У постели раненого («Красная звезда» от 16 сентября 1942 года)
Память История и события

    По аллее, ведущей к госпиталю, идет женщина в скромном синем костюме. В руках у нее букет лиловых астр и клеенчатая большая сумка, какую носят домашние хозяйки. Вот она приблизилась к госпитальным воротам… Ее здесь встречают, как старого друга… Коридор хирургического отделения, устланный мягкой дорожкой. Старшая сестра приветливо здоровается с посетительницей в белом халате и косынке. Женщина рассказывает, что привезла для раненых фрукты. Она выбрала у цветочницы самые красивые цветы. Привезла носовые платки, окаймленные ручной вышивкой. Старшая сестра, взглянув на красивый букет, вспоминает, что раненый в грудь красноармеец как-то однажды обронил, что его самые любимые цветы — лиловые астры. Теперь этому раненому лучше. Возле него дежурили не только госпитальные сестры. Все ночи напролет от него не отходила сестра-общественница. Она помогла ему вернуться к жизни. Теперь она старается доставить ему маленькую радость.

    Я видела дневники сестер-общественниц и письма, которые они получают от бойцов Краевой Армии. Вот выдержки из дневника комсомолки Софьи Коченковой:

    «27.II.42.— Этот день был особенно волнующим. Приближался час, когда мы с Ниной должны были начать дежурства в подшефном госпитале… В госпиталь мы приехали вечером. Большое, простое, по-домашнему уютное помещение. Мы вошли в палату № 23. Здесь лежал тяжело раненый лейтенант Стройкин. Как потом я узнала, все его зовут Костей… Всю ночь лейтенант не спал. Я сидела возле него. И это, пожалуй, было ему нужно: он все время спрашивал — здесь ли я — и просил не отходить от него!.. Утром в 8 часов мы с ним простились. Он просил приезжать поскорее… Возвращались с Ниной домой взволнованные.

    З.III.42.— Косте удается спать немного больше, чем прошлую ночь. Второй больной был в тяжелом положении. Он всю ночь метался. Я сидела рядом. У него была высокая температура. Ежеминутно приходилось вытирать запотевшее лицо, обмахивать полотенцем. Утром измерила всем температуру и дала лекарство. Когда собралась уезжать, то второй больной пожал мне руку и сказал, что чувствовал мою помощь. Я была тронута этой благодарностью. Моя помощь так мала по сравнению с их страданиями. Милые, дорогие товарищи! Если бы я могла разделить с вами вашу боль, чтобы вам было легче…

    13.III.42.— Не была в госпитале целую неделю. И все дни меня тянуло туда. Ехала сегодня с огромным желанием сделать все, что я могу, все, что им нужно. Для Кости привезла коробку шоколадных конфет. Его состояние значительно улучшилось. Я почитала ему немного. За конфеты был очень благодарен. Ну, а я была вдвойне довольна, что доставила ему удовольствие. Второй больной чувствует себя лучше. Однако нога еще болит. Пришлось ее массировать. Уехала, в 8 часов.

    16.IV.42.— Сегодня в моей палате необыкновенный день. Меня встретили музыкой — в палате играл патефон. Что меня особенно обрадовало — в этом весельи участвовал и лейтенант Стройкин, наш Костя. Ему стало совсем хорошо. Я за него очень довольна. Как будто я сама выздоравливаю… Было свободное время, и я пошла на кухню. Помогла Шуре вымыть посуду, а потом вымыла с ней пол. В своей палате убралась, как дома, я навела хозяйский порядок».

    А вот письмо старшего политрука Н. Масалова, полученное недавно Елизаветой Ивановной Бахаревой, руководительницей сестер-общественниц: «Мне хочется от всей души командира Красной Армия поблагодарить вашу общественницу Лиду Сафронову, которая вела дежурство в нашей палате №18, где я лежал два месяца. Я был тяжело ранен. Нельзя без волнения напомнить и передать отношение Лиды к раненым. Я просто удивлялся. Ведь человек приходит на дежурство после работы и всю ночь, не сомкнув глаз, оказывает нам всяческую помощь. Лида болеет душой за каждого раненого».

    Сержант Н. Василенко, раненый под Ржевом, заявил мне, когда перестилали его койку:

    — Эх, сестрица, если бы сюда сейчас одеяло Дементьевны!.. Ведь это не одеяло, а чистый бальзам для души…

    — Товарищ больной, а вы говорили, что вы холостой человек, одинокий! — вмешалась вдруг санитарка Таня.

    Сержант усмехнулся, покосившись здоровым веселым глазом на Таню:

    — Я не соврал вам, сестрица, никакой жены у меня нет. Первый раз меня ранило в марте. Осколок снаряда угодил в ногу, разбил кость. Меня послали в тыловой госпиталь на излечение в Горький. Лежу и скучаю, нога болит, писем мне никто не пишет. Как я вам говорил, Таня, родных у меня нет… И вот однажды является в госпиталь Дементьевна и прямо топ-топ в лоб к нашему хирургу: «Скажите, доктор,— говорит,— кто у вас здесь лежит самый невеселый от досады»… Помню, день был холодный, вьюжный, окна все заиндевели. И вдруг входит в нашу палату доктор вместе с Дементьевной. Невысокая она такая, румяная, курносая, зуба одного переднего нет. Поглядела на меня, поздоровалась, заплакала и стала развязывать мешок. Если придется мне погибать, сестрица, в последний свой час я вспомню и Дементьевну. «Ты мне не чужой,— сказала она,— возьми, вот тебе подарок принесла, накрывайся!» Одеяло это она сама простегала. Пуховое, легкое, красивое. Кругом сразу весело стало, лежу именинником…

    — Да кто ж она такая, ваша Дементьевна?!

    — Хохлова, Ольга Дементьевна, колхозница. Забыл вот только, как ее колхоз называется. Знаю, что километров двадцать от Горького. Я до госпиталя ее и в глаза не видал. Она 1885 года рождения… Дементьевна тогда нам еще луку и грибов сушеных связку принесла, и ложку деревянную, раскрашенную…

    Неоценимую помощь оказывают шефы тыловым госпиталям. Они пополняют инвентарь. Присылают мебель, посуду, матрацы, занавески, картины, хирургические инструменты и постельное белье, патефоны и кастрюли. Заранее до наступления жары или морозов заботятся об одежде для раненого воина, о прохладительных напитках, о топливе, о витаминах. Но самая драгоценная помощь — это люди. Общественные организации высылают в подшефный госпиталь бригады, чтобы убрать госпитальную территорию, наладить огород. Они берут в починку белье, шьют новое, ремонтируют обувь. Присылают лекторов, докладчиков, устраивают концерты для раненых.

    Терпеливо и настойчиво выхаживают общественницы раненых, к которым они прикреплены. Это — индивидуальное шефство. Как благодарят своих шефов раненые, с какой нежностью говорят о них!.. Когда ослепший обретает зрение, он просит своего хирурга, всех просит скорее показать сестру-общественницу, которая его поила, кормила, писала письма.

    Раненые, которым помогала выздоравливать Лида Сафронова, удивляются ее «каким-то особенным способностям». Я видела Лиду Сафронову. Глаза у нее были подпухшими после ночного дежурства. Но попробуйте ее спросить — устала ли она. Лида так взглянет на вас, что вам станет стыдно за свой вопрос! Я не встречалась с колхозницей Дементьевной. Но я знаю ее соотечественниц, схожих с ней своим сердцем. Вторично раненые с гордостью показывали мне письма и фотографии тех, кто помогал им возвращаться скорее в строй. Это актрисы, служащие, токари, парикмахерши, телефонистки, студентки, домашние хозяйки, колхозницы.

    — У них у всех большое русское сердце, которое умеет любить, умеет и ненавидеть, — сказал сержант Василенко. Такую любовь трудно забыть.

    Елизавета РАТМАНОВА.

    Источник: Газета «Красная звезда» 16 сентября 1942 года



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 15 апреля 2016, 11:32
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018