Гагарин и мир
Память История и события

    Завтра исполнится 55 лет с того знаменательного дня 12 апреля 1961 года, когда советский лётчик-космонавт Юрий Гагарин, облетевший Землю на корабле «Восток», положил начало эпохе пилотируемых космических полётов. В условиях холодной войны и «железного занавеса» Юрий Гагарин открыл миру не только космос — он в огромной мере открыл людям планеты Советский Союз, став его полномочным представителем на мировой арене.

    Восторг перед смелостью Гагарина часто заслоняет другие грани его подвига. Чтобы раскрыть их, достаточно сказать: 108 минут полета Гагарина вокруг Земли были периодом, когда скорость роста научных и технологических знаний человечества была наивысшей.

    Да, Советский Союз выиграл у Соединённых Штатов космическую гонку, но историческое значение полёта Гагарина состояло ещё в том, что 55 лет назад возможное поведение в космосе огромного числа систем было совершенно неизвестно. В эпоху Гагарина практически не было телеметрии, работу большинства систем в космическом пространстве впервые удалось понять лишь благодаря управлению ими человеком на борту космического корабля. Конечно, годы дополнительных испытаний, появление телеметрии усовершенствовали бы эти системы, но… все равно оставалась неиспытанной главная «система» — организм, психика человека! В полете Гагарин и реализовал «телеметрию», докладывая свои наблюдения по КВ- и УКВ-каналам, записывая на магнитофон данные о поведении систем корабля.

    Вот типичный фрагмент его космических отчетов: «Разделение с носителем в 9 час. 18 мин. 07 сек. Включился «Спуск-1». Подвижный индекс ПКРС (прибор контроля режима спуска) движется ко второму положению. Все окошки ПКРС горят… давление единица, влажность 65, температура 20. Давление в ручной системе 155, в первой автоматической 155, во второй 157. В баллоне ТДУ – 320 атмосфер. Чувство невесомости переносится хорошо…».

    Самообладание не изменило Гагарину и тогда, когда на борту начались нештатные ситуации. Тормозная двигательная установка не выдала полный импульс, произошло нештатное разделение отсеков. 10 минут перед входом в атмосферу корабль «Восток-1» беспорядочно кувыркался со скоростью 1 оборот/сек. Отказ клапана дыхания поставил лётчика-космонавта на грань гибели… Донесения Гагарина с орбиты плюс подробнейший отчет на Земле, последующие беседы на Государственной комиссии обеспечили необходимую обратную связь, позволили превратить полёты пилотируемых космических аппаратов в нормальную, хотя и все равно опаснейшую отрасль техники.

    Острее, болезненнее других реагировали на Гагарина американцы. Журнал Time писал: «Через телескоп холодной войны советский триумф рассматривается только как победа коммунизма и поражение свободного мира во главе с Соединёнными Штатами».
    Вице-президент США Линдон Джонсон произнёс: «Вдруг небо стало чужим. Глубокий шок от сознания того, что другая нация достигла превосходства над нашей великой страной».

    Вернера фон Брауна, немецкого «отца» американской космонавтики», новость застала в баре. Несмотря на многолюдье, он закричал в припадке непередаваемого волнения: «Я так и знал! Надо что-то делать!» Бывший тогда рядом с фон Брауном генерал Джон Медарис, создатель первых американских спутников, позднее скажет: «Мы все чувствовали себя футболистами, вымаливающими разрешение уйти со скамейки запасных».

    …После запуска первого советского спутника 4 октября 1957 года американцы форсировали космическую программу, сформировали свой отряд космонавтов и показали его всему миру, заявив: «Среди них — первый человек, который преодолеет земное притяжение!» Этому предсказанию не суждено было сбыться.

    Полет Гагарина, как отмечали американцы, предъявил Штатам не только уровень советской техники, но и огромные белые пятна в их разведывательной работе. Боб Гилруф, директор Центра пилотируемых полётов и начальник оперативной группы NASA, признавался: «Наша разведка не имела сведений об их успехах».

    Подвиг Гагарина праздновал весь мир, но особое значение он имел для Кубы. В апрельские дни 1961 года холодной война спрессовала в одну неделю полёт Гагарина и крах американского вторжения в Заливе Кочинос. Отменить операцию «Запата», окончательно утвержденную президентом Кеннеди 4 апреля, ЦРУ уже не могло. Бомбардировки Кубы начались 15 апреля, а 17 апреля Фидель Кастро торжествовал победу на Плайя-Хирон. А то, что США не пошли на эскалацию конфликта, не попытались взять реванш за Плайя-Хирон, было связано и с полетом Гагарина, с колоссальным международной резонансом, который он вызвал. Полагаю, в этом состояла и причина особой атмосферы встреч Гагарина с Фиделем, Че Геварой, причина того, что первый лётчик-космонавт стал главой Общества советско-кубинской дружбы.

    Скажу несколько слов о реакции на полёт Гагарина в Японии, отталкиваясь от собственных детских впечатлений. В те же годы Япония была на подъеме, интерес к науке и технике огромный, и это делает особо важным японское восприятие советского космического триумфа.

    Визит в Японию Юрия Гагарина в мае 1962 года вызвал запредельный ажиотаж, с каким, наверное, могли бы сравниться только свадьба или рождение ребенка в императорской семье. В торгпредстве СССР в Токио был детский сад. Когда сообщили, что прием в честь Гагарина состоится в торгпредстве, весь дипломатический корпус правдами-неправдами попытался туда пробиться. Людей запускали в комнату, где проходила встреча, доводя тесноту до уровня метро в час пик, потом приглашали Гагарина, пережидавшего это время с нами, детьми, в комнате под лестницей. Он входил, становился посередине толпы, улыбался своей знаменитой улыбкой, пережидал три-пять минут магниевой канонады и возвращался к нам. С детьми Юрий Алексеевич общался прекрасно, мы были главными именинниками в тот день. Когда с трудом удалив из комнаты предыдущую группу, запускали новую, маневр (приглашение Гагарина) повторялся. Радость была всеобщей, слышались крики: «Товарищи! Товарищи! Немного назад! Чуть правее, товарищи!» Британцы, французы, американцы на «товарищей» в тот день реагировали правильно: послушно подавались назад, раздвигались вправо-влево.

    Мой отец, Николай Прохорович Шумейко, работая в технической комиссии, часто помогал советским коллегам покупать японские технические новинки. Главным «хитом» были тогда 8-миллиметровые кинокамеры. В 1960 году он подобрал такую Анастасу Микояну, возглавлявшему знаменитую советскую выставку в Токио. В 1962-м отец в поисках камеры прошел с Юрием Гагариным по нескольким магазинам. Владелец одного из них умолял сфотографироваться и принять камеру в дар. Позволив сделать несколько снимков, Юрий Алексеевич настоял на том, чтобы заплатить за покупку. Выбранная кинокамера ему очень понравилась, он с ней потом не расставался.

    Из воспоминаний врача Зинаиды Косенко: «12 апреля в городе Фукуока к нам, еще ничего не знавшим, подошел человек и поклонился: «От души поздравляю, сейчас получено известие, советский человек поднялся в космос!» Под камфарными деревьями бегал пятилетний мальчик, мать сидела на скамейке. Увидев нас, поднялась, поклонилась: «Примите наше восхищение Гагариным». Шахтер: «Как только услышали по радио, сложили свои гроши и выпили пива»… Продавец газет в Кобе радостно крикнул по-русски: «Я ел кашу в Комсомольске-на-Амуре!» Очень часто мы слышали: «Советские люди – новые люди»…

    Сейчас, 55 лет спустя, даже трудно представить, как был взволнован мир, выражая своё восхищение человеком, в личности которого воплотился советский космический триумф…

    * * *


    Исторический полет Гагарина сделал 12 апреля Всемирным днём авиации и космонавтики. К концу 2014 года свои искусственные спутники на орбите имели около 50 стран, однако «космическими державами» и членами «космического клуба», имеющими возможность самостоятельно их запускать считаются лишь 10 государств. Тут есть известная аналогия с термином «члены ядерного клуба», а исторически связь этих двух «клубов» еще глубже: ядерное оружие и ракеты как средство его доставки развивались в тесной взаимосвязи; часто ядерные заряды доводили (по весу, объему) под существовавшие типы ракет и наоборот. Ситуация зимы 2015-16 гг., когда запуск северокорейского спутника дистанционного зондирования Земли рассматривался на Западе в разрезе угрозы ядерного нападения, только подчеркнула эту связь.

    Утвердился за 55 лет космической эры и термин «космические сверхдержавы», применяемый к странам, которые имеют возможность запускать пилотируемые корабли или орбитальные станции. Таких на сегодня три — Россия, США и Китай.

    Их соперничество-сотрудничество в области ракетно-космической техники является одним из важнейших измерений мировой истории примерно с начала 1940-х годов и по сегодняшний день. Ракетное оружие сыграло определенную роль в ходе Второй мировой войны, а в послевоенные годы его состояние и развитие стало практически главным элементом стратегического баланса сил и, как считает большинство экспертов, предотвратило новые мировые войны.

    Состязание нескольких стран за звание «космической сверхдержавы» влияло на уровень развития науки, техники, а кроме того было фактором идеологического противоборства. Советскому Союзу, например, предъявляли обвинения в несамостоятельности разработок, в «заимствовании» атомных и ракетных секретов. В ракетно-космической сфере эти обвинения звучат нелепо.

    К концу Второй мировой войны безусловным мировым лидером в ракетостроении была Германия. Первые поколения как советских, так и американских ракет отражают это влияние, многие узлы этих ракет копировали ФАУ-2. Однако как было поделено «германское наследство»? Советскому Союзу достались несколько экземпляров ФАУ-2, инженеры, причастные к их созданию, а вся уцелевшая документация, 1800 ученых, конструкторов и, наконец, главный конструктор и создатель первых баллистических ракет штурмбанфюрер СС Вернер фон Браун работали на США.

    Добиться такого «улова» американцам удалось благодаря операции «Скрепка» (Operation Paperclip), проведенной предшественником ЦРУ – Управлением стратегических служб США. Это была операция по вербовке и перемещению в Америку лучших научно-инженерных кадров Третьего рейха. Действуя в обход Ялтинских и Потсдамских соглашений, американцы фальсифицировали биографии ученых — членов НСДПА и СС (название «Скрепка» — от манипуляций с папками личных дел).

    Решающую роль в успехе этой операции сыграло получение американцами так называемого списка Озенберга. Вернер Озенберг, директор германской Ассоциации оборонительных исследований (Wehrforschungsgemeinschaft), составил каталог ведущих германских ученых и инженеров, занимавшихся разработкой новых видов оружия. По этому каталогу немцы собирали людей с фронта, со случайных мест неквалифицированной работы и даже из концлагерей. Хотя директору Ассоциации оборонительных исследований поручалось собирать только политически благонадёжных, было известно, что попадание в «номенклатуру Озенберга» спасало от преследований политической полиции. В частности, Вернер фон Браун, попавший за решётку по доносу, обвинявшему его в пораженческих разговорах, был выпущен на свободу и направлен на работу в Пенемюнде.

    В хаосе лета 1945 года главной удачей англо-американских союзников стало то, что «список Озенберга» попал в их руки. Отступление немцев происходило в такой спешке, что многие документы не успевали уничтожать. Ценный документ нашли в университете Бонна … затолканным в унитаз. Сначала «список Озенберга» прошёл через руки MI6, потом попал к американцам, став основой успешного «отлова» германских специалистов. Угодил в эту сеть и «американский Королев» — Вернер фон Браун. Так что в некотором смысле американская космическая программа выплыла из немецкого унитаза (сообщаю эту подробность для тех, кто любит повторять, что «СССР выкрал секреты»). Ну а определение «американский Королев» появилось столь же объективно, в силу первенства СССР в разработке космического проекта, как и вошедшее во все языки мира слово sputnik.

    Возвращаясь к трём «космическим сверхдержавам», мне хочется отметить некоторые особенности судьбы «китайского Королёва» — Цянь Сюэсэня (1911-2009). Об этом человеке я впервые услышал от космонавта, члена-корреспондента РАН, директора Института истории естествознания и техники РАН, в 1990-х помощника президента России по национальной безопасности Юрия Михайловича Батурина, сделавшего невероятно много для развития российско-китайских связей.

    Некоторое представление о нерядовой судьбе «китайского Королёва» даёт книга Ли Чэнчжи «Развитие китайских космических технологий», изданная в русском переводе в Москве в 2013 году под редакцией Юрия Батурина. Вот что говорится там о Цянь Сюэсэне: «Происходит из богатой китайской семьи. С 1935 года работал в США, был одним из основателей Лаборатории реактивного движения (1944). Полковник ВВС США, в 1945 году командирован в Германию, допрашивал сдавшегося американцам Вернера фон Брауна. Автор классического труда «Реактивное движение», который изучали все, кто занимался в Соединенных Штатах ракетной техникой. Профессор Массачусетского и Калифорнийского технологических институтов. Выдающийся ученый и организатор космической отрасли в КНР. В Китае ему установлен памятник при жизни».

    Многие подробности жизни Цянь Сюэсэня остаются, видимо, вне поля зрения широкой публики, но один эпизод, касающийся его возвращения в Китай, представляется мне знаменательным.

    В ходе начавшейся в США в 1950-е охоты на ведьм ФБР обвинило Цянь Сюэсэня в пособничестве коммунистам. В 1955 году он был отстранён от секретных работ по ракетной тематике и фактически посажен под домашний арест. Через две недели учёный объявил о своём намерении вернуться в Китай и обратился с письмом к Чжоу Эньлаю. Премьер Госсовета КНР дал указание предложить на китайско-американские переговорах в Женеве освободить 11 американских военнопленных летчиков, если США перестанут препятствовать возвращению Цянь Сюэсэня на родину… Переговоры прошли успешно, и 8 октября 1955 года учёный вернулся в Китай.

    Откуда, однако, взялись 11 американских военнопленных летчиков? Дело в том, что китайская армия участвовала в Корейской войне 1950-1953 годов, а воздушное прикрытие осуществляли советские самолеты и зенитные ракеты. То есть получение «материала для обмена» на Цянь Сюэсэня тоже не обошлось без советской авиационной и ракетной техники!

    И, наконец, фактом исторической значимости является прямое участие советских ученых и конструкторов в появлении на свет третьей «космической сверхдержавы» — Китайской Народной Республики.

    * * *


    Советский вклад в создание космической индустрии и укрепление оборонного потенциала Китая трудно переоценить. Автор исследования «Развитие китайских космических технологий» Ли Чэнчжи пишет: «В 1954 году ЦК КПК принял решение о разработке атомного, а в 1956 году — ракетного оружия… 3 октября 1954 г. Мао Цзэдун и первый секретарь ЦК КПСС Хрущев провели переговоры в резиденции Чжуннаньхай, и в дружеской обстановке Мао заявил: «Нам интересны атомные ресурсы и ядерное оружие. Не мог бы СССР оказать помощь в данном вопросе?»» СССР требуемую помощь оказал.

    В своей статье «О десяти важнейших взаимоотношениях» Мао Цзэдун подчёркивал: «Благодаря урокам корейской войны наша армия стала сильнее, еще сильнее, чем Красная армия СССР перед Второй мировой войной. У нас пока нет атомной бомбы. Но раньше у нас не было ни самолета, ни пушки, мы победили японский империализм и Чан Кайши с помощью пшена и винтовки… Нам нужна и атомная бомба. В современном мире, чтоб не подвергаться нападкам, без этой вещи обойтись нельзя».

    И Китайская Народная Республика не осталась «без этой вещи». «По рекомендации Ражаленко, советского советника президента Академии наук Китая, — пишет Ли Чэнчжи, — пригласили 16 советских ученых, чтобы китайские учёные ознакомились с современным мировым техническим уровнем. В 1957 году китайское правительство направило научно-техническую делегацию в СССР… Было утверждено 122 пункта научно-технического сотрудничества». В МАИ, в МВТУ им. Баумана была направлена китайская молодёжь, овладевавшая ракетной специальностью.

    Тень будущей размолвки КПК и КПСС тогда ещё не возникла, и Мао Цзэдун вдохновенно славил советскую космонавтику: «Сейчас международная обстановка достигла новой поворотной точки. В мире два ветра: ветер с востока и ветер с запада… особенность нынешней обстановки: ветер с востока довлеет над ветром с запада. Сила социализма занимает преимущественное положение относительно сил империализма… На нашем небе яркий свет, на западном — темные облака. Мы очень оптимистичны, они встревожены. Запуск двух спутников не дает им спать… СССР запустил два спутника. Сколько имеется стали у государства, которое запустило спутник? 51 млн тонн. Говорят, что США очень сильны. Так почему ж они до сих пор даже картошку не запустили? У них есть 100 млн тонн стали, они так этим расхвастались, даже передовой план приготовили. Название передовой следует заменить на отсталый… В США сейчас спорят, через год, два или через пять смогут догнать СССР. Мне неважно, через год, два или 5 лет они запустят спутник, все равно они всегда будут позади».

    Образы этой речи Мао Цзэдуна (1957 год) — «ветер с востока», «свет на восточном небе» — позже будут воспроизведены в названиях китайских ракет и спутников «Дунфэн» и «Дунфанхун». Как не сопоставить с первыми советскими кораблями — «Восток», «Восход», с полигоном «Заря» на Байконуре!

    Китайский космический комплекс был построен своеобразно. 7-е министерство машиностроения КНР, отвечавшее за ракеты, включало четыре академии, семь «баз третьей линии», одиннадцать «заводов прямого подчинения».

    Линии (первая вторая, третья) – понятия китайской экономической географии. 1-я линия – приморские города. 3-я — наиболее далекие от побережья провинции (Сычуань, Шэньси, Ганьсу). Эти «линии» мне напоминают классификацию отелей в приморских курортных зонах. 1-я – самая развитая, но и самая уязвимая. Базы третьей линии соответствуют принципу древней китайской военной стратегии «опора на горы, рассредоточение, скрытность». Первая из четырёх академий отвечала за базы «062» (Сычуань) и «067» (Шэньси). Заводы прямого подчинения были номерными, как в Советском Союзе.

    Первая китайская ракета «Дунфэн-1» — это копия советской «Р-2». В 1957 году СССР предоставил китайской стороне два экземпляра данной ракеты, материалы, чертежи, инженеров и 102 военных, включая боевой расчет «Р-2». Первую собственно китайскую ракету «Дунфэн-2» испытали 21 марта 1962 года (годом прекращения советской помощи Ли Чэнчжи называет 1959-й). Неудача: сильная вибрация, взрыв, падение ракеты на 69-й секунде полета. После этого были ещё два года упорной работы и первый удачный старт 29 июня 1964.

    В 1970 году ракета «Чанчжэн-1» вывела на орбиту первый китайский спутник.

    Датой нового старта программы пилотируемой космонавтики в Китае Ли Чэнчжи называет 21 сентября 1992 года, когда Генеральный секретарь ЦК КПК Цзян Цзэминь одобрил Проект 921, предусматривавший создание пилотируемого космического корабля, и собственноручно написал иероглифы «шэнь» и «чжоу». «Шэньчжоу» читалось как «Волшебный корабль» и вместе с тем это была поэтическая метафора Китая. «Если проводить сравнения с пилотируемыми кораблями СССР и США, то более всего «Шэньчжоу» похож на «Союз», — писал Ли Чэнчжи.

    20 ноября 1999 года ракета «Чанчжэн-2F» вывела на орбиту «Шэньчжоу» в беспилотном варианте. Всего беспилотных проб китайцы произвели четыре, тогда как в СССР и США их было гораздо больше. «Это говорит о том, что многие ранее неизученные вопросы стали общедоступными знаниями… Первый китайский космонавт подвергался гораздо меньшему риску, чем Юрий Гагарин», — комментирует Ли Чэнчжи.

    15 октября 2003 года ракета «Шэньчжоу-5» вывела на орбиту космический корабль с Ян Ливэем, осуществив, как пишет исследователь, «тысячелетнюю мечту китайской нации». Надо сказать, что в этом случае обычный штамп «тысячелетняя мечта» получает некое новое звучание. Ведь Китай – родина пороха и ракет, и хотя Ли Чэнчжи не упоминает сей факт, его соотечественники, запуская ракеты с середины XI века, не могли не мечтать о полетах человека.

    Я беседую с Юрием Михайловичем Батуриным — космонавтом, совершившим два космических полета, Героем Российской Федерации, членом-корреспондентом РАН, помощником президента РФ по национальной безопасности в 1990-е годы… Он ответственный редактор и автор послесловия к книге Ли Чэнчжи.

    — Юрий Михайлович, расскажите о Ваших лекциях в Китае.

    — Самый большой мой лекционный тур состоялся в 2011 году. Сначала я прочитал серию лекций на космические темы в университете Цинхуа… Большая часть китайского руководства окончила именно его. Мне говорили, что многие создатели китайской космической техники — выпускники Цинхуа, среди нынешних студентов — будущие китайские космонавты. Темы лекций: история космонавтики, повседневная жизнь на борту, что такое научный космический эксперимент и как его проводят, международное космическое право и прочее… Самое главное: после двухчасовой лекции студенты задавали вопросы еще два часа, пока не приходила уборщица и не гасила свет. Огромный интерес и сильнейшая тяга к знаниям. Их глаза просто светились. Я преподаю в нашей высшей школе с 1990 года и давно уже забыл такие глаза у российских студентов.

    — А где еще, кроме Цинхуа, Вы работали?

    — В городе Чанша. Есть такой военно-научный город на юге Китая. Лекции примерно те же, но подготовленные уже не для студентов, а для специалистов научных институтов.

    Был три раза в «китайском Звездном городке» на окраине Пекина. В 2012-м и 2013 г. вел отдельные лекции. В 2013 году в Пекине проводилась моя персональная выставка космической фотографии. Тогда же читал и лекцию по этой теме.

    …Больше всего из рассказа Юрия Михайловича Батурина мне почему-то запомнись его слова о том, что он преподаёт в российской высшей школе с 1990 года, но уже давно не помнит на родине Гагарина такой сильнейшей тяги к знаниям и такого неподдельного интереса в глазах, как у китайских студентов – слушателей его лекций по космонавтике.

    Игорь Шумейко
    Источник: fondsk.ru



    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 11 апреля 2016, 10:20
    • iunior

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2018