Идеальных армий не бывает: слабые места финской армии 1939 года
История и события

    Существовала ли вообще на свете, где-нибудь и когда-нибудь, идеальная армия без недостатков? Без глупейших просчетов в организации, в снабжении, без воровства?

    Где бы такую найти в истории Второй мировой? Красная Армия и армии западных союзников не могли этим похвастаться. Армии Германии и ее союзников — Румынии, Италии, Венгрии — тоже.

    Может быть — финская армия, оказавшая яростное и весьма эффективное сопротивление наступающей Красной Армии в 1939–1940 годах при крайне скудных материальных и людских ресурсах страны? Ведь замечательно финны сражались, стойко и профессионально, чего уж там…

    Докладная записка от 28 декабря 1939 года:

    «… Хотел бы перечислить причины провала наступления в порядке убывания значимости:

    1. Противник оказался гораздо сильнее, в особенности в районе Тюопполанйоки — Суммайоки, в решающем для наступления месте.

    2. Связь с артиллерией отсутствовала напрочь, а это значит, что даже самые важные цели не были уничтожены, а наша пехота не получила от артиллерии никакой поддержки при наступлении. Также здесь необходимо упомянуть, что часть мин для минометов была снабжена бракованными капсюлями (в 1-й дивизии), а часть мин была не того калибра.
    В особенности это проявилось в 6-й дивизии, так как в дивизиях 2-го армейского корпуса мы уже успели заметить и исправить эту ошибку. 6-я дивизия была столь поздно подчинена нам, что штаб корпуса не успел проконтролировать этот вопрос. Два этих пункта я считаю самыми главными причинами провала. Очевидно, что если наша артиллерия, да и пехота не будет оснащена приличными радиостанциями, то и в будущем в наступлении мы будем испытывать очень большие трудности. В дополнение к этому в какой-то степени, но не в решающей, на провал наступления повлияли следующие факторы:

    1. Неблагоприятная погода, которая вопреки всем ожиданиям установилась ясная. Это позволило противнику корректировать огонь своей превосходной тяжелой артиллерии с аэростатов. Авиация противника активно действовала как по фронтовым частям, так и по тылам и коммуникациям.

    2. Отсутствие боевого опыта у 6-й дивизии. Это привело к тому, что артиллерия и танки противника повергли части дивизии в панику.

    3. Плохая организация наступления 1-й дивизией, что вызвало задержку наступления на два часа».
    Читатель, безусловно, уже догадался, что докладная записка посвящена одному из эпизодов советско-финской войны 1939–1940 годов. Вполне логичным кажется предположение, что это советский комбриг, комдив или комкор (генеральские звания были введены в мае 1940 года) анализирует причины неудачного наступления Красной Армии. Бракованные капсюли для мин, мины вообще не того калибра, плохие радиостанции, плохая организация, артиллерия не поддерживает пехоту, погода подвела, отсутствие боевого опыта — что-то родное в этом есть, родное, что называется, до слез.

    Однако автором докладной записки был финский генерал-лейтенант Харальд Эквист, командир 2-го армейского корпуса. Когда стало очевидно, что наступление 7-й советской армии «выдохлось», ее войска понесли серьезные потери, Эквист решил сам перейти в контрнаступление.

    Только ожидаемых результатов наступление, начавшееся 23 декабря 1939 года, не принесло. Не получилось у генерала Эквиста запланированного им окружения нескольких советских пехотных дивизий и танковых бригад.

    Баир Иринчеев, автор интереснейшего труда о советско-финской войне 1939–1940 гг., так описал наступление войск Эквиста: «Из-за проблем со связью и плохой подготовки массированных ударов финская пехота наносить не могла. В некоторых местах из-за отсутствия связи финны даже не сумели ввести в бой резервы. В результате на советские позиции наступали небольшие группы от роты до батальона, что походило на действия диверсионных групп…

    На участке 1-й дивизии наступление было начато с опозданием в два часа, так как время марша было рассчитано неверно. Более того, финские саперы не успели сделать проходы в колючей проволоке. В результате батальоны 2-й и 3-й бригад потратили много времени на преодоление своих же заграждений… Эквист принял решение прекратить наступление и отвести все части на исходные позиции. В наступлении 23 декабря части 2-го армейского корпусa потеряли 1328 солдат, из них 361 убитыми, 777 ранеными и 190 пропавшими без вести. В финской военной истории это контрнаступление получило название holmo tolvays, что можно перевести на русский как «бессмысленное стучание головой о стену».


    Свыше тысячи убитых, пропавших без вести и раненых за несколько часов — для небольшой финской армии это очень тяжелые потери. Причем совершенно не оправданные результатами наступления.

    Саперы не успели вовремя проделать проходы в колючей проволоке, пехота теряет время, продираясь через финскую же колючку, начало наступления надо переносить, потому что штабники неверно время марша посчитали — и это финская армия «Зимней войны»?

    Иринчеев, ссылаясь на финские источники, приводит совершенно неожиданные для русского читателя факты: «15 января был уничтожен несколькими попаданиями бункер № 7, использовавшийся как укрытие для личного состава и склад боеприпасов. 19 января убежище № 15 получило прямое попадание и было сильно повреждено. Финские саперы, начавшие ремонт убежища, были шокированы тем, как в 1920-е годы строились укрепления:

    «Устройство крыши дот № 15; метр неармированного бетона, метр песка и сверху еще метр бетона без арматуры!» Очевидно, подрядчики финского министерства обороны (небезызвестное АО «Гранит») в 1920-е годы старались экономить на строительных материалах при любой возможности».


    Сэкономило АО «Гранит», ничего не скажешь. Зачем же арматуру в бетон класть? И так сойдет.

    Интересно, а не возникало ли у шокированных финских солдат желания посадить руководство АО «Гранит» времен постройки в дот № 15 во время обстрела его советской артиллерией? За такое строительство это самое подходящее наказание.

    Из воспоминаний финского капитана Тирронена, 2-й артиллерийский полк: «Огнеметные танки полностью уничтожили гарнизон одного из дотов, залив его горящей огнесмесью через амбразуры. Эти бетонные доты получили крайне низкую оценку наших частей. Артиллерийский разведчик 1-й батареи, лейтенант Хейкки Туликоура, так описывает их: «В редком и низеньком лесочке стояли черные бетонные доты без каких бы то ни было ходов сообщения или телефонных кабелей. В бою они были до такой степени невыносимыми местами для нахождения, что нужно было всегда быть готовым выскочить из него. Несмотря на свою дороговизну, это были настолько безнадежные крысиные норы, что я диву даюсь, как противник их все до одного не поджарил. Если бы эти доты были оснащены противотанковыми средствами, то можно было бы отбиться от танков противника, а так можно было только сидеть в доте сложа руки и ждать, когда к двери подъедет танк и будет делать все, что ему захочется».

    Это финский дот — «безнадежная крысиная нора», защитники которой совершенно беспомощны перед советским танком?

    Но вот отрывок из воспоминаний сапера М. Булатова, его описание уничтожения гарнизона финского дота: «Влезаю на дот, кричу:

    — Сдавайтесь, гады!

    Но белобандиты молчат. Тогда я бросил в отверстие башни гранату. Она взорвалась, и в доте вспыхнуло пламя. Это загорелись бутылки с жидкостью, которые белофинны припасли для поджигания наших танков. Вскоре я услышал стоны и непонятный шум.

    Танкисту тем временем подали сигнал, чтобы он дал огня по амбразурам и затем сразу прекратил его. Тот так и сделал. В один миг мы подскочили к амбразурам, заложили в каждую по два ящика взрывчатки и зажгли огнепроводные шнуры. Когда произошел взрыв, амбразуры разорвало. Вместо них зияли большие отверстия. Вот эти-то отверстия и начал танк беспрерывно поливать огнем. У дверей дота с пулеметом и гранатами стояли бойцы. Белофиннам был отрезан путь к отступлению.

    Через некоторое время мы прекратили огонь из танка и бросили в дот четыре ящика взрывчатки. Танкистам предложили отвести танк Внутри дота произошел сильный взрыв. Купол сбросило, дверь вылетела. В доте — ни звука. Тогда мы доложили командованию, что дот обезврежен. Нам приказали вынести убитых из дота… В доте оказалось 15 убитых шюцкоровцев».


    В описании советского сапера танкисты тоже безнаказанно бьют по доту, обреченный гарнизон которого не может ничего сделать. Но не только из-за «творческих достижений» строителей укреплений «линии Маннергейма» приходилось нести лишние потери финским солдатам. Оказывается, у финнов тоже на всех солдат… не всегда хватало теплой одежды и подходящей обуви. Из воспоминаний Пентти Перттула: «С фронта я был направлен в 4-е пехотное училище… Обучали совсем молодых, в большинстве это были семиклассники и восьмиклассники… Самое плохое было в том, что кроме финской кокарды выдать им было нечего. В училище была одна винтовка на четверых… Повезло тем школьникам, которые прибыли в училище в нормальной зимней обуви, но таких было мало…

    В марте из учебного центра была образована боевая группа Хейнонен, и мы направились на фронт в район Хамина — Виланиеми. Мы получили восемь пулеметов. Меня больше всего беспокоило, что мои ученики вообще еще не знали пулемет. Когда мы отправились на фронт, у нас не было ни одной палатки, ни волокуш для пулеметов! Ребята были одеты по-городскому, было невозможно поверить, что в такой одежде они идут в бой. С тех времен во мне не утихает злость к политикам страны. Они бросили молодежь в безнадежный бой, забыв дать в руки оружие!.. Ребята лежали в снегу в полуботиночках».


    Винтовка на четверых, пулеметчики, не знающие толком свои пулеметы, нет палаток, и ребята, одетые по-городскому, лежат в снегу в полуботиночках. Было, оказывается, такое и в финской армии.

    Иринчеев пишет в своем исследовании: «Крайне тяжелые погодные условия наносили потери обеим сторонам — 4-й егерский батальон, элитное подразделение финской армии, понес в январе 1940 года потери до 70 % обмороженными. Связано это было с тем, что егеря были одеты в лыжные ботинки и на сорокаградусном морозе обмораживали ноги. Относительно низкие потери от обморожений были в первой роте батальона, так как фельдфебель роты перед отправкой на фронт в Леметти реквизировал в пользу роты сто пар валенок на суконном заводе в Яюряпяя. Другие финские части также сильно страдали от морозов».

    Как непривычно читать такое о финской армии. Элитный батальон, в котором 70 % личного состава обморозили ноги, обутые в лыжные ботинки? Заботливый фельдфебель реквизировал валенки для своей роты и спас ноги ее личного состава.

    Михаил Булгаков описал процедуру такой силовой добычи валенок и папах командиром части в войсках украинского гетмана Скоропадского, воевавших против Петлюры в конце 1918 года. Созданный писателем литературный персонаж — полковник Най-Турс так решал вопрос с валенками: «Оторвавшись от телефона, генерал детским голосом, похожим на голос глиняной свистульки, спросил у Ная:
    — Что вам угодно, полковник?
    — Выступаем сейчас, — лаконически ответил Най, — прошу срочно валенки и папахи на двести человек.
    — Гм, — сказал генерал, пожевав губами и помяв в руках требования Ная, — видите ли, полковник, сегодня дать не можем. Сегодня составим расписание снабжения частей. Дня через три прошу прислать. И такого количества все равно дать не могу.

    Он положил бумагу Най-Турса на видное место под пресс в виде голой женщины.
    — Валенки, — монотонно ответил Най и, скосив глаза к носу, посмотрел туда, где находились носки его сапог.
    — Как? — не понял генерал и удивленно уставился на полковника.
    — Валенки сию минуту давайте.
    — Что такое? Как? — Генерал выпучил глаза до предела.
    Най повернулся к двери, приоткрыл ее и крикнул в теплый коридор особняка:
    — Эй, взвод!
    Генерал побледнел серенькой бледностью, переметнул взгляд с лица Ная на трубку телефона, оттуда на икону Божьей матери в углу, а затем опять на лицо Ная.
    В коридоре загремело, застучало, и красные околыши алексеевских юнкерских бескозырок и черные штыки замелькали в дверях. Генерал стал приподниматься с пухлого кресла.
    — Я впервые слышу такую вещь… Это бунт…
    — Пишите тгебование, ваше пгевосходительство, — сказал Най, — нам некогда, нам чегез час выходить. Непгиятель, говогят, под самым гогодом.
    — Как?.. Что это?..
    — Живей, — сказал Най каким-то похоронным голосом.
    Генерал, вдавив голову в плечи, выпучив глаза, вытянул из-под женщины бумагу и прыгающей ручкой нацарапал в углу, брызнув чернилами: «Выдать».
    Най взял бумагу, сунул ее за обшлаг рукава и сказал юнкерам, наследившим на ковре:
    — Ггузите валенки. Живо.
    Юнкера, стуча и гремя, стали выходить, а Най задержался. Генерал, багровея, сказал ему:
    — Я сейчас звоню в штаб командующего и поднимаю дело о предании вас военному суду. Эт-то что-то…
    — Попгобуйте, — ответил Най и проглотил слюну, — только попгобуйте. Ну, вот попгобуйте гади любопытства. — Он взялся за ручку, выглядывающую из расстегнутой кобуры. Генерал пошел пятнами и онемел.
    — Звякни, гвупый стагик, — вдруг задушевно сказал Най, — я тебе из кольта звякну в голову, ты ноги пготянешь.
    Генерал сел в кресло. Шея его полезла багровыми складками, а лицо осталось сереньким. Най повернулся и вышел».


    Интересно было бы узнать: как такая же процедура выглядела в исполнении финского фельдфебеля? Обещал ли он кого-нибудь из револьвера «звякнуть в голову», или все происходило менее драматично, с традиционной финской немногословностью?

    Так или иначе, не во всех финских ротах находились такие решительные фельдфебели. Мауно Лааксонен вспоминал:
    «… Форма у нас была такая, что я до сих пор не понимаю, как мы все там не обморозились. В лучшем положении были те, кто взял теплые вещи из дома. Форма образца 1936 года показала себя не с лучшей стороны в сорокаградусные морозы».

    Это финский ветеран о финской форме вспоминает? Как у немцев нужно было на войну свои теплые вещи из дома брать, начальство не приготовило. А тем, у кого нет теплых вещей из дома, остается замерзать. Понятно, например, что у финнов проблемы с оружием, прежде всего с авиацией, танками, тяжелой артиллерией всю войну имелись. Небольшой стране оно в больших количествах в мирное время просто не по карману было.

    А вот с зимней одеждой и обувью для солдат при большом желании вопрос решить можно было. Даже при ограниченных возможностях финского военного бюджета был он вполне решаемым. Создать мобилизационный запас зимней одежды Финляндия вполне могла себе позволить.

    Конечно, имеющиеся у финской армии недостатки вовсе не следует абсолютизировать. Линия Маннергейма имела слабые места вроде вышеописанного укрепления № 15 и «крысиных нор». Но в целом это была грозная система укреплений, прорыв которой стоил Красной Армии большой крови. Финская армия имела свои недостатки, прежде всего в оснащении. Но при этом она была грозной боевой силой, особенно в специфических условиях войны 1939–1940 годов.

    Но и рассматривать ее как некий абсолютный эталон порядка и организации тоже не следует. Были и у нее свои слабые места.

    Максим Кустов
    Источник: vpk-news.ru

    Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

    Вы также можете:

    • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
    • Добавить статью в заметки на: Добавить эту статью в TwitterДобавить эту статью ВконтактеДобавить эту статью в FacebookПоделиться В Моем Мире
    • Добавить на Яндекс

    • 0
    • 28 марта 2016, 08:36
    • tor

    Специальные предложения


    Резиновая плитка для пола «Модуль»

    Вулканизированная резина для пола в тренажерном зале обладает исключительной прочностью и укладывается как полы для занятий штангой и спортивные мобильные тяжелоатлетические площадки на улице. Покрытие не крошится и не впитывает влагу, это литая вулканизированная резина, не крошка! Покрытие послужит незаменимым полом в ангары для хранения мотоциклов, снегоходов, лодок, гидроциклов, катеров и яхт…

    Резиновое покрытие Трансформер «ЗЕРНО»

    Уникальное напольное покрытие из резины для быстрой и самостоятельной сборки пола в гараже. Полы в личном гараже Вы можете собрать своими руками, без привлечения строителей. Удобный предустановленный замок, позволит произвести монтаж резиновых плит без применения клея. Покрытие устойчиво к шипам, износу и проливу технических масел и бензина…

    Модульная плитка ПВХ для пола

    Модульная плитка ПВХ для пола в гараж, автосервис, цех, торгово-развлекательный центр, офис, фитнес и тренажерный зал, зрительный зал кинотеатра, склад. Модульные плитки ПВХ настолько просты в монтаже, что не требуют специальных навыков для своей установки. Неподготовленный человек может собрать более 100 кв.м. напольного покрытия за один рабочий день. Для сборки не требуется клей, цемент и другие крепежные материалы...


    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    +7 (495) 969-75-83

    Смотреть все предложения...

    Новостная сеть блогов MyWebS - это всё самое актуальное: основные мировые новости, лучшие фотографии из последних новостей. А также просто полезная и занимательная информация: о событиях в России, о достижениях в мире технологий, о загадочном и непостижимом, об исторических фактах и просто о знаменательных событиях.

    © Copyright 2010–2017