На Будапешт и Берлин («Красная звезда» от 10 сентября 1942 года)
История и события

    (Из записок штурмана дальнего бомбардировщика)
    1.

    Команда отдана. Тяжело нагруженный наш самолет совершает разбег и поднимается в воздух. Курс — Будапешт.

    Внизу темнота все плотней окутывает землю. Но здесь, наверху, где довольно светло — отблеск медленно отгорающей зари. Вот где-то справа промелькнули контуры огромного самолета — это наш товарищ тяжелый бомбардировщик, идущий тем же курсом и с той же задачей, что и мы.

    Быстро темнеет. Линия фронта, как всегда, отмечена частыми вспышками артиллерийской стрельбы, огненными трассами пулеметных очередей, багровыми очагами пожаров. Заслышав приближающийся гул наших моторов, начинают гулять по небу прожекторы, бить зенитки.

    Но зенитки, конечно, не могут быль расположены по всему фронту равномерно, и мы устремляемся в одну из лазеек. Еще долго за нашей спиной тревожно ощупывают небо лучи прожекторов и мелькают зенитные разрывы.

    На этом война на некоторое время как бы обрывается Земля и небо спокойны, ничто не нарушает однообразного гула моторов. Ночь темная, безлунная. Только изредка мелькает внизу драгоценная для нас, штурманов, характерная тень — река! Экономя кислород, мы идем довольно низко.

    Воздушные стрелки — незаменимые помощники штурмана дальнего бомбардировщика. Они не только следят за воздухом — не подкрадывается ли враг, но еще выискивают на земле нужные ориентиры. В шлемофоне то и дело слышатся их голоса:

    — Слева по курсу озеро!

    — Пересекаем излучину реки!

    К слову сказать, не всегда штурман может полагаться на данные визуальной ориентировки. Бывает,— и не столь редко,— когда весь экипаж различает в ночной темноте, скажем, излучину реки, даже мосты, а на самом деле ничего этого нет — своеобразная галлюцинация.

    Поэтому для полного контроля над курсом штурман должен пользоваться всеми средствами воздушной навигации, включая и астрономию. В частности, я считаю астроориентировку совершенно обязательной для штурмана дальнего бомбардировщика.

    Уже много часов длится полет, все силы организма напряжены до крайности, но утомления не чувствуешь — столь велико нервное возбуждение. Только одна мысль владеет тобой: как бы не ошибиться, надо донести бомбы до цели, точно положить их в самое логово врага. В эти минуты особенно отчетливо ощущаешь справедливость и точность слов: «воздушный мститель». Да, мы воздушные мстители! Мы первые ласточки грядущего мщения, первые зарницы того наказания, которое понесут фашистские изверги за наши сожженные села, изуродованные города, за кровь наших жен, сестер и детей, расстрелянных, удушенных, замученных фашистами.

    Вперед! Остались считанные минуты. Вот-вот должен показаться Будапешт.

    Через какую-нибудь минуту вырисовываются контуры большого города, характерные стрелы зданий. Итак, до Будапешта долетели!

    Город еще ни разу не подвергался бомбежке, он спокоен. В эфире звучат мелодии оркестров. Ни англичане, ни американцы еще ни разу не долетели сюда.

    Выходим на реку, отмечаю ее знакомый по фотографиям изгиб. Попрежнему ни прожекторов, ни зениток. В это мгновенье внизу мелькает какая-то вспышка, затем другая. Взрыв. Характерное облачко дыма и огня взлетает в воздух. А, значит кто-то из наших опередил нас. Боевой привет товарищу!

    Сразу в эфире начинает твориться нечто невообразимое. Смолкают оркестры, и чей-то голос непрерывно, испуганно, истошно, в течение добрых пяти минут выкрикивает слова, обозначающие сигнал воздушной тревоги. Начинают беспорядочно, невпопад бить зенитки. Бьют они настолько суматошливо, что сразу видно: фашистские заправилы чувствовали себя тут в совершенной безопасности. Тем лучше!

    Сбрасываю световую авиабомбу. Она повисает в воздухе. Один из прожекторов сразу впивается в нее и провожает до самой земли: неужели венгры приняли ее за советский бомбардировщик?

    Теперь отчетливо вырисовывается цель. Делаем заход, в последний раз проверяю угол прицела. Пора! Отодвигаю рычаг бомболюков. Легкая встряска самолета. Ну, теперь, не прозевать! Так, так, ближе, ближе… Вот!

    Палец сам собой нажимает спусковую кнопку. Встряска. Полетела первая фугасная! Не ждали? Вот вам еще одна! Заметались прожекторы, опять зазвучал в эфире истошный голос. Ничего, пусть покричит! Пусть ни один вражеский город не чувствует себя в безопасности — каждому придет своя очередь! Слишком много крови советских ладей пролили фашисты на нашей земле, чтобы эта кровь могла остаться без расплаты.

    Делаем круг, чтобы проверить результаты бомбометания. Все новые световые шары повисают в воздухе, все новые взрывы отчетливо видны внизу — прилетают все новые и новые бомбардировщики. Наше дело сделано. Ложимся на обратный курс.

    На обратном пути нервное напряженке понемногу спадает, начинаешь чувствовать голод, усталость. Вот и линия фронта. Где-то наше «окно»? Нашли, прошмыгнули… Аэродром. Садимся, вылезаем из самолета.

    И тут только полностью ощущаешь всю меру своей усталости. Ноги как будто не свои — подгибаются. Земля плывет под ногами. Неверными шагами идут летчики, стрелки, штурманы по раскинутому полю аэродрома.

    2.

    Германия… Я видел ее сверху в августовскую ночь прошлого года. Тогда по всему немецкому побережью, мигая, светились огни маяков. Корабли по Балтийскому морю ходили с огнями. По автострадам и шоссейным дорогам двигались колонны автомобилей с зажженными фарами. Все города, поселки, железнодорожные станции были залиты электрическим светом. На железных дорогах хорошо были видны выпускающие белые клубы пара двухглазые паровозы.

    Сейчас облик фашистской Германии не тот. Вся территория покрыта мраком. Погасли на побережьи огни маяков. Фашистские корабли крадутся вдоль берега в темноте, как воры. Тщательно пытаются скрыть свое существование немецкие города. По железным дорогам паровозы медленно, ощупью тянут эшелоны, избегая даже давать гудки, чтобы белым паром не выдать свое продвижение. Сказались результаты усиленной бомбежки Германии с воздуха.

    Прошли линию фронта. Первые несколько десятков километров нас еще беспокоила, вернее пыталась беспокоить, противовоздушная оборона немцев. Кое-где вспыхивали лучи прожекторов, то там, то тут открывала огонь зенитная батарея, с какого-то аэродрома поднялся в воздух ночной истребитель. Но вскоре эти признаки боевой активности остались позади. У немцев, конечно, нехватает ни сил, ни средств, чтобы создать хотя бы видимость охраны всей временно оккупированной ими территории. Некоторые обширные районы совершенно оголены в противовоздушном отношении, зато на охрану других городов сконцентрированы все средства.

    Уверенно и дружно тянут моторы. Под самолетом проносятся обрывки облаков. Справа по горизонту стеной громоздятся тучи, освещаемые серебристым светом луны. Там гроза. Мощный массив облачности то и дело прорезают ломаные, слепящие стрелы молний. Тогда молочным светом освещается весь горизонт.

    Много мастерства, умения, а подчас и физической силы требуется от летчиков. Майор Пусэн и старший лейтенант Зеленский ведут тяжелый корабль точно по курсу в этих сложных метеорологических условиях.

    Теперь наш корабль уже над чужой территорией. Редкие огоньки. Они немедленно гаснут при нашем приближении. Но кое-где они остаются. Вот ровный, освещенный электрическим светом, квадрат. Это концентрационный лагерь. Здесь правила светомаскировки не соблюдаются. Во-первых, немцы боятся оставлять заключенных в темноте; во-вторых, если бомбы и поразят этот освещенный квадрат, ничего, кроме злорадства, у двуногих зверей это не вызовет.

    Наш корабль все дальше и дальше идет на запад. Уже высоко поднялась ущербленная луна, и ее бесстрастный холодный свет серебристой дорожкой отмечает озера и реки.

    — Пожар! Еще пожар! Третий пожар!— раздаются голоса стрелков в шлемофоне. Всматриваюсь. Пожары? Да, как будто это так. Но что-то они очень уж одинаковые, ровненькие. Слишком уж эти пожары по-немецки аккуратные.

    А, так и есть! Это фальшивые пожары. Это ложный объект, расположенный на подступах к настоящему объекту в надежде, что летчик, введенный в заблуждение, обрушит груз бомб на эти игрушечные, макетные, электрические пожары.

    Но вот и настоящий пожар. Один, другой, третий… Эти пожары уже не по-немецки аккуратны. Это настоящий, не приближенный огонь. О, как высоко вздымаются столбы пламени! Этот пожар вызван нашими, советскими бомбами. Отличный пожар, ничего не скажешь! Хорошо поработали наши летчики, побывавшие здесь до нас.

    Не успело скрыться из глаз наших стрелков это зарево, как впереди по курсу обозначились пожары в другом городе. Проходим дальше.

    — Внимание! Скоро Берлин! — говорю я в шлемофон.

    Но он уже виден, Берлин, хотя до него еще далеко: сплошной частокол прожекторных лучей упирается в небо. По всему горизонту кажущаяся непроходимой завеса зенитного огня: наши уже бомбят.

    Так вот он, этот город, опутавший своими щупальцами Европу, весь мир. Вот он, этот город-зверь, нора Гитлера, вместилище всего самого злобного, кровавого и ужасного, что знало человечество за свою многовековую историю. Дрожь нетерпения: скорее к нему! И метче удар! За Гастелло, за героев-панфиловцев, за школьницу Космодемьянскую!

    Зимой английские летчики писали нашим, что рады будут пожать нам руку над Берлином. Ну что ж, мы все сделали для того, чтобы эта встреча состоялась.

    Мысль одна: только бы пробиться сквозь эту стену заградительных зенитных разрывов — сплошную стену на разных ярусах. Маневр. Удача. Мы над городом.

    — Товарищ штурман, вижу мосты через реку! — кричит стрелок Глобенко.

    Но тут прожектор поймал наш самолет, глаза ослеплены, ничего не видно!

    Нас опередили. Один за другим взметаются взрывы. Это легли бомбы корабля наших товарищей. Ловким маневром летчик уходит из прожекторного луча. Так, теперь все видно, покуда не поймал новый прожектор. Можно отыскать цель.

    Пожары. Бомбы падают на город целыми сериями: немало наших боевых кораблей сейчас над этим городом-спрутом. В воздухе повисают светящиеся авиабомбы.

    — Молодцы! Точно бомбят! — слышен в шлемофон чей-то радостный голос.

    Вот, теперь нашел, наконец, заданную цель.

    — Внимание! Бросаю бомбы!

    Самолет рвануло вверх: оборвались бомбы. Справа, слева, сверху, снизу — всюду разрывы зенитных снарядов. Воздух густо насыщен запахом пороха. Снова слепят глаза упершиеся в самолет лучи прожекторов. Вырвемся ли мы теперь?

    Да, мы уходим. Мастерским маневром пробиваемся сквозь стену огня: даже не верится — неужели все-таки нашли брешь?

    Прощай, Берлин! Мы встретимся еще не раз! Все большее и большее количество бомб будем мы обрушивать на твои заводы, мы будем бить тебя до тех пор, пока не настанет светлый и долгожданный день окончательного расчета.

    Боевое задание выполнено. Ложимся на обратный курс. Но долго еще стрелки наперебой сообщают, что бомбежка Берлина продолжается, что в городе возникают новые очаги пожаров.

    Заканчивается ночь, проведенная нашим экипажем над Германией. Мы идем на восток, навстречу солнцу, гордые сознанием выполненного долга.

    Майор А. ШТЕПЕНКО,
    Герой Советского Союза.


    Источник: Газета «Красная звезда» 10 сентября 1942 года

    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 29 марта 2016, 12:20
    • varnava

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2017