ожидал десанта, не допускал, что мы предпримем его так скоро» [Григорьев В.В. И корабли штурмовали Берлин. М.: Воениздат, 1984. С. 53-55.].

    Но дело было не только во внезапности удара. Вряд ли немцев удалось бы атаковать без потерь. Ни одного своего убитого и семьдесят пленных солдат противника — и этот блестящий результат достигнут после сложнейшей высадки под артиллерийским огнем врага! В катастрофические для Красной Армии дни…

    Уж очень специфическим противником были румыны. В боях с ними возникали ситуации, совершенно немыслимые тогда для советских войск, сражавшихся против немцев.

    Один из таких боев описал Виктор Михайлович Синайский, летом 1941 года моторист в 131–м истребительном авиаполку:

    «В июле был очередной прорыв фронта. Немцы ввели в прорыв румынский кавалерийский корпус, и ему противостоял один наш стрелковый батальон, к тому же потрепанный в бою. Наземное командование обратилось к командованию армии с просьбой помочь. Те дали указание действовать на свой страх и риск, чтобы помочь стрелковому батальону. Давидков (командир полка. — Авт.) послал разведку. Полетел Сигов (самый опытный пилот полка. — Авт.). Вернулся, помню, улыбается, смеется. «Что такое?» — «Румыны идут с духовым оркестром. Распустили знамена. Колоннами. Походным маршем». — «Давидков, что они, с ума сошли?» — «Не знаю, сошли или нет. Маршируют по голой степи, мы им покажем!» — «Навесить PC (реактивные снаряды. — Авт.), сам поведу!» 20 машин с PC, всего 160 PC. Давидков повел. Пришел на бреющем, с ходу ударили PC по всей этой массе, а потом начали достреливать из пулеметов. Давидков вернулся, полетела очередная группа. Двое суток наши гоняли этот румынский кавалерийский корпус по степи. На третий день мы перелетали на У–2 и пришлось лететь над этим побоищем. Лететь ниже 200 метров нельзя было — трупный запах. Потом приехал генерал—лейтенант Корнеец, построил полк и сказал: «Вы разгромили 5–й румынский королевский кавалерийский корпус. Прорыв ликвидирован» [Синайский В. Воспоминания // Интернет-сайт «Я помню».].

    Воевавшим в 1941 году в Белоруссии или Прибалтике такое описание боя показалось бы ненаучной фантастикой. Двое суток советские истребители (131–й полк имел на вооружении И–16) «гоняют» вражеский корпус, достреливают из пулеметов уцелевших…

    Синайский не единственный ветеран, написавший об избиении советскими истребителями румынской кавалерии. Аналогичный случай есть в мемуарах Николая Ивановича Крылова, начальника штаба Приморской армии, защищавшей Одессу и Севастополь. Крылов же составил и описание одесского «антирумынского» чудо—оружия: «Три бронированные машины, тип которых не сумел бы определить никакой военный специалист. Это были первые одесские танки» [Крылов Н.И. Не померкнет никогда. М.: Воениздат, 1984. С. 107.].

    Фактически обыкновенные тракторы—тягачи, переделанные всего за десять дней. Листовую корабельную сталь использовали в два слоя с прокладкой из дерева или резины, и испытания, проведенные на заводе, показали, что если не от снарядов, то, во всяком случае, от осколков и пуль такое покрытие должно защитить. В башнях двух машин поставили пулеметы. Для третьей нашлась 37–миллиметровая горная пушка.

    К трем самодельным «танкам» добавили один восстановленный, настоящий. И пошли в бой.

    «Результаты, как выяснилось, превзошли все ожидания. Противник, не видевший здесь раньше у нас никаких танков, был ошеломлен и выбит на этом участке из своих передовых окопов. Наши бойцы тут же придумали новым боевым машинам название — «На испуг», сокращенно НИ. Оно сделалось неофициальной маркой новой машины. Нельзя было не признать, что это название довольно точно характеризует ее качества: при слабом вооружении и легкой броне танк НИ имел довольно—таки устрашающий вид, а на ходу производил очень много шума.

    После первого боя танки, вновь прогрохотав по улицам города, возвратились на завод для осмотра. Как и предполагалось, от осколков и пуль оставались лишь вмятины. Попавший в один из танков 45–миллиметровый снаряд пробил слоеную броню навылет, не задев, к счастью, людей и двигатель. В целом машины испытание выдержали…» [Крылов Н.И. Не померкнет никогда. М.: Воениздат, 1984. С. 107-109.].

    Для специфического противника и НИ страшен. Вряд ли подобные «грозные» машины кто—нибудь решился с немцами в бой отправить…

    В служебном дневнике начальника штаба сухопутных сил Германии генерала Гальдера читаем: «20 августа. Одесса все еще продолжает вызывать беспокойство… Пока еще вызывает сомнение вопрос, доросли ли румынское командование и его войска до выполнения такой задачи». «21 августа… Румыны считают, что им удастся занять Одессу только в начале сентября. Это слишком поздно… Наше верховное командование не хочет вмешиваться в дела румынского командования. Таким образом, нам остается только ждать, как будут развиваться события» [Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск. 1939-1942 гг. Т. 3. М.: Воениздат, 1971. С. 291.].

    Но «вызывать беспокойство» Одесса продолжала до 16 октября. До выполнения такой задачи румынское командование действительно не доросло.

    Именно в боях с румынами, осаждавшими Одессу, добился первого весомого успеха Черноморский флот.

    Ставка и Военный совет Черноморского флота решили нанести противнику контрудар, отбросить его от города. Член Военного совета Одесского оборонительного района вице-адмирал Илья Ильич Азаров написал в своей книге воспоминаний «Осажденная Одесса»: «Ночью (имеется в виду ночь на 22 сентября 1941 г. — Авт.) никто не спал. Близилось время высадки десанта. Я давно так не волновался. Видимо, потому что впервые мы наступали» [Азаров И.И. Осажденная Одесса. М.: Воениздат, 1962.].

    В ночь на 22 сентября к Григорьевскому мысу, к востоку от Одессы, вышел отряд военных кораблей из Севастополя. Крейсеры «Красный Кавказ» и «Красный Крым», эсминцы «Бойкий», «Безупречный» и «Беспощадный», канонерская лодка «Красная Грузия» с десантниками на борту в 1.20 прибыли в район высадки. В 1.25 корабли открыли мощный прицельный огонь по районам населенных пунктов Чабанка (ныне Гвардейское), Григорьевка, Биляры, Старая и Новая Дофиновка. А десять минут спустя началась высадка десанта. Бойцы и командиры в 100–115 метрах от берега прыгали в море и с поднятым над головой оружием, по грудь в холодной осенней воде, шли к берегу, в вещмешках десантников вместо положенного трехдневного запаса продовольствия были двойные нормы патронов и гранат.

    К 5 часам утра высадка десанта была завершена. Крейсеры «Красный Кавказ» и «Красный Крым» сразу ушли в Севастополь, а эсминцы остались для артиллерийской поддержки десантников. Операция явилась полной неожиданностью для врага, румыны, охранявшие берег, были парализованы огнем кораблей эскадры, быстрыми действиями небольшой группы советских парашютистов, выброшенных в тыл врага в ходе десанта, стремительным натиском морских пехотинцев.

    Негода Григорий Пудович, командир эсминца «Беспощадный» вспоминал: «В восемь часов утра стало известно, что десант прочно закрепился и успешно продвигается вперед. Берег от Григорьевки до Одессы очищен от врага. Захвачено много трофеев и пленных. Корабли теперь могут свободно входить в порт» [Негода Г.П. «Беспощадный». М.: Воениздат, 1961. С. 53.].

    Трофейные дальнобойные пушки, еще недавно обстреливавшие порт и город, провезли по улицам с надписью: «Она стреляла по Одессе, больше не будет».

    Артиллерист Александр Федорович Собакин: «Воюя под Одессой, мы не имели информации, что творится на других фронтах, и когда нам объявили приказ на эвакуацию, то многие удивились… Румын мы успешно сдерживали. Как раз за несколько дней до эвакуации наши связисты прокладывали новую линию связи через какое—то селение. Смотрят, а у колодца большая группа румын—кавалеристов поит коней. К ним подошли три связиста с карабинами: «Руки в гору!» — и вся эта толпа послушно пошла к нам в плен. Мы даже с жалостью смотрели на них — пожилые сельские дядьки, мобилизованные в армию Антонеску. Ну, куда им было с нами тягаться» [Собакин АФ. Воспоминания // Интернет-сайт «Я помню».].

    Оставить город 16 октября 1941 года Приморской армии пришлось не под натиском румын, а из—за прорыва немцев в Крым. Армии предстояло защищать Севастополь. Эвакуацию удалось осуществить с минимальными потерями.

    Нарком ВМФ Кузнецов Николай Герасимович в мемуарах объяснял этот успех так: «Войска отошли настолько скрытно, что когда последний эшелон уже вышел из порта, румыны все еще боялись двинуться к городу» [Кузнецов Н.Г. Курсом к победе. М.: Голос, 2000. С. 127.].

    Увы, в похожей ситуации избежать тяжелейших потерь при эвакуации из осажденного немцами Таллина не удалось. Здесь был совсем другой противник…

    В дальнейших сражениях войны на участках, занятых румынскими войсками, советские войска могли рассчитывать на успех даже в неудачных в целом операциях.

    «Наступление войск Крымского фронта началось только 27 февраля… Немецкие дивизии сумели отбить атаки противника, но 18–я румынская дивизия не устояла» [Исаев А. Краткий курс истории ВОВ. Наступление маршала Шапошникова. М.: Яуза, ЭКСМО, 2005. С. 237-238.].

    Такие или похожие эпизоды постоянно фигурируют в трудах военных историков.

    — Исторический опыт
    Источник: Книга М.В. Кустова «Наемники фюрера»



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 26 августа 2017, 09:29
    • serega

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2017