180.000 километров над территорией врага («Красная звезда» от 5 января 1943 года)
История и события

    Дважды Герой Советского Союза гвардии майор А. МОЛОДЧИЙ

    Экипаж нашего самолёта входит в славную семью лётчиков советской авиации дальнего действия. Вместе с штурманом Героем Советского Союза гвардии майором С. Куликовым и стрелками-радистами орденоносцами Васильевым и Панфиловым я в общей сложности пролетел над вражеской территорией около 180.000 километров. В своих боевых вылетах мы побывали несколько раз над Берлином. Кенигсбергом, Данцигом, Будапештом, Бухарестом, Варшавой и многими другими городами фашистской Германии и подвластных ей государств. Мы бомбили военные объекты этих городов, разрушали железнодорожные мосты и станции, взрывали склады с боеприпасами, сжигали немецкие самолёты на глубинных аэродромах. Приходилось нам также бомбить опорные пункты врага на линии его обороны, налетать на танковые колонны, уничтожать пехоту и артиллерию.

    Всего наш экипаж совершил, более 170 боевых вылетов без единой вынужденной посадки на территории противника. Порой самолёт возвращался на базу, буквально изрешечённый пробоинами. По 60— 70 дыр от осколков зенитных снарядов иной раз насчитывали мы в фюзеляже и крыльях машины. Было много удачных рейсов в чрезвычайно сложной метеорологической обстановке. Были полёты, рекордные по дальности.

    Выводы из этой богатой практики мы сделали для себя следующие. Выполнение любой боевой задачи — творческий акт. Готовых рецептов, как сделаться хорошим военным лётчиком, нет и быть не может. Самое главное — никогда не успокаиваться на достигнутом, быть изобретателем, новатором в своей области и не зазнаваться после первых успехов. Если сегодня экипажу бомбардировщика удалось выйти победителем из схватки с «Мессершмиттом», то плох будет он, когда, сразу же начнёт задирать нос. Возможно, эта победа одержана лишь потому, что встретился неопытный немец, а завтра наскочит другой, и бой может сложиться по-иному. Всегда надо готовить себя к самому худшему и трудному, что может случиться в боевом полете.

    Как же все-таки действовал наш экипаж? Что помогало ему выполнять боевые задания? Попробую в кратких чертах рассказать об особенностях наших полётов. Первое, с чем, конечно, приходится встретиться каждому лётчику авиации дальнего действия — это выполнение самого полёта на дальность. Мы стараемся обычно проводить его на больших высотах. Этим достигаем экономии горючего, избегаем опасности обледенения. Снижение при выходе на цель мы делаем с таким расчётом, чтобы как можно больше выиграть в путевой скорости. В дальнем полете довольно часто приходится итти в облаках. В этом случае особое внимание надо уделять работе моторов, чтобы не допустить их переохлаждения и переобеднения смеси. Если грозит обледенение, — нужно снижаться на нормальной скорости. В облаках лучше всего вести самолёт по авиагоризонту, контролируя себя по вариометру и указателю скорости. Иногда у экипажа создаётся в облаках ложное представление о пространственном положении самолёта — разворот, набор высоты, снижение, — а приборы показывают нормальный полет. Тут нужно полностью доверять показаниям приборов.

    Когда дальний полёт совершается в условиях густой облачности, тумана, снегопада, особая ответственность лежит на штурмане корабля. Гвардии майор Куликов с педантичной точностью записывает в бортовой журнал все изменения курса, следит за скоростью, учитывает набор высоты. Кроме того, он в нужный момент прибегает к средствам радиовождения и в этом отношений не раз показал себя подлинным мастером. Прослушав позывные двух радиомаяков, он всегда безошибочно определяет местонахождение самолёта.

    В ночное время, а наши вылеты преимущественно ночные, нас, лётчиков авиации дальнего действия, стараются встретить немецкие истребители. Они обычно подстерегают нас при подходе к цели, чтобы не допустить до объекта, или перехватывают после бомбёжки при выходе на обратный курс. Как правило, «Мессершмитты» барражируют (в районе объекта или на воздушных трассах) с потушенной фарой, чтобы не обнаружить себя и сохранить элемент внезапности при атаке. Подойдя на 200—300 метров, немец зажигает фару, стараясь ослепить экипаж, поразить стрелков-радистов и затем ударить прицельным огнём по бензобакам или моторам.

    Выйдя из атаки, истребитель подставляет стрелку брюхо. Казалось бы, это самый удобный момент для удара. Но бронированное брюхо немецкого истребителя пробить нелегко. Наши стрелки-радисты знают, что нужно бить его по бакам, когда он атакует сбоку, или по мотору при лобовой атаке.

    Немецкие истребители довольно часто применяют «спаренное» нападение. Один идёт параллельным курсом и открывает пулемётный огонь с большой дистанции, чтобы привлечь к себе внимание, вызвать ответный огонь. Другой в это время подкрадывается сбоку и атакует с короткой дистанции. Зная эти приёмы, мы не поддаёмся на провокацию, усиливаем наблюдение за воздухом и упреждаем нападение противника. На стрельбу с дальнего расстояния стрелки-радисты нашего экипажа обычно не отвечают. Если облачно, мы скрываемся в облаках.

    Более серьёзную опасность для экипажей дальних бомбардировщиков представляют зенитная артиллерия и прожекторы противника, взаимодействующие со звукоулавливателями. Последние определяют направление и высоту полёта, и предупреждённые ими вражеские прожектористы знают, в какой точке, надо ловить самолёт. Важные объекты немцы прикрывают большим количеством прожекторных постов. Например, в зоне Берлина их насчитываются сотни в каждом секторе. Лучи прожектора сильно ослепляют экипаж. Прямой луч, отражаясь на козырьке, разбрасывает по кабине отсветы, которые расходятся во все, стороны, парализуют зрение. Молодой лётчик, ослеплённый лучами, может потерять пространственное положение или подставить машину под заградительный огонь зенитной артиллерии. Лично я, попадая в лучи прожекторов, стараюсь поглубже сесть в кабину, приближаю голову к приборам и ослабляю, таким образом, воздействие луча. В сущности тут переходишь на слепой полёт, идёшь по приборам. Выход из лучей лучше всего производить на максимальной скорости с маневром по направлению и по высоте. При наличии облачности — в облака. Скрывшись на некоторое время, надо повторить заход на боевой курс.

    Выход на боевой курс, маневр под огнём зениток в районе объекта — самые ответственные моменты боевой работы дальнего бомбардировщика. Некоторые пилоты бомбят с хода, а затем в зоне зенитного огня делают разворот на обратный курс. Мне кажется это неправильным. Если цель хорошо видна, то, конечно, надо сбрасывать бомбовую нагрузку с хода. Но для этого следует заходить на цель с таким расчётом, чтобы, отбомбившись, лечь на обратный курс без разворота и тем самым сократить время своего пребывания в опасной зоне.

    Большое значение имеет маневр скоростью. Например, при подходе к цели противник поймал меня звукоулавливателями и прожекторами, определил мою скорость и произвёл расчёты, необходимые для прицельной стрельбы. В этот момент я изменил режим полёта, и выпущенные противником снаряды рвутся в стороне. Чем меньше лётчик держит свою машину на боевом курсе, тем больше у него шансов выйти невредимый из-под огня зениток. Вокруг особо важных объектов противник нередко создаёт ложные цели, которые по-настоящему защищены средствами противовоздушной обороны, а подлинная цель тщательно замаскирована. Нам с Куликовым иногда приходилось по 15—20 минут кружиться над целью, выдерживая жесточайший обстрел с земли. Однако, умело применяя весь комплекс противозенитного манёвре, мы все же находили цель и поражали её бомбами.

    Умелый маневр — это основа действий лётчика дальней бомбардировочной авиации. Именно из-за неумения маневрировать случаются ошибки при бомбометании или неудачи в воздушном бою при встрече с вражеским истребителем. От дальнего бомбардировщика не требуется производство «бочек», «петель» или «иммельманов». На такой пилотаж, характерный для истребителей, и не рассчитаны наши машины. Но в пределах возможного каждый пилот- бомбардировщик должен выжимать из своей машины всё, на что она способна.

    Источник: Газета «Красная звезда» 5 января 1943 года


    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс


    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2017